Вступление России в первую мировую войну. Переименование Петербурга в Петроград

САНКТ-ПЕТЕРБУРГ, 31 августа. /ИТАР-ТАСС/. Сто лет назад, в августе 1914 года, Санкт-Петербург исчез с карты Российской империи. Его немецкое название посчитали неактуальным и чуждым в условиях начавшейся войны с Германией.

Чтобы имя тогдашней российской столицы отвечало политическим реалиям и соответствовало славянскому духу, коим вдохновлялись защитники интересов братьев-славян на Балканах, название города решено было просто перевести на русский язык, и Санкт-Петербург чуть не стал Свято-Петроградом. Но в итоге возобладала краткая форма — Петроград.

С этим именем город прожил 10 лет, которые стали одним из самых сложных и драматичных периодов в его истории.

Газета «Санкт-Петербургские ведомости», также переименованная в «Петроградские», писала в тот день: «Волею державного Хозяина Земли Русской восприняла славянское наименование сама столица русского государства. Как ни свыклось наше ухо с названием столицы, но всегда в этом прозвище не чувствовалось ничего родного, и сам народ уже окрестил невскую столицу более упрощенным именем «Питер».

На эту тему

Вступление России в первую мировую войну. Переименование Петербурга в Петроград

Далеко не все в России посчитали переименование столицы правильным шагом. Многие относились к этому с иронией и обидой. Николай II, подписавший этот манифест 18 (31 — по новому стилю) августа, выслушивал насмешки по этому поводу даже от своей матери. «Скоро Петергоф назовут «Петрушкин двор», — опасалась вдовствующая императрица Мария Федоровна.

Тем не менее, антигерманские настроения в обществе набирали обороты, и дальнейшие инициативы по искоренению всего немецкого переходили даже на бытовой уровень. Появлялись, например, предложения заменить в обиходе немецкое слово «бутерброд» на английское «сэндвич» (поскольку Великобритания стала союзницей России по Антанте).

  • Славяне против германцев: борьба против “немецкого засилья”
  • Закрытие немецких заведений в Петрограде
  • Разгром посольства Германии 4 августа 1914 года
  • “Разжалованная столица”
  • Санкт-Петербург в 1914 году
  • Проекты, остановленные войной
  • Последующие переименования города

Первая мировая война была уникальна для российского общества тем, что ее приближение не столько пугало, сколько вызывало энтузиазм, который весьма активно поддерживался и подогревался официальной пропагандой. Заголовки петербургских газет тех дней — “В преддверии войны”, “В ожидании войны” — словно торопили начало военных действий в поддержку Сербии, уже вовлеченной в конфликт с Австрией и Германией.

“Россия — единственная страна в Европе, где достаточно идеализма, чтобы воевать из-за чувства. Ее народ не уклоняется от жертв за веру и братство. Остерегайтесь довести эти чувства до крайних пределов”.

Немцы появились в Петербурге с момента его основания. Большинство потомков ранних переселенцев к середине ХIХ века уже совсем слились с русскими. Во второй половине ХIХ века группа немцев, третья крупнейшая нерусская группа в городе, состояла из старожилов, иностранцев, выходцев из Прибалтики и небольшого числа колонистов.

Более 11% немецких жителей Петербурга сохраняли германское и австрийское подданство.

К 1914 году численность немецкого населения Санкт-Петербурга составляла около 43 тыс человек, или 2,5% от общего количества горожан. Немцами были почти 20% почетных горожан, 12% петербургских купцов, немецкое дворянство наряду с польским составляло крупнейшую группу нерусских дворян, как личных, так и потомственных. Немецкого происхождения были от 15 до 20% высших офицеров русской армии.

Немцы присутствовали во всех слоях петербургского населения – от высшей аристократии и царской семьи до мастеровых и ремесленников.

Много немцев было среди оптовых торговцев и хозяев специализированных лавок. Лучшие магазины в центре города принадлежали немцам и французам, немцы владели многими первоклассными ресторанами и гостиницами, содержали аптеки, булочные, кондитерские, разнообразные мастерские, были владельцами предприятий в различных отраслях промышленности.

Продолжение

В декабре 1914 года в Петрограде были закрыты все немецкие газеты и немецкие учреждения. В феврале 1915 года подданным Германии и Австрии было законодательно запрещено “и притом навсегда” приобретать какие бы то ни было права на недвижимость в Российской империи, включая Финляндию. Им разрешалось лишь нанимать жилье на определенный срок.

По Петрограду прокатилась волна антинемецких погромов. Исчезали венские булочные и немецкие колбасные. Патриоты громили немецкие лавки и мастерские. Подчас доставалось и евреям, чьи фамилии по звучанию напоминали немецкие, поэтому на некоторых торговых точках даже появлялись объявления: “Это не немецкая, а еврейская лавка”.

Патриотически настроенные представители общественности предлагали отказываться от немецких слов в обиходе, заменяя их русскими или заимствованиями из других языков.

Например, современники вспоминали, что предлагалось заменить немецкое слово “бутерброд” на английское “сэндвич”, поскольку Великобритания выступила в этой войне союзницей России.

Позднее за публичные разговоры на немецком могли наложить крупный штраф – до 3 тыс. руб.

Игнорируя все немецкое внутри страны, россияне отказывались и от зарубежных благ.

В первые дни войны петербургские газеты сообщали о массовом возвращении отдыхающих с курортов Австрии и Германии: “Поезда, прибывающие из-за границы, в особенности из австрийских курортов Франценбад, Карлсбад и др.

, переполнены пассажирами, главным образом, русскими, спешащими покинуть пределы Австрии. Многие лица, собравшиеся в отъезд за границу для лечения, возвращают обратно железнодорожные билеты”.

“Вражда к немцам продолжает высказываться по всей России с силой и настойчивостью, — писал в августе 1914 года французский посол в Петербурге Морис Палеолог.

— Первенство, которое Германия завоевала во всех экономических областях русской жизни и которое чаще всего равнялось монополии, слишком оправдывает эту грубую реакцию национального чувства”.

Подкрепляя свою мысль, он приводит данные о том, что в 1913 году Россия ввезла германских товаров на 643 млн рублей, при этом объем импорта из Великобритании составил 170 млн, из Франции – 56 млн, из Австро-Венгрии – 35 млн руб.

Немцы меняли фамилии на русские

Под влиянием антинемецких настроений сотни немцев покидали Петроград, другие старались приспосабливаться к новым условиям, например, меняя немецкие фамилии на русские.

В августе 1915 года министр внутренних дел Николай Щербатов обратился в Государственную Думу с просьбой “помочь прекратить травлю всех лиц, носящих немецкую фамилию”, поскольку “За последние 200 с лишним лет многие семейства, носящие немецкие фамилии, сделались совершенно русскими, многие из них жили и живут совершенно общей жизнью с нами, многие, имена их известны и в русской науке как имена совершенно русские, и верность многих из них России вне всякого сомнения.”.

Самой нашумевшей антинемецкой акцией первых дней войны в столице стал разгром посольства Германии 4 августа 1914 года.

Массивное гранитное здание германского диппредставительства на Исаакиевской площади, 11, построенное в 1911-13 гг по проекту архитектора А. Беренса, вызывало недовольство градозащитников и ценителей архитектуры.

Предметом самой яростной критики были установленные на крыше посольства две работы берлинского скульптора Э.

Энке — внушительные по размеру мужские фигуры с конями в поводу – считается, что автором этой идеи был лично германский император Вильгельм II, утверждавший проект здания.

Вильгельм II впервые побывал в Петербурге еще кронпринцем, в 1894 году, когда он приехал в столицу России вручить прусскую награду — орден Черного орла своему кузену, наследнику русского трона, будущему императору Николаю II. В дальнейшем он еще несколько раз приезжал в Петербург, чтобы, как он писал в своих мемуарах, «подчеркнуть перед всем миром хорошие отношения с Россией».

В ранге императора Вильгельм II посетил Петербург летом 1897 года. Тогда же он стал русским адмиралом, присоединив это воинское звание к статусу шефа нескольких частей русской армии, в том числе Лейб-гвардии Санкт-Петербургского Короля Фридриха-Вильгельма III полка.

Шефство над этим полком прусские короли, а за ними германские императоры вели с 1838 года. Вильгельм был шефом этой гвардейской части с 1888 по 1 августа 1914 года /до начала первой мировой войны/. 24 августа 1914 года полк был переименован в Лейб-Гвардии Петроградский полк.

В петербургских музеях сохранились личные вещи кайзера, в том числе, мундир этого полка.  

Продолжение

Вопрос о переименовании столицы стал закономерным итогом этих настроений.

Сторонники славянской перемены для Санкт-Петербурга приводили исторические примеры, цитировали Пушкина, называвшего город Петроградом в поэме “Медный всадник”, вспоминали Екатерину II, издававшую указы в “Граде Святаго Петра”. Одной из главных претензий к немецкому названию столицы была его сложность для русского языка, на которую указывали еще в XVIII-XIX вв.

С инициативой смены имени города выступила чешская колония Петербурга, которая 31 июля выступила с призывом: “Пора исправить ошибку предков, пора сбросить последнюю тень немецкой опеки. Мы, чехи, просим общественное управление столицы войти с ходатайством на Высочайшее Имя об утверждении и обязательном впредь употреблении русского названия столицы “Петроград”.

Современники вспоминали, что Николай II, на которого оказывалось весьма интенсивное давление по этому поводу, считал переименование столицы своего рода военной мерой.

Петербуржцам не понравилось новое название города

Что касается петербуржцев, то далеко не все из них встретили новое имя родного города благосклонно. В городе росло недовольство, в разговорах звучала обида – “город переименовали, не спросясь, точно разжаловали”, — вспоминал управляющий канцелярией ведомства землеустройства и земледелия Иван Тхоржевский.

Читайте также:  Мемориальный музей-квартира актеров Самойловых

Несмотря на то, что официальная пропаганда объявляла, что “новое имя столицы приветствуется всей Россией и славянским миром”, сторонников нового имени было крайне мало – напротив, в мемуарах того времени можно встретить сведения о том, что “весь город глубоко возмущен и преисполнен негодования на эту бестактную выходку”.

Зинаида Гиппиус писала в своей “Синей тетради”: “По манию царя Петербург великого Петра — провалился, разрушен. Худой знак! Воздвигнуть некий Николо-град — по казенному “Петроград”.

Толстый царедворец Витнер подсунул царю подписать: патриотично, мол, а то что за “бург”, по-немецки”.

Возвращаясь к этой теме позднее, она признавалась в своих дневниках, что название “Петроград” для нее оскорбительно – писательница называла его “созданием растерянной челяди, что, властвуя, сама боится нас…”

Скоро Петергоф назовут “Петрушкин Двор

Мария Федоровна

мать императора, вдовствующая царица

  1. Население: 2 073 800 чел.
  2. Пятерка крупнейших наций: русские — 82%, белорусы 3,7 %, поляки 3,4%, немцы 2,5%, евреи 1,8%
  3. Площадь: 31 682 га (почти вдвое больше площади Москвы)

Число абонентов городской телефонной сети: в 1914 г – около 50 тыс., в 1916 г – более 56 тыс.

В 1914 году столица Российской империи потребила почти 110 млн пудов угля и почти 13 млн пудов нефти.

Бизнес и финансы

К 1914 году Петербург был одним из главных банковских центров страны. В столице действовали 13 банков с суммой балансов 4432,7 млн рублей.

Городские предприятия обеспечивали более половины дохода города, остальное обеспечивалось за счет доходов от городского имущества, оброчных статей, налогов (на недвижимость, торговлю, промыслы).

Транспорт

В 1913 году в городе было 2585 легковых автомобилей, в том числе 221 казенных и 385 такси. В то же время в городе было около 13 тыс. извозчиков.

В 1907 году открылось автобусное движение. Городской автопарк насчитывал 14 автобусов, двигавшимся по двум маршрутам.

В тот же год была пущена первая линия электрического трамвая. К 1917 году в Петрограде было 19 маршрутов, протяженность трамвайных путей составляла 146 км.

Скорость движения транспорта в центре Петербурга по правилам 1901 года ограничивалась 12 верстами в час.

Цены и зарплаты в 1913-14 гг

Пуд мяса в Петербурге в 1913 году стоил 9 руб. 38 коп. (телятина — 13 руб.), пуд яблок — 3 руб. 65 коп., пуд живой щуки — 13 руб. 27 коп., сотня моркови — 1,64 руб., фунт ржаного хлеба 3 коп., ситного — 5 коп., пуд гречневой крупы 1,51 руб., пуд масла сливочного — 15,25 руб.

Дневная зарплата землекопа составляла 1,5 руб., каменщика — 1 руб. 97 коп., кузнеца — 2,26 руб., плотника — 1, 87 руб., слесаря — 2, 63 руб., столяра 2,34 руб., токаря 2,50 руб., чернорабочего — 1,24 руб.

Ассигнования на нужды военного времени в Петрограде составили в 1914-15 гг около 18% городского бюджета – более 10 млн руб. К концу войны эта цифра составляла 17 млн руб., или 26% бюджета.

Источник: Краткий свод статистических данных по гор. Петрограду за 1913 год

Ладожский водопровод – проект предполагал радикальное переустройство водоснабжения Петербурга.

Застройка пригородов и деление города на районы по их назначению – административные, жилые, промышленные, торговые, рекреационные, каждый район с предельным лимитом плотности населения, высотным регламентом и др . Проект предложен Л.Н.Бенуа в 1916 году.

Проект метрополитена – был подготовлен к 1917 году, предполагал два варианта строительства стоимостью 85 и 112 млн руб. Протяженность подземно-надземного метрополитена должна была составить 19 или 25 км (в зависимости от проекта), доходность закладывалась на уровне 13 млн руб. в год.

С именем Петроград город существовал десять лет. В январе 1924 года, на четвертый день после смерти Ленина, Второй съезд Советов СССР, идя навстречу пожеланиям «скорбящих трудящихся», принял решение переименовать Петроград в Ленинград.

В постановлении 26 января подчеркивается, что просьба Петроградского Совета рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов была поддержана резолюциями рабочих всех фабрик и заводов города.

Ряд историков полагают, что подлинным инициатором этого переименования был глава Петросовета Григорий Зиновьев, возглавлявший одновременно и Исполком Коминтерна (Коммунистического Интернационала), который таким образом рассчитывал поднять и собственный престиж.

Присвоение имени Ленина подтверждало статус города как центра всемирного коммунистического и революционного движения.

К тому времени Петроград уже не был столицей России, и современные петербургские краеведы считают, что это стало даже позитивным фактором в тех условиях.

«Перенос столицы в определенной степени спас наш город от разрушения, потому что первые советские планы переустройства Москвы не пощадили многих памятников.

При таком подходе вряд ли удалось бы сохранить неприкосновенным облик таких улиц, как Гороховая или Итальянская», — уверен член городской Топонимической комиссии Алексей Ерофеев.

Горожане, едва привыкшие к имени Петроград, встретили новое переименование также без восторга. В сентябре 1924 года, когда в городе произошло сильнейшее наводнение, вода поднялась на 369 см выше ординара и не отступала больше недели, разрушив около 5 тыс. зданий, жители мрачно шутили, что их город «утонул Петроградом, а выплыл Ленинградом».

Старые петербуржцы игнорировали новое название города, насмешливо называя его «Санкт-Ленинбургом», так же, как игнорировали новые названия улиц, и в городских справочниках старые имена встречались рядом со старыми вплоть до января 1944 года, когда было принято решение вернуть исторические названия Дворцовой площади, Невскому проспекту и еще двум десяткам улиц, набережных и площадей.

По мнению историков, то, что город носил имя основателя Советского государства, спасло его в годы Великой Отечественной войны, поскольку сдача города Ленина имела бы не только стратегическое, но и огромное идеологическое значение.

Возвращение исторического имени

Имя Ленинград северная столица носила до 6 сентября 1991 года, когда указом Президиума Верховного Совета РСФСР городу было возвращено историческое название Санкт-Петербург. Переименование стало результатом референдума 12 июня 1991 года, когда за это высказались 54% горожан.

«Думаю, большинство противников переименования в первую очередь возражали, так как была Ленинградская блокада, один из символов города, и, во-вторых, боялись, что много уйдет средств, — вспоминает тогдашний председатель Ленсовета Александр Беляев. – Но средств ушло немного, из текущих расходов, которые и так были бы сделаны». «Когда мы возвращали первоначальное имя, мы хотели, чтобы это послужило во благо городу, в его мирное развитие», — говорит он.

По словам Беляева, возвращению имени Санкт-Петербург также предшествовали многочисленные обсуждения. «Много обсуждалось вариантов – Свято-Петроград, Невоград, Петроград, но возобладало Санкт-Петербург, — вспоминает экс-глава Ленсовета.

– Мы все мечтали, чтобы город вернул себе тот блеск, лоск, ту красоту и то значение, которое он имел на протяжении многовековой своей истории, функции центра международного общения».

За указом о возвращении исторического имени последовал довольно долгий переходный период, когда в ходу были оба названия, и за счет этого новое переименование, третье по счету, почти ничего не стоило городу, — отмечает А.Беляев.

Данью памяти о подвиге ленинградцев в годы блокады является новая традиция – в памятные даты, связанные с Великой Отечественной войной, название Ленинград употребляется наравне с официальным Санкт-Петербург.

Переименование Петербурга в 1914: роковая смена имени — BBC News Русская служба

  • Лев Лурье
  • для bbcrussian.com

Вступление России в первую мировую войну. Переименование Петербурга в Петроград

Автор фото, RIA NOVOSTI

Подпись к фото,

Манифестация дворянства и купечества у Зимнего дворца в Петрограде, в день объявления манифеста о войне с Германией. (Снимок сделан в июле 1914 года). Репродукция 1963 года Н.Пашина.

Сто лет назад 31 августа 1914 года Петербург переименовали в Петроград.

Заканчивался первый месяц мировой войны. Для России и ее союзников он складывался скорее неудачно. Немцы подходили к Парижу. В Восточной Пруссии была окружена 2-я русская армия. 30 августа ее командующий генерал от кавалерии Александр Самсонов застрелился. Радовали только успехи в Галиции, русские войска подходили к Львову.

Зато в Петербурге продолжался невиданный патриотический подъем. Разгромили посольство Германии на Исаакиевской площади, убили ни в чем не повинного посольского кельнера. Побили стекла в магазинах германских и австрийских поданных. Закрыли все немецкие газеты.

Изгнание Вагнера из репертуара Мариинского театра объясняли так: многие русские певцы от пения Вагнера сорвали голос, вспоминает даже один случай самоубийства. Слово «бухгалтер» повсеместно замещено словом «счетовод».

Обладатели немецких фамилий меняют их на русские: Саблер стал Десятовским, Ирман — Ирмановым, Гурлянд — Гурьевым, Штюрмер желает стать Паниным. Пора было задуматься и о переименовании столицы России.

Первыми с такой инициативой выступили проживавшие в Петербурге чехи: «Ныне вполне своевременно и уместно вспомнить почин длинного ряда русских деятелей и мыслителей XVIII и начала XIX веков, которых коробило немецкое название нашей столицы. Мы, чехи, просим общественное управление столицы войти с ходатайством на Высочайшее Имя об утверждении и обязательном впредь употреблении русского названия столицы «Петроград»».

Как позже, по другому случаю, заметил Владимир Ленин: «Обрусевшие инородцы всегда пересаливают по части истинно русского настроения». Инициативу братьев – славян мало кто заметил. Как оказалось, зря.

Читайте также:  Музей-квартира михаила зощенко в спб – последний дом писателя

31 августа было опубликовано высочайшее повеление Николая II «Об именование впредь города Санкт-Петербурга — Петроградом». Считается, что не сам государь стал инициатором нового названия столицы, его предложил министр землеустройства и земледелия Александр Кривошеин.

Но хотя название «Петроград» упоминается и в пушкинском «Медном всаднике», энтузиазма переименование не вызвало. Сердитая Зинаида Гиппиус припечатала авторов нового названия столицы:

«Кто посягнул на детище Петрово?

Кто совершенное деянье рук

Смел оскорбить, отняв хотя бы слово,

Смел изменить хотя б единый звук?

Чему бездарное в вас сердце радо?

Славянщине убогой? Иль тому,

Что к «Петрограду» рифм гулящих стадо

Крикливо льнет, как будто к своему?»

Особенно фраппированы были «мирискусники», придумавшие, собственно говоря, образ петровского Петербурга заново, первые сознательные патриоты города.

Их вождь Александр Бенуа: «Петербург или Петроград – это вовсе не шутки, а это вся история России, все ее будущее, весь ее исторический смысл.

Свободная творческая воля или рабская покорность, движение вперед, вширь, в мир, или замкнутость китайской стеной, вселенность или местность, “столичность” или “провинциализм».

Художник Константин Сомов: «Поражение наших войск, уничтожено два корпуса, убит Самсонов. Позорное переименование Петербурга в Петроград!».

Искусствовед, брат полководца, Николай Врангель: «Не говоря о том, что это совершенно бессмысленное распоряжение, прежде всего, омрачает память о великом преобразователе России, но обнародование этого переименования » в отместку немцам» именно сегодня, в день нашего поражения, должно быть признано крайне неуместным».

Город наш менял за время своего существования названия четырежды: Петербург – Петроград – Ленинград – Петербург. Ни одно не влекло такого обвала несчастий как первое из них. Сначала немецким сочли имя города, потом всех немцев верой и правдой служивших России, а потом и правящую династию.

В 1915 году на линкоре «Гангут» балтийские матросы бунтовали под крики: «долой немцев», » «из-за немцев наши большие корабли не действуют», в 1916 убили как «немецкого шпиона» Григория Распутина, а в феврале 1917 одним из главных лозунгов масс стало свержение немки – императрицы и готового заключить сепаратный мир императора – германофила.

Смена имени оказалась роковой, самый плодотворный петербургский период русской истории уходил в прошлое.

Как писал историософ Николай Анциферов: «Лишение города векового имени должно было ознаменовать начало новой эры в его развитии, эры полного слияния с когда то чуждой ему Россией.

Оживший Медный Всадник явится на своем «звонко скачущем коне» не во главе победоносных армий своего злосчастного потомка, а впереди народных масс, сокрушающих прошлое…».

Не надо менять имена столиц и музыку гимнов. Это – чревато.

«Ничего немецкого нам не надо!»

18 августа (по новому стилю — 31 августа) 1914 года, через месяц после вступления России в Первую мировую войну, решением императора Санкт-Петербург был переименован в Петроград.

К столетию этого не потерявшего актуальности события Андрей Борзенко составил хронику распространения германофобии в первые месяцы войны, а Григорий Ревзин объяснил, к чему приводит вышедший из-под контроля патриотизм

Разгром германского посольства. После митинга на Невском просп. огромная толпа манифестантов с флагами и портретами обожаемого Монарха направилась к германскому посольству.

По пути манифестанты бросили несколько камней в редакцию немецкой газеты «Цейтунг» и в расположенный под ней немецкий магазин. С ресторана «Вена» на улице Гоголя манифестанты сняли флаги с подъезда.

У германского посольства манифестантов встретил большой отряд жандармов и конных городовых. С криками «ура» и «долой немцев» толпа прорвала цепь полиции и проникла к зданию германского посольства. В окна посольства посыпались камни.

Дружными усилиями они свалили германский герб и сорвали германский флаг. На флагштоке взвился русский флаг. После этого манифестанты перенесли свои действия во внутренние помещения посольства.«Петербургский листок», 23 июля 1914 года

Разгром немецкой кофейни.

Кто-то из толпы крикнул, что на углу Садовой против места, где русские люди ежедневно собираются выражать свои патриотические чувства, помещается немецкая кофейня, из окон которой, быть может, шпионы наблюдают за русскими и доносят своему правительству. Толпа немедленно потребовала закрыть кафе, вошла внутрь и разбила все стекла.«Новое время», 23 июля 1914 года

Условные русские подданные. Всякой благости есть предел, и за зарубежными немцами должен быть установлен строгий надзор. Поэтому присутствие и оставление на свободе германцев и австрийцев в столице и в городах России не может быть терпимо.

Одинаково надо теперь же начать высылать на Восток всех так называемых условных русских подданных, которые, приняв наше подданство, в то же время с благословения императора Вильгельма считаются и германскими подданными. Исключений — никому.

«Новое время», 2 августа 1914 года

Наша столица — Петроград. В дни страшного поединка между германским миром и славянским переименование столицы вполне естественно в чисто славянском духе. И вот наша столица — Петроград.

Как-то ближе и ласковее звучит это название русскому слуху! В Петрограде, как умственном и государственном центре России, засияет отныне новая эпоха, в которой уже не будет места немецкому засилью, распространившемуся по Руси в петербургский, изжитый, к счастью, период нашей истории.«Петроградские ведомости», 20 августа 1914 года

Переименование улицы. Несколько дней назад жители Немецкой ул. Москвы подали в городскую управу заявление, в котором просили переименовать их улицу. Не дожидаясь ответа, жители в четырех местах залепили бумагами дощечки с наименованием улицы.«Петроградские ведомости», 20 августа 1914 года

Дети перед лицом войны.

На днях в газетной хронике был отмечен следующий печальный факт: девочка, наслушавшись о жестокости немцев, увидела во сне, что попала в руки пруссаков, и в паническом ужасе, воображая, что спасается от преследования неприятеля, не просыпаясь, выбросилась из окна. К счастью, она упала на кучу строительного мусора, и потому не расшиблась насмерть, а лишь отделалась тяжкими ушибами.«Петроградские ведомости», 20 августа 1914 года

Камень рабов. Ничего немецкого нам не надо! Янтари в виде ожерелья, бус и всевозможных pende loques — вот последнее, что мы получили из Германии в качестве articles de Berlin.Янтарь — камень рабов.Сколько крови, слез и отчаяния связано с этими кусочками смолы, обточенными жесткой водой Немецкого моря.

Не надо больше носить янтарь.

«Новое время», 21 августа 1914 года Перерождение. Большие события наших дней с курьезной правдивостью обнажили маленькую обывательскую психологию. До войны газетные столбцы пестрели объявлениями «немок-бонн», предлагающих свои услуги. Теперь быть немкою стало немодным и все эти бонны куда-то исчезли. Появляются изредка объявления «немок — русских подданных», а то все «латышки» и «лифляндки». Раньше «немки-бонны» неизменно оказывались латышками и лифляндками, но оне тщательно скрывали это:— Ничего подобного! Я — чистокровная берлинка.Но вот пришли другие времена, и действительно чистокровные немки готовы выцарапать глаза всякому, кто осмелится не признать, что оне:

— Латышки или лифляндки…

«Петроградские ведомости», 22 августа 1914 года

Исключение немцев из клуба. Комитет петроградского парусного клуба единогласно постановил исключить из состава членов клуба всех германских и австрийских подданных.«Петроградские ведомости», 23 августа 1914 года

Оскорбительный звук немецкой речи. Перед Обуховской больницей задержано уличное движение, на тротуарах замершая толпа, а посредине улицы суетятся одетые в белые халаты фельдшера и сестры милосердия, снуют сиделки и санитары.

Все с благоговейным сочувствием глядят на страждущих героев, не произнося ни слова; только какая-то немка тараторит по-немецки, объясняя семилетнему сыну каждое движение санитаров. Эта немецкая речь оскорбительно звучит в этом месте. Судорога сжимает мне горло, не могу произнести ни слова и лишь укоризненно гляжу на немку.

Она поняла мой взгляд и заволновалась:— Komm, komm, Kinderchen! Ити, ити, теточка! — потащила она сына.В толпе раздались по ее адресу недружелюбные возгласы.

Час спустя иду по пустынной улице с пожилой француженкой, оживленно беседуя по-французски, вдруг за спиной слышу возглас: — Марш в Берлин лопотать по-немецки! а здесь не смей: здесь Рассея!Оглядываюсь и вижу группу рабочих с крестами ратников.

Сперва у меня вызывает улыбку это недоразумение, затем мне становится обидно,— но, вспомнив свои чувства перед Обуховской больницей при звуках немецкой речи, я начинаю ясно представлять себе ощущения этих не знающих иностранных языков людей и объясняю им, что мы говорим по-французски, так как моя спутница — француженка, не говорящая по-русски. Все смущены своей ошибкой, но вот какой-то разбитной парень нашелся и рявкнул во все горло:

— Vive la France!

«Петроградские ведомости», 24 августа 1914 года

Прекращение выдачи денег немцам. Городская управа постановила прекратить выдачу денег поставщикам и фирмам, принадлежащим к числу подданных враждующих с нами народов, ввиду того, что все торговые конвенции с ними считаются прерванными.«Петроградские ведомости», 29 августа 1914 года

Читайте также:  Океанариумы Санкт-Петербурга

Бойкот немецких препаратов. На собрании врачей в Москве решено в ответ на зверства, проявленные немецкими врачами, бойкотировать немецкие фармацевтические препараты и обратиться ко всем русским врачам с предложением не прописывать больным немецких препаратов.«Петроградские ведомости», 29 августа 1914 года

Письмо в редакцию. Не признаете ли возможным указать Петроградскому городскому начальству, что дальнейшее существование «Фурштадтской» улицы не может быть терпимо? Обыватель.«Петроградские ведомости», 30 августа 1914 года

Высылка немецких подданных. Из Аренсбурга сообщают «Риж. Вестнику»: Со дня войны у нас проживают австрийские и германские подданные, и только недавно трех выслали.

Местное русское и эстонское население недоумевает, как на острове Эзеле могут так долго и свободно проживать германцы и австрийцы.

Тревога усиливается и тем, что на острове очень часто наблюдаются разноцветные сигнальные огни.«Петроградские ведомости», 19 сентября 1914 года

Замена звания «фельдшер». Общество российских фельдшеров возбудило ходатайство перед министром внутренних дел о замене звания «фельдшер» как слова немецкого происхождения на соответствующее русское: для лиц, окончивших фельдшерские школы – «лекарский помощник», для ротных же фельдшеров – на звание «санитар».«Петроградские ведомости», 20 сентября 1914 года

Исключение немцев из обществ. Московское архитектурное общество и кружок правильной охоты постановили исключить всех германцев и австрийцев.

Тот же вопрос в литературно-художественном кружке встречает значительные препятствия со стороны некоторых из директоров и действительных членов.

Идет агитация против исключения членов-немцев, которых всего пять.«Петроградские ведомости», 21 сентября 1914 года

Бойкот немецких книг. Петроградские букинисты отказались от подержанных немецких книг и учебников и продают запасы таковых за бесценок.«Петроградские ведомости», 24 сентября 1914 года

Конфискация немецкого цемента. Вчера утром член управы А. Н. Шлейфер, узнав о том, что в городских буянах имеется на хранении цемент, сданный германскими подданными, распорядился не выдавать его владельцам и подвергнуть конфискации.«Петроградские ведомости», 27 августа 1914 года

Списки немецких подданных. Вчера вечером (петроградский.

— «Ъ») градоначальник экстренно затребовал от участковых приставов: 1) алфавитные списки неприятельских подданных, призреваемых в богоугодных заведениях, и русских галичан, 2) такие же списки русских православных женщин, через замужество ставших австрийскими и германскими подданными, и их несовершеннолетних детей.«Биржевые ведомости», 13 января 1915 года

Немецкое засилье на бирже. В мае предстоит избрание нового состава выборных московского биржевого общества. Оказывается, что и тут велико немецкое засилье.

Среди фамилий лиц, имеющих право участвовать в выборах, много нерусских.

Но теперь сознание русских промышленников начинает пробуждаться, явилось и течение в пользу того, чтобы изъять из состава выборных представителей с немецкими фамилиями.«Время», 11 апреля 1915 года

Борьба с немецким капиталом. Целый ряд фирм, которые мы привыкли считать английскими, французскими, бельгийскими, оказываются, по словам сведущих лиц, причастными к немецкому капиталу. Все это в значительной степени затрудняет борьбу с немецким засильем и вместе с тем заставляет часто страдать интересы фирм, ничего общего с немцами не имеющих.«Время», 13 апреля 1915 года

Борьба с немецким языком.

Русское общество потому теперь решило бороться с немецким языком, что он несет с собой не метафизику Канта, не диалектику Гегеля и романтизм Шиллера, а дрянные немецкие товары, гибельно влияющие на развитие нашей русской промышленности.

Путем уничтожения форсированного преподавания немецкого в школах мы боремся не с Гете и Шеллингом, а с немецкими изделиями, немецким милитаризмом и немецкой самодовольно-надменной тупостью.«Время», 21 апреля 1915 года

Скандал в госпитале. В декабре прошлого года во время операции в госпитале городского Кредитного общества врачу-оператору Г.А. Панкратову потребовалась бритва, чтобы обрить оперируемое место. Фельдшерица Фламм, на обязанности которой лежало следить за исправностью инструментов, подала оператору тупую бритву. Врач сделал ей замечание. Она обиделась и ответила:— В лучшую немецкую фирму отдавала точить.Г.А.Панкратов заметил ей, что надо вообще избегать немецких фирм, а не давать им заказы и тем поддерживать их.— Ну, не скажите,— по-моему, нигде так хорошо не сделают, как в немецкой фирме,— ответила Фламм.

Г.А. Панкратов сообщил обо всем происшедшем в исполнительный комитет госпиталя. Так как фельдшерица Фламм и раньше позволяла себе быть грубой с врачами, ее уволили.

«Московский листок», 3 мая 1915 года

Освобождение от немцев в восковом деле. Вчера состоялось совещание по вопросу об освобождении от немецкого засилья в деле снабжения России воском. Осенью в Москве предполагается созвать многочисленный пчеловодный съезд с участием представителей духовного ведомства в целях установления взаимоотношений между духовенством и пчеловодами.«Время», 5 мая 1915 года

Немецкие вывески. Господином московским градоначальником свиты Его Величества генерал-майором А.А. Адриановым замечено, что в некоторых местах города Москвы еще имеются вывески с текстом на немецком языке.

Вследствие этого приказом по московскому градоначальству и столичной полиции на сегодня градоначальник предписывает полиции немедленно обязать всех лиц, у коих окажутся вывески с означенным текстом, заменить соответствующим текстом на русском языке и установить строгое наблюдение за точным исполнением сего распоряжения, а ровно и за непоявлением в здешней столице новых вывесок на немецком языке.«Московский листок», 28 мая 1915 года

Немецкие кипятильники на казенной железной дороге. В отделе заготовок инвентарного имущества службы движения казенной Московско-Курской ж.д., вероятно, еще до сих пор не осведомлены, что Россия ведет войну с немцами, и что никакое приобретение продуктов германской промышленности теперь недопустимо, в особенности для казенного учреждения. Только этим можно объяснить следующий вопиющий факт, имеющий место в этом отделе в 12 час. дня 21-го мая.В отдел явились два чистокровных немца, почти не говорящих по-русски, и предложили приобрести для станции дороги кипятильники германского изготовления под фирмой «Шитт», образец которых они принесли с собой. Начальству станции движения сразу очень понравилось это произведение германской промышленности, и оно, недолго думая, согласилось приобрести кипятильники по 125 руб. каждый, причем проявило такую предупредительность к немецким агентам, что даже не поторговалось и сразу уплатило деньги. Немцы никак не соглашались написать счет на русском языке, и одному из служащих пришлось потратить немало времени, чтобы убедить или, вернее — упросить немцев смастерить счет на каком-то коверканном полу-русском, полу-немецком языке. Никто из находившихся в отделе служащих не протестовал или вернее — не смел протестовать против приобретения немецких кипятильников и допущения наших заклятых врагов в помещение казенной дороги.

Вероятно, управления отдела заготовлений сохранит счет на русско-немецом языке фирмы «Шитт», распространяющей в Москве эти кипятильники, не имеющей в Москве открытого представительства и, очевидно, работающей подпольно или контрабандно.

«Время», 26 мая 1915 года

Штраф за немецкий язык. Киев. Окружный суд приговорил к пятидесяти рублям штрафа с заменой десятью днями ареста русско-подданную немку Поклонскую за открытие в Киевском уезде тайной школы для обучения детей немецких колонистов на немецком языке.«Время», 26 мая 1915 года

Беспорядки в Москве. 28 мая вся Москва пережила события, которые столь же резко, сколь и неожиданно нарушили мирную трудовую жизнь 2-миллионного населения. Разразился погром магазинов, принадлежащих подданным воюющих с нами государств.

Событиям этим предшествовало много слухов о том, что живущие в России немцы помогают всяческими способами своим соотечественникам вести войну с нами, и с этой целью стараются как можно больше причинить вреда русскому населению.

Слухи эти особенно усилились за последние дни, когда на некоторых фабриках появились остро-желудочные заболевания, проявившиеся в некоторых случаях в тяжелой форме. Утром 28 мая, около 10 часов утра, у Боровицких ворот появилась небольшая толпа. Толпа быстро росла и скоро достигла внушительных размеров.

Часть толпы устремилась в Верхние ряды и начала разгром находившихся там магазинов. Первыми были разгромлены магазины Эйнема и Цинделя.Вначале толпа погромщиков строго подчинялась распоряжениям вожаков и действовала с большой осторожностью по отношению к магазинам, принадлежащим не германским и австрийским подданным.

Она переходила от одного магазина к другому, которые были помечены в списке, находившемся в руках одного из вожаков. Когда она подходила к намеченному магазину, вожаки заходили внутрь магазина, и если им заявляли, что владелец магазина не германский и не австрийский подданный, они требовали документы.

Проверив документы, они оставляли магазин и командовали толпе идти далее. И толпа беспрекословно следовала за ними, оставляя магазин совершенно нетронутым.Но это было только вначале, когда толпа была сравнительно не очень велика, но когда она возросла до колоссальных размеров и разделилась на несколько групп, в свою очередь быстро увеличивавшихся, вожаки потеряли над ней власть и сами очутились в ее руках.

Бесчинства достигли своего апогея ночью. Ночью толпа совершенно не разбиралась в том, кому принадлежит намеченный к разгрому магазин. Да и не было возможности этого делать, так как после 8 вечера все магазины были закрыты и никакой проверки документов не могло быть.

«Раннее утро», 31 мая 1915 года

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector