Спектакль дракон в театре комедии акимова: афиша, билеты он-лайн

Купить билеты на Спектакль «Дракон». Электронные билеты. Цены на билеты в театр на сайте Билетер. 8 (800) 333-80-51

Новый спектакль талантливейшей Татьяны Казаковой поставлен по старой-старой сказке: дело в том, что легенда о Драконе, которого невозможно победить, потому что он существует внутри каждого из нас, появилась много веков назад.

Евгений Шварц переработал фольклорную основу и превратил ее в чудесный сценарий, по которому поставлено немало волшебных, заставляющих думать спектаклей и фильмов. А Татьяна Казакова наполнила сюжет невероятным количеством волшебства, не забывая и о комедийной составляющей этой философской притчи. Билеты на спектакль «Дракон» Театра Комедии им.

Акимова подарят Вам веру в чудо, а еще — встречу с уникальными, любимыми и заслуженными артистами. Купить билеты в Театр Комедии всегда можно онлайн на нашем сайте.

Обратите внимание

Сюжет пьесы знаком всем: в некий город приходит странствующий рыцарь. Но что видит он в городе? Всюду царит страх и ужас, все боятся могущественного Дракона, которому ежегодно нужно приносить в жертву самую прекрасную девушку города. Так продолжается уже много веков, и, откровенно говоря, горожане давно привыкли жить в страхе, а многим такое положение вещей даже на руку. 

Храбрый рыцарь решает победить дракона — на удивление, сделать это оказалось несложно. Жители счастливы, они осыпают героя почестями. Но постепенно рыцарь словно закостеневает в своем образе идеального героя, теряет человеческое достоинство и сам становится жутким чудовищем — тем самым Драконом… 

Невероятно, но и через много лет после того, как был поставлен первый спектакль по сказке Шварца, идея, заложенная в нем, кажется до дрожи актуальной и реальной: наше общество по-прежнему живет во лжи, люди не готовы к свободе, поэтому с радостью подчиняются воле самых страшных монстров, живя по принципу «моя хата с краю». Именно благодаря трусости и фальши общества происходят самые страшные преступления. Об этом — спектакль «Дракон» Театра Комедии, и мыслящий зритель всегда увидит истинный смысл спектакля за самым волшебным и сказочным антуражем. 

Особенно символично, что выпуск спектакля пришелся на год, когда российская литература отмечает 120-летие со дня рождения Евгения Шварца — одного из самых удивительных сказочников, который умел выражать свое мнение с помощью завуалированных образов, символов, намеков…

В те годы даже за это можно было поплатиться свободой и жизнью, поэтому для миллионов творчество Шварца стало культовым, а по его книгам было поставлено огромное количество фильмов и спектаклей.

Несомненно, билеты на спектакль Театра Комедии «Дракон» позволят многим по-новому взглянуть на окружающую действительность, а купить их можно в любой кассе ДТЗК. 

Источник: https://www.bileter.ru/afisha/show/Drakon

Театр комедии имени Акимова покажет пьесу Шварца «Дракон»

САНКТ-ПЕТЕРБУРГ, 9 декабря. /Корр. ТАСС Олег Сердобольский/. Академический театр комедии имени Николая Акимова вернул на свою сцену пьесу Евгения Шварца «Дракон», которая впервые была поставлена в этом театре еще в 1944 году. Новый спектакль по этой комедии создан под руководством художественного руководителя труппы заслуженного деятеля искусств России Татьяны Казаковой.

«Мы всегда относимся к любой пьесе как к современной.

Не был исключением и «Дракон», который потому и стал классикой, что вновь и вновь созвучен дню сегодняшнему, помогает в любое время находит ответы на самые больные вопросы», — сказала режиссер-постановщик корреспонденту ТАСС.

В то же время это не постановка «на злобу дня», а попытка выйти к общечеловеческим обобщениям, показать, как велико искушение властью и как легко прорастают семена зла в душах людей.

Важно

Как отметила Казакова, «Дракон» для театра — это особое дело, поскольку дважды к ней обращался Николай Акимов и дважды пьеса была запрещена — в 1944 году, после первой же постановки, и в 1962, во время «хрущевской оттепели».

По мнению режиссера, «второй запрет этой пьесы в какой-то мере укоротил жизнь Акимову, потому что он всегда бился за то, чтобы в Театре комедии ставили пьесы, которые содержали бы какое-то серьезные, большие вопросы, но в течение всей жизни власти отвечали ему запретами».

Нынешний год в театре ознаменован двумя датами: в апреле труппа отметила 115 лет со дня рождения Николая Акимова, а в октябре — 120-летие со дня рождения Евгения Шварца, посвятив этому событию особую экспозицию о творческом содружестве двух выдающихся художников.

Однако премьера «Дракона», подчеркнула Казакова, — «это вовсе не спектакль к дате, а просто вот так сошлись звезды, что именно сейчас мы возвращаем это название в репертуар нашего театра» и надеемся, что оно будет востребовано публикой.

Ранее художественный руководитель труппы вернула в репертуар еще один шедевр Евгения Шварца — комедию «Тень», написанную в свое время специально для этого театра.

Сценографом нового спектакля выступил Эмиль Капелюш, художник по костюмам — Стефания Граурогкайте. Музыку сочинил Фаустас Латенас. Актерский ансамбль спектакля составили народный артист России Юрий Лазарев, заслуженные артисты РФ Владимир Миронов, Сергей Кузнецов, Сергей Русскин, Дмитрий Лебедев.

Евгений Шварц (1896-1958 гг.), проживший 61 год, до сих пор востребован как драматург, автор сказочных пьес-притч, исполненных мудрости и доброты. Он писал также рассказы, фельетоны, стихи, много сочинял для детей.

Источник: https://tass.ru/kultura/3855749

Беззубый «Дракон» из королевства «кривых зеркал» (рецензия)

В Театре комедии имени Акимова показывают премьеру «Дракона» — легендарной пьесы Евгения Шварца, которой до сегодняшнего дня не суждено было появиться в репертуаре театра.

«Дракона» в постановке Николая Павловича Акимова в годы его руководства театром запрещали и снимали — власть, видимо руководствуясь поговоркой «сказка ложь, да в ней намек…», видела в спектакле посягательство на государственные устои.

В результате акимовский «Дракон», не успев появиться, был изгнан с подмостков. Но вот час настал — нынешний худрук театра Татьяна Казакова выпускает своего «Дракона», явно руководствуясь благими намерениями — таким образом отдать дань памяти и Шварцу, и Акимову, юбилеи которых отмечались в прошлом году.

И в данном случае государство может не беспокоиться — «Дракон» получился настолько беззубым, что можно только недоумевать, отчего это в свое время от пьесы приходили в ужас парткомы и горкомы.

«Дракон» и «Дюймовочка» — в одном ряду

Хотя то, что спектакль Казаковой «не на злобу дня», анонсировалось заранее. «Общечеловеческие ценности», как было заявлено, — вот посыл нового спектакля.

Совет

И в принципе такой «ярлык» можно повесить на любую пьесу и на любой спектакль — все, что пишется и ставится, всегда о них, об «общечеловеческих ценностях». Только вот кроме этого в пьесе Шварца есть еще и тонкая ирония, и социальный подтекст.

Причем подтекст настолько гениальный, что выходит за рамки какого-то времени и политического строя. Всегда были, есть и будут такие «драконы», такие бургомистры и такой народ, готовый кричать «ура» любому, кто сильнее.

И всё зависит только от режиссерского подхода — кто-то всё это увидит и покажет, кто-то, как Казакова, превратит всего лишь в комедию для семейного просмотра. В чем в общем-то ничего плохого нет, таких спектаклей нам сегодня не хватает — которые и дети хорошо воспримут, и на которых родители не заснут.

Только при чем здесь пьеса Шварца? С таким же успехом можно было обратиться к «Золушке» или к «Дюймовочке», где тоже есть сомнительные персонажи. Тот же Крот, например, вполне может сказать фразу: «Денег нет, но вы держитесь».

Именно эта фраза, которую произносит в спектакле Бургомистр и которая срывает бешеные аплодисменты зала, единственная представляет ту самую «злобу дня», от которой создатели «Дракона» активно дистанцируются.

Всё остальное — просто сказка, поставленная в стиле юмористических программ и новогодних музыкальных сказок канала «Россия».

Равнение на телевидение?

И действительно, чем не сказочная история? Прекрасную девушку Эльзу (ее играет Любовь Виролайнен, внучка известной в советские годы актрисы) должны отдать Дракону, который давно терроризирует город и каждый год требует новой жертвы.

Брутальный Дракон (народный артист Юрий Лазарев, несмотря на возраст, в плане брутальности дает фору молодым) не слишком и жаждет этой жертвы, но традицию надо поддерживать. Но тут появляется странствующий рыцарь Ланцелот (Денис Зайцев), готовый убить любого дракона — у него просто хобби такое. К тому же он влюбляется в Эльзу и рвется ее спасти.

Обратите внимание

Любовная линия, надо сказать, самая слабая в спектакле. Именно она переводит постановку с уровня «для семейного просмотра» на уровень «детский утренник».

В общем, Ланцелот Дракона убивает, но коварный Бургомистр присваивает все заслуги себе. И вот уже послушный народ, только что кланявшийся в пояс Дракону, поет осанну Бургомистру.

Который не только присвоил себе славу победителя Дракона, но и собирается жениться на Эльзе.

Плести интриги ему помогает сын Генрих (Александр Матвеев один из немногих пытается выйти за рамки утренника), потому что Бургомистр — придурок.

Именно такой придурок, каких нам показывают в телепрограмме «Кривое зеркало» и подобных, где считается, что только подобные персонажи вызывают смех.

И хотя играющий Бургомистра Сергей Кузнецов изображает эту дурость с блеском, за рамки «кривых зеркал» действие не выходит. Даже постановка сцен напоминает юмористические телешедевры.

Читайте также:  Парк екатерингоф в санкт-петербурге: история, адрес, фото

Компания взрослых мужчин, изображающих горожан, даже стоит так же — в ряд, — как компания идиотствующих телегероев. Зато горожанки, некоторые сильно в возрасте, в коротких юбочках — это уж из области новогодних музыкальных телесказок.

(Тут немного о личном — первый раз я посочувствовала актерам. Подумала, какая ужасная все-таки профессия. Дожить лет до пятидесяти и выйти по воле режиссера на сцену в образе юной горожанки или восьмого стражника — что может быть страшнее?!)

А в остальном всё как положено — дым, металлические конструкции, современные хиты и звон бокалов. Пьют за победителя — не важно, кто он. Снова появляется неизвестно откуда Ланцелот — чествуют его. Теперь он будет перевоспитывать горожан и сеять разумное, доброе, вечное. Вот и сказочки конец, а кто слушал — молодец.

Те зрители, кто даже не догадывается, насколько тонкую и умную сказку для взрослых написал когда-то Шварц, должны остаться довольны. Опять же с ребенком есть куда пойти. Ну и в Комитете по культуре могут быть спокойны — никакой крамолы, всё «в рамках». Остальным же остается только сожалеть о том, что никто так и не увидел спектакль Николая Акимова.

Анна ВЕТЛИНСКАЯ,

интернет-журнал «Интересант»

Источник: http://www.interessant.ru/culture/biezzubyi-drakon-iz-kor

«Дни Эрмитажа». «Дракон» — премьера Театра Комедии им.Акимова. «Кино-театр» — ретроспективная фотовыставка Валерия Плотникова»

В начале декабря Государственный Эрмитаж, как всегда, отмечает свой День Рождения. И к этой дате традиционно готовит программу «Дни Эрмитажа», включающую в себя интересные события и новые выставки.

Именины Эрмитажа – день святой покровительницы Екатерины — со следующего года станет городским праздником. А нынче отмечается серией выставок. Одна из них — «Убранство императорского стола 18 — начала 20 в.в.», кроме экспонатов из сервизных кладовых, представила традиционный дар современных мастеров императорского фарфорового завода Эрмитажу.

Ирина Багдасарова, Куратор выставки, хранитель русского фарфора Государственного Эрмитажа:

«В этом году, в контексте выставки, подарок от фарфорового завода – это комплект из 2 замечательных бисквитных павлинов, которые автор Анна Трофимова так и назвала «Хранители сервизных кладовых».»

В главном штабе открылась обновленная экспозиция «Министерство финансов Российской империи». Пробный рубль 1825 года с портретом императора Константина 1 – редчайший экспонат, всего в мире их осталось 7. Квадратные слитки, отлитые для обеспечения российской духовной миссии в Пекине, где монеты были не в ходу. Особым экспонатом стал кабинет министра финансов Егора Конкрина.

Мария Маршак, Старший научный сотрудник отдела нумизматики Государственного Эрмитажа:

«Необыкновенно маленький размер этого кабинета и скромность его оформления связаны с личностью Егора Канкрина, который умел экономить на всем и тратить в то же время на замечательные вещи, такие, как развитие строительства Петербурга и других городов России, строительство дорог, лесотехнической академии и развитие лесного хозяйства. На все это находились деньги у Канкрина, и он был первым министром финансов, который сумел свести дебет и кредит – доходы и расходы государства Российского.»

Видеопроекция, живые актеры, куклы в сопровождении аутентичной греческой музыки – все средства задействовал режиссер Денис Казачук, чтобы на сцене Большого театра кукол рассказать историю о Геракле и его 12-ти подвигах.

Денис Казачук, Режиссер:

«Главней история о самом Геракле, история человека и героя. Что нужно изменить в себе человеку, или преодолеть, чтобы стать героем? Когда мы совершаем те или иные подвиги – мы, как правило, очень одиноки. Мы только так можем их совершить.»

«Геракл» — премьера для детей и взрослых 10 декабря в Большом театре кукол.

Важно

Пьеса «Дракон» для театра Комедии – как роковой талисман. Совместное детище Шварца и Акимова зритель впервые увидел в 1944-м в Москве, по возвращении театра из эвакуации.

После первого же показа спектакль был снят с репертуара. Та же судьба ждала спектакль времен хрущевской оттепели.

Главного режиссера театра, Татьяну Казакову, печальная судьба двух предыдущих «Драконов» не удержала от современной злободневной трактовки пьесы.

Татьяна Казакова, Главный режиссер, художественный руководитель Театра Комедии им. Акимова:

«Главным действующим лицом здесь являются люди: мы трактуем дракона не как власть, а как страх, тот, на котором и стоит диктатура, а страх – добровольное рабство. Когда человек добровольно по разным причинам подчиняется тому или другому и не замечает, во что превращается жизнь.»

С 9 по 11 декабря премьерные показы «Дракона» на сцене Театра Комедии имени Акимова.

«Кино-театр Валерия Плотникова» — ретроспективная выставка фотографий мастера фотопортрета. Более сотни лиц ярчайших персон его времени – от Андрея Тарковского до Иосифа Бродского. Редкие фото Владимира Высоцкого  в роли Лопахина из «Вишневого сада», Сергей Параджанов и Юрий Любимов. Валерий признался: будучи выпускником художественной школы, иногда даже делал эскизы к своим фотографиям.

Валерий Плотников, Фотограф:

«Когда поступал во ВГИК в свое время, меня спросили: а зачем? Я честно сказал: вы знаете, в живописи такое количество людей, даже при работоспособности Айвазовкого  не охватить такого количества людей замечательных, неповторимых; усть я буду простым фотографом, а эти люди останутся.»

Лучшие портреты самых ярких представителей творческой интеллигенции с 9 декабря по 28 февраля в выставочном пространстве «Конюшенная-2».

Анастасия Тамило. Александр Дружинин. Татьяна Осипова. Валентина Говорушкина. Владимир Пивнев. Первый канал. Петербург.

Источник: http://www.1tvspb.ru/event/_Dni_Ermitazha_Drakon_prem_era_Teatra_Komedii_im_Akimova_Kino_teatr_retrospektivnaya_fotovistavka_Valeriya_Plotnikova_/

Сказка о потерянном времени | петербургский театральный журнал (официальный сайт)

Е. Шварц «Дракон». Театр Комедии. Режиссер Татьяна Казакова, художник Эмиль Капелюш

В предновогодние дни, когда царит праздничная суета и радостная детвора просит у Деда Мороза насущно необходимое для повседневной жизни, театр Комедии без всяких настойчивых просьб порадовал самых несмышленых театральных зрителей города премьерой красочной сказки «Дракон» по политической пьесе Евгения Шварца. На маркировке «Дракона», несомненно, должно гордо красоваться 6+ (можно и 0+, к нулю что ни прибавить — выйдет подходящее…).

Эстетика праздничного шоу на внятном стыке детской елки и взрослого корпоратива царит (и гремит, и сверкает, и эстрадно дымится) в уютном зале театра им. Н. Акимова.

Глядя на сцену сегодня, совершенно невозможно понять, почему спектакль по этой невинной сказке с милыми юмористическими репризами у Акимова снимали дважды (в том числе в 1962 «оттепельном» году) и почему в книге М.

Совет

 Янковского 1968 года издания «Ленинградский Театр комедии» про «Дракона» мы не найдем ничего, название просто пропущено… И с чего зверствовала цензура?— недоумеваешь, глядя на сцену, полную полуэстрадных недочеловеков, сказочно глупых недоумков, размалеванных потешников…

Вот рыцарь Ланцелот разговаривает с Котом о делах страны… Это абсолютная сказка «Кот в сапогах» в заштатном ТЮЗе: голубоглазо-смазливый, в сапожках и колете Ланцелот — никакой не Георгий Победоносец, а прямо Иван-царевич… Но у того был серый волк, а тут кот, значит, он все-таки Жан, тем более кот помогает ему — как в сказке Перро: не мастеровые (диссиденты из народа) тайно приносят Ланцелоту перед боем меч, не ткачи — ковер-самолет, все это предъявляет ему спасительный организатор побед героя Кот Машенька…

А Дракон, этот летун-хлопотун, словно сошедший со страниц детской книжки (вариант — с экрана «Голубого огонька»: я же говорю — эстетический стык утренника и корпоратива «Нам за 50, будем веселы!»)? Как махнет перепончатыми крыльями черного плаща, делающими его нереальной летучей мышью! Как устрашит хорошей физической формой актера Ю. Лазарева! Берегитесь, зрители, его, давайте предупредим героев громкими криками: «Дракон!..» Он танцует с кордебалетом на фоне буржуазного варьете «At the Dragons», которое во втором акте Бургомистр преобразует в русский ресторан «Победитель дракона». Вот и вся сказка…

Пауза.

Татьяна Казакова ставит спектакли редко. Ну, не так редко, как недавно снятая с должности Светлана Врагова, с которой, примерно ровесницы, в одно время вошедшие в режиссуру, и вошедшие славно, они долгие годы недвижимо провели у замерших рулей непопулярных, застойных театров. Казакова ставит не чаще одного спектакля в два сезона.

 2009, 2012, 2014 (два с половиной года назад сыграли «Визит дамы»). Сами по себе эти паузы были б и нормальны, если б через них, раз в два года, выходили шедевры. Или если бы в паузах мы слышали о достижения на этой сцене других режиссеров.

Но нет, на Невском стоит дом, где что-то ухает и охает, а потом снова надолго затихает… Его, как в той песне, обходят стороной.

И вот именно здесь появился именно «Дракон» — пьеса всегда политическая (давайте уж без обиняков), а потому трудная.

Она редко получается: ведь надо точно определить, кто такой сегодня Бургомистр, а кто Дракон, да еще определить так, чтобы зрители или ужаснулись, увидев себя в запуганных обывателях шварцевского городка, или загрустили навек над своим «шарлеманством»… «Дракон» удается редко.

Обратите внимание

Запредельно плох был когда-то «Дракон» Геннадия Егорова в ленинградском Ленкоме, с ним мог соперничать только сравнительно недавний «Дракон» Андрея Корионова в театре Ленсовета.

Но иногда бывают и удачи. Замечательного «Дракона» я видела когда-то в Казанском ТЮЗе, режиссером спектакля был Борис Цейтлин, а на сцене жило-было некое царство, тоталитарное государство.

Оно жило, сверяя свои дни с часами без стрелок: цифры на циферблате были написаны в обратном порядке, так что определенный порядок был, а время замерло, и становилось совершенно непонятно, куда же оно шло, когда стрелки существовали. На улице падал снег, в темноте мерзли люди, и уютно светился оранжевым абажуром теплый дом архивариуса Шарлеманя.

Читайте также:  Кафе pita's – оригинальная и вкусная шаверма в санкт-петербурге

Именно сюда приходил интеллигентный, усталый работяга Ланцелот, родич Георгия Победоносца, из красного плаща которого время выкроило длинный красный шарф-удавку.

На дворе стоял 1989 год, и в том, как изображал Цейтлин жизнь, была наивность детского восприятия отечественной истории и прощание с нею: шарики, транспаранты, какие-то солдаты-«топтуны» (то ли с гражданской войны, то ли из войск МВД…), речи, музыка 30-х годов, радостно сопровождавшая жизнь всех поколений… Была в этом во всем горькая теплота домашнего отношения: государственный идиотизм — но свой, родной (трижды прав Дракон, когда говорит: «Я друг вашего детства. Мало того, я друг детства вашего отца, деда, прадеда!..»). А Дракон в том спектакле появлялся то в барашковой папахе, то в кепке, то в тюбетейке, то в шляпе. Он не менял головы, менялись лишь головные уборы, как и положено руководителю страны. И смерть он встречал в 1989 году в белой исподней рубахе, под скрипку. Так умирали в советских спектаклях партизаны… И он вел себя как коммунист перед расстрелом, с чувством глубокого непонимания обращаясь перед смертью в зал, к своему рабскому народу: «Где вы все?» А Ланцелот, услышав аплодисменты толпы, приветствовавшей его, ударялся в отчаянии лбом о стену и застывал неподвижно…

Я так подробно — лишь затем, чтобы сказать о чем-то хорошем («Ха-ха! Непрошеная слеза»). И, кстати, часы без стрелок были и у Акимова, и вот в казаковском «Драконе» тоже висят. Но обозначают они, увы, только одно: никаких связей с реальным временем у этого спектакля нет. Они потеряны.

Зачем Т. Казакова вообще выбрала именно «Дракона», честно, не понимаю: по нынешним временам благополучнее — эту пьесу не ставить. А если ставить — спектакль не может не быть политически острым, тем более мы живем в то историческое время, когда уже весь львиный зев научен кричать «Ура бургомистру!», Дракон признан эффективным менеджером (во время чумы вскипятил озеро…), а Шарлемань…

Бог ты мой, какая нежная история испуганного отечественного интеллигента Шарлеманя написана Шварцем! Она не только не устарела, она в самую горячую сегодня точку, когда министр культуры приветствует отечественное мифотворчество… Кто у нас там победил Дракона? Ланцелот? Да нет же, его победил Бургомистр! И не рассказывайте, архивариусы, сказок про реальный бой у разъезда Дубосеково, про поджигавшую по приказу дома мирных крестьян бедную Зою Космодемьянскую, про молодогвардейцев, которых садистически истязали соседи-полицаи. Давайте придерживаться исторической точности: Александр Невский лицом — чистый Николай Черкасов и орде не служил, а кто скажет, что Дракона убил Ланцелот, — пойдет куда следует, пустующих камер пока хватает…

«Дракон» А. Корионова несколько лет назад был поставлен как будто молодым угодливым Генрихом, Г. Егоров ставил с позиций Дракона, которому явно сочувствовал и в финале ставил на его должность Ланцелота: порядок должен оставаться порядком. «Дракон» Т.

 Казаковой поставлен как будто Бургомистром, знающим, что потребно жителям этого городка: «Первое: на свадьбе извольте быть веселы, жизнерадостны и остроумны.

Важно

Второе: никаких смертей!» И зрители громко смеются «петросяновским» смехом, когда кот говорит «Мяу» (им это искренне смешно, они и пришли посмеяться), им мил юморной Бургомистр (не ладящий со сценической речью, вечно одинаковый, лениво каботинствующий С.

 Кузнецов, и правда похожий на Петросяна, вот смех-то!). Их веселит, как они, отец и сын, столько раз за день перекупали слугу, что он запутался, кому служит… КВН! Бургомистр приходит на лыжах по полу! Юморина по выходным!

Неживая Эльза, поющий «Соловья» в толстом гриме актер С. Русскин, массовые гримасы, пожилые артистки в коротких юбочках (40 лет на елке в роли Снегурочки), утрировка, пошлость мертвого театра — это бы все ладно. Занавес можно закрыть.

Но вокруг меня сидели зрители. Поскольку смотреть на сцену часто не имело смысла, я оглядывала зал. Это была устрашающая картина, вот чистый «Дракон» последнего акта.

В полном удовольствии вокруг меня кривились в хохоте довольные лица, почти зеркально отражавшие довольных жизнью, Драконом и Бургомистром карикатурных героев-горожан спектакля Казаковой. Но зрители явно не смотрелись в зеркало (в этом случае их лица исказились бы ужасом и печалью о своей жизни).

И именно полным «неотражением» происходящего были похожи на монстров из спектакля — тех, что приветствуют Бургомистра. Вот горе-то.

Самое оскорбительное, что можно совершить по отношению к пьесе Евгения Шварца, — лишить ее внутренней боли и иронии. Для нее губительно — молотить изящный шварцевский текст так, как молотят и красят его исполнители в спектакле театра Комедии.

Но смертельно другое — полностью лишить «Дракона» живых связей с реальностью, а героев представить ряжеными куклами.

Совет

Смертельно — сделать сказку о потерянном времени, новогодний подарок, так сказать, горожанам к новому, неизвестно какому, году…

Источник: http://ptj.spb.ru/blog/skazka-opoteryannom-vremeni-drakon/

Купить билеты на спектакль Дракон | МХАТ им. А.П. Чехова

Дерзкая, саркастичная постановка по знаменитой философской сказке Евгения Шварца. В спектакле-провокации сохранен сюжет афористичной пьесы, но действие перенесено в современность и герои – вполне обычные люди.

Режиссёр — Константин Богомолов

Художник — Лариса Ломакина

Актеры — Игорь Верник, Кирилл Власов, Надежда Калеганова, Евгений Перевалов, Павел Табаков, Кирилл Трубецкой, Артём Панчик, Владимир Панчик, Ульяна Глушкова, Александр Булатов

Продолжительность — 1 час 45 минут

Действие первое

В уютный домик архивариуса Шарлеманл заходит Ланцелот. Хозяев нет, и он расспрашивает о них Кота. Кот рассказывает гостю, что четыреста лет назад их город захватил Дракон, который считается непобедимым, хотя последние двести лет никто не пытался с ним воевать. Каждый год он выбирает для себя девушку, которую впоследствии некто никогда не видит.

На этот раз Дракон выбрал Эльзу» Появляются Шарлемань с дочерью. Они улыбаются. На завтра, когда Дракон заберет Эльзу, архивариус наметил самоубийство. Он вспоминает, как добр был Дракон к горожанам: однажды, во время эпидемии холеры вскипятил озеро, чтобы люди пили кипяченую воду, а также избавил город от цыган, потому что они «бродяги по природе, по крови.

Они — враги любой государственной системы… Их песни лишены мужественности, а идеи разрушительны. Они воруют детей…» Дракон исправно объедает горожан, которые платят ему огромную дань, но горожане довольны: пока Дракон с ними «ни один другой дракон не осмелится их тронуть».

На возражение Ланцелота о том, что все остальные драконы давно перебиты, Шарлемань отвечает: «А вдруг нет? Уверяю вас, единственный способ избавиться от драконов — это иметь своего собственного». Ланцелот объявляет, что намерен сразиться с Драконом и спасти Эльзу и горожан. Все принимаются отговаривать его. Появляется Дракон в человеческом облике.

Он по желанию меняет головы, т. к. их у него три. Дракон пытается запугать Ланцелота, а затем объявляет, что принимает бой и убьет рыцаря немедленно.

Ho Шарлемань напоминает Дракону, что по собственноручно подписанному им триста восемьдесят девять лет назад документу, всякий, вызвавший Дракона на бой, находится в неприкосновенности до дня боя, назначенного самим вызвавшим, а весь город обязан помогать ему, и никто впоследствии не будет наказан. Дракон соглашается и улетает.

Обратите внимание

Эльза продолжает отговаривать Ланцелота от поединка. Она уверяет, что ей не страшно умирать молодой, что весь город будет два дня скорбеть о ней (есть булочки под названием «бедная девушка»), что ее жених не в обиде (Дракон назначил его своим личным секретарем). Ланцелот повторяет, что единственный выход — убить Дракона. Появляется Бургомистр.

Он болен всеми психическими болезнями сразу. Бургомистр заявляет, что лучшие люди города (которые жмутся по стенам) пришли уговорить его отказаться от поединка. Ланцелот понимает, что эти «людишки прибежали сюда на цыпочках, чтобы не разбудить настоящих людей». Входит Лакей. Это Генрих. По поручению Дракона он передает бывшей невесте отравленный нож, чтобы та убила Ланцелота до поединка — иначе Дракон перебьет всех ее подруг. Эльза берет нож.

Действие второе

Бургомистр беседует с Генрихом. Тот отмечает, что ночью Дракон сильно нервничал перед предстоящим поединком. Генрих прямо спрашивает отца, может ли Ланцелот победить Дракона.

Бургомистр отвечает во вполне верноподданическом духе, уточняет у сына, хорошо ли Генрих запомнил лестные эпитеты, данные в ответе Бургомистром Дракону: он знает, что Генрих тайно допрашивает его по приказу Дракона.

При появлении Ланцелота Бургомистр приглашает его на заседание городского самоуправления, чтобы там подобрать рыцарю подходящее оружие. Генрих вновь убеждает Эльзу убить Ланцелота, говоря, что тогда Дракон обещал отпустить девушку и выдать ее за Генриха. Эльза отвечает, что не верит ему.

А когда Генрих уходит, шепчет, что не убьет ни Ланцелота, ни себя. Она хочет быть счастливой, а не умирать во цвете лет. Ланцелоту выделяют тазик цирюльника вместо шлема, медный поднос вместо щита и выдают справку о том, что копье находится в ремонте.

Дракон сам уговаривает Ланцелота не сражаться за людей с такими низкими и подлыми душами: «безрукие души, безногие души, глухонемые души, цепные души, легавые души, окаянные души. Знаешь, почему, бургомистр притворяется душевнобольным? Чтобы скрыть, что у него и вовсе нет души». По приказу Дракона Ланцелот прощается с Эльзой. Они целуются и объясняются в любви. Эльза бросает нож прочь. Она верит в то, что Ланцелот победит Дракона.

Кот сводит Ланцелота с Настоящими горожанами. Ткачи приносят рыцарю ковер-самолет, Шапочных дел мастер — шапку-невидимку, Кузнец — меч, а Музыкальных дел мастер — музыкальный инструмент, который сам играет. Все они признаются, что много поколений людей .ждало прихода Ланцелота и готовилось к нему.

Читайте также:  Где можно устроить пикник в санкт-петербурге: топ мест

Начинается бой, Площадь заполнена народом. Соседи не желают узнать Шарлеманя (с тех пор, как он «подружился с чуяшм»). Горожане удивляются, почему Ланцелот не сдается и спустя десять минут, после начала боя — ведь всем известно, что Дракон непобедим.

Важно

Генрих периодически обнародует коммюнике с поля битвы, в которых превозносит Дракона и утверждает (несмотря на падающие на площадь одна за другой драконьи отрубленные головы), что все идет согласно разработанной Драконом диспозиции.

Только Мальчик реагирует непосредственно и спрашивает, почему Ланцелот побеждает. Чем слабее становится Дракон, тем свободнее ведут себя люди: «признают» Шарлеманя, сокрушаются о том, «сколько времени… потеряли, бегая лизать лапу этому одноголовому чудовищу», начинают продавать игрушки-карикатуры на Дракона.

Наконец тело Дракона падает на площадь. Бургомистр радуется, потому что сознает, что власть неожиданно легко сама собой свалилась ему в руки. Упавшие головы Дракона подзывают горожан, умоляя дать глоток воды. Никто не реагирует. Рядом лишь смертельно раненый Ланцелот, про которого тоже как-то забыли.

Перед смертью Ланцелот обращается к людям: «He бойтесь. Это можно — не обижать вдов и сирот. Жалеть друг друга тоже можно — и вы будете счастливы».

Действие третье

Спустя год Генрих репетирует с горожанами сцену прославления Победителя Дракона — которым признан Бургомистр, ныне считающийся Президентом вольного города. Президент намерен жениться на Эльзе.

Тюремщик докладывает, что, несмотря на огромное число арестов и переполненные камеры, в городе по-прежнему пишут на заборах букву «Л» (что означает «Ланцелот»), а также фразы «Президент — скотина», «Его сын — мошенник») и проч. Шарлемань отказывается привести дочь и поверить в то, что Бургомистр убил Дракона.

Из разговора Бургомистра с Генрихом следует, что отец и сын по-прежнему следят друг за другом, перекупая доносчиков. Бургомистр поручает Генриху выведать у Эльзы, где находится Ланцелот. А сам прячется, чтобы подслушивать.

Генрих, уверяя Эльзу, что они совершенно одни, вспоминает, как они дружили в детстве, и просит откровенно рассказать все, что она знает об исчезновении Ланцелота. Эльзе необходимо поговорить об этом хотя бы с кем-нибудь, и она рассказывает, что Кот и Осел везли умирающего Ланцелота в горы подальше от людей. Кот вернулся и подтвердил, что Ланцелота больше нет.

Совет

Бургомистр вылезает из-за занавески. Эльза в ужасе. Приходят гости на свадьбу. Бургомистр во всем копирует поведение Дракона. Генрих представляет собравшимся новую версию гибели Дракона— «Год назад самоуверенный проходимец вызвал на бой проклятого дракона.

Специальная комиссия, созданная городским самоуправлением, установила следующее: покойный наглец только раздразнил покойное чудовище, неопасно ранив его. Тогда бывший наш бургомистр, а ныне президент вольного города, героически бросился на дракона и убил его, уже окончательно, совершив различные чудеса храбрости.

Чертополох гнусного рабства был с корнем вырван из почвы нашей общественной нивы. Благодарный город постановил следующее: если мы проклятому чудовищу отдавали лучших наших девушек, то неужели мы окажем в этом простом и естественном праве нашему дорогому избавителю».

Во время обряда бракосочетания, который совершает Генрих, ставший теперь бургомистром, Эльза отвечает «нет». Входит Ланцелот в шапке-невидимке, затем обнаруживает себя. Эльза бросается к нему. Бургомистр соглашается без боя отдать Эльзу. Генрих готов выдать отца и начинает доносить на него. Ланцелот укоряет жителей за то, что не смогли без него отстоять свою свободу, пошли в тюрьму, позволили себя унижать. Эльза говорит Ланцелоту, что по-прежнему ждет и любит его, как и Шарлемань. Объявляется свадьба Эльзы и Ланцелота. Он остается в городе, чтобы «убить дракона» в каждом из жителей, которых он, несмотря ни на что, любит и готов посвятить свою жизнь их освобождению.

Источник: https://mx.theater.com.ru/events/drakon/

«Дракон» вернулся на сцену Театра комедии — Аргументы Недели Санкт-Петербург

Николай Павлович Акимов, очень любивший пьесы Шварца, друживший с ним, обожал его «Тень», «Повесть о молодых супругах», «Голого короля» и больше всего «Обыкновенное чудо». И, вернувшись из эвакуации, принялся за постановку новой пьесы «Дракон».

Акимову казалось, что пьеса о борьбе против чудища-юдища весьма ко времени, и хоть «дракон» ещё не побеждён, но всё идет к победе над ним.

В 1944 году ленинградский Театр комедии показывает в Москве спектакль, и радостные Шварц и Акимов ждут откликов на своё детище! Ведь Дракон – это же не что иное, как фашизм, и борьба с ним – святое. Но вместо похвальных оваций авторов ждал разгром.

«Дракон» не ставился 18 лет. Сергей Образцов поставил кукольного «Дракона» лишь в 1980 году. А в 1962 году Акимов уже после смерти Евгения Шварца вновь ставит «Дракона» в своём родном театре. И всё тот же Лев Колесов в роли страшного узурпатора, Ланцелот – молодой красавец Геннадий Воропаев, а Бургомистра блестяще играл Павел Суханов.

Ну и затем «Дракон» с большим или меньшим успехом шествовал по отечественным и зарубежным сценам. Марк Захаров дважды ставил «Дракона» – первый раз в студенческом театре МГУ, но после нескольких показов спектакль был запрещён. И в 1988 году захаровский фильм «Убить Дракона» вышел на телеэкраны.

И вот наконец, спустя десятилетия, «Дракон» возвращается на родную сцену, откуда началась когда-то история этой многострадальной пьесы…

Для постановщика спектакля и главного режиссёра театра Татьяны Казаковой важно было сохранять акимовские названия в репертуаре Театра комедии. Хороший тон и дань уважения Николаю Павловичу Акимову просто требуют этого. Так появилась шварцевская «Тень», и вот теперь – «Дракон».

Признаться, я шла с неким опасением на премьеру. Ведь теперь, когда всё разрешено и ничего не запрещено, можно толковать и трактовать Дракона как только душе угодно.

Любой вождь вполне годится для прямых или косвенных ассоциаций. Не удивилась, если бы вождь всех времён и народов вышел на первый план, ведь потоптаться на его имени так здорово, а главное, безопасно.

Но, слава богу, этого не произошло, хотя отсылка на вождя всё-таки есть.

Обратите внимание

Не удержаться, чтобы не намекнуть на портретное сходство Сергея Кузнецова, исполнителя роли Бургомистра, в знаменитом сталинском белом френче, видимо, было выше сил. Кстати, Бургомистр Сергея Кузнецова замечательно смешон в каждом своём выходе.

Комический талант актёра так очевиден, что публика без конца хохотала над всеми его ужимками и прыжками, которые, впрочем, вполне уместны в этом образе.

Приятно и то, что текст Шварца остался неприкосновенным, за исключением небольших сокращений, но такова сценическая редакция театра, и надо сказать, сокращения пошли на пользу спектаклю, сделав его динамичным и стремительным.

Денис Зайцев в роли странствующего рыцаря Ланцелота в своём привычном амплуа героя, увы, не поразил новыми поворотами, какими-то изюминками, которых так не хватает в этом и так очень пафосном образе. Почти таков и его Учёный в «Тени».

Я ждала какой-то перезагрузки образа, чтобы не сравнивать Дениса Зайцева ни с самим собой, ни тем более, скажем, с Александром Абдуловым – Ланцелотом в ленте Марка Захарова.

Играть абсолютных героев без сучка без задоринки вообще тяжело, и идеальные герои, как правило, малоинтересны, избежать этого, преодолеть клише любому актёру непросто.

Понравился Виталий Куклин в роли Кота, органичный и комфортно существующий в мягком шерстяном костюме, иронизировал он, мурлыча, мягко и лениво. Любовь Виролайнен, наследница знаменитой актёрской фамилии, в роли Эльзы мила, приятна, но не более.

И наконец, Дракон! Выбор на эту роль народного артиста России Юрия Лазарева вполне логичен. Один из ведущих актёров театра, мэтр, можно сказать.

Важно

Но меньше всего я ожидала увидеть традиционного «дракошу» с когтями и огнём, как на новогодней детской ёлке, где злой Кощей, он же Дракон, он же Бармалей, пугает деток, приводя в восторг родителей изобретательным костюмом и огнём из пасти.

И хотя Шварц довольно подробно описал Дракона, его три головы, чешую и прочие атрибуты птеродактиля, всё же суть не в костюме. Как часто мы видим милых, обаятельных, невероятно притягательных и даже обворожительных злодеев в прекрасно сшитых дорогих костюмах. Именно таковы они в жизни. И распознать их бывает порой нелегко.

Я ожидала именно такого великолепного Дракона, ничем не отличающегося от остальных людей. Да и по Шварцу он даже пару раз добр был. И чем больше лазаревский Дракон пугал публику, тем меньше было правды в этой страшилке. Хотя, возможно, появись актёр без «драконовских» аксессуаров, его образ мог так сильно напомнить кого-то, что станет страшно?

У каждого постановщика обязательно должен быть свой собственный, послушный его воле дракон, и, может быть, побеждать его вовсе не обязательно?

Источник: http://argumenti.ru/culture/n569/516030

Ссылка на основную публикацию