Майорова проспект (ныне Вознесенский проспект)

Прогулки по городу

Майорова проспект (ныне Вознесенский проспект) Все дороги Петербурга так или иначе ведут к Неве. Или к Адмиралтейству, что, впрочем, одно и то же. Невский проспект, Гороховая улица и Вознесенский проспект сходятся в одной точке и образуют знаменитый питерский «трезубец Нептуна». Майорова проспект (ныне Вознесенский проспект)

Действительно, похоже — если посмотреть с птичьего полёта

Майорова проспект (ныне Вознесенский проспект) Майорова проспект (ныне Вознесенский проспект) Майорова проспект (ныне Вознесенский проспект) Если встать на любой из этих трех улиц, можно увидеть одну и ту же картину — башню Адмиралтейства со шпилем. Бывает, что люди, впервые гуляя по Петербургу, начинают путаться, потому что на всех трех улицах – Невском, Вознесенском, Гороховой, перед ними одинаковая перспектива.Конечно, этот фокус получился не сам собой. Его придумал градостроитель XVIII века известный зодчий Петр Михайлович Еропкин. Он изобразил на плане города здание Адмиралтейства, а затем начертил три прямые улицы («першпективы»). Они расходились от этого здания в разные стороны, как солнечные лучи. Один из лучей, Невский проспект, уже тогда существовал. А другие две магистрали проложили заново. И с высоты птичьего полета эти три улицы получились похожими на трезубец Нептуна. Каждая улица со временем получила свое название. Причём, Невский стал главным проспектом столицы. А что же две другие магистрали? Они остались немного в стороне от центра города, но гулять по ним тоже очень интересно.Сегодня мы отправимся на Вознесенский проспект.Длина его около 2 км. Он начинается от Адмиралтейского проспекта и тянется до Фонтанки. Но мы прогуляемся по Вознесенскому проспекту в обратном направлении. От бывшей городской окраины к самому центру города. Это такой своеобразный коридор, который в XIX веке вёл от «дна» общества к его вершинам. Ведь пройдя по этому проспекту, мы попадаем на Исаакиевскую площадь к Мариинскому дворцу, Исаакиевскому собору, памятнику Николаю I. То есть в респектабельный район Исаакиевской площади, где расположены богатые дворцы и особняки. Вознесенский проспект, несмотря на то, что находится в стороне от людских потоков, обладает своей особой аурой, и, похоже, ее ощущаем не только мы с вами. Её чувствовали и наши любимые писатели-классики. Иначе как объяснить то, что у Достоевского вокруг этого проспекта постоянно проходят маршруты его героев? Сам Федор Михайлович на Вознесенском проспекте жил в молодости. Он занимал комнату в квартире на третьем этаже в доме № 8. Майорова проспект (ныне Вознесенский проспект) Жёлтый четырёхэтажный дом справа — тот самый, где жил Достоевский в молодости с 1847 по 1849 год.Здесь были написаны «Честный вор», «Чужая жена и муж под кроватью», «Белые ночи». И здесь Достоевский был арестован апрельской ночью 1849 года за связь с кружком Петрашевского. Который, надо сказать, совсем не напоминал организацию заговорщиков, скорее молодежный кружок, хотя и с оппозиционным оттенком. По пятницам на окраине города в Коломне у Михаила Петрашевского, человека образованного, яркого и эксцентричного, молодежь собиралась на скромный ужин в складчину. Обсуждали современные события, распоряжения правительства, книжные новинки и даже городские сплетни. Между тем в кружок уже внедрился полицейский агент, некий Антонелли. Только что Европа была потрясена революцией 1848 года. Николай I ждал заговоров в России и жаждал их пресечь.Петрашевцы, среди которых был и Достоевский, оказались в Петропавловской крепости. Началось следствие, потом последовала каторга в Сибири, долгая ссылка. Вернулся Достоевский в Петербург только через 10 лет. Поселился он не очень далеко от этих мест, и уже вскоре отправил сюда, на Вознесенский проспект, своего героя Раскольникова.На Вознесенском мосту Раскольников становится свидетелем того, как незнакомая женщина бросилась в Екатерининский канал. Майорова проспект (ныне Вознесенский проспект)

На фото Вознесенский мост через канал Грибоедова (бывший Екатерининский канал). Этот мост расположен по оси Вознесенского проспекта. Он соединяет Казанский и Спасский острова. Недалеко от моста находилась церковь Вознесения Господня, построенная еще в петровские времена.

Сначала она была деревянной, а затем на протяжении XVIII и XIX веков её много раз перестраивали в камне. К строительству приложили руку такие мастера, как А. Ринальди и Л. Руска, но это не помешало советским властям уничтожить церковь.

На ее месте в 1930-е годы была построена средняя школа, которая и по сей день стоит на Вознесенском проспекте. Сам проспект, названный когда-то в честь храма, был переименован в проспект Майорова.

Сегодня ему вернули старое название, но церковь сюда уже, очевидно, не вернется никогда — все участки застроены.

Майорова проспект (ныне Вознесенский проспект)

Так выглядел Вознесенский мост в XIX веке. (Садовников В.С. Екатерининский канал у Вознесенской церкви. Акварель. 1861)

Майорова проспект (ныне Вознесенский проспект)

Сегодняшний вид с того же ракурса. Единственная сохранившаяся постройка — желтый дом справа. Сам Вознесенский мост, как видите, тоже стал другим. На акварели Садовникова он деревянный.

А мы вернёмся к героям Достоевского. На Вознесенском проспекте в доме № 3 находился двор, где Раскольников спрятал под камнем украденные у старухи вещи. По легенде, когда жена писателя спросила у него, как ему пришла в голову такая идея, он ответил, что завернул в арку для того, чтобы справить нужду во время одной из своих прогулок по городу.

А в романе «Униженные и оскорбленные» на самых первых страницах мы читаем описание кондитерской Миллера на Вознесенском проспекте (предположительно в доме № 22). В неё каждый день приходил старик Иеремия Смит с собакой Азоркой. Ничего не заказывая, он сидел неподвижно за столиком по несколько часов, а потом вставал и молча уходил. Иногда и в наши дни, гуляя здесь, можно встретить весьма странных прохожих, – кого-то, похожего на героев Достоевского.

Спустя несколько лет Достоевский женился и вновь вернулся жить на Вознесенский проспект. Его семья сняла пятикомнатную квартиру в доме Ширмера (№27) напротив Вознесенской церкви. Вход в квартиру был со двора, а окна смотрели в Вознесенский переулок. Сюда «молодые» приехали из-под венца и здесь провели свой медовый месяц.

Майорова проспект (ныне Вознесенский проспект)

Вот он, этот дом (Вознесенский проспект, 27). Правда, он был изрядно перестроен последующими владельцами, поэтому сегодня имеет совсем другой вид.

Не только Достоевский питал слабость к Вознесенскому проспекту. С ним был связан еще один наш любимый классик – Н.В.Гоголь. Ну, во-первых, у Гоголя на Вознесенском живет цирюльник, который нашёл нос майора Ковалева. Поэтому на доме № 36 находится памятник этому знаменитому носу.

Во-вторых, и сам Гоголь отлично знал Вознесенский проспект – с ним у него была связана пренеприятная история. Здесь, в гостинице «Неаполь» (Вознесенский, 23) летом 1829 года Гоголь за одну ночь сжег в камине весь тираж своей первой книги.

Этой несчастной книгой оказалась поэма «Ганс Кюхельгартен», которую Гоголь издал на свои собственные деньги. Поэма оказалась неудачной, критики ее освистали. К счастью, Гоголь подписался под ней не своей фамилией, а псевдонимом.

Когда стало понятно, что с этой книжкой славы ему не видать, а даже наоборот, он прошелся по книжным лавкам города и скупил все экземпляры. Два тяжелых мешка со свеженькой книжкой они с верным слугой Якимом притащили в гостиницу.

Гостиничный служащий, который пришел на следующее утро убирать номер, с недоумением обнаружил жарко натопленную печь (был май) и гору пепла возле нее.

В доме на фото в XIX веке располагалась гостиница «Неаполь». Адрес – Вознесенский, 23. Здание стоит на углу канала Грибоедова возле Вознесенского моста (с самим мостом мы уже знакомы). Правда, нынешние живописные фасады появились позже, когда дом перестраивал новый владелец. В первой половине XIX века всё выглядело скромнее.

В общем, Вознесенский проспект не так уж прост, и здесь каждый дом может рассказать свою историю. И удобнее всего начать прогулку по этому проспекту от Садовой улицы. Для этого нужно доехать до Сенной площади и пройти пешком около 700 метров. Путь не близкий, но зато можно завернуть по дороге в Юсуповский сад… На углу Садовой и Вознесенского стоит очень живописное здание – Дом городских учреждений, или в народе «дом с совами». Это здание было построено в 1906 году. В нём сплелись разные причудливые архитектурные стили, тут тебе и модерн, тут тебе и готика, – всё смешалось. А если зайти во двор дома со стороны Садовой улицы, можно увидеть вообще нечто странное. Там можно встретить настоящие сказочные башни, украшенные какими-то химерами или горгульями, или даже вампирами крылатыми… В общем, мрачновато, но красиво.

Конечно, гулять по Вознесенскому проспекту можно в любое время года, но лучше всего дождаться конца мая, а в идеале отправиться туда белой ночью. Чтобы от Садовой улицы (от двора-колодца с пугающими горгульями) прямиком выйти к парадной Исаакиевской площади, а потом к Адмиралтейству, а потом и к Невским просторам, к Медному всаднику.

На Исаакиевской площади, кстати, тоже можно встретить необычных существ, они живут возле Мариинского дворца. Находятся они не на фасадах здания, а на фонарях на крыльце. Это крылатые сфинксы со змеиными хвостами.

Читайте также:  Хостел Ариадна, Большая Пушкарская, 60

На Исаакиевской площади находится столько туристических достопримечательностей, что можно и забыть о Вознесенском проспекте, тем более, что не совсем понятно, куда он, собственно, делся.

На самом деле, всё просто – правее, по соседству с гостиницами Астория и Англетер находятся два жёлтых дома. Вот между ними-то и проходит заключительный отрезок проспекта.

Ориентируйтесь на «Адмиралтейскую иглу».

Последнее здание, с которым вы встретитесь на Вознесенском проспекте – это «дом со львами» или особняк Лобанова-Ростовского. Он стоит на нечётной стороне под № 1 и в плане представляет собой треугольник.

«В 20-х годах XIX века жил роскошно в своем громадном доме на углу Исаакиевской площади и Малой Морской блестящий вельможа александровской эпохи князь Александр Яковлевич Лобанов-Ростовский. Дом князя, великолепно отделанный в стиле empire, вмещал несколько редкостных музеев, князь имел редкую даже в Европе библиотеку, в которой в числе многих исторических отделов был один, где было собрано всё, что было написано на всех языках о жизни несчастной королевы Марии Стюарт. У него была превосходнейшая коллекция драгоценных тростей и палок, принадлежавших королям и другим историческим лицам… Впоследствии, по смерти жены, когда князь задумал продать свою библиотеку и большой свой дом, то не нашлось покупщика, и Лобанов уже предполагал разыграть ее вместе с домом в лотерею, по рублю за билет, выпустив билетов на миллион рублей. Но император Николай I не допустил лотереи и купил как дом, так и библиотеку; за последнюю государь назначил князю пожизненную пенсию». Так пишет о князе Лобанове-Ростовском М. И. Пыляев – известный журналист и писатель XIX века, автор книги «Старый Петербург». Это описание очень увлекательное, но в нём есть неточности. Князь Лобанов-Ростовский в этом доме никогда не жил. Про Марию Стюарт и трости королей ничего не скажу – известно, что Лобанов-Ростовский действительно был очень крупным коллекционером и библиофилом. Но что касается «дома со львами», построенного Монферраном, то он изначально был предназначен для того, чтобы сдавать в нём помещения в аренду. То есть, фактически это был доходный дом. Потом он был продан в казну и вплоть до революции в нём находилось Военное министерство. Знаменитые львы на крыльце были выполнены по модели скульптора Паоло Трискорни. А знаменитыми они стали благодаря А. С. Пушкину. В поэме «Медный всадник» он описывает страшное наводнение, которое обрушилось на Петербург в 1824 году. И герой этой поэмы, бедный чиновник Евгений спасается от бушующей стихии, забравшись на спину одного из этих львов. …На площади Петровой, Где дом в углу вознесся новый, Где над возвышенным крыльцом С подъятой лапой, как живые, Стоят два льва сторожевые, На звере мраморном верхом, Без шляпы, руки сжав крестом, Сидел недвижный, страшно бледный, Евгений…

А. Бенуа, иллюстрация к поэме, 1916г.

А это уже после наводнения (иллюстрация А. Бенуа, 1903 год). Герой сошел с ума и после своих скитаний по городу снова пришёл в то же самое место:Он очутился под столбамиБольшого дома. На крыльцеС подъятой лапой, как живые,Стояли львы сторожевые,И прямо в темной вышинеНад огражденною скалоюКумир с простертою рукоюСидел на бронзовом коне. Самое интересное, что при этом Евгений смотрел на Медного всадника. Но ведь его с крыльца «дома со львами» увидеть невозможно! Нет, у Пушкина нет ошибки. Просто высоких деревьев, которые закрывают памятник, во времена Пушкина ещё не было, и Медного всадника с этой точки было хорошо видно. Просторная площадь, на которой стоит Медный всадник, простиралась прямо до крыльца дома Лобанова-Ростовского. Не случайно же Пушкин пишет: «на площади Петровой, где дом в углу вознесся новый…». То есть дом стоял фактически в углу Сенатской (Петровой) площади, и только потом был отделён от неё Александровским садом.

И на этом мы завершаем знакомство с Вознесенским проспектом. А тем, кто хочет познакомиться с этими местами поподробнее, я могу посоветовать книгу известного петербургского краеведа Г. Зуева «От Вознесенского проспекта до реки Пряжки». И, конечно, хочу напомнить вам о том, что у вас есть возможность скачать мой путеводитель по Невскому проспекту бесплатно прямо на этом сайте.

При написании статьи были использованы следующие материалы:Б. Н. Тихомиров, «Адреса Достоевского в Петербурге». Л. Лурье, «Петербург Достоевского. Исторический путеводитель». И. Золотусский, «Гоголь».

Г. Зуев, «От Вознесенского проспекта до реки Пряжки».

Михаил Боярский: «За годы я съел несколько вагонов пирожков»

Биография быстрого питания в России бурная, как и история страны: в СССР все ели чебуреки, в 1990-е сели на монодиету из шавермы, в 2000-е отрек­лись от уличной еды как от проклятого советского прошлого, а в 2010-х стритфуд триумфально вернулся в меню ресторанов. Мы составили его энциклопедию: про 1970-е рассказал Михаил Боярский. В то время артист стремительно прошел путь от студента театрального института до супер­звезды советского кино, но его любовь к жареным пельменям осталась неизменной.

Майорова проспект (ныне Вознесенский проспект)

Чебуреки и бутерброды с килькой — с 1970-х и до сих пор любимая закуска Михаила Сергеевича.

Надо сказать, что в Советском Союзе заведения общепита не менялись десятилетиями. Поэтому те из них, через которые я прошел еще в школьные годы, оставались в том же неизменном виде и в 1970-е, и в 1980-е.

Как, наверное, у всякого ленинградского ребенка, мое первое знакомство с таким понятием, как кафе, произошло в мороженице на Невском, 24, которую все называли «Лягушатник» — там был очень красивый интерьер, казавшийся тогда совершенно шикарным, с полукруглыми диванами и стенами цвета шкурки земноводных.

В этом кафе можно было взять развесное мороженое в металлической креманке и стакан лимонада из сифона — это был предел счастья. Деньги на поход в «Лягушатник» копились в течение недели, никто из моих одноклассников не завтракал в школе, откладывая копеечки, выданные нам родителями.

Затем началось взросление, где-то годам к четырнадцати мы с друзьями стали наведываться в шашлычную, которая находилась возле Никольского собора, и поэтому между собой мы называли ее «Храмом». Там между столиками ходили студенты консерватории, поигрывая на скрипках, а их за это кормили и бесплатно давали выпить.

Все было очень дешево, 40 с чем-то копеек стоили чебуреки и 70 копеек — бастурма. Плюс еще вино в районе 3 рублей. На это нам вполне хватало, а если кто-нибудь из пацанов получал поощрение от родителей и у него была пара рублей, то он был королем вечера. А уже на 5–6 рублей там можно было серьезно посидеть большой компанией.

Помимо этого, популярностью в нашей среде пользовались булочные, где продавали булочки и кофе с молоком, а также пышечные с очень дешевыми пышками. Лучшая в городе пышечная была на том месте, где сейчас находится ресторан «Кавказ» на Караванной улице. Однажды мы поспорили там с сыном знаменитого артиста БДТ Евгения Лебедева, кто съест больше пышек, — я уничтожил четырнадцать штук и выиграл.

1964На Невском проспекте, 49, открывается «Кафе-автомат», вскоре получившее народное прозвище «Сайгон» — главный оплот неформалов в 1970–1980-е годы.

Поступив в театральный институт, я первым делом, конечно, прочесал всю Моховую улицу. Самым важным заведением оказалась рюмочная, где продавалась очень дешевая закуска: кильки с кусочками яйца, колбаска, сыр, водка по 50 или 100 грамм, ну и пиво за 22 копейки. Впрочем, у нас всегда было все с собой — либо водка, либо вино. Наливали, естественно, под столом.

Чебуречные и шашлычные — вот места, в которые заходили все студенты. Чебуреки и шашлыки стоили гроши, чуть дороже обходились чанахи и харчо, но первые блюда никогда не пользовались у нас особым успехом. Знаменитая чебуречная находилась на проспекте Майорова, ныне Вознесенском, она, кстати, до сих пор существует.

И самое главное — пирожковые! Одна была на углу Белинского и Литейного, другая располагалась непосредственно на Белинского, и можно было ходить из одной в другую в зависимости от того, где какая очередь. А очередь была всегда.

Там предлагались пирожки с творогом, с тушеной капустой, с повидлом, но ваш покорный слуга предпочитал пирожки с мясом — съел их за четыре года учебы, наверное, несколько вагонов. Ну и кофе с молоком из бака, в который его наливали прямо из металлического ведра, — эта сцена всегда приводила в ступор иностранных туристов.

Читайте также:  Где находится Филармония в Санкт-Петербурге. Местоположение Филармонии в Санкт-Петербурге на карте Санкт-Петербурга и описание

Три пирожка по 11 копеек каждый и чашка кофе за 10 копеек — получалось недорого. На то, что оставалось от рубля, можно было купить бутылку вина, если с кем-то скинуться. В большинстве этих заведений все было очень убого: ширпотребные стулья, вечно качающиеся столы, слипшаяся соль и пустая горчичница, грязные скатерти.

В студенческие годы мы также заходили в кафе «Белые ночи» на углу Майорова и Садовой: какие-то группы играли западную музыку, а мы романтично представляли себя героями романа Сэлинджера «Над пропастью во ржи» — сигареты, чашечка кофе, 50 грамм коньяка… Разумеется, можно было выпить и закусить в садиках и на ступеньках набережных Невы, Мойки, Фонтанки, чем мы и занимались. Зимой мы постоянно собирались в парадных — знали, где удобные подоконники, где тепло, где вид из окна хороший, где добрые жильцы, у которых можно попросить стакан, отдав им потом пустую бутылку, которую они сдавали (в пунктах приема стеклотары за пустую бутыль давали около 20 копеек. — Прим. ред.).

1972Выпускник ЛГИТМиКа Михаил Боярский принят в труппу Ленинградского театра имени Ленсовета, где вскоре сыграл главную роль в легендарном мюзикле «Трубадур и его друзья».

Окончив институт, я поступил на службу в Театр имени Ленсовета на Владимирском проспекте. Денег ни у кого из артистов не было, и в рестораны мы выбирались крайне редко, предпочитая те, что подешевле, например «Вечерний» на Загородном проспекте, где блюда подавали в металлической посуде.

В «Метрополь» наведывались раз в год, и то по каким-то серьезным поводам при наличии хотя бы 10–15 рублей. Стоять в очереди на вход в ресторан всегда надо было очень долго, мимо тебя пропускали знакомых по блату. Уже перед самыми дверями хулиганы регулярно срывали мою шапку и кидали ее в сторону — пока я бегал за ней, очередь проходила.

А ссориться с швейцаром было бессмысленно, он бы сразу позвал милицию. Еда была ужасной, закажешь отбивную, тебе принесут кусок не пойми чего, и возвращать его бесполезно: начнешь возмущаться, требовать жалобную книгу — тебе официант на голову эту тарелку наденет, да еще и по морде можешь получить.

Воровали в этих заведениях тоже изрядно: допустим, приходишь в пивной бар «Висла» на Гороховой, сдаешь вещи в гардероб и пьешь разбавленное водой пиво с полагающимся к нему набором: горбушкой хлеба с солью, кусочком скумбрии и соломкой.

Идешь забирать пальто, а шапки в рукаве нет: «Ее у тебя и не было! Да от тебя алкоголем пахнет!» Тут же появляются милиционеры, выкидывают тебя на улицу, хорошо еще в отделение не забирают.

1973В серийное производство запущены аппараты по производству пышек — массово открываются кафе-пышечные, в которых одна пышка стоила 5 копеек.

Изредка нас пускали в Дом журналиста, где располагался пивбар «Жигули» — разливного практически никогда не было, но всегда имелось в наличии бутылочное пиво, со страшным осадком и не всегда свежее.

Конечно же, мы ходили в ресторан Дома актера, где было интереснее смотреть, чем выпивать и закусывать: там можно было встретить Владислава Стржельчика или Георгия Товстоногова и множество других известных артистов и режиссеров.

К тому же в Доме актера всегда можно было поесть в долг.

Майорова проспект (ныне Вознесенский проспект) Майорова проспект (ныне Вознесенский проспект) Майорова проспект (ныне Вознесенский проспект) Майорова проспект (ныне Вознесенский проспект)
1974Строительство первого в СССР завода американской компании PepsiCo. Пепси-кола продавалась по цене 45 копеек за бутылку объемом 0,33 литра.

К концу 1970-х я уже активно снимался и стал довольно известен, но нельзя сказать, что начал шиковать по ресторанам. Сосиски и пельмени как были, так до сих пор и остались для меня основной едой — особенно люблю жареные пельмени.

Если я хотел вкусно поесть, то приезжал к маме — она великолепно пекла пироги и пирожки, готовила цыплят табака, домашнюю лапшу и потрясающие котлеты, которые обожали сначала мои школьные, затем студенческие, а потом и театральные друзья.

Семья у нас была не очень богатая, но хлебосольная: ко мне заходили по пять, по десять, даже по пятнадцать человек, и мама всегда всех кормила. Всегда были грибы соленые и маринованные, варенье яблочное, вишневое, клубничное — собственного приготовления, разумеется.

Чай она заваривала особым способом, даже мороженое делала домашнее. В моем раннем детстве, когда в Елисеевском магазине еще свободно продавались осетрина и икра, все эти деликатесы заботливо выставлялись передо мной на столе — маленький Миша даже не знал, что у нас советская власть.

Позднее, когда еда стала дефицитом, в телефонной книжке у мамы появились записи «Тамара — мясо», «Зина — рыба», «Клава — зелень» и так далее — все же нужно было доставать по знакомству.

1978Наступает звездный час Боярского: выходит на телеэкраны фильм «Д'Артаньян и три мушкетера». «Один за всех!» — кричат дети в каждом дворе.

Но Гаргантюа из меня не получилось. Даже сегодня я иногда позволяю себе заходить в пирожковую «Колобок» на проспекте Чернышевского, беру шесть пирожков с мясом. Слоеные и всякие изыски — это не мое, а вот такие ядреные очень люблю. А вот на фуршетах есть не могу: когда к корыту подходят все, у меня сразу пропадает аппетит.

Предпочитаю обедать и ужинать один и дома. Пошел, купил себе полпалки докторской колбасы с хлебом, навернул их с маслом и горчицей — красота! Мне нравится такая еда.

За годы учебы я съел несколько вагонов пирожков с мясом

Иной раз диву даюсь: заходишь в пустой ресторан, перед тобой открывает двери швейцар, одетый лучше чем ты, пять официантов за тобой бегают, говорят спасибо, что пришел. Садишься за стол, тебе выдают меню, винную карту. Ты наклонишься: «Пожалуйста, борщ и сосиски, будьте добры». В ответ: «Михаил Сергеевич, мы хотим вам порекомендовать…».

Причем в таких красивых местах рестораны открылись, как «Мамаlыgа» в доме Кохендорферов у Казанского собора, — это же что-то невероятное. Или в «Асторию» заглянешь, даже неудобно — по мрамору ходишь. Ощущение такое, как будто в рай попал.

Если бы это увидел, будучи студентом, то сошел бы с ума, потому что о чем-то подобном в те годы можно было узнать только по рассказам побывавших за границей. Я не понимаю людей, которые сегодня чем-то недовольны. Меня приводит в трепет одно осознание того, что я сегодня вечером могу пойти в любой ресторан, с любой едой.

Жевательную резинку? Да хоть ящик! Джинсы? До хоть вагон! Музыку? Любую! Все есть, другой разговор, можешь ли ты себе это позволить. Но, как говорится, не умеешь шить золотом, бей молотом.

текст: Виталий Котоврисунок: Екатерина Селиверстова

Вознесенский пр. ⇒ Санкт-Петербург

дата события историческая справка источник
Вознесенский проспектНазван по Вознесенской церкви. (Не сохранилась). «Ленинград» путеводитель. Второе издание. Составители: Витязева В.А. Кириков Б.М. Лениздат 1986 г. стр. 145Добавил: GradPetra
Вознесенский проспектВ соответствии с планом застройки центра города П. М. Еропкина, этот проспект стал одним из трех лучей, отходящих от Адмиралтейства.Жизнь здесь в начале века была даже более оживленной, чем в наши дни. Как писал В. Г. Белинский, «Петербург любит улицу, гулянье, театр, кофейню, вокзал, словом, любит все общественные заведения…» «Образы старого Петербурга».Набор открыток.Составители:Кобак А.В.; Притыкина Т.Б.; Шмитт-Фогелевич Н.П.Ленинград. 1989Добавил: GradPetra
1738-1781 Вознесенская перспективаОна же Вознесенская Проспективная улица (10 апреля 1738-1768).Прежде этот проспект назывался Вознесенским, от построенной в 1728 году церкви Вознесения Христова (снесена). Находилась на месте школы № 256. «ПОЧЕМУ ТАК НАЗВАНЫ?» К.С. Горбачевич Е.П.Хабло Лениздат 1985 г. стр. 33Добавил: GradPetra
9 июня 1923 проспект МайороваПетр Васильевич Майоров (1889-1919) родился в семье безземельного крестьянина села Корино Тверской губернии. С пятнадцати лет он стал питерским рабочим. Большевик Майоров поддерживал постоянную связь о деревней. Он проводил большую работу в Тверском землячестве петроградских рабочих, был делегатом II Всероссийского крестьянского съезда, секретарем крестьянского отдела ВЦИК.В июле 1918 года на V Всероссийском съезде Советов П. В. Майорова избрали членом ВЦИК. Осенью того же года в связи с тяжелым положением на Восточном фронте Майоров уехал в Поволжье. Его направили в политотдел 4-й армии. В ночь на 20 января 1919 года во время мятежа, организованного правыми эсерами в одной из частей, политработники Г. Д. Линдов и П. В. Майоров были убиты. Павших коммунистов перевезли из Самары в Москву и похоронили на Новодевичьем кладбище.Имя П. В. Майорова в июне 1923 года было увековечено в названии одной из центральных магистралей нашего города. «ПОЧЕМУ ТАК НАЗВАНЫ?» К.С. Горбачевич Е.П.Хабло Лениздат 1985 г. стр. 218Добавил: GradPetra
4 октября 1991 Вознесенский проспектПроспекту возвращено историческое название. Вознесенским и сейчас именуется мост, перекинутый здесь через канал Грибоедова. Вознесенский проспект идет от Адмиралтейского проспекта до набережной реки Фонтанки. «ПОЧЕМУ ТАК НАЗВАНЫ?» К.С. Горбачевич Е.П.Хабло Лениздат 1985 г. стр. 218Добавил: GradPetra
Читайте также:  Хостел 338, Каменноостровский пр-т, 10Б
Майорова проспект (ныне Вознесенский проспект) Майорова проспект (ныне Вознесенский проспект) Майорова проспект (ныне Вознесенский проспект) Майорова проспект (ныне Вознесенский проспект) Майорова проспект (ныне Вознесенский проспект)
Всего фото(74)

Вознесенский проспект в Санкт-Петербурге

Согласно историческим данным, первая планировка проспекта  должна была быть выполненной вместе с Невским проспектом и Гороховой улицей. Этим трем улицам было предписано стать «трезубцем» Санкт-Петербурга. Именно они должны были быть застроены в первую очередь после череды пожаров, произошедших в 1736-1737 г., разрушивших  городские здания и превратив город в пепелище. 

История Вознесенского проспекта

Майорова проспект (ныне Вознесенский проспект)

Закладка улицы началась в 1737 г. после указа об архитектурном усовершенствовании города. Берущий истоки у Адмиралтейства, Вознесенский проспект простирается в длину на 1770 метров. Он проходит через такие значимые объекты, как Исаакиевская площадь, канал Грибоедова, а также через две реки — Мойку и Фонтанку, и плавно переходит в другой, не менее интересный проспект, Измайловский. 

В 1738 г. проспекту присвоили официальное название Вознесенской Проспективной улицы во славу церкви Вознесения Господня. Стоит отметить, что этот собор не сохранился до наших дней.

Через 37 лет название было изменено на современный вариант — Вознесенский проспект, однако во времена советской власти трансформация дошла и до этого исторического уголка, после чего проспект стал носить имя П.В.

Майорова, героя Гражданской войны, убитого в 1919 г. во время устроенного контрреволюционерами бунта в районе Самары.

Чем знаменит проспект

Майорова проспект (ныне Вознесенский проспект)

История подарила этой улице много испытаний и славы, увековечив ее название в литературе и искусстве. Кроме этого знаменитыми ее сделали:

  • живущие здесь в разное время известные люди, такие как: Ф.М. Достоевский, В. С. Соловьев, М. А. Балакирев, А. С. Пушкин;
  • произведения «Белые ночи», «Преступление и наказание», «Нос», «Униженные и оскорбленные»;
  • мистическая аура многих строений, расположенных здесь.

Что стоит посмотреть на Вознесенском проспекте

Майорова проспект (ныне Вознесенский проспект)

Улица будет интересной всем туристам, поскольку именно здесь расположились: памятник носу майору Ковалеву, Мариинский дворец, гостиница «Астория», Доходный дом А.И. Тура и т.д.

Кроме того, гуляя по Вознесенскому проспекту, встречаешь знаменитые Синий, Вознесенский и Измайловский мосты, которые радуют глаз своей архитектурой и заслуживают отдельного внимания, ведь они по праву стали не просто переправами через водную преграду, а настоящими архитектурными памятниками.

Вознесенский проспект

ВикиЧтение

Легендарные улицы Санкт-Петербурга Ерофеев Алексей Дмитриевич

Вознесенский проспект

Наряду с Невским проспектом и Гороховой улицей это одна из составляющих «петербургского трезубца» – трех магистралей, веером расходящихся от Адмиралтейства. Вознесенский проспект заканчивается у Фонтанки, далее его продолжает Измайловский проспект.

Название проспекту было присвоено указом Анны Иоанновны от 20 апреля 1738 года в форме Вознесенская Перспективая улица, правда, лишь на участке от Адмиралтейства до Мойки.

Комиссия о Санкт-Петербургском строении предполагала наименовать сразу всю магистраль до границы города, то есть до Фонтанки, но по бюрократическим соображениям указ 1738 года распространялся только на Адмиралтейскую часть.

В итоге церковь Вознесения Господня, по которой и была названа улица, оказалась далеко за ее пределами – храм стоял на берегу Глухой речки (ныне канал Грибоедова) на месте современного дома № 34а/76.

До Фонтанки улицу официально продлили лишь через полтора года, 20 августа 1739 года. Обычно употреблялась сокращенная форма наименования – Вознесенская перспектива, а с 1775 года – Вознесенский проспект.

Во второй половине XVIII века встречаются еще два названия – 3-я Адмиралтейская улица (1-й и 2-й Адмиралтейскими именовались соответственно Невский проспект и Гороховая улица) и Красная улица.

Происхождение последнего имени установить не удалось.

9 июня 1923 года Вознесенский проспект переименовали в проспект Майорова. Считается, что так увековечили память Петра Васильевича Майорова (1889–1919), рабочего завода Лесснера (ныне объединение имени Карла Маркса), члена Всероссийского центрального исполнительного комитета, политработника, погибшего во время Гражданской войны.

Однако это поздняя версия, а в 1925–1927 годах попытки члена городской Комиссии по наименованиям Шидловского и секретаря губисполкома Кондратьева установить личность Майорова (ибо был провокатор с такой фамилией) к успеху не привели. В архиве Ленинградского военного округа сведений о нем не оказалось.

Шидловский даже предлагал переименовать проспект Майорова в Красноармейский.

В начале 1930-х годов снесли церковь и построили на ее месте здание школы.

Историческое название проспекту вернули 4 октября 1991 года одновременно с восстановлением исторических имен еще 42 городских объектов.

Дом № 8 – дом Шиля. Здесь жил Ф. М. Достоевский (внутри – новодел 1990-х)

  • Дом № 10 – гостиница «Англетер» (новодел конца 1980-х годов)
  • Дом № 12 – гостиница «Астория», образец стиля модерн с элементами неоклассицизма
  • Дом № 18 – дом Орлова, доходный дом в стиле модерн
  • Дом № 21 – дом Штрауха, жилой дом 1-й половины XIX века
  • Дом № 25 – жилой дом конца XVIII века Дом № 27 – Вознесенская лечебница Ауслендера, образец стиля модерн
  • Дом № 28 – дом Разевиха, доходный дом середины XIX века
  • Дом № 31 – дом Шклярского, доходный дом середины XIX века

Дом № 32 – здесь жил Д. В. Григорович (здание перестроено в советское время)

  1. Дом № 33 – дом Моравица, доходный дом середины XIX века
  2. Дом № 36 – дом Кольбе, доходный дом конца XVIII века
  3. Дом № 39 – экипажное заведение Дирекции императорских театров (конец XIX века)
  4. Дом № 41 – дом Карелина, доходный дом середины XIX века
  5. Дом № 44–46 – Институт текстильной и легкой промышленности, образец конструктивизма
  6. Дом № 53 – дом Пальгуновой, доходный дом середины XIX века
  7. Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Вознесенский проспект
Наряду с Невским проспектом и Гороховой улицей это одна из составляющих «петербургского трезубца» – трех магистралей, веером расходящихся от Адмиралтейства. Вознесенский проспект заканчивается у Фонтанки, далее его продолжает Измайловский

НЕВСКИЙ ПРОСПЕКТ

НЕВСКИЙ ПРОСПЕКТ
Главная магистраль города, соединяющая Дворцовую площадь с площадью Александра Невского. Первое ее название, зафиксированное в указе Петра I от 2 октября 1718 года,– дорога к Невскому монастырю. Дорога была платной, о чем и говорилось в указе. До конца XVIII

ПРОСПЕКТ НЕПОКОРЕННЫХ

ПРОСПЕКТ НЕПОКОРЕННЫХ
Магистраль соединяет площадь Мужества с Пискаревским проспектом. На плане 1887 года на ее месте показаны два проезда: примерно до нынешней Гжатской улицы – Большая Спасская улица, а дальше – дорога в Пискаревку. Название второй части понятно, а имя

НОВОИЗМАЙЛОВСКИЙ ПРОСПЕКТ

НОВОИЗМАЙЛОВСКИЙ ПРОСПЕКТ
Официально этот проспект, проходящий от Благодатной улицы до площади Конституции, получил свое название 12 ноября 1962 года, но адреса по нему начали появляться уже в 1961-м. Наименование же связано с тем, что магистраль собирались продлить на север

НОВОКОЛОМЯЖСКИЙ ПРОСПЕКТ

НОВОКОЛОМЯЖСКИЙ ПРОСПЕКТ
Проспект идет от Вербной до Афанасьевской улицы, а по плану должен продолжаться дальше, до не существующего пока в этом месте Шу-валовского проспекта. Имя магистрали присвоено 7 июля 1993 года. Через Солунскую улицу проспект является продолжением

НОВОЧЕРКАССКИЙ ПРОСПЕКТ

НОВОЧЕРКАССКИЙ ПРОСПЕКТ
Это главная магистраль Малой Охты, соединяющая Красногвардейскую площадь и Гранитную улицу. Самая старая ее часть – от Огородной (улица Помяловского) до не существующей ныне Оградной улицы, находившейся чуть южнее современной Республиканской,–

Андрей Андреевич Вознесенский [р. 1933]

Андрей Андреевич Вознесенский [р. 1933] Авось!
ОПИСАНИЕ В СЕНТИМЕНТАЛЬНЫХ ДОКУМЕНТАХ, СТИХАХ И МОЛИТВАХ СЛАВНЫХ ЗЛОКЛЮЧЕНИЙ ДЕЙСТВИТЕЛЬНОГО КАМЕРГЕРРА НИКОЛАЯ РЕЗАНОВА, ДОБЛЕСТНЫХ ОФИЦЕРОВ ФЛОТА ХВАСТОВА И ДОВЫДОВА, ИХ БЫСТРЫХ ПАРУСНИКОВ «ЮНОНА» И «АВОСЬ»,

ВОЗНЕСЕНСКИЙ, Андрей Андреевич

ВОЗНЕСЕНСКИЙ, Андрей Андреевич
(1933–2010), поэт
177 Нет женщин – / есть антимужчины.
«Антимиры» (1961) ? Вознесенский, 1:89 178 О хищные вещи века! / На душу наложено вето.
«Бегите – в себя, на Гаити, в костелы…» («Монолог битника: Бунт машин») (1961)
? Вознесенский, 1:323
Отсюда – загл.

АНДРЕЙ ВОЗНЕСЕНСКИЙ

АНДРЕЙ ВОЗНЕСЕНСКИЙ
Вознесенский Андрей Андреевич родился 12 мая 1933 года в Москве в семье научного работника. Окончил Московский архитектурный институт (1957).Печатается с 1958 года. Написал тексты к песням М. Таривердиева, А. Бабаджаняна, Р. Паулса, А. Шнитке, спектаклям

ВОЗНЕСЕНСКИЙ Андрей Андреевич (р. 1933), поэт

ВОЗНЕСЕНСКИЙ Андрей Андреевич (р. 1933), поэт 100
Нет женщин – / есть антимужчины.«Антимиры»

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector