Разграбление и уничтожение культурного наследия. «Безбожная пятилетка»

Категория «Статьи о СССР» 
в сообществе «Политика, экономика, общество (без банов)» 

Разграбление и уничтожение культурного наследия. «Безбожная пятилетка»
Уникальный кадр, запечатливший момент взрыва колокольни Симеоно-Аннинского храма (август 1936 г.) За 1935-1936 гг. было закрыто около 10 тыс. храмов

Во вторник исполняется 80 лет с момента издания декрета советского правительства о «безбожной пятилетке», передает Интерфакс.

Впервые речь о необходимости проведения «антирелигиозной пятилетки» зашла в 1929 году, когда в ЦК ВКП(б) было подготовлено подписанное Л. М. Кагановичем специальное письмо «О мерах по усилению антирелигиозной работы».

На ХIV Всероссийском съезде Советов (10-18 мая 1929) в ряде выступлений содержались призывы «принять меры к массовому выходу трудящихся из религиозных общин» и объявить «безбожную пятилетку», как этого потребовал в статье «Чего мы ждем от II Съезда» ленинградский активист Союза безбожников И. Я. Элиашевич (Антирелигиозник. 1929. № 6. С.

59). Председатель Союза Е. М. Ярославский на антирелиг. совещании в ЦК ВКП(б) 8 авг. 1929 г. важнейшей совр. задачей назвал создание многомиллионной антирелиг. орг-ции. В преддверии открытия 2-го съезда Союза безбожников один из его руководителей Ф. Олещук 2 июня 1929 г. в газ.

«Правда» заявил, что «для превращения Союза безбожников в массовую многомиллионную организацию… необходимо применить систему плановой вербовки членов». В постановление съезда был включен призыв к ячейкам Союза «органически увязывать свою работу с практическим осуществлением пятилетнего плана, т. к.

Союз является не только пропагандистской организацией, но передовым отрядом на фронте социального строительства». Съезд переименовал Союз безбожников в Союз воинствующих безбожников, сообщает Православная энциклопедия.

План «пятилетки Союза воинствующих безбожников» был утвержден на заседании исполнительного бюро СВБ 29 января 1930 года. В докладе Ярославского «О пятилетнем плане работы безбожников» говорилось: «Процесс сплошной коллективизации связан с ликвидацией… значительной части церквей».

В соответствии с лозунгами XVII Всесоюзной конференции ВКП(б) (30 янв.- 4 февр.

1932), определившей основной задачей 2-го пятилетнего плана развития народного хозяйства (1933-1937) построение бесклассового общества «и ликвидацию капиталистических пережитков (к которым относились и религиозные.

убеждения.- Ред.) в сознании людей», исполбюро СВБ в концемарта 1932 г. утвердило «ряд решений для фронтального наступления на Церковь».

В 1935 г.

Ярославский, Лукачевский и другие руководители СВБ на Всесоюзном совещании вынуждены были признать, что «в стране существуют 10000 религиозных организаций, у многих миллионов людей не потеряна вера в бога, ячейки безбожников теряют своих членов». Провал атеистической работы они объясняли происками внутренних и внешних врагов, которых нашли в том числе и среди руководителей ЦС СВБ, а также вредительской деятельностью религ. организаций.

Перепись населения 1937 г., во время которой 1/3 горожан и 2/3 сельчан объявили себя верующими, убедительно свидетельствовала о провале атеистической кампании. Материалы этой переписи были запрещены для использования, многие из тех, кто ее осуществлял, подверглись репрессиям.

Когда в 1990 г. итоги переписи 1937 года были опубликованы, стало ясно, почему их так долго не обнародовали. Оказалось, что среди неграмотных правосл. верующие от 16 лет и старше составляли 67,9%, среди грамотных — 79,2%.

На 4-м расширенном пленуме ЦС СВБ (нач. 1938) Ярославский заявил, что необходимо усилить работу безбожников и добиться того, чтобы следующее десятилетие стало «временем полного освобождения масс от реакционного влияния религии».

В 1939 году в журнале «Большевик» была опубликована статья Олещука, в которой вновь прозвучали призывы к активизации антирелигиозной работы: «Всякий, даже самый советский поп — мракобес, реакционер, враг социализма», поэтому «задача 3-й пятилетки состоит в том, чтобы вытравить из сознания людей все эти пережитки… сделать всех трудящихся атеистами».

Власти перешли к решительным действиям: в 1937 возобновилось массовое закрытие церквей. В 1937 г. — 8 тыс., в 1938 г. — более 6 тыс.

По современным уточненным данным, из дореволюционных российских церквей в начале войны действовало примерно 350-400, т.е. в 1939-1941 гг. ежегодно закрывалось 300-400 храмов, сообщает Фома.ru

Если в 1934 г. было арестовано шесть епископов, то в 1935 г. — 14, в 1936 г. — 20. В результате 10 мая 1935 г. митрополит Сергий (Страгородский) был вынужден распустить временный Синод и управлять всеми епархиями при помощи своего викарного епископа Сергия (Воскресенского) и канцелярии, состоявшей из секретаря и машинистки.

В 1937 г. было арестовано 136,9 тыс. православных священно- и церковнослужителей, расстреляно 85,3 тыс., в 1938 г. — арестовано 28,3 тыс. человек, расстреляно 21,5 тыс., в 1939 г. — 1,5 тыс. и 900 соответственно, в 1940 г. — 5,1 тыс. и 1,1 тыс., в 1941 г. — 4 тыс. и 1,9 тыс.

В результате к началу войны на территории СССР оставалось 5665 официально зарегистрированных священнослужителей, причем больше половины из них проживали на присоединенных в 1939-1940 гг. землях, и четыре правящих архиерея, находившихся на свободе.

—————————

Разграбление и уничтожение культурного наследия. «Безбожная пятилетка»

Во время войны началось открытие храмов. В той же самой Воронежской области первые храмы после событий конца 1930-х годов, когда храмы закрывались, открылись в феврале 1942 года.

В архиве есть письмо одного священника на имя архиерея, в котором тот рассказывает, как он пережил Великую Отечественную войну.

Среди прочего этот священник указывает, что в январе 1943 года имел беседу с майором госбезопасности, который сказал ему: «Служите безбоязненно, скоро отношения власти и церкви изменятся и об этом будет объявлено официально».

Понятно, что в тот период времени невозможно было одномоментно провести такие кардинальные решения, но государственный аппарат готовился к изменению религиозной политики, поскольку религиозный фактор рассматривался как один из основополагающих в будущей большой войне с Германией.

Началась война, и церковь призвала паству на защиту священных рубежей Отечества. В храмах священники не только читали проповеди, но и проводили специальные сборы в фонд обороны. На эти деньги были построены танки, самолёты.

«Я каждое утро встаю и молюсь Богу, чтобы Сталин был жив и здоров. Только Сталин может спасти мир… Что бы не говорили о Сталине, таких история и народ не забывают»

(У. Черчилль)

Глава безбожников Губельман-Ярославский с началом войны получил, через А. Н. Поскребышева, рекомендацию Сталина отметить патриотическую позицию Церкви, и к октябрю 1941 г. прекратился выход всех специальных антирелигиозных изданий, а созданный Ем. Ярославским Центральный музей истории и атеизма оказался фактически выброшенным на улицу

Осенью 1941 г. прекратились и аресты священнослужителей. Местоблюстителю Сергию (Страгородскому), митрополитам Алексию (Симанскому) и Николаю (Ярушевичу) не препятствовали распространять их патриотические воззвания к пастве.

В чин Божественной Литургии были введены специальные молитвы о даровании победы нашему воинству и избавлении томящихся во вражеской неволе, а также служился особый молебен «В нашествии супостатов, певаемый в Отечественную войну».

По московским преданиям, на 22 июня 1941 г. был намечен взрыв храма Рождества Богородицы в Путинках; в тот же день должны были быть переданы ключи от Богоявленского собора и церкви Илии Обыденного (проведенную накануне Божественную Литургию почитали за последнюю в этом храме)

Но 22 июня, с объявлением войны, народ повалил в храмы. Изгладилась из памяти и т. н. «безбожная пятилетка», конец которой приходился на 1943 год, когда в стране должен был быть закрыт последний храм и уничтожен последний священник. Вместо этого, как известно, было восстановлено Патриаршество

Стояла зима 1941 г. Немцы рвались к Москве. Страна стояла на грани катастрофы. В те дни почти никто не верил в победу; не знали, что делать, видели только погибель, повсюду были паника, страх, уныние.

Патриотическая деятельность церкви была высоко оценена правительством. 4 сентября 1943 года Сталин и Молотов приняли в Кремле митрополитов Сергия (Страгородского), Алексия (Симанского) и Николая (Ярушевича).

Инициатива этого приёма исходила от руководства страны. Митрополит Алексий все время блокады находился в Ленинграде, митрополит Николай был включён в состав государственной комиссии по учёту злодеяний немецко-фашистских захватчиков и много перемещался по стране, а митрополит Сергий был в эвакуации, в тылу.

В августе 1943 года всех их доставили в Москву. То, что произошло в Кремле, их просто ошеломило. Сталин от имени правительства выслушал их, отнёсся участливо и заботливо. Митрополит Сергий, вспоминая об этой встрече, говорил о Сталине: «Какой он добрый! А кто добрый, у того в душе живет Бог!»

Сталин, выслушав на этой встрече пожелания архиереев, пошёл им навстречу в создании органов управления церковью. Был избран патриарх. Таким образом, при большевиках в нашей церкви дважды было восстановлено патриаршество: в конце 1917 года, после трехвекового синодального периода, и в 1943 году, после почти двух десятков лет, когда во главе церкви был не патриарх, а его местоблюститель.

Русская церковь вновь обрела своего земного главу, своего предстоятеля, первого епископа среди равных – патриарха. Им стал Сергий (Страгородский). При нём был создан Синод для управления делами.

При этом по предложению Сталина церковь стали называть не Российской, а Русской Православной церковью. А патриарх не патриархом Московским и Всея России, а патриархом Московским и Всея Руси.

Сталин, будучи поэтом, почувствовал, что это звучит и более тонко, и более верно.

Началось возрождение полноты церкви, открылись духовные семинарии, стали действующими монастыри.

Когда-то «обновленцы» заявили, что монашество – это средневековая выдумка, но к 1930-х — началу 1940-х годов «обновленчество» себя полностью дискредитировало.

Значительной поддержки в обществе оно не имело, и поэтому, когда органы государственной власти приняли решение свернуть «обновленчество», люди, можно сказать, этого и не заметили.

Читайте также:  Музей Анны Ахматовой в Санкт-Петербурге — подробная информация с фото

Все видели, что существует единая Русская Православная Церковь, ее священнослужители прошли те же самые тяготы, что и всё общество. Время Великой Отечественной войны было временем очищения: из церкви ушли «волки в овечьих шкурах», те, кто служил только ради «хлеба куса». Молитвенники, подвижники и праведники стали заметны в общей массе духовенства.

Говорят, что сам Сталин почти монашествовал, жил очень скромно, выдержанно, отказывался от всех излишеств.

Будучи воспитанником православной духовной семинарии, он, как руководитель страны, хотел видеть в руководстве церкви людей честных и порядочных, нравственных.

Поэтому Русская Православная церковь, возрожденная в своей полноте в 1943 году — это продолжение лучших традиций христианства, лучших традиций православия.

  • После смерти Сталина «атеист» Хрущев-Перельмуттер опять начал взрывать храмы, точно по Талмуду.
  • Преследование Церкви
  • Со смертью Сталина закончилась эпоха «сталинского церковного ренессанса» и начался своеобразный реванш Талмуда и троцкизма.

7 июля 1954 года вышло Постановление ЦК КПСС о серьёзных недостатках в научно-атеистической пропаганде и мерах её улучшения.

В нём отмечалось, что оживление в деятельности Русской православной церкви и других религиозных групп, рост числа граждан, отправляющих религиозные обряды, наносит ущерб государственным интересам.

В связи с этим партийным и комсомольским организациям, Министерству просвещения было предписано активнее проводить антирелигиозную работу, систематически, со всей настойчивостью разъясняя верующим, что они находятся «в плену религиозных верований и предрассудков».

Это Постановление запустило атеистическую кампанию, в результате которой основная масса храмов и монастырей, открытых при Сталине, была вновь закрыта. Многие из них были не просто закрыты, но и разграблены, а некоторые храмы были полностью разрушены.

Всего за десять лет антирелигиозной кампании, продолжавшейся вплоть до отставки Никиты Хрущёва в 1964 году, было закрыто более десяти тысяч православных храмов, а число православных приходов сократилось вдвое.

Разграбление и уничтожение культурного наследия. «Безбожная пятилетка»

——————————————

Безбожная пятилетка

Спустя 70 лет после репрессий против Церкви коммунисты стали верующими, нашлись люди, готовые объявить Сталина оплотом веры, а атеизм ищет опору в гуманитарных ценностях

Александр СОЛДАТОВ

Разграбление и уничтожение культурного наследия. «Безбожная пятилетка»В середине мая 1937-го первая безбожная пятилетка, провозглашенная ЦК ВКП(б) с подачи главного атеиста Советского Союза Емельяна Ярославского, сменилась эпохой Большого террора. Те трагические годы принесли Православной церкви больше мучеников, чем вся история христианства. Однако современная Церковь не спешит заклеймить Сталина наравне с древними гонителями христиан — императорами Нероном, Траяном, Диоклетианом… Более того, слышны призывы, в частности, от группы религиозных деятелей, собравшихся вокруг газеты «Русь православная» (СПб) и альманаха «Православие или смерть» (Москва), канонизировать вождя, который в самый разгар войны положил начало нынешней Московской патриархии (МП).

Факт Большого террора 1937 — 1938 годов, в ходе которого погибло почти все духовенство и активные православные миряне Советского Союза, был на самом деле признанием провала безбожной пятилетки 1932 — 1937 годов.

Разумеется, атеистическая пропаганда, основная ответственность за которую была возложена на Союз воинствующих безбожников Емельяна Ярославского, в значительной степени подкреплялась репрессиями против духовенства, которые не прекращались с самого момента прихода большевиков к власти.

Однако именно по окончании безбожной пятилетки репрессии достигли апогея, представителей духовенства расстреливали каждый день сотнями. Современные историки объясняют это помимо прочего и тем потрясением, которое испытал Сталин, получив данные переписи населения 1937 года.

Согласно этим данным, итог беспрецедентных усилий воинствующих безбожников, которые обещали за пять лет добиться исчезновения из русского лексикона самого слова «Бог», выглядел так: две трети сельского населения и одна треть городского открыто исповедовали православие. И это в стране победившего атеизма!

Напомним, что, по данным Московской патриархии, в 1938 году в ее подчинении оставалось лишь около ста храмов на всей территории СССР. Сопоставление данных переписи (около 100 млн православных) и максимальной вместимости этих легальных храмов (около 300 тыс.

человек) приводит к выводу: сотни, если не тысячи пастырей, подвергаясь всевозможным опасностям, колесили по матушке России, совершая богослужения и требы у прихожан на дому.

В атеистической литературе того времени их называли «попами-передвижками», они считались одним из самых опасных антисоветских элементов.

Еще при жизни патриарха Тихона (умер в 1925 году) удалось создать сеть нелегального епископата, где каждый иерарх действовал самостоятельно, имел временную автокефалию, тайно рукополагая духовенство. Эта сеть хоть и значительно сократилась в конце 30-х, все же дотянула до 80-х годов.

СМЕНА ВЕХ

Сталинский режим сначала загнал всю церковную жизнь в подполье, а потом, оценив ее реальный масштаб, испугался ускользавшей из-под контроля катакомбной Руси.

С оккупацией по пакту Молотова — Риббентропа в 1939 году стран Балтии, западных областей Украины и Белоруссии, а также с присоединением Бессарабии и Буковины число приходов МП увеличилось в десятки раз. Перелом наступил в 1943 году.

В ночь на 4 сентября Сталин вызвал к себе в Кремль трех выживших митрополитов, Сергия, Алексия (оба позже стали патриархами) и Николая, и фактически поручил им воссоздать Московскую патриархию — Церковь с ярко выраженной патриотической идеологией и обширными внешнеполитическими задачами, связанными с планами Сталина по послевоенному переделу мира. Согласно этим планам, в зону прямого влияния Москвы — причем во многом по православной линии — должны были попасть славянские народы Восточной и Центральной Европы, Греция и Ближний Восток, где значительная часть населения исповедует православие. Одновременно внутри СССР все существующие православные объединения, за исключением разве что части старообрядцев, должны были войти в состав РПЦ МП, а фактически — подчиниться Совету по делам РПЦ, сформированному из кадровых офицеров спецслужб. Именно с момента создания этого совета грань между спецслужбами и РПЦ становится чрезвычайно зыбкой.

ПРАВОСЛАВНЫЙ СТАЛИНИЗМ И ТОЛЕРАНТНЫЙ АТЕИЗМ

Разграбление и уничтожение культурного наследия. «Безбожная пятилетка»

Как правило, православные поклонники кровавого тирана ссылаются на апокрифы, изложенные в популярном сборнике церковных мифов ХХ века «Россия перед Вторым пришествием», пережившем множество изданий (общий тираж уже близок к миллиону).

Там утверждается, что Сталин не только устраивал «крестные ходы с чудотворными иконами на самолетах» вокруг Москвы и Ленинграда, но тайно приезжал молиться по ночам в московский храм иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радость» на Ордынке, а перед смертью исповедался и причастился. Разумеется, никаких документальных подтверждений этим мифам не найдено.

Но им охотно верят люди, заблудившиеся между двух огней — евангельским учением о Царстве, которое «не от мира сего», и грезами о великой и могучей земной империи, богоизбранном русском народе.

Ради мечты о земном величии и превосходстве приходится закрывать глаза на хулу безбожной пятилетки, на кровь сотен тысяч мучеников, на униженное и раздавленное положение Церкви в СССР, которая не могла даже Евангелие дать почитать своим верным чадам, потому что его запрещали печатать.

Репутацию официального органа православных сталинистов по праву завоевала петербургская газета «Русь православная», основанная по благословению знаменитого духовного отца православных патриотов митрополита Иоанна (Снычева) и редактируемая его бывшим спичрайтером Константином Душеновым.

Русско-православный сталинизм замешан на ксенофобии, преимущественно антисемитской: «Сталин Россию от инородцев еще и очищал. И ему до сих пор не могут простить подготовку к массовой депортации евреев на Дальний Восток». В православном сталинизме видят и преемственность церковно-политического курса МП.

Дифирамбами Сталину переполнены церковные издания 40-х — начала 50-х годов прошлого века. Вот лишь несколько фраз из ставшего классическим надгробного слова патриарха Алексия I в день погребения вождя: «Нет области, куда бы не проникал глубокий взор нашего великого вождя…

Нашему возлюбленному и незабвенному Иосифу Виссарионовичу мы молитвенно, с глубокой, горячей любовью возглашаем вечную память». Ну что ж, сбылась молитва патриарха?

Совсем по-другому расценивают безбожную пятилетку и духовное наследие сталинизма в целом люди, обязанные, казалось бы, считать себя духовными преемниками Емельяна Ярославского и его подручных. Официальная КПРФ провозглашает приоритет религиозных ценностей православной цивилизации, Геннадий Зюганов пишет «глубоко духовную» книгу «Святая Русь и Кощеево царство».

Сознательные же атеисты (но не коммунисты), напротив, подчеркивают свою верность либеральным и гуманистическим ценностям. Вот, например, атеисты, объединенные в Российское гуманистическое общество, с одинаковым негодованием отметают как общеобязательный атеизм советского времени, так и общеобязательный православный всеобуч, насаждаемый в России современной.

***

.. Тогда, 70 лет назад, безбожная пятилетка, безусловно, провалилась, и Церковь попросту утопили в крови. Но лишь сегодня мы начинаем понемногу понимать: тоталитарное безбожие — это не самый страшный плод антирелигиозных кампаний советского времени. Безбожная канонизация тирана — еще страшнее.

Фото из архива «ОГОНЬКА»

Безбожная пятилетка в СССР 1932-1937

15 мая 1932 года товарищем Сталиным был подписан* Декрет правительства, фактически открывавший «безбожную пятилетку» в СССР, и ставивший цель: к 1 мая 1937 года полностью уничтожить понятия Бог и Церковь.

«Имя Бога должно быть забыто на территории страны», гласил документ, инициатором и вдохновителем которого стал Емельян Ярославский-Губельман, глава Союза воинствующих безбожников, главными лозунгами которого были: «Через безбожие — к коммунизму» и «Борьба с религией — это борьба за социализм».

Союз воинствующих безбожников уже в конце 1920-х годов насчитывал свыше 5 миллионов членов, объединенных в более чем 60 тысяч ячеек. На каждом членском билете СВБ были напечатаны антирелигиозные цитаты из трудов Сталина.

Тиражи антирелигиозной литературы также увеличивались год от года: если в 1927 году организации безбожников издали книг и брошюр общим объемом в 700 тысяч печатных листов-оттисков, то в 1930 году — уже свыше 50 миллионов. Тираж газеты «Безбожник» в 1931 году достиг полумиллиона экземпляров, а тираж журнала «Безбожник» — 200 тысяч.

Повсеместно организовывались кружки юных безбожников (к концу 1931 года в них было 2 миллиона человек). В 1932 году в государственном издательстве вышел и первый том пятитомного сборника председателя ЦС СВБ Ярославского «Против религии и Церкви». В 1931 году в стране было свыше 3000 безбожных ударных бригад (причем более половины из них — в Ленинграде), свыше 100 безбожных ударных цехов и заводов, около 300 безбожных колхозов.

Именно вышеуказанные силы должны были стать основными проводниками сталинского декрета.

Согласно ему, к 1932–1933 годам должны были закрыться все церкви и молитвенные дома, к 1933–1934 году исчезнуть все религиозные традиции, привитые литературой и семьей, к 1934–1935-м страну и прежде всего молодежь планировалось охватить тотальной антирелигиозной пропагандой, к 1935–1936 годам собирались уничтожить последних священнослужителей, а к 1937 году должна была исчезнуть из жизни сама память о Боге.

Но сознание русского народа оказалось очень консервативным. Перепись населения 1937 года, в опросные листы которой по распоряжению Сталина был включен пункт о религии, выявила удивительную картину: из 30 миллионов неграмотных граждан СССР старше 16 лет 84 % (25 миллионов) признали себя верующими, а из 68,5 миллиона грамотных — 45 % (более 30 миллионов).

Читайте также:  Платная и бесплатная парковка в центре санкт-петербурга

Итоги переписи быстро засекретили. Красные оккупанты России решили вновь перейти к более привычной тактике проверенной в 20-е годы: к физическому истреблению духовенства, как православного, так и сергианского (лояльного советской власти).

Если в 1934 году было арестовано 6 епископов, как православных, так и сергиан, то в 1935 году — уже 14, в 1936 году — 20.

В результате 10 мая 1935 года Митрополит Сергий (Страгородский) был вынужден распустить Временный Патриарший Синод и управлять всеми епархиями при помощи своего викарного епископа Сергия (Воскресенского) и канцелярии, состоявшей из секретаря и машинистки. При этом он остался непоколебимо верен новому «хозяину», которому в 1927 году присягнул на верность.

В 1937 году было арестовано 59 православных епископов и 39 обновленческих, расстреляв при этом шестьдесят. А всего в 1936–1938 годах, по некоторым оценкам, мученически пострадали за Христа около 200 архиереев.

Арестовывали и рядовых священнослужителей и мирян — либо по доносам, либо по подозрению в антисоветской деятельности, как представителей враждебного класса. Основные обвинения — это «фашистские заговоры, подготовка мятежей и шпионаж в пользу третьих стран».

Власть и ныне применяет те же формулировки к неугодным.

В 1937 году возобновилось массовое закрытие церквей: за 1935–1936 годы было закрыто около 10 000 церквей, в 1937 году — 8000, в 1938 году прекратило действовать более 6000 храмов. К 1941 году на территории СССР действовало около 300–400 храмов, в основном на территориях, присоединённых оккупациями. После начала войны их количество резко сократилось.

Поражение не опечалило большевиков. Сделав ставку на уничтожение храмов и священников, они успешно продолжили промывать умы своим гражданам. Союз воинствующих безбожников подключил к своей «воспитательной» работе комсомол и профсоюзы.

В 1938 году по инициативе Ярославского-Губельмана отделение истории и философии Академии наук СССР начало готовить двухтомник по истории религии и атеизма.

А в 1940 году в системе Академии наук организовали постоянную аспирантуру по истории религии и атеизма.

Именно безбожники, выращенные в СССР различными ярославскими-губельманами, стали той опорой, которая не дала окончательно стереть красный оскал с лица русского народа в конце ХХ века, став при этом отличной почвой для идей безбожного РФского шовинизма.

Что же до результатов сталинского декрета, то их озвучила Комиссия по реабилитации жертв политических репрессий:

1937 г. — арестовано 136 900 священно- и церковнослужителей, расстреляно 85 300.

1938 г. — арестовано 28 300 человек, расстреляно 21 500.1939 г. — арестовано 1500 человек, расстреляно 900.1940 г. — арестовано 5100 человек, расстреляно 1100.1941 г. — арестовано 4000 человек, расстреляно 1900.

Таким образом, к началу войны на территории СССР оставалось 5665 официально зарегистрированных священнослужителей всех возможных конфессий и течений. Если бы не советско-германская война, то скорее всего к середине 40-х сталинский декрет был бы полностью выполнен.

Безбожная пятилетка и взрыв Николаевского собора в 1932 году

Интересная информация, появившаяся в Сети пару 2-3 года назад, на которую я не обратил должного внимания. Мои комменты внизу.

«В семейных хрониках жива память и о Тимофее Трофимовиче Морозове, который в своё время предупредил моего отца о раскулачивании… Тимофей был убеждённым коммунистом.

Он верил в идеи социализма, был проводником идей Ленина и Сталина. Принимал участие и в претворении в жизнь «безбожной пятилетки», как её называли в народе. Секретарь Ленинского райкома партии города Мценска, он был в своём городе исполнителем воли Сталина по разрушению церквей, аресту священников.

Когда моя мать узнала, что краса и гордость города Мценска — Никольский собор — будет взорван, через свою сестру Наталью передала: «Тимоша, это — не прощаемый грех! Будет тебе большое горе!» А верующие старушки и вовсе кричали ему в след: «Гореть тебе в аду!» И всё же в 1932 году наш собор был взорван одновременно с храмом Христа-Спасителя в Москве…

В 1937 году район не выполнил встречный план по хлебозаготовкам. Тимофей Трофимович был вызван «на ковёр» в Орловский горком партии для нагоняя. Ему бы промолчать, но он ответил, что всё уже собрано и отобрано.

— Неужели вы хотите повторения голода тридцатых годов? Без семенного фонда людей оставляем! Опять дети весной будут «чибрики» собирать!

Тогда всем было знакомо это слово, чибрики — мороженная картошка, случайно оставленная осенью в поле. В голодные годы их собирали, мыли, чистили, перемалывали, смешивая с мукой или бардой, и… ели.

Слова Тимофея Трофимовича были расценены как антисоветчина, и стал он просто Тимофеем Морозовым, заключённым, осуждённым по статье 58/10 — антисоветская пропаганда.

Припомнили ему и то, что у его деда было пять десятин покупной земли!

Жене …, Наталье Ивановне, сообщили якобы умер Морозов от сердечного приступа.

Сбылось предсказание моей матери! А было Тимофею в то время всего тридцать пять лет. Реабилитирован он был в 1955 году…»

Теперь по существу без эмоций.Указанный Тимофей Морозов – действительно существовал:«МОРОЗОВ Тимофей Трофимович, 1903 г. р., уроженец с. Подмокрое Мценского р-на Орловской обл., проживал в пос. Вокзальные Выселки Залегощенского р-на Орловской обл., оргинспектор обл. промстрах-кассы. Арестован в 1938 г. Расстрелян.»Правда, ничего не сказано о том, что он был секретарем райкома партии, хотя на момент ареста могли перевести на другую должность (или не указать).«Безбожная пятилетка», упомянутая выше, началась в 1932 году, когда бюро «Союза воинствующих безбожников» утвердило «ряд решений для фронтального наступления на Церковь». Предполагалось охватить антирелигиозной деятельностью бОльшие слои рабочих и крестьян, издавать атеистическую литературу на языках всех народов СССР, довести число членов «СВБ» до 17 миллионов человек (было 5,7 млн), провести антирелигиозную подготовку учителей. Программа-максимум: «к 1 мая 1937 г. имя бога должно быть забыто на всей территории СССР».Емельян Ярославский (Миней Губельман) (1878‑1943) — руководитель «Союза воинствующих безбожников».Эта политика не обошла Мценск стороной – как раз в эту пятилетку были арестованы последние бывшие на свободе мценские священники (в скобках год ареста): Сергиевский Михаил Николаевич, диакон Николаевского собора (арест 1935),  Святицкий Александр Васильевич, Никитская ц. (1933), Троицкий Григорий Васильевич (1937), Ангелов Алексей Андреевич (1937), Гольцов Георгий Алексеевич, Архангельская ц. (1937), Соколов Сергей Ильич, Кукшинская ц. (1937), Троепольский Иван Егорович (1937).К удивлению «СВБ» перепись населения 1937 г. с пунктом о религии в опросных листах показала: из 30 млн неграмотных граждан СССР старше 16 лет 84% признали себя верующими, а из 68,5 млн грамотных — 45%. Это заставило власть «усилить накал»: кроме уничтожения духовенства возобновилось массовое закрытие (и уничтожение) церквей.

Автор статьи утверждает, что Николаевский собор в 1932 году «был взорван одновременно с храмом Христа-Спасителя в Москве». Последнее произошло 5 декабря 1931 года, хотя его обломки разбирали еще полтора года. Видимо, то же самое было и с мценским собором Св. Николая, а его фундамент со сводами основного объема стоял аж до конца 1950-х годов (см. мой пост Николаевский собор).

Храм Христа Спасителя после взрыва.Планам Е.Ярославского-Губельмана и Co не дано было сбыться – председатель «СВБ» умирает 4 декабря 1943 года, деятельность «безбожников» с началом Великой Отечественной войны постепенно сворачивается, и в 1947 году эта организация прекращает свое существование.До 1947 года во Мценске не действовала ни одна церковь (после этого и до 1990-х —  только одна Петропавловская). В Орле последняя действующая церковь по «безбожному» плану закрылась 25 июня 1941 года, но уже 4 апреля 1944 года «открывается» первая после избрания патриарха.Кстати, у «Союза воинствующих безбожников» не было законных оснований не то что взрывать, но даже закрывать церкви (мечети, синагоги и т.д.). Процесс шел по следующей схеме. Облисполком (или райисполком) принимал решение о закрытии церкви (например, в 1932 году). В дальнейшем, здание уже использовалось не по своему назначению, и, возможно, через несколько лет было частично разрушено (например, в 1937). Иногда выезжала комиссия соответствующего исполкома и оценивала состояние «бывших культовых» зданий, часто составлялся акт об аварийном состоянии.Пример из Тамбовской области:Затем на заседании райсовета депутаты-трудящиеся (вот там уже могли быть и «безбожники») рассматривали эти акты (были  и фотографии) и писали «просьбу» дать разрешение на разбор церквей, пришедших в непригодное состояние (порой для ремонта и строительства культурных и иных учреждений).(Ibid.)Про кирпичи и камни разрушенной Богоявленской (Кукшинской) церкви, которые пошли в основание дороги на Первогвардейской, я уже рассказывал.

«Культурный слой в северной части площадки [Мценского городища] … перекрыт строительным мусором» — читайте между строк археологический справочник 1992 года.

Этот «мусор» в виде битых красных кирпичей можно наблюдать и сейчас, если будете подниматься пешком вверх на Самород и дойдете до места, где когда-то стояла колокольня…

[Уважаемые читатели блога! При использовании материалов этого блога (в том числе в социальных сетях) убедительная просьба указывать источник: «amchensk.livejournal.com (Александр К.)».]
  • =====================================================================================
  • Источники.
  • Интернет:

1. Археологическая карта России. Орловская область. Под.общ.ред. Ю.А. Краснова. Москва. Изд. АВТО. 1992.2. Книга памяти жертв политических репрессий на Орловщине. Орел. 1994.etc.1.   Оценит время — Н. Морозов — Любовь Матвеева-Поротикова — 14.09.14 г.2.   Завтра была война — Николай МОРОЗОВ — Записала Любовь Матвеева-Поротикова.3.    Цыганская улица и Церковь Спаса Преображения.4.    Церкви города Мценска и их судьба после 1917 года.5.    Николаевский собор.6.   УТРАЧЕННЫЕ СВЯТЫНИ ЗЕМЛИ ТАМБОВСКОЙ.

Читайте также:  Сампсониевский собор в санкт-петербурге: фото и описание

Безбожная пятилетка

Форма централизованного планирования антирелиг. мероприятий Союза воинствующих безбожников (СВБ) в рамках общегос. планирования народного хозяйства. Впервые речь о необходимости проведения «антирелигиозной пятилетки» зашла в 1929 г., когда в ЦК ВКП(б) было подготовлено подписанное Л. М.

Кагановичем специальное письмо «О мерах по усилению антирелигиозной работы». На ХIV Всероссийском съезде Советов (10-18 мая 1929) в ряде выступлений содержались призывы «принять меры к массовому выходу трудящихся из религиозных общин» и объявить «безбожную пятилетку», как этого потребовал в статье «Чего мы ждем от II Съезда» ленинградский активист Союза безбожников И.

Я. Элиашевич (Антирелигиозник. 1929. № 6. С. 59). Председатель Союза Е. М. Ярославский на антирелиг. совещании в ЦК ВКП(б) 8 авг. 1929 г. важнейшей совр. задачей назвал создание многомиллионной антирелиг. орг-ции. В преддверии открытия 2-го съезда Союза безбожников один из его руководителей Ф. Олещук 2 июня 1929 г. в газ.

«Правда» заявил, что «для превращения Союза безбожников в массовую многомиллионную организацию… необходимо применить систему плановой вербовки членов». В постановление съезда был включен призыв к ячейкам Союза «органически увязывать свою работу с практическим осуществлением пятилетнего плана, т. к.

Союз является не только пропагандистской организацией, но передовым отрядом на фронте социального строительства». Съезд переименовал Союз безбожников в Союз воинствующих безбожников.

К нач. осени 1929 г. безбожники заговорили об объявлении Б. п., цель к-рой — «окончательно изжить религиозный дурман». Центральный совет (ЦС) СВБ в соответствии с тезисом И. В. Сталина об обострении в стране классовой борьбы, в к-рой одним из самых активных противников советской власти являются религ. орг-ции, начал разрабатывать план 1-й Б. п.

Перед активом СВБ ставились следующие задачи: 1) развернуть работу по полному «обезбоживанию» фабрики, села; 2) организовать соревнования между отдельными ячейками Союза: а) по количеству проведенных антирелиг. лекций, докладов, бесед и вечеров; б) по количеству охваченных им слушателей; в) по повышению читаемости антирелиг. лит-ры в б-ках; г) по лучшему проведению антирелиг.

кампаний, безрелиг. свадеб, похорон, октябрин и т. д. Идеологи СВБ рекомендовали местным ячейкам Союза активно вторгаться в сферу хозяйственной жизни: «Безбожники на селе организуют ударные группы по проведению агроминимума на полях, создают колхозы безбожников… группы безбожников по утеплению хлевов… Вокруг мероприятий, проводящихся в плане пятилетки органами сов.

власти, должна быть развернута разъяснительная антирелигиозная работа».

План «пятилетки Союза воинствующих безбожников» был утвержден на заседании исполнительного бюро СВБ 29 янв. 1930 г. В докладе Ярославского «О пятилетнем плане работы безбожников» говорилось: «Процесс сплошной коллективизации связан с ликвидацией… значительной части церквей… Мы не можем отрывать этот процесс от выполнения нашего пятилетнего плана.

Он идет рядом с процессом коллективизации… должен помогать ему». В 1929-1933 гг. перед безбожниками ставились задачи: создать в крупных центрах рабоче-крестьянские антирелиг. ун-ты или курсы по атеистической пропаганде, довести тираж газ. «Безбожник» до 1,5 млн экз. (в 1930 — 380 тыс.), тираж ж. «Антирелигиозник» до 100 тыс. экз., создать антирелиг.

музей мирового значения — «Дом безбожника» и др. Одной из главнейших задач 1-й Б. п. являлось довести численность СВБ до 10 млн чел. Несмотря на то что подсчет членов Союза производился по количеству отпечатанных и направленных на места бланков членских билетов, на заседании 3-го расширенного пленума ЦС СВБ 3-8 июня 1931 г. зам. председателя А.

Лукачевский доложил о достижении лишь 5-миллионного рубежа. Число «безбожников» не увеличивалось, районные, городские ячейки и даже областные отд-ния распадались, жизнь теплилась только в орг-циях «юных безбожников». Не отчитываясь о выполнении 1-го пятилетнего плана, руководство СВБ в сер. 1932 г.

приняло решение срочно начать разрабатывать планы 2-й Б. п.

В соответствии с лозунгами XVII Всесоюзной конференции ВКП(б) (30 янв.- 4 февр. 1932), определившей основной задачей 2-го пятилетнего плана развития народного хозяйства (1933-1937) построение бесклассового общества «и ликвидацию капиталистических пережитков (к к-рым относились и религ. убеждения.- Ред.) в сознании людей», исполбюро СВБ в кон. марта 1932 г.

утвердило «ряд решений для фронтального наступления на Церковь», главным из к-рых являлось «О работе среди верующих». На 2-ю пятилетку было намечено: 1) охватить антирелиг.

деятельностью все слои рабочих; 2) уделить особое внимание атеистической работе в деревне: создать безбожные ячейки в каждой машинно-тракторной станции, каждом совхозе и колхозе; 3) развернуть сеть районных курсов, районные СВБ под лозунгом «Вера в бога является контрреволюционной силой»; 4) работать с национальностями (к 1932 ячейки СВБ существовали у 96 народов и свыше 180 народностей СССР), издавать атеистическую лит-ру на языках всех народов, имеющих письменность; 5) довести к кон. 1933 г. число членов СВБ до 17 млн чел. (число членов СВБ в 1932, 5,7 млн чел., не было впосл. превзойдено); 6) газ. «Безбожник», выходившую раз в 5 дней, сделать ежедневной (притом что в стране выходило 30 др. антирелиг. газет и журналов). Первейшей задачей также объявлялась антирелиг. подготовка учителей. В результате всех этих мероприятий, как утверждали руководители СВБ, «к 1 мая 1937 г. имя бога должно быть забыто на всей территории СССР». Для расцерковления огромной страны требовалось большое число профессиональных антирелиг. пропагандистов и агитаторов. В 1931-1932 гг. эти кадры готовились в рабочих и колхозных антирелиг. ун-тах (к нач. 2-й пятилетки их насчитывалось 70), имелось 20 атеистических отд-ний в вузах и комвузах, 2 антирелиг. педагогических техникума, антирелиг. курсы и всесоюзный антирелиг. радиоуниверситет. Несмотря на это, задачи 2-й Б. п. также не были выполнены. В 1935 г. Ярославский, Лукачевский и др. руководители СВБ на Всесоюзном совещании вынуждены были признать, что «в стране существуют 10000 религиозных организаций, у многих миллионов людей не потеряна вера в бога, ячейки безбожников теряют своих членов». Провал атеистической работы они объясняли происками внутренних и внешних врагов, к-рых нашли в т. ч. и среди руководителей ЦС СВБ, а также вредительской деятельностью религ. орг-ций.

В апр. 1936 г. Сталин, ознакомившись с проектом программы Х съезда ВЛКСМ, в к-рый был включен тезис, предложенный Ярославским: «Комсомол решительно и беспощадно борется с религиозными предрассудками»,- подверг его критике: «Зачем решительно и беспощадно?..

Терпеливо надо разъяснять молодежи вред религиозных предрассудков, вести среди молодежи пропаганду материалистического мировоззрения, единственно научного». Эти слова были восприняты как указание на смену курса в антирелиг. работе. Несмотря на противоречия и споры, возникшие по этому вопросу между руководством ВЛКСМ и СВБ, Б. п. более не объявлялись.

Перепись населения 1937 г., во время к-рой 1/3 горожан и 2/3 сельчан объявили себя верующими, убедительно свидетельствовала о провале атеистической кампании. Материалы этой переписи были запрещены для использования, многие из тех, кто ее осуществлял, подверглись репрессиям. Когда в 1990 г. итоги переписи 1937 г.

были опубликованы, стало ясно, почему их так долго не обнародовали. Оказалось, что среди неграмотных правосл. верующие от 16 лет и старше составляли 67,9%, среди грамотных — 79,2%.

На 4-м расширенном пленуме ЦС СВБ (нач. 1938) Ярославский заявил, что необходимо усилить работу безбожников и добиться того, чтобы следующее десятилетие стало «временем полного освобождения масс от реакционного влияния религии». В 1939 г. в ж.

«Большевик» была опубликована статья Олещука, в к-рой вновь прозвучали призывы к активизации антирелиг. работы: «Всякий, даже самый советский поп — мракобес, реакционер, враг социализма», поэтому «задача 3-й пятилетки состоит в том, чтобы вытравить из сознания людей все эти пережитки…

сделать всех трудящихся атеистами». Понимая, что «вряд ли в третьей пятилетке удастся преодолеть все религиозные предрассудки», Олещук отнес полное искоренение религиозности к 1950-1955 гг. Однако руководство страны для дальнейшей антирелиг. работы избрало иные формы и методы, 3-я Б. п.

так и не была провозглашена, не состоялся и 3-й съезд СВБ.

Ист.: Безбожник. М., 1925-1941; Антирелигиозник. М., 1926-1940; Ярославский Е. М. Борьба за преодоление религии. М., 1935.

Лит.: Алексеев В. А. «Штурм небес» отменяется? М., 1992; он же. Была ли в СССР безбожная пятилетка? // Диспут. 1992. № 2. С. 12-23; Шкаровский М. В. Русская Православная Церковь при Сталине и Хрущёве. М., 1999. С. 95-118.

Гонения на христиан Россия. История. XX — XXI вв. Церковь и государство в России Русская Православная Церковь. История. XX–XXI вв. Безбожная пятилетка, форма централизованного планирования антирелигиозных мероприятий Союза воинствующих безбожников «БЕЗБОЖНИК» периодические атеистические издания в СССР АЛЕКСИЙ I (Симанский Сергей Владимирович; 1877 — 1970), Патриарх Московский и всея Руси, в 1945-1970 АЛЕКСИЙ II (Ридигер Алексей Михайлович; 1929 — 2008), Патриарх Московский и всея Руси (1990–2008) «ВОИНСТВУЮЩИЙ АТЕИЗМ» ежемесячный журнал, орган Центрального совета Союза воинствующих безбожников СССР ВРЕМЕННОЕ ВЫСШЕЕ ЦЕРКОВНОЕ УПРАВЛЕНИЕ НА ЮГО-ВОСТОКЕ РОССИИ (ВВЦУ ЮВР), сформировано на Юго-Восточном Русском Церковном Соборе ( 19-24 мая 1919 г.) ВРЕМЕННЫЙ СВЯЩЕННЫЙ СИНОД учрежден в 1923 г. св. Тихоном, Патриархом Московским и всея России ЕЛЬЦИН Борис Николаевич (1931 — 2007), гос. и политический деятель, Президент Российской Федерации (1991-1999) АНТОНИЙ (Храповицкий; 1863-1936), митр. Киевский и Галицкий, первоиерарх РПЦЗ БЕРИЯ Лаврентий Павлович (1899-1953), сов. гос. и полит. деятель, организатор массов. репресс. 30-х-нач. 50-х гг. ХХ в.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector