Строительство казарм Павловского полка на Марсовом поле

Стали известны подробности грядущей реконструкции под отель казарм Павловского полка на Марсовом поле, 1. От застройки дворов двухэтажными паркингами отказались, как и от светового фонаря на кровле.

Казармы, федеральный памятник архитектуры, в 2010 году город без аукциона передал ООО «Лотос отели», связанному с Plaza Lotus Group братьев Зингаревичей. Компания анонсировала сперва фешенебельную гостиницу, а затем апарт-отель (обычно так называют нежилой жилой дом).

Изначальный проект реконструкции разработало ООО «Архитектурное бюро „Литейная часть-91“» Рафаэля Даянова. Внешних изменений предполагалось минимум: восстановление парапета и «ленточное остекление» конька, из-за чего в темное время суток над крышей тянулась бы яркая линия.

Внутри же хотели сохранить в первозданном виде только один двор (самый крупный, расположенный ближе к Миллионной улице), а два других застроить паркингами до уровня второго этажа, при этом центральный двор предполагалось существенно уменьшить, создав дополнительные номера.

Затем документация была доработана, и теперь проектировщиком числится ООО «Санкт-Петербургская архитектурная ассоциация Л. А. Литвинова». «Канонеру» стали известны подробности.

«Гостиница» рассчитана на 108 номеров, 16 из которых двухуровневые. Все они разместятся в помещениях, где интерьеры не являются предметами охраны.

Необычное решение задумано в отношении номеров в мансарде, расположенных над лестницей в центральной части восточного корпуса.

Там исторически существуют световой фонарь, но под охраной находится принцип освещения безотносительно того, естественное ли оно или нет. Поэтому проектировщик задумал имитацию светового фонаря, устраиваемого в перекрытии над лестницей.

Сама мансарда разместится так, что высота конька останется прежней, как и скаты, обращенные на Марсово поле, Миллионную улицу и Аптекарский переулок.

При этом в плоскость скатов вмонтируют окна, «тонированные в основной цвет кровли». С открытых городских пространств их закроет парапетное ограждение.

При этом со стороны двора исторический скат сохраняться не будет из-за нахождения его «вне зон активного визуального восприятия».

В рамках создания физкультурно-оздоровительного центра с бассейном частично снесут и воссоздадут несущие стены, пришедшее в аварийное состояние. Винтовую металлическую лестницу со второго этажа на чердак в помещение бывшей кинобудки куда-то переместят, поскольку на нынешнем месте она «является существенной помехой в новой объемно-планировочной организации этой части здания».

Под всеми тремя дворами разместят автостоянки на сто машин. В отличие от изначальных планов, они будут существенно меньше — одноэтажными и подземными. Въезды и выезды будут организованы по однопутным рампам через существующие арки со стороны Аптекарского переулка. На крыше паркингов появятся скверы, в которых посадят сотню деревьев.

  • Июнь 2016 года:
  • Строительство казарм Павловского полка на Марсовом поле
  • Строительство казарм Павловского полка на Марсовом поле
  • Строительство казарм Павловского полка на Марсовом поле
  • Строительство казарм Павловского полка на Марсовом поле

Здание казарм Павловского полка (Марсово поле, 1)

Строительство казарм Павловского полка на Марсовом поле

Здание казарм Павловского полка

Первые жилые дома в северо-западной части Марсова поля появились в 1720-1730-х годах. На месте современного дома №1 стало два здания. Одно из них было построено в начале 1720-х годов, в нём в 1725 году поселились после свадьбы старшая дочь Петра I Анна и её муж герцог Карл-Фридрих Готторп-Голштинский. Они жили здесь до их выдворения из России 25 июля 1727 года.

Освободившийся особняк Екатерина I пожаловала двоюродному брату Петра I князю А. Л. Нарышкину. После его смерти в 1732 году дом перешёл в казну. В нём поселились дочь Петра I Елизавета и её морганатический супруг А. Г. Разумовский. Дворец Елизаветы Петровны на Марсовом поле стал местом, где группа заговорщиков активно убеждали её в необходимости взятия власти в России в свои руки.

По соседству с Елизаветой Петровной жил лейб-медик Иоганн Лесток. Он стал активным участником переворота, в результате которого княжна стала императрицей. В его доме собирались заговорщики А. Г. Разумовский, М.

И. Воронцов, И. И. Шувалов, С. Ф. Салтыков и С. Ф. Апраксин. В ночь переворота 25 ноября 1741 года он вместе с М. И. Воронцовым стоял на запятках саней цесаревны, мчавшейся поднимать солдат Преображенского полка.

Лесток и в дальнейшем принимал участие в дворцовых интригах. Вследствие этих интриг он попал в немилость императрицы.

Судившему Лестока фельдмаршалу Степану Фёдоровичу Апраксину в 1748 году даровали дом медика «со всеми драгоценными вещами и серебром». После смерти Апраксина дом Лестока на Марсовом поле перешёл во владение к А. Г.

Разумовскому. В доме Разумовского в качестве адьютанта в 1740-х годах жил писатель А. П. Сумароков.

После смерти Елизаветы Петровны в 1762 году оба здания были выкуплены у Разумовского казной. В 1770 году их снесли, на их месте в 1780 году по проекту Ю. М. Фельтена построили трёхэтажное здание Ломбарда с фасадом на Миллионную улицу.

В 1784 году здание Ломбарда передали Воспитательному дому. Его попечителем был И. И. Бецкой, живший также в доме на Марсовом поле (Миллионная ул. 1). В 1797 году Воспитательный дом переехал на набережную Мойки.

Помещения бывшего Ломбарда занял Павловский полк.

Строительство казарм Павловского полка на Марсовом поле

Здание казарм Павловского полка

Здание Ломбарда могло быть перестроено в начале 1800-х годов. Тогда архитектор Л. Руска подготовил проект возведения на западной границе Марсова поля огромного комплекса зданий столичных министерств. Этот проект не был реализован.

Здание Ломбарда совершенно не соответствовало потребностям Павловского полка. Петербургские зодчие активно разрабатывали предложения по приспособлению старого дома для военных нужд. Возглавлял их архитектор Л. Руска. При Павле I на реализацию идей не хватало денег, а Александру I не нравились предлагаемые проекты.

В итоге он поручил перестройку Ломбарда архитектору В. П. Стасова. Именно этот зодчий построил казармы для размещения Павловского полка, таким образом задав тон дальнейшему формированию архитектурного облика прилегающей площади.

За эту работу 2 марта 1817 года императорским указом Стасову была пожалована пожизненная пенсия в размере 2 000 рублей в год.

Строительные работы начались весной 1817 года, продолжались два года. Помещения нижнего этажа оставались без отделки, так как предназначались для кухонь, прачечных, складов и полковых мастерских. В первом этаже находились комнаты офицеров и солдат.

Со стороны Аптекарского переулка располагались цейхгаузы, кузницы, сараи и другие подсобные помещения. В 1820 году на втором и третьем этажах в центре здания была устроена церковь святого князя Александра Невского.

Эти же этажи вместили покои полковых командиров, шести штабных офицеров и 34 обер-офицеров. Корпуса со стороны Миллионной улицы и Аптекарского переулка содержали покои для 3 000 человек. Во дворе оборудовали конюшни на 47 стойл. Помещения здания снабдили 3 037 печами.

Общая площадь здания казарм лейб-гвардии Павловского полка составила 150 000 кв. м [2, с. 281].

Длина здания казарм лейб-гвардии Павловского полка со стороны Марсова поля составила 155 метров. Скульптуры для его оформления изваял предположительно В. И. Демут-Малиновский. В 1860-1862 и 1885 годах проходило частичное изменение интерьеров.

Павловский полк принимал активное участие в восстании 25 октября 1917 года. В 11 часов утра павловцы выставили заставы на углу Мошкова переулка и Миллионной улицы.

25 марта 1918 году полк был расформирован, казармы Павловского полка 10 лет стояли пустыми. Ими пользовались беспризорники, которые ловили здесь кошек для продажи их шкурок.

В 1928 году здание передали управлению «Электроток», или «Петроток», сейчас — «Ленэнерго». При этом скульптор Рассадин переоформил барельеф на верхней части главного аттика, убрав с него символы царской власти.

Тогда же на аттике надпись «Казармы лейб-гвардии Павловского полка» сменило новое «Ленэнерго». Вместо казарм здесь появились кабинеты начальников управлений и комнаты служащих. На месте полковой церкви разместился клуб работников «Электротока».

Ремонт здания завершился на следующий год, после чего сотрудники «Электротока» начали свою работу.

С 6 по 14 сентября 1941 года в здании казарм Павловского полка формировалась 7-я дивизия народного ополчения. Во время блокады дом пострадал от прямого попадания авиабомбы и артиллерийских снарядов. Штаб «Ленэнерго» был одной из целей немецкой авиации.

250-килограммовая авиабомба, пробив три этажа, осталась в здании не разорвавшись. 6 ноября 1941 года при попытке её обезвредить погибло пятеро человек, бомба взорвалась через 1 час и 20 минут после падения. Один из артиллерийских снарядов взорвался в здании со стороны Аптекарского переулка.

Фугасный заряд пробил стену главного корпуса, разрушил перегородки и полы, поджёг здание. В 1945-1948 годах фасады были восстановлены мастерской «Ленпроекта», возглавляемой И. Г. Капцюгом.

16-18 октября 1945 года была произведена уникальная операция по выпрямлению выгнутой наружу стены главного фасада с помощью 13 винтовых наручных домкратов, грузоподъёмностью по 20 тонн каждый. В 1949 году проходила реставрация корпуса со стороны Миллионной улицы.

В 2011 году «Ленэнерго» переехала в новое здание. В следующем году началась реконструкция здания казарм Павловского полка для превращения его в элитный отель.

1 Зуев Г. И.: «Течёт река Мойка… От Фонтанки до Невского проспекта». Издательство «Центрполиграф», 2012 — 640 стр.

Читайте также:  Всероссийская ночь искусств 2019 в санкт-петербурге

2 Измозик В. С.: «Пешком по Миллионной». Издательство «Знание», 2004 — 200 стр.

Казармы Павловского полка | Санкт-Петербург Центр

г. Санкт-Петербург, Марсово поле, д.1; Миллионная ул., д.2; Аптекарский пер., д.2Невский проспект, Гостиный двор

Строительство казарм Павловского полка на Марсовом полеСтроительство казарм Павловского полка на Марсовом поле

Это здание с колоннадой, выходящее фасадом на Марсово поле, является результатом работы двух выдающихся архитекторов – Юрия Фельтена и Василия Стасова.

Стоит отметить, что первой постройкой на данном участке был дворец Елизаветы Петровны. Именно в его стенах подготавливался один из самых знаменитых дворцовых переворотов, результатом которого стало воцарение Елизаветы I. В 1762 году, после смерти Императрицы, дворец отошел казне, а в 1770-м был и вовсе снесён.

Десять лет спустя на его месте, по проекту Юрия Фельтена, возвели здание, в котором разместился Петербургский Воспитательный дом. Его подопечными являлись незаконнорожденные потомки представителей высшего сословия, а также осиротевшие дети бедноты.

Принимались сюда двухлетки, которые могли оставаться на попечении до достижения 21 года. При Воспитательном доме в том же здании расположились сохранная казна и ломбард, обеспечивавшие средства на содержание воспитанников.

К зданию были присоединены два дома, находившихся рядом и образовавшие единый архитектурный комплекс.

В 1797 году сироты были переведены в другое здание – на набережной Мойки. Дом на Марсовом поле перешел в ведение Павловского полка.

Внутренние помещения не очень подходили для размещения военных, но реконструкция началась только в 1817 году при Александре I. Император поручил очередную перестройку здания архитектору Василию Стасову, который постарался учесть все потребности военных.

Кроме жилых помещений были оборудованы прачечные, кухни, кузницы, оружейные склады, во дворе расположились конюшни.

Павловский полк принял активное участие в вооруженном восстании 25 октября 1917 года, в результате которого было свергнуто временное правительство. После взятия Зимнего дворца в казармах поместили защищавший дворец «Женский батальон смерти», позже захваченный в плен во время штурма.

В 1918 году Павловский полк расформировали по решению Военного комиссариата, а здание долгие годы стояло пустым, ветшало, служа приютом для беспризорников. Лишь через 20 лет его передали организации «Электроток». Не удивительно, что во время блокады этот стратегически важный объект стал одной из главных целей немецких авиаударов, и сильно пострадал от бомбовых попаданий.

Сразу после окончания войны начались реставрационные работы, завершившиеся в 1948 году. Предприятие «Ленэнерго» размещалось здесь вплоть до 2010 года, когда здание было передано для реконструкции под гостиничный комплекс.

Интересный факт

В 1941 году одна из 250-килограммовых бомб, попавших в здание «Электротока», пробила насквозь три этажа. Засев внутри здания, бомба «затаилась» на целых полтора часа и разорвалась лишь во время саперных работ. В результате погибло 5 человек, а парадный фасад сильно выгнулся наружу. После войны, во время реставрационных работ, его «вогнули» обратно с помощью 13 домкратов.

Битвы за Павловские казармы не будет

Эксперты одобрили концепцию апарт-отеля на Марсовом поле.

Связанная с братьями Зингаревичами компания PlazaLotusGroup предложила новую версию превращения шедевра Василия Стасова в элитные апарты: памятнику обещают «не ломать хребет», нашпиговав гостиничными службами внутренние дворы.

Строительство казарм Павловского полка на Марсовом поле

Комплекс казарм лейб-гвардии Павловского полка, вид сверху

От конфронтации – к диалогу

Концепцию приспособления бывших Павловских казарм представили на заседании Общественного научно-экспертного совета (ОНЭКС) при Петербургском ВООПИиК.

Приветствуя первое ее публичное обсуждение, Александр Марголис напомнил:

– Мы неоднократно просили ознакомить нас с проектом, но до сих пор не обретали в этом взаимности.

Озабоченность общественности понятна – речь идет о выдающемся памятнике русского классицизма, который имеет колоссальное градостроительное значение.

К тому же он играет главную роль на территории одного из двух пилотных кластеров программы сохранения исторического центра. И от того, как будет развиваться данный проект, во многом зависит судьба этих территорий.

Прежние идеи от братьев Зингаревичей (содержавшие, в частности, затею с превращением Марсова поля в амфитеатр с коммерческо-досуговым наполнением) успели настроить градозащитников на яростное сопротивление.

А первоначальные предложения по сооружению дополнительного мансардного этажа, застройке дворовых пространств и возведению новой входной зоны перед главным фасадом стасовского здания стали причиной непримиримого конфликта с заказчиком и вынудили Михаила Мильчика отказаться от дальнейшего участия в исполнении историко-культурной экспертизы.

Нашлись, однако, более сговорчивые – новое исследование совместимости проектных предложений с задачами сохранения культурного наследия выполнила известная своими сомнительными компромиссами мастерская «Вега».

Одному из подписавших ее экспертов, Эриде Иониди, Минкульт уже отказал в продлении аттестации.

Впрочем, ознакомиться с содержанием свежей экспертизы «Веги» и доводами ее исполнителей ОНЭКС возможности не получил – ввиду их отсутствия на заседании.

Адаптируя недопустимое

Адаптацией первоначального проекта, выполненного мастерской А. А. Лагутина, сегодня занимается возглавляемая Рафаэлем Даяновым архитектурная мастерская «Литейная часть-91».

– Серьезно отступать от заданной заказчиком концепции мы не можем, – подчеркнул Рафаэль Маратович, – но исполненный Лагутиным вариант переработан все же достаточно кардинально.

Главным достижением архитектор считает то, что заказчик пошел на сохранение «хребта» здания. Сохраняются все капитальные стены, никаких нововведений не предполагается в части фасадов и одного из трех (главного, открывающегося с Миллионной улицы) двора.

Что касается двух других, то их решено перекрыть: 2-й – на уровне второго этажа, 3-й – по всей высоте. Их фасады, обращенные внутрь дворового пространства, таким образом, становятся «интерьерными».

За счет этого решения, поясняет Даянов, только и выигрывает бизнес – на полученных дополнительных площадях умещаются SPA и фитнес-центры, гостиничные службы, офисные помещения и значительная часть номерного фонда.

Но специалисты ОНЭКС сочли его абсолютно неприемлемым для сохранения важнейших характеристик объекта наследия:

– Объемно-планировочное решение – главный предмет охраны любого памятника, – напомнил Михаил Мильчик. – Средний двор обязательно должен быть сохранен. Недопустимо решение, при котором фасадные стены оказываются интерьерными.

– Если мы не станем этого делать, то потеряем около 30 процентов номерного фонда, – заметил на это гендиректор ООО «PlazaLotusGroup»Сергей Русаков.

По его словам, планируемая вместимость приспосабливаемого под отель здания – 150 номеров (в осенних анонсах предстоящих продаж фигурировал иной показатель – 197. –  Прим. ред.).

Впрочем, демонстрируя расположенность к диалогу, господин Русаков заверил, что инвестор готов удовлетвориться тем, «сколько получится»: «Мы понимаем, что надо вписаться в исторические стены».

Лицо неприкосновенно

Одобрение экспертов встретило намерение выдержать существующие высотные отметки и максимально сохранить исторические своды, лестницы и деревянные конструкции – особый интерес, по оценкам Рафаэля Даянова, представляют фермы над церковным залом, находящиеся в удовлетворительном состоянии. Мансардный, четвертый этаж будет организован в пределах чердачного пространства. Обеспечить освещенность его помещений предлагается либо за счет устройства люкарн, либо (как предлагает заказчик) – посредством организации в кровле полосы темного стекла. Согласившись с допустимостью такого подхода для обращенной к Аптекарскому переулку стороны, специалисты ОНЭКС сочли его невозможным для обращенных на Марсово поле и Миллионную улицу фасадов. Здесь, по их единодушному мнению, не может быть никаких новаций – только реставрация.

Строительство казарм Павловского полка на Марсовом поле

Церковный зал по состоянию на 1970-е годы

Игра в машинки

Еще один предмет беспокойства – обеспечение требуемого количества машино-мест и подъездов строительной техники. Ответа на последний вопрос еще нет. Что же касается первого, то, по заверениям господина Русакова, для гостиницы потребуется меньше машин, чем парковалось тут в бытность «Ленэнерго».

Проектом предусмотрено устройство двух стоянок под территориями дворов – примерно на 50 авто.

Тут, правда, едва ли обошлось без лукавства: ни для кого не секрет, что речь идет не о гостинице в обычном ее понимании, а об «элитных пятизвездочных апартаментах», каждому обладателю которых рекламные объявления обещают предоставить по два машино-места (если помножить на анонсированные 197 номеров, полусотней мест никак не обойтись).

Три века вглубь

По словам Рафаэля Даянова, церковному залу предстоит только реставрация – хотя имеющийся его декор датируется 1950-ми, он выполнен в классической традиции и будет сохранен. На вопрос о том, как предполагается использовать объем бывшей домовой церкви, представитель заказчика ответа не дал – якобы еще не решили.  

На будущее отложено и архитектурно-археологическое исследование. Хотя, строго говоря, с этого следовало бы начинать. Руководитель отдела архитектурной археологии Государственного Эрмитажа Олег Иоаннисян напомнил, что здесь мы имеем дело с уникальной территорией петровского Петербурга.

Читайте также:  Дворцово-парковый ансамбль александрия в петергофе

Застройка западной границы Царицына луга (Марсова поля) восходит к 1710-м годам.

На участке комплекса казарм лейб-гвардии Павловского полка в прежние времена находились дворец Елизаветы Петровны, дома генерал-аншефа Румянцева, Ягужинского, лейб-медика Лестока, сооруженное по проекту Фельтена здание ломбарда и др.

Александр Марголис посоветовал при разработке проекта «держать в голове» столь протяженную и уникальную историю территории. И рекомендовал предусмотреть возможную консервацию и музеефикацию тех элементов, что могут быть выявлены при археологических изысканиях: «Такие артефакты имеют высокую цену, и на Западе бизнес давно это осознал».

Домашнее задание

Совет ОНЭКС, воздав должное  тщательно проделанной работе по переделке концепции, в целом ее поддержал.

При ряде оговорок: определить функцию церковного зала, не стартовать до проведения тщательного архитектурно-археологического исследования, предложить иное решение по второму двору и исключить любые вмешательства в фасады по Марсову полю и Миллионной, включая устройство окон в скате кровли.

«Причин для кровопролитной битвы мы не видим – если заверения заказчика не разойдутся с практикой», – резюмировал Александр Марголис.

В ближайшее время концепция и выполненная мастерской «Вега» историко-культурная экспертиза должны быть вынесены на рассмотрение Совета по сохранению наследия при правительстве Санкт-Петербурга.

Знаковое историческое здание в центре Петербурга перестроят под отель — РБК

Строительство казарм Павловского полка на Марсовом поле

Марсово поле. Казармы лейб-гвардии Павловского полка ( PhotoXPress.ru)

Архитектурное бюро «Студия 44» разработала новый проект реконструкции Павловских казарм на Марсовом поле. Как рассказал РБК Петербург руководитель бюро Никита Явейн, в здании появится пятизвёздочный отель сети Raffles.

По словам Явейна, в здании Павловских казарм откроются рестораны, конференц-центр, фитнес-центр и SPA-комплекс с бассейном. Подземное пространство будет использовано под парковку. «В отличии от предыдущего проекта реконструкции (прошлый проект реконструкции был разработан в 2016 году ООО «Санкт-Петербургской архитектурной ассоциации А. А. Литвинова — ред.

), наш проект, во-первых, предполагает появление стопроцентной гостиницы, а не жилого дома; во-вторых, он не предусматривает разборку поперечного фасада здания», — сказал Никита Явейн в разговоре с корреспондентом РБК Петербург.

Он добавил, что на данный момент проект реконструкции «Студии 44» сдан в комитет по госиспользованию и охране памятников Петербурга (КГИОП) и в дальнейшем будет направлен на госэкспертизу.

Комментируя планы по реконструкции Павловских казарм, заместитель председателя петербургского отделения Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры Александр Кононов отметил: «Обычно Явейн в приспособлении классицистических памятников достаточно осторожен, каких-то явных угроз для сохранения этого здания быть не должно. Но это первичная оценка, нам нужно увидеть сам проект», — говорит он.

По словам Кононова, градозащитники выступают против изменения внешнего облика здания. «Как это произошло у студии «Литейная часть 91» с соседним зданием, где появилась остеклённая мансарда, которая фактически придала всему ансамблю площади более чем странный вид.

Что касается внутренних помещений, то там довольно мало пространств, которые сохранили какую-то историческую отделку», — говорит эксперт.

Он также выступает за то, чтобы новый проект Явейна вынесли для обсуждения на Совет по сохранению культурного наследия при правительстве Петербурга.

Напомним, в 2018 году стало известно, что Банк «Санкт-Петербург» вложит около 5 млрд руб. в реконструкцию здания казарм Павловского полка на Марсовом поле.

Участником этого проекта кредитная организация стала после того, как получила контроль над ООО «Лотос Отели», которое ранее было связано с компанией Михаила и Бориса Зингаревичей «Плаза Лотус Груп».

Весной 2019 года Банк «Санкт-Петербург» заключил соглашение с правительством Петербурга о реализации этого проекта до 2023 года.

Павловским казармам смягчили участь

Строительство казарм Павловского полка на Марсовом поле

Компания «Плаза Лотос групп» подготовила новый проект реконструкции казарм Павловского полка на Марсовом поле в Петербурге. Дворы здания не будут застраивать и перекрывать, а количество номеров снизится почти в 2 раза, сообщила 16 мая «Фонтанка.Ру». 

Обновленный проект преобразования казарм под фешенебельный отель разработала архитектурная ассоциация Андрея Литвинова. В них планируется уместить 108 гостиничных номеров, из которых 16 будут двухуровневыми. В казармах запроектированы также помещения кинозала, гостиной, бильярдной и библиотеки.

В подвале здания спроектирован физкультурно-оздоровительный комплекс с бассейном, банями и тренажерным залом.

В бывшей церкви Александра Невского предложено обустроить «культурно-досуговый центр» с залом для проведения концертов, выставок и конференций.

Кроме того, здание надстроят мансардным этажом, приспособив чердак под жилые помещения. Высоту конька и угол наклона ската кровли при этом обещают не изменять.

Три внутренних двора все же будут реконструированы: под ними устроят подземную автостоянку на 101 машиноместо.

Во дворах (средний ранее предполагалось застроить, а остальные, кроме парадного, – перекрыть куполом на уровне первого этажа) высадят деревья и кустарники в кадках, разобьют газоны и проложат прогулочные дорожки.

Также предполагается укрепление основания здания и «пересадка» части стен на новые фундаменты, частичная замена аварийных конструкций стен и перекрытий. Как отмечается в СМИ, в здании пробьют 9 новых дверных проемов (со двора и с Аптекарского переулка) и установят 18 лифтов.

В 2014 году Совет по сохранению культурного наследия при Правительстве Санкт-Петербурга уже рассматривал — и одобрил — концепцию реконструкции памятника, авторства мастерской Рафаэля Даянова. Однако новая редакция Федерального закона запретила изменять их габариты, и концепцию пришлось перенсматривать.

Между тем на официальном сайте компании-девелопера проект Павловских казарм представлен, судя по всему, в прежней редакции: «Величественное здание превратится в пятизвездочный отель.

Элегантные интерьеры внутренних помещений, выполненные выдающимся дизайнером, будут сочетать классическую изысканность и современный комфорт, что сделает их идеальным местом для роскошного отдыха и деловых переговоров.

Комплекс под управлением признанного международного оператора общей площадью 40 тыс. кв. м., предназначенный для частных лиц и официальных делегаций высшего уровня, включает 197 номеров».

Можно предположить, что «Плаза Лотос групп» поневоле вынуждена учитывать печальный опыт с Конюшенным ведомством, которое также планировала превратить в люксовый отель.

В результате настойчивого продвижения довольно агрессивного проекта, не вмещавшегося в рамки охранного законодательства, общественные протесты и отрицательные решения Совета по культурному наследию вынудили городские власти вовсе отказаться от частного девелопмента на объекте.

Что же касается отказа от перекрытия внутренних дворов, то жесткая реакция петербургского общества на аналогичные проектные предложения в Русском музее явно не могла не подсказать девелоперу эту превосходную идею.     

Досье. Казармы Павловского полка, построенные в 1817 – 1819 годах по проекту известного зодчего Василия Стасова, являются одним из наиболее величественных памятников петербургского классицизма. Объект культурного наследия федерального значения.

Первоначально на месте казарм на Марсовом поле располагался дворец дочери Петра I, будущей императрицы Елизаветы Петровны. В конце XVIII века архитектором Ю. М. Фельтеном здесь были построены Воспитательный дом и Ломбард — учреждения Опекунского совета.

Вскоре в них решено было разместить казармы Павловского полка. В.П. Стасов перепланировал и перестроил постройки Фельтена: здания получили единый 150-метровый фасад с портиками и колоннадами дорического ордера.

Из интерьеров интерес представляет церковный зал с ионической колоннадой.

После революции здание передали объединению «Электроток», впоследствии «Ленэнерго». В постсоветский период городские власти разрешили устроить в нем отель.

Надежда Пивоварова — CCBY-SA 3.0

Строительство казарм Павловского полка на Марсовом поле

Строительство казарм Павловского полка на Марсовом поле

В шестнадцатом году,  девятнадцатого столетия, в таком удивительном месте  как Петербург создали  комитет, главной целью  которого  было  благоустройство зданий в Петербурге, строительство набережных, вопросы, связанные с водоснабжением и так далее.  

Одним из представителей этого Комитета стал, никто иной  как,  Василий Стасов, который был профессиональным архитектором. Его начальной работой в совершенно новой  должности стало —  приведение в порядок     Марсова поля.

Такие задачи и в правду  были очень и очень ответственными, так как поле с обширной территорией (пятьсот метров на триста метров) располагалось  в самом центре Петербурга  вблизи Летнего сада и Мраморного дворца.

В период правления Петра I это  пространство было очень  болотистым, для того чтобы его осушить, было  прорыто  2   канала – Лебяжий, а также Красный.  

Еще с конца восемнадцатого столетия в зданиях, которые были расположены  по краю поля, находился так называемый  гренадерский Павловский полк. Командование полка неоднократно ставило вопрос, связанного с расширением помещений.

 Попытки перестраивать здания делали, однако  к 1816 году решили строить новые казармы.

 Проектированием новейшего  сооружения  занялся всеми известный Василий Стасов, такое поручение ему дали неслучайно, ведь он был одним из самых известных специалистов в данном направлении.

Постоянной областью размещения гвардейских полков в городе  были маленькие  дома, которые возводили  за Фонтанкой. Однако  для Павловского полка было  сделано особое исключение. Павловцам удалось прославиться  в битвах с армией французов,  еще в  период 1806-1807 г., в связи с этим  военной администрацией было принято   решение  для героев в центре города возвести совершенно новые казармы.

Читайте также:  Оборона города ленинградцами. Часть I

Казармы Павловского полка,  которые были спроектированы, а также  возведены В. Стасовым, стали просто фантастическим   сооружением. Эти казармы, в большей степени, были похожи на строгие общественные  сооружения.

Большой фасад  был протянут, по периметру  Марсового поля, практически  на сто пятьдесят пять метров от Миллионной улицы до набережной Мойки.

Стоит отметить, что  сооружение казарм Павловского полка очень естественно смогло  войти,  в ансамбль Марсова поля.

Художник  Г. Чернецов,  смог написать огромную и уникальнейшую   картину, где показан военный парад, который  проводился   на Марсовом поле. При помощи этой картины, можно дать свою оценку по сооружению Стасова.

Павловские казармы

главная » энциклопедия петербурга » Архитектурные памятники Санкт-Петербурга » Павловские казармы

Адрес: Марсово поле, 1 Станция метро: Невский проспект

Казармы лейб-гвардии Павловского полка — одна из первых в Санкт-Петербурге значительных работ архитектора В. Стасова. Этот памятник высокого классицизма дышит суровым величием, опровергая расхожие представления о том, что казармы — это нечто унылое, серое и однообразное. Постройка казарм, предназначенных для Павловского полка, оформила гигантскую городскую площадь, служившую для военных учений, парадов и смотров.

Здание Павловских казарм занимает большую территорию между Марсовым полем, Миллионной улицей и Мойкой. Длина главного фасада казарм, выходящего на Марсово поле, равна 155 метрам.

Этот протяженный фасад оживляют три огромных портика с колоннами дорического ордера — центральный двенадцатиколонный портик и боковые шестиколонные. Фасад казарм, выходящий на Миллионную, оформлен десятиколонным дорическим портиком. Вдоль первого этажа под портиками тянется аркада.

Крупная, подчеркнуто монументальная композиция здания, строгая мощь дорических колонн придают казарма подтянутый и мужественный вид, который задает тон всему ансамблю Марсова поля.

Внутренняя отделка Павловских казарм не отличается декоративной пышностью, поскольку этого и не требовало назначение здания. Примечателен только церковный зал с ионической колоннадой, отделанный по проекту В. Стасова в 1821 году, однако он претерпел значительные изменения с того времени.

Строительство Павловских казарм велось с 1817 по 1819 год. Возводились казармы на месте ломбарда, который был построен в 1770-х годах по проекту архитектора Ю.

Фельтена, а также примыкавших к ломбарду домов князя Грузинского и князя Разумовского. Еще в самом начале 19 века архитектор Л. Руска разработал проект перестройки ломбарда и смежных с ним зданий, и В.

Стасов учел в своей работе идеи этого проекта. От бывшего ломбарда архитектор сохранил аркаду первого этажа.

Павловский полк, для которого предназначались казармы, был учрежден по указу Павла I от 23 ноября 1796 года — на основе Тенгинского пехотного и Московского гренадерского полков. Этот полк принимал самое активное участие в наполеоновских войнах и особенно прославился в Отечественной войне 1812 года.

В 1813 году Павловский полк по представлению М. Кутузова был удостоен наименования «Лейб-гвардии Павловский полк» и награжден Георгиевскими знаменами. В 1819 году знаменитый полк возвратился из Москвы в Санкт-Петербург и сразу вселился в новые казармы.

В те годы над аттиком здания, обращенным к Марсову полю, красовалась надпись: «»Казармы Лейб-гвардии Павловского полка».

Главный фасад Павловских казарм долгие годы служил величавым фоном для военной жизни столичного Санкт-Петербурга — перед ним проходили смотры, учения, парады, а также праздничные гулянья.

В 1929 году здание казарм было занято «Ленэнерго». Казармы были частично переоборудованы для новых нужд. Бывший церковный зал в начале 1930-х годов был перестроен, и в нем разместился дом культуры «Ленэнерго».

Это учреждение занимает Павловские казармы и в наши дни.

Как добраться

Доехать до станции метро «Невский проспект» или «Гостиный двор» (выход на канал Грибоедова) и пройти вдоль канала Грибоедова в сторону уменьшения нумерации домов, ориентируясь на купола Спаса-на-крови. Дойдя до Спаса-на-крови и обогнув его, перейдите через реку Мойку. До Марсова поля можно также добраться от метро «Чернышевская» на автобусе №46.

Историческая справка

1769-1848 гг. — годы жизни архитектора В. Стасова. 1770-е гг. — построен ломбард по проекту Ю. Фельтена. 1817-1819 гг.

— на месте ломбарда и смежных зданий построены казармы Павловского полка. 1821 г. — закончена отделка церковного зала по проекту В. Стасова. 1928 г.

— в здании казарм размещается «Ленэнерго». Начало 1930-х гг. — перестроен бывший церковный зал.

Легенды и мифы

В память об основателе полка в павловцы негласно набирали невысоких курносых блондинов или рыжих. В Северной столице шутили: «Курносы, как телята — это павловцы-ребята».

Назад

Желтый дом на Марсовом поле: Павловские казармы с портретами Чубайса

© Общественное достояние

Если бы каким-то чудесным образом здание Академии наук или, скажем, Мариинской больницы, перенеслось на место казарм Павловского полка на Марсовом поле, то вряд ли бы петербуржцы сразу заметили подмену. Причина проста: хотя у них разные авторы (в первых двух случаях — Джакомо Кваренги, в третьем — Василий Стасов), их стиль берет начало в таком течении мировой архитектуры как «палладианство» и руководствуется параграфами «Четырех книг об архитектуре». Этот труд был опубликован основоположником классицизма Андреа Палладио еще в 1570 году.

Собственно, великий венецианец и гений Возрождения сам «процитировал» забытый к тому времени античный стиль и проектировал свои виллы и паллацо (Палладио — псевдоним, произошедший от слова «паллацо», то есть дворец) по принципу построения «совершенного человеческого тела». Симметрия фасадов с равным количеством дорических колонн украсила в 16 веке Венецию настоящую, а в начале ХIХ — Северную.

© Andrew Shiva / Wikipedia

Несколько домов на этом месте (Марсово поле,1), в одном из которых когда-то собирались заговорщики, совершившие государственный переворот в интересах «дщери петровой», «веселой царицы Елизавет», были перестроены под Казармы Павловского полка сразу после возвращения низкорослых парней в веснушках из французского похода. Внешностью, не совсем подходящей к лейб-гвардейцам, они обязаны были не только папам и мамам, но и своему первому шефу. Набирали в полк солдат и офицеров под стать его основателю, самому нелюбимому советскими историками царю Павлу I.

Внешность никак не сказалась на боевых качествах павловцев.

Еще в ходе Фридландского сражения 2 июня 1807 года полк, прикрывавший собой отступление левого фланга армии, проявил чудеса храбрости и героизма, чем заслужил в русской армии благородную традицию – Император Александр I своим указом от 20 января 1808 года повелел им носить гренадерки в том виде, в каком они вышли из Фридландской битвы: «За отличное мужество, храбрость и неустрашимость в сражениях с французами 1806 и 1807 годов в почесть полка, состоящие в нём шапки оставить в том виде, в каком он сошёл с поля сражения». Латунные налобники гренадерских шапок, пробитые вражескими пулями в этой битве, с тех пор носились павловцами и с гордостью передавались преемникам. Эта традиция дожила до самого конца существования Русской Императорской гвардии.

«Лоскутья сих знамен победных, Сиянье шапок этих медных, Насквозь простреленных в бою» — это Пушкин о павловцах.

А в конце 90-х здание стало самым «ненавидимым» в Петербурге. Еще в 1929-м оно было передано тресту «Электроток», преобразованному потом в «Ленэнерго».

После того, как «РАО ЕС» возглавил Анатолий Чубайс, чьи портреты висели в каждом кабинете этого здания, правда, в виде дружеских карикатур, что свидетельствовало о некой вольности нравов либеральных топ-менеджеров, пришло время резкого повышения тарифов.

Недовольные граждане собирали митинги, били окна и даже гадили на крыльцо под историческим портиком.

© Форпост Северо-Запад

В конечном итоге, реструктуризация компании, перевод ТЭЦ с торфа на газ, позволили избежать значительного роста цен (в той же Германии в некоторых землях стоимость кВт/ч сегодня превышает 20 рублей) и веерных отключений. Но кто и когда любил реформы и реформаторов?

Впрочем, и это уже история. В недалеком будущем здание в 25 тысяч квадратных метров превратится в элитный пятизвездочный отель, и наслаждаться видом на «воинственную живость потешных марсовых полей» будут его гости с тугими кошельками и владельцы – группа «Плаза лотос групп» братьев Зингаревичей.

Читайте спецпроект Форпоста «Каменные истории». Мифы, скандалы, жизнь легендарных домов Петербурга.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector