Облик города. Часть III

Архитектурный облик современных городов определяют многие компоненты, основными из которых являются жилые, общественные и производственные здания, типологическая классификация которых характеризуется большим разнообразием и эволюционным изменением при новом строительстве.

На основе архитектурной формы создается образ, информирующий о функциональном, структурном содержании и эстетических характеристиках здания. Эмоциональное воздействие архитектурного объекта связано с формой, фактурой, цветом, характером рисунка поверхности строительного материала.

Эти характеристики оказывают существенное влияние на художественный образ возводимого или реконструированного здания. Материальным носителем эстетической выразительности в архитектурной среде являются пространственная форма и масса. Архитектурная форма неотделима от закономерностей ее возникновения.

Она несет в себе положительную значимость, влияющую на воображение человека и его эстетические чувства, которые ограничиваются оценкой соответствия формы ее материально-практическому содержанию.

В выразительности формы преобладает идейно-эмоциональное отношение к действительности, выраженное через систему художественных образов.

Движение формы или ее статичность, достигаемые средствами композиции, вызывают вполне определенные ассоциации. Стремление формы вверх, отдаление массы потолка, обилие воздуха над головой неизменно рождают чувство облегчения, свободы и простора. Низкий потолок при широком пролете давит нависшей тяжестью, создает ощущение тесноты, тревоги и беспокойства.

В этих случаях важна и форма плоскости покрытия. Многообразие возможных решений пространственной формы основывается на бесконечности сочетаний геометрических форм ограждающих поверхностей. Архитектурная форма органически связана с цветом, роль которого в современном зодчестве объективно возрастает.

Цвет служит дополнительным средством для подчеркивания основной формы выражения и усиления ее содержательности. В частности, простые цвета запоминаются легче, чем смешанные. В реальной среде возникают изменения цветовых тонов от распределения источников освещения, смены естественного и искусственного света.

Особенность зрения человека – учет корректирующих поправок на освещение и восприятие цвета правильно, независимо от источников света и рефлексов.

При восприятии цвета следует учитывать такие факторы, как характер вероятных ассоциаций, расположение окрашиваемой поверхности, оптическое воздействие, предварительная адаптация и источник освещения (прил. 1–5).

Жилые здания «должны быть обособленными для семьи и иметь площадь, соответствующую действующим стандартам, безопасность, освещенность и вентиляцию, отвечающие гигиеническим нормам…».

Они бывают малоэтажными (до 2-х этажей), средней этажности (3–5 этажей) и многоэтажными (более 6 этажей).

Различают монолитные и панельные дома, дома, изготовленные из мелкоштучных и других конструктивных материалов.

Архитектурно-планировочная структура жилых многоэтажных зданий определяет их как точечные, так и протяженные, имеющие во многих случаях коридорно-секционную структуру.

Во внешней и внутренней отделке жилых зданий широко используются современные отделочные материалы, определяющие их эстетический облик.

Архитектурнохудожественные решения зданий зависят от природно-климатических условий региона строительства, национально-бытовых традиций, местных отделочных материалов и др.

Общественные здания, предназначенные для удовлетворения социальных потребностей жизнедеятельности людей, исторически являлись самыми архитектурно выразительными объектами с ярко выраженным художественным образом. Поэтому среди шедевров мировой архитектуры именно общественные здания занимают доминирующее положение и служат своеобразными символами определенной эпохи развития общества.

Широкая номенклатура зданий общественного назначения объективно обусловлена возрастающими потребностями качественного улучшения условий труда и отдыха населения.

Типологическая классификация общественных зданий, включающая учебно-воспитательные и научные учреждения, зрелищные, спортивные и транспортные сооружения, торговые и административные здания, в настоящее время дополнена многофункциональными комплексами принципиально новых видов объектов социального назначения. Общественные здания занимают, как правило, ответственное градостроительное место, что предъявляет к ним повышенные требования к использованию современных отделочных материалов в экстерьере и интерьере. Архитектурно-планировочная структура общественных зданий имеет свободную форму, которая должна быть органично вписана в конкретную градостроительную ситуацию с учетом региональных особенностей, требований комфортности, экологичности и др.

Производственные здания выполняют противоречивую функцию в системе «человек-производство», где одновременно необходимо создать безопасные и комфортные условия для работающих, а также обеспечить специальные требования по организации технологических процессов.

Типология производственных зданий связана с широко развитой сетью отраслей промышленности: черная и цветная металлургия, нефтехимия, машиностроение, стройиндустрия, энергетика, деревообработка, легкая и пищевая промышленность, приборостроение, радиоэлектроника и др.

В последнее время активно развиваются космическая промышленность, нанотехнологии, технопарки и др.

Производственные здания классифицируются на одно, двух и многоэтажные, отапливаемые и неотапливаемые, крановые и бескрановые, с естественным, искусственным и комбинированным освещением.

В зависимости от эколого-функциональных особенностей производственные здания подразделяются на три основные группы:

  • здания с повышенным уровнем вредных выделений (сталеплавильные, литейные, термические цехи и др.);
  • здания с небольшим уровнем вредных выделений (машиностроительные, трубоволочильные, прессово-сварочные цехи и др.);
  • здания практически не выделяющие каких-либо выбросов (сборочные, механические, инструментальные цехи, склады и др.).

Архитектурно-художественные решения производственных зданий, принимаемые на основе использования принципа «изнутри-наружу», во многом зависят от стеновых ограждений – самонесущих или навесных конструкций.

Наиболее распространены каркасные производственные здания с навесными панелями, позволяющие достичь за счет современных отделочных материалов выразительной ритмометрической композиции для протяженных корпусов, контрастного эффекта для высотных объемов.

При реконструкции жилых и общественных зданий для сохранения стилевого единства необходимо использовать идентичные по фактуре и цвету отделочные материалы, имитирующие существующую облицовку. Уникальным отечественным примером является восстановление в 2001– 2003 гг.

первоначального архитектурного облика главного корпуса ЮжноУральского государственного университета. Здание, имевшее сеть этажей со скатной крышей и высотой 30 м, после реконструкции было увеличено на три этажа с башенным завершением и шпилем. Общая высота достигла 86 м.

На корпусе по бокам установлены две башни с пинаклями, центральная часть увенчана шпилем и гербом России. Покрытие шпиля осуществлено из нитрида титана, имитирующего золото. Герб выполнен из нержавеющей стали и покрыт позолотой с элементами финифти красного цвета (рис.

1).

Цветовая композиция фасадов основана на теплых бежевых тонах облицовочных плит и архитектурных деталях коричневого цвета. Аналогичные цветовые оттенки использованы для облицовки башенной части, где применен керамический гранит. Облик главного корпуса ЮУрГУ, который мы наблюдали в течение 40 лет (рис. 2), в настоящее время выглядит следующим образом (рис. 3).

Облик города. Часть III

Рис. 1. Верхняя башня со шпилем главного корпуса ЮУрГУ

Облик города. Часть III

Рис. 2. Южный фасад главного корпуса ЮУрГУ до реконструкции

В большинстве случаев приходится использовать традиционные материалы: на основе минеральных вяжущих веществ; минеральные расплавы; керамические материалы; материалы из природного и искусственного камня.

Материалы на основе гипсовых вяжущих веществ применяются для облицовки стен и потолков внутренних помещений с сухим и нормальным температурно-влажностным режимом эксплуатации. Материалы на основе минеральных расплавов декоративны, долговечны, отличаются газо-, кислото- и щелочестойкостью.

Весьма перспективны, особенно дня внутренней отделки, материалы на основе полимеров и древесины.

Развитие производства какого-либо конкретного материала требует основательного экономического анализа. Зачастую этот анализ произвести довольно затруднительно, так как этот вопрос является коммерческой тайной предприятия-изготовителя. Однако некоторые данные позволяют с достаточной достоверностью выделить более перспективные направления в сфере отделочных материалов.

В течение длительного времени основными строительными материалами были древесина, керамика, сталь, бетон и железобетон. Во второй половине XX века стали интенсивно внедряться новые материалы (композиционные), без которых сегодня не осуществимо строительство большинства объектов промышленного, гражданского и жилого комплексов.

Цель создания композиционных строительных материалов – улучшение тех или иных свойств, по сравнению с такими свойствами исходных компонентов, как механические, теплофизические, а также химическая стойкость, долговечность и т.п., или снижение себестоимости материалов, в том числе и за счет применения побочных продуктов промышленности.

Облик города. Часть III

Рис. 3. Южный фасад главного корпуса ЮУрГУ после реконструкции

Композиционные строительные материалы представляют собой многофазные системы, состоящие из двух или более материалов с различными свойствами. Вследствие рационального сочетания исходных компонентов образуются новые материалы с заданными свойствами, но сохранившие индивидуальные особенности каждого из компонентов.

К композиционным строительным материалам можно отнести: растворы, бетоны, керамику, мастики, клеи, замазки, лакокрасочные материалы, стеклопластики и другие искусственные многокомпонентные материалы.

Идея создания композиционных материалов не нова. Так, например, издавна в строительстве применяют саман, состоящий из глины и соломы.

Глина выступает в качестве связующего вещества (матрица), а солома – как упрочняющий материал (арматура).

В строительстве давно уже применяют такой композиционный материал, как асбестоцемент, в котором в качестве матрицы выступает цемент, а в качестве арматуры – волокнистый природный материал асбест.

С развитием химической промышленности появилась возможность создания новых композиционных строительных материалов – полимербетонов.

В таких материалах в качестве связующего вещества применяют различные синтетические смолы, позволяющие значительно улучшить ряд основных свойств по сравнению с традиционными бетонами на минеральных вяжущих веществах.

Однако, вследствие высокой себестоимости таких материалов область их применения определяется исходя из техникоэкономического обоснования.

Негород. Часть III. Город и деревня

Город и деревня – полуобразы-полупонятия, что вполне соответствует их двойственной природе.

С одной стороны, это дело рук человеческих, с другой – это предмет рассмотрения, обнаруживающий способность к самодвижению и саморазвитию. Город и деревня едины во множестве лиц.

Читайте также:  Вступление на престол Екатерины II

Наше сознание мгновенно откликается при упоминании о городе и деревне серией картин, складывающихся в одно непрерывное изображение, в некие хронотопы. 

Облик города. Часть III

Эти образы-хронотопы наделены огромной емкостью и одновременно компактны. Они вбирают без остатка все накопления, все важное и второстепенное, но при этом нескрываемо необъективны.

Как образы, живущие в персональном и коллективном сознании, город и деревня приобретают характерную окраску, порождают оценки и превращаются в метафоры.

Как понятия город и деревня распадаются на множество составляющих, становятся поводом беспристрастных суждений и непредвзятого анализа.

Этот анализ мгновенно обнаруживает, что и город, и деревня – социально-пространственные явления, в которых и живая, и неживая материи, люди и их физическое окружение, сохраняя независимость, соединяются в причудливое целое, где роли ведущего и ведомого, причина и следствие меняются местами.

Равноуважительное отношение к городу и деревне, выравнивание их прав связаны с очевидными рисками и непониманием со стороны многочисленных урбанистов и им сочувствующих.

Разрушение сельских ландшафтов и экосистем, столь характерное для всего прошлого века, в СССР осуществлялось в рамках госполитики, т. е. с особым размахом и редкой последовательностью.

Борьба с деревней ощущалась как борьба с основами и корнями, питавшими принципиально враждебную национальную культуру, как борьба с религией и следами языческого сознания.

Резкое обострение отношений города и деревни, игнорирование и подавление деревни, возрождение, казалось бы, давно разрешенных конфликтов не прошли бесследно: возникло ощущение мира, ограниченного городом, состоящего исключительно из городов, предпочтительно больших.

Устойчивость урбанистических идеалов и настроений, их популярность представляются все более странными и не вполне уместными на фоне реальных событий, свидетельствующих о постепенном восстановлении баланса между городом и деревней, о перерождении деревни, о росте интереса к «негороду». В тот момент, когда по представлениям урбанистов, все население земли и, в первую очередь, граждане РФ, должны перебраться в город, сами граждане рассудили иначе. 

Неминуемое переселение явно откладывается, и первыми такое решение принимают представители элиты. «Мировая деревня», теперь уже под новыми именами «субурбии», пригорода, коттеджного поселка, технопарка, загородной индустриальной зоны и т. д., возрождается как важнейшая часть культурного ландшафта, без которой он неполон и лишен живительного разнообразия.

Если город возник и развивался как принципиально новое явление, разрушавшее родоплеменной мир, то деревня в самых разных ее состояниях и проявлениях оказывается наследницей этого самого первого, архаического мира. Появление городов не уничтожило, но изменило, переродило родоплеменные поселения, превратив их в места, зависимые от города, в деревни, села и загородные резиденции. 

Постепенное изъятие и присвоение городами функций и полномочий предшественников, включая право на самозащиту, на свободный натуральный обмен, на ремесленные производства, оставило деревне мало выбора, превратило в средоточие всего консервативного и локального, того, что противоречит унификации и беспамятству. Деревня упорно хранит признаки общинности, закрытости и самодостаточности, собственную, свою культуру, именуемую «фольклором».

Города по-прежнему с трудом осваиваются теми, кто пришел из кланового, деревенского мира, предпочитает жизнь внутри замкнутых этнических сообществ.

История и теория архитектуры и градостроительства традиционно игнорируют деревню. Архитектор высокомерно относится к деревне и сельскому ландшафту, оставляя их на попечении землемера.

Тем не менее, архаические и догородские, сельские, ранние формы существования продолжают жить.

Они обнаруживают редкую устойчивость и верность правилам, кодам и архетипам, которые сохраняются, вспоминаются и заново воспроизводятся вполне непреднамеренно. 

Сельские, деревенские «коды» и способы их воплощения прочно встроены в особую программу создания собственного окружения, хранимую в коллективной и индивидуальной памяти.

Эта программа, для многих по сей день не имеющая «городской альтернативы», реализуется и в районах самостроя больших городов, и в местах, разоренных войнами и землетрясениями, и в элитных поселках, где живут те, у кого есть выбор.

Различие городского и сельского, вызванные разделением труда или разным правовым статусом, неустойчивы и не абсолютны. Занятия горожан и селян бывают сходными, меняются, исчезают и возвращаются.

Самые яркие отличия городского и сельского, питаемые характерными образами и знаками, на которые легко откликается и обыденное, и профессиональное сознание, сводятся к разным стратегиям средового или пространственного поведения.

Мир деревни неразрывно связан с природой, с природным окружением, основан на согласии с природой, ее почитании и эмоциональном предпочтении. 

Места, благоприятные для сельского хозяйства, оказываются привлекательными и для жизни. Все компоненты сельского мира – небо, вода, растения и животные собраны вокруг главной ценности – земли.

Земля, ее обустройство, культура землепользования определяют очертания сельского пейзажа. Земля отчетливо проступает сквозь разреженную и низкоплотную россыпь строений.

Участок земли, парцелла или надел первичны по отношению к домам и самоценны.

Сельский дом, сельская усадьба подчинены минимуму внешних ограничений, способны развиваться и расти в любую сторону. Их облик определяется в первую очередь вкусами и возможностями владельца и обычно отчетливо декларирует принадлежность местной культуре.

Сельское, аграрное пространство организуется свободно проложенными дорогами и зачастую невидимыми, невыраженными, но оттого еще более конфликтоопасными границами.

Это пространство обозреваемо и проницаемо, оно само по себе является коммуникацией, в пределах которой собственно дороги не отмечены особой устойчивостью и не становятся большей ценностью, чем земля, по которой проложены, или усадьба, к которой ведут. 

Деревенский «порядок», сельская улица – явления сравнительно поздние, сложившиеся под несомненным влиянием города. «Первозданные», лишенные городских условностей села русского Севера, горные швейцарские и австрийские деревни представляют кучи или группы свободно стоящих на рельефе независимых и похожих друг на друга, одинаково ориентированных по странам света домов.

Городской, урбанистический мир решительно порывает с природой и природным окружением, становится «второй природой», не останавливается перед созданием своей собственной, рукотворной «земли», многослойной, многоуровневой, многократно воспроизводящей естественную поверхность и полностью меняющей ее первоначальные очертания. Обитатели многоэтажных домов теряют ментальный, прямой контакт с землей, утрачивают ощущение времени, зависимость от времени дня и года и от реальных расстояний. Городское пространство опирается на коммуникации, на улицу, на инфраструктуру. 

Ценность городской парцеллы или участка пропорциональная длине уличного фронта и качеству улицы, ее локализации и места в иерархии уличной сети.

Городской дом, городская усадьба, в отличие от сельского, подчинены жесткому порядку, строгим внешним ограничениям и способны расти и развиваться лишь вверх и вниз.

Эти дома интравертны, а принадлежащие им открытые пространства пребывают не вокруг, а внутри них. 

Тело города твердо и упруго, его компоненты подогнаны друг к другу, тесно взаимосвязаны и нередко утрачивают персональные отличия и роль ориентиров, характерные для их сельского антипода. Представителями города становятся интерьеры улиц, площадей, бульваров и парков, имеющих собственные имена и собственную историю, которые не часто встретишь у деревенских улиц.

Деревенская, сельская модель выглядит более целостной и внятной, чем модель города, деревня – порождение видимого, понятного и привычного прошлого. Город живет картинами будущего, которые выглядят размытыми и менее определенными.

Деревня предсказуема, более контролируема, избегает радикальных трансформаций, готова не меняться на протяжении многих лет, и именно это составляет основу ее привлекательности.

Деревня интровертна, гомогенна и своей неуступчивостью уравновешивает экстравертный, гетерогенный, меняющийся и не всегда прогнозируемый город.

Городское и сельское, урбанистическое и аграрное не только признаки отдельных поселений, но и фундаментальные, цивилизационные категории, отражающие характер, истоки и природу национальной культуры и национального пространства.

Деревни и города, принадлежащие одной культуре, отмеченные общими родовыми признаками больше походят друг на друга, чем города, воспитанные в разных культурах.

На протяжении длительного времени города и деревни, пребывавшие в состоянии непрерывного обмена, имели одну и ту же элементную базу – семейный дом на своей земле. 

Отдельно стоящий деревянный дом с хозяйственными постройками, защищенный от пожара размерами участка, деревянные храмы и мостовые определяли аграрный облик Восточной и Северной Европы. Каменный дом, расположенный вплотную к соседу, каменный храм и каменная мостовая – признаки городского пейзажа.

Российское пространство, российская культура имеют отчетливо фиксируемые аграрные, сельские черты.

До середины пятидесятых годов и начала массового жилищного строительства большинство населения страны, включая тех, кто считался жителем города, жили в условиях, мало отличимых от сельских, причем сами эти условия напоминали скорее о происходившем тысячу лет назад, чем о современных им городах. 

Город каменный и регулярный как средовое явление был введен вместе с заграничной одеждой Петром I, положившим начало урбанизации российского общества и российского пространства, созданием первого города в стране аграрной культуры.

С этого момента насаждение нового урбанистического порядка становится одним из главных увлечений российской, а затем советской власти, что приводит к появлению противоположности города и села, которая ощущается в России с особой остротой.

Двучастность, присутствие своего и чужого, городского и сельского, принципиальная гетерогенность национального ландшафта не только российская черта. Китай, Япония, Южная Корея, страны юго-восточной Азии спокойно скрестили традиционный аграрный пейзаж с урбанистической моделью Даунтауна, центрального делового района, заимствованный уже не в Европе, а в Соединенных Штатах.

Читайте также:  Музей-квартира А.С. Пушкина

Вопреки популярным представлениям, урбанистический порядок не является ни безусловным благом, ни неким императивом.

В то самое время, когда российская власть насаждала урбанистическую культуру, носители этой культуры, потомки создателей каменных городов, оказавшиеся в Северной Америке, продвигаясь на запад от портов Новой Англии, не воспроизводили пространственные решения Старого Света. 

При активной поддержке власти эти люди создавали не привычные им компактные и тесные каменные деревушки, напоминающие мини-города старой Европы, но строили сеть удаленных друг от друга на большие расстояния фермерских хозяйств, практически устанавливающих принципиально новый для недавних европейцев аграрный пространственный порядок. Утверждение, укоренение этого порядка в американской культуре предопределило триумфальное появление спустя два-три столетия американской субурбии.

Создание массового американского частного дома с деревянным каркасом и деревянным заполнением, неожиданное, но естественное, рациональное, адекватное новым условиям решение свободных от предрассудков людей не уступает по значимости изобретению небоскреба. Это сделало Америку не просто обладательницей двух символов технического прогресса, но страной с выраженным ярким отличием двух сред, городской и деревенской.

Нынешняя деревня своим возрождением обязана городу, охотно отдающему сегодня свои долги и очевидно чувствующему необходимость сохранения связи с деревней как условия собственного выживания и благополучия.

«Город в деревне» – это городские практики, предпочитающие сельское окружение большому городу.

Исход из города, движение горожан к природе, дающее ощущение возврата к правильному, традиционному образу жизни, имеет солидную историю, начало которой положено создателями загородных дворцов, вилл и усадеб.

Этот процесс втянул в себя советскую номенклатуру и «новых русских», толпы дачников и владельцев садовых участков. 

Демократичными, народными и коллективными версиями загородных дворцов становятся дома отдыха, турбазы, санатории и курортные гостиницы. Стремление обрести «рай на земле» уводит из города не только отдыхающих. Негородские, сельские, загородные очертания приобретают университеты, исследовательские центры и лаборатории, клиники и офисы крупных компаний. 

Эталоном «креативного» пространства становится огромная, вяло застроенная «Силиконовая долина». Нормой становятся переезд из города в деревню с выходом на пенсию и уходом со службы, жизнь за городом и работа в городе.

Город и деревня обречены на постоянное сближение и постоянную разделенность, на вечный диалог, местом которого становятся пограничные, промежуточные территории, пригород и малый город. 

У «пары» город-деревня получаются разные потомки: более удачные и жизнеспособные и менее жизнеспособные, более похожие на город, т. е. с квартирами на этажах и дверью на общую лестницу, и больше смахивающие на деревню – с домами на земле и дверью на улицу.

Основы формирования архитектурно-художественного облика городов. Белоусов В.Н., Кулага Л.Н. (ред.). 1981

Рассматриваются актуальные вопросы формирования архитектурно-художественного облика городов, показаны пути и средства достижения выразительности облика как города в целом, так и его структурных элементов (центра, жилых, промышленных районов и зон отдыха).

Большое внимание уделено вопросам восприятия облика города в различных градостроительных ситуациях при взаимодействии новой и сложившейся застройки, естественной и искусственной среды.

Книга предназначена для архитекторов и специалистов, работающих в области градостроительства.

  • Глава 1. Облик города и его планировочно-пространственная структура
    Условия формирования облика городов
    Композиционные средства организации городского пространства
    Природная среда в облике города
    Формирование облика городов как исторически обусловленный процесс
  • Восприятие городской застройки
  • Глава 2. Архитектурный облик центра города
    Эстетические требования к облику городского центра
    Центр в композиции города
    Архитектурно-пространственные связи центра города с внешней средой
    Архитектурно-пространственная целостность центра города
  • Восприятие облика городского центра
  • Глава 3. Архитектурный облик жилых, промышленных районов и зон отдыха
    Формирование облика жилых районов
    Архитектурно-пространственная организация жилой застройки во взаимодействии
    с окружающей городской средой
    Архитектурная организация внутренних пространств жилой застройки
    Промышленные районы в облике города
    Архитектурно-пространственная организация промышленных районов, предзаводских и санитарно-защитных зон
  • Зоны отдыха и зеленые массивы в облике города
  • Глава 4. Методические основы формирования архитектурного облика города и творческий процесс
    Формирование архитектурного облика города — планово-управляемый процесс
    Творческий процесс формирования облика города
  • Визуальные методы моделирования облика города в процессе проектирования
  • Заключение
    Список литературы

Предлагаемая книга — коллективный труд сотрудников Центрального научно-исследовательского и проектного института по градостроительству, который является научным центром страны в области районной планировки, расселения, а также планировки и застройки населенных мест.

В институте ведутся комплексные научно- исследовательские работы по следующим направлениям: теория градостроительства районная планировка и вопросы расселения планировочная структура и объемно-пространственная композиция городов, жилых промышленных районов, зон отдыха, организация транспортных и инженерных коммуникаций, градостроительные вопросы оздоровления и преобразования окружающей среды, проблемы управления развитием городов и групповых систем населенных мест.

Одна из сторон деятельности института — проектирование схем районной планировки, генеральных планов городов, жилых районов, микрорайонов, общественных центров и авторский надзор за их осуществлением.

В последние годы особое внимание уделяется архитектурно-художественным проблемам градостроительства, что способствует повышению качества строительства и выразительности городской застройки.

Предлагаемая книга призвана способствовать росту мастерства градостроительного проектирования.

Она подготовлена ведущими учеными-градостроителями, авторами фундаментальных публикаций по отдельным разделам градостроительной науки. Основные авторы: директор института, кандидат архитектуры, проф. В.Н.

Белоусов, канд.архитектуры Л.Н. Кулага, доктор архитектуры В.А. Лавров, доктор архитектуры, проф. И.М. Смоляр.

Предисловие

Архитектурный облик новых и реконструируемых советских городов отражает эпоху строительства коммунистического общества. Проблема формирования архитектурного облика, достижения своеобразия каждого населенного пункта страны вышла за пределы узкопрофессиональных архитектурно-строительных задач и стала одной из важных социальных проблем.

Города и села, промышленные комплексы, жилые районы, общественные центры — это та жизненная среда, которая способствует гармоничному развитию человека, росту его коммунистического самосознания, интенсификации творческого труда, совершенствованию культуры быта и отдыха.

Такая трактовка современных проблем градостроительства исходит из задач, поставленных XXVI съездом КПСС — обеспечить дальнейший социальный прогресс общества, осуществить широкую программу повышения народного благосостояния. [Основные направления экономического и социального развития СССР на 1981—1985 годы и на период до 1990 года. — «Правда» от 5 марта 1981 г.]

Сам факт возникновения проблемы формирования облика городов в советском градостроительстве наглядно свидетельствует о преимуществах социалистического строя, плановой системы развития народного хозяйства, о высокой культуре советского народа. Именно поэтому нетерпимы серость и монотонность некоторых новых жилых районов, безликость центров ряда больших и малых городов, улиц и площадей, недостаточная выразительность производственных зданий.

Задача сохранения и совершенствования своеобразного архитектурного облика каждого города имеет сегодня важное практическое значение. Тем самым возрастают требования к разработке научных основ этой проблемы.

Идея настоящей монографии и заключается в том, чтобы раскрыть сущность понятия «архитектурный облик города” периода развитого социализма, показать, что в нем главное для человека и общества, какими средствами облик города создается и как воспринимается. В этом смысле монография дополняет и развивает положения IV тома «Основ советского градостроительства», посвященного архитектурно-художественным проблемам.

Вместе с тем монография по своей композиции отличается от других работ на эту тему: изложение ведется применительно к структурному построению городов. Такой подход обусловлен стремлением показать город как единую социально-пространственную динамичную систему, со своими закономерностями и противоречиями, но научно управляемую в условиях нашей действительности.

Авторы стремились придать монографии как теоретический, так и прикладной характер. В ней обобщен опыт планировки и застройки городов за последнее десятилетие, и на этой основе прогнозируются тенденции, определяются пути дальнейшего совершенствования их архитектурного облика.

В работе широко использованы материалы конкурсов на проектирование городских центровки тем самым отражен творческий поиск ведущих архитектурных коллективов страны. В должной мере учтены материалы научно-технических совещаний Государственного комитета по гражданскому строительству и архитектуре, а также пленумов правления Союза архитекторов СССР.

Монография подготовлена группой научных сотрудников ЦНИИП градостроительства и отдельными специалистами институтов Госгражданстроя под редакцией В.Н. Белоусова и Л.Н. Кулаги.

Авторы отдельных частей: введение — В.Н. Белоусов, Л.Н. Кулага, В.А. Лавров, И.М. Смоляр; гл. I — В.А. Лавров, А.П. Гозак, Л.И. Сейтхалилов; гл. II — В.Н. Белоусов, Л.Н. Кулага, Л.И. Соколов, Н.Б. Бекина, А.П.

Вергунов, В.Т. Зайцев, А.И. Чесноков; гл. III — Ю.П. Бочаров, А.П. Вергунов, Т.П. Голубева, Н.М. Трубникова; гл. IV — И.М. Смоляр, Ю.Н.Евреинов, И.Н. Ткачиков, А.И. Чесноков; заключение — В.Н. Белоусов, Л.Н. Кулага.

В составлении отдельных глав, кроме того, участвовали: Н.Ю. Григорьева, А.К. Зайцев, Н.Н. Шевердяева (ЦНИИП градостроительства), А.В. Лысенко (БелНИИП градостроительства), М.Е. Вайтенс (ЛенНИИП градостроительства), А.Л. Иванова, Т.В. Устенко (КиевНИИП градостроительства), Е.С. Пронин (Московский архитектурный институт).

Читайте также:  Отель «новый петергоф»: фото, адрес, отзывы

Иллюстративную часть разработали Л.Н. Кулага, Н.Б. Бекина, А.И. Чесноков, при участии И.Н. Варгановой, Т.П. Голубевой, Н.Н. Крохиной, B.C. Мишариной, Н.С. Петровской.

В книге использованы материалы Фотохроники ТАСС и архитектурного кабинета Центрального Дома архитектора.

Облик города: из прошлого в будущее

Когда мы говорим о том, насколько комфортно жить в городе, то подразумеваем не только его типичные жилищно-коммунальные и хозяйственные нюансы: состояние дорог, доступная среда, рынок труда, разнообразие возможностей и тому подобное. Облик города – далеко не самая маловажная деталь в его эстетическом восприятии и банальном впечатлении от пребывания в нем.

Имея некоторую практику поездок по европейской части России, могу с уверенностью заявить: среди множества «сорокатысячников» Белая Калитва выглядит очень достойно и опрятно. Это подтверждают и гости города – наши друзья и родственники.

Но мы, как люди, живущие здесь с рождения, имеем полное право отмечать не только его достоинства, но и недостатки, выдвигать идеи по улучшению среды, указывать на проблемы. Также нельзя забывать и о том, что отчасти и мы сами — а не только вышестоящее руководство – несем ответственность за наши улицы, дворы и дома.

В этом материале мы коснемся некоторых особенностей визуального облика города, поговорим о его историческом наследии и выдвинем ряд предположений, чего нам не хватает, а от чего можно было бы и избавиться.

Дисгармония

Особенность архитектуры нынешнего центра города – уютная сталинская двухэтажная застройка, яркие примеры которой – улицы Дзержинского и Коммунистическая. И здесь наблюдается яркий контраст. Дома на первой – ухоженные, отремонтированные, хвастают свежей краской. Местами проведен капитальный ремонт. Но и тут есть проблемы.

В некоторых домах владельцы квартир расширяют жилплощади за счет «облагораживания» балконов. Увы, выглядит это порой отвратительно. Стилистически и архитектурно некоторые такие пристройки абсолютно не соответствуют зданиям и выглядят как злокачественные наросты.

Понятно, что каждый жилец в первую очередь заботится о собственном комфорте, но со стороны смотреть на это больно.

А застройка на Коммунистической пребывает в более плачевном состоянии. Дома грязные, облезлые, а в некоторых даже стены трескаются из-за прирастающих к первым этажам магазинов, о чем мы уже писали. Нужно принимать меры по приведению улицы в порядок.

Освоение пустоты

Новая трехэтажная застройка на Намыве, ул. Бульвар 50 лет Победы, выглядит уютно и опрятно. О чисто техническом качестве местных домов мы здесь не говорим, но со стороны выглядят они очень пристойно. Проблемы у микрорайона типичны для всех молодых застроек. Во-первых, между домами осталось много пустого пространства.

Кое-где установлены объекты детских площадок, но их катастрофически не хватает для эффективного освоения всей дворовой площади. Необходима работа опытного ландшафтного дизайнера, который расскажет, как можно превратить эти пустыри в настоящую усладу для глаз и комфортнейшее место для проживания. Потенциал ведь имеется.

Во-вторых, здесь невероятно запутанная планировка. Как и по каким критериям во время строительства раздавались номера домам – понять совершенно невозможно. Но в итоге тут, как и на Заречном, часто теряются даже опытные таксисты. И что с этим можно сделать – непонятно.

Пример обратного – площадь Майдан. Относиться к здешним новым малым архитектурным формам, скульптурам и элементам декора можно по-разному, это дело вкуса.

Но нельзя не отметить, что пространство, раньше бывшее огромной заасфальтированной зоной отчуждения, по выходным превращавшейся в рынок для садоводов и птичников, нынче превратилось в визуально приятную прогулочную зону, которая станет еще краше, когда подрастут высаженные деревья. Дело осталось за малым: газоны, элементы инфраструктуры, содержание и своевременный ремонт.

Комфорт с умом

За последние годы во многих белокалитвинских дворах появились красивые обустроенные детские площадки, как, например, во дворе ул. Российской, 304. Проходишь мимо – и глаз радуется. Да и деткам там наверняка весело. Источники финансирования их установки разные, но сейчас мы говорим не о самом факте их наличия, а об особенностях планировки.

Так, например, детская площадка на ул. Светлой, 4, спроектирована ну очень странно. Детские горки здесь расположены так, что с одной стороны малыши покрупнее, скатившись, рискуют по инерции угодить прямо в кусты. А с другой – улететь в овраг. И то, и другое чревато травмами. Что мешало на этапе планировки объекта развернуть его на 90 градусов – не совсем понятно.

Внимание к колориту

В некоторых точках города можно увидеть необычные и крайне любопытные постройки, как, например, этот двухэтажный старый дом на ул. Рабочей. У него очень милые оконные ставни и невероятно колоритная веранда. Подремонтировать и облагородить – и выйдет настоящая визуальная конфетка.

Но, во-первых, возможно, у самих владельцев дома на это не хватает средств, и здесь не помешала бы помощь властей. Во-вторых, его окна выходят на одно из самых тоскливых мест города – огороженный грязным полуразрушенным забором пустырь на месте старого молочного завода.

И об этом мы поговорим чуть позже.

Сохранность истории

Заботясь о современном благоустройстве города и его облике, ни в коем случае нельзя забывать о его культурно-историческом наследии и беречь его как зеницу ока. На данный момент в Белой Калитве, по информации историко-краеведческого музея, 10 объектов культурного наследия регионального значения:

1) Мельница на Пигарке. Увы, от нее нынче остались только руины, восстанавливать нечего. Но можно было бы облагородить само место, сделать его памятным.

2) Казачья гимназия, Майдан, ул. Большая, 2. Сегодня в ее здании расположился Белокалитвинский историко-краеведческий музей. Состояние прекрасное, историческая ценность сомнению не подвергается.

3) Введенский храм, Майдан, ул. Большая, 4. Благодаря стараниям отца В. Гноевого и прихожан старейшая церковь Белой Калитвы и прилегающая к ней территория выглядят великолепно и содержатся в отличном состоянии.

4) Лавка купца Севрюгова, Майдан, ул. Большая, 6. На данный момент в этом здании располагается овощной магазин «Олимп». И спасибо его хозяевам за то, что они практически не вмешивались в его исторический облик как снаружи, так и внутри, содержали в порядке и приемлемом состоянии. Будем надеяться, что так будет и дальше.

5) Купеческий дом, Майдан, ул. Большая, 13. Сегодня здесь располагается Усть-Белокалитвинский казачий юрт. Здание в хорошем состоянии, но немного расстраивает его блеклая покраска и повсеместные пластиковые окна вместо красивых старых резных деревянных рам. Понятно, что это вопрос комфорта. Но насколько было бы красивее и достовернее по отношению к истории.

6) Жилой дом купца Севрюгова, ул. Гагарина, 51. Историческое здание отдано на откуп коммерческим организациям: магазину туристических принадлежностей и адвокатской конторе. На наш взгляд, это недопустимо. Возможно, есть смысл переместить эти точки в другие строения, а дом со временем превратить в небольшой аутентичный музей на манер таковых в станице Раздорской.

7) Жилой дом купца Суичмезова, ул. Петрова, 42. Строение находится в частной собственности и полностью переделано. Исторический облик, увы, утрачен.

8) Аллея Героев, парк им. Маяковского. Мемориал пребывает в хорошем состоянии и, будем надеяться, в таком же и останется после перестройки парка.

9) Здание атаманского правления, ул. Советская, 1. Старый двухэтажный казачий курень рядом с офисом «Ростелекома» на Майдане со стороны выглядит не слишком ветхо, но полностью заброшен. Это видно по блеклым оконным проемам, сбитым углам и облезшей краске. Нужно срочно вмешаться и спасти это историческое здание, пока оно не будет утрачено навсегда. 

10) Памятник Ленину, Театральная площадь. Эти символы эпохи социализма по всей России будут жить еще долго. Нужно лишь периодически обновлять плитку постамента, следить за озеленением и чистотой.

У каждого из этих объектов есть своя интереснейшая история, которую мы расскажем в ряде материалов. Более того, мы приглашаем все поселения Белокалитвинского района присоединиться к проекту и рассказать об исторических зданиях на своих территориях, требующих ухода и восстановления. Это будет интересно всем и поможет сохранить культурно-исторический облик края.

  • Денис Алентьев,
  • 8 (86383) 2-64-33,
  • e-mail: info@perekrestokinfo.ru
Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector