Написано сергеем довлатовым — премьера фильма в петербурге

«Написано Сергеем Довлатовым»: журналистом, ненавидящим журналистику

Фильм Романа Либерова «Написано Сергеем Довлатовым», наконец-то, приехал в Санкт-Петербург. Несмотря на то, что писатель и журналист Сергей Довлатов долгое время жил и работал в Петербурге, премьера фильма в городе на Неве состоялась на несколько месяцев позже московской. Фильм создавался при активном участии жены писателя Елены и его дочки Екатерины. .

19 июля в Доме Кино состоялась петербургская премьера фильма Романа Либерова «Написано Сергеем Довлатовым». Пресс-показ в Москве этого фильма состоялся еще 5 апреля. Впрочем, по словам режиссера, он бомбардировал кинотеатры Петербурга еще с 12 января. Премьера состоялась только в июле.

Часовой фильм собран из произведений и воспоминаний Сергея Довлатова. Текст от лица писателя читает Сергей Пускепалис, известный публике по фильмам Алексея Попогребского, («Как я провел этим летом», «Простые вещи»). Саундтрек к картине написал Billy Новик и группа Billy's Band.

В фильме своими воспоминаниями делится третья (нью-йоркская) жена журналиста-писателя Елена Довлатова. Больше всего в «Написано Довлатовым» места уделяется нью-йоркскому периоду жизни писателя.

Обратите внимание

Как объяснил режиссер, такой перевес в истории связан с тем, что именно в Нью-Йорке Довлатов стал писателем.

Это уже четвертый фильм Романа Либерова, посвященный жизни писателей. В 2009 году он выпустил картину «Юрий Олеша по кличке «писатель»», в 2010 — «Иосиф Бродский. Разговор с небожителем», в 2011 — «Один день Жоры Владимова». И это еще не конец. «У меня в списке 137 имен, — угрожал залу режиссер. — Довлатов — только четвертый».

Журналист по иронии судьбы

Сергей Мечик-Довлатов (Довлатов — фамилия матери писателя, которую он потом взял как псевдоним) всю жизнь работал журналистом. И всю жизнь ненавидел это «ремесло». Он писал для газет только ради денег. И открыто говорил в текстах о том, что для настоящего писателя журналистика – это пытка.

«Дома развернул свои газетные вырезки. Кое-что перечитал. Задумался… Пожелтевшие листы. Десять лет вранья и притворства. И все же какие-то люди стоят за этим, какие-то разговоры, чувства, действительность… Не в самих листах, а там, на горизонте…

Трудна дорога от правды к истине» (начало книги «Компромисс», посвященной работе в газете «Советская Эстония»).

Работая корреспондентом, он ждал, когда напечатают его первую книгу. Довлатов никогда не относился к работе журналиста серьезно: большая часть материалов, которую мы видим – выдуманы полностью, выдуманы наполовину, где-то история перевернута с ног на голову. Так Мечик-Довлатов набирал материал для своих книг и для «кухонных анекдотов».

Пример — история создания заметки «Семь нот в тишине». Приятель Довлатова Александр Харченко, с которым Сергей Довлатов дружил, когда жил и работал в Эстонии, в одном из интервью рассказал, как на самом деле развивались события, описанные в заметке.

«Довлатов блестяще писал о музыке – джазе, — поведал он. — Помните «Семь нот в тишине»? В Таллинн приехал сам Оскар Питерсон, знаменитый джазовый импровизатор. И Сергей выплеснул на полосу: «Вот он подходит к роялю. Садится. Трогает клавиши.

Что это? Капли ударили по стеклу, рассыпались бусы, зазвенели тронутые ветром листья? Затем это тревожное далекое эхо. И наконец — обвал, лавина. А потом снова — одинокая, дрожащая, мучительная нота в тишине…» Красиво и очень осязаемо. Все так. Только не был Довлатов в филармонии.

Он мне сам об этом сказал. «С Рогинским усугубили хороший портвейн, и я проспал». Сюжет же «Семь нот в тишине», как известно, немного иной.

Важно

Всю жизнь Довлатов был связан с журналистикой. Он поступил на факультет журналистики ЛГУ в 1965 году, но так и не закончил его.

Это было уже после того, как Довлатова отчислили с финского отделения филологического факультета ЛГУ. И после того, как он вернулся со службы в Республике Коми (поселок Чиньяворык).

Параллельно с журфаком Довлатов работал в студенческой многотиражке Ленинградского кораблестроительного института «За кадры верфям».

Потом уехал в Эстонию, где числился внештатным корреспондентом газеты «Советская Эстония» (позже стал там сотрудником отдела новостей).

Был принят на должность ответственного секретаря в выпускавшуюся эстонским морским пароходством еженедельную газету «Моряк Эстонии», а так же являлся внештатным сотрудником городской газеты «Вечерний Таллин».

В годы эмиграции он печатался в престижных журналах «Партизан Ревью» и The New Yorker, а в СССР, в это время он ведет авторскую передачу на радио «Свобода». В Америке Довлатов также недолго участвовал в создании газеты для третьей волны эмиграции «Новый Американец».

Тем не менее, для Сергея Довлатова главным всегда было писательское дело. Он никогда не оставлял попыток напечатать свои произведения. В собственной гениальности писатель не сомневался. И даже придумал легенду на эту тему.

Нужно отметить, что Довлатов родился в Уфе в 1941 году, откуда через четыре года родители увезли его в Ленинград. По легенде, именно в Уфе, его, маленького карапуза в коляске, приметил сам Андрей Платонов — и благословил на писательское дело. Но в Ленинграде Сергея Довлатова так никто и не оценил.

Совет

До конца 60-х его печатали только в самиздате. Чтобы как-то обойти цензуру, писатель решает уехать в более либеральную Прибалтику. Довлатов видел в Эстонии не союзную республику, а Запад. Он считал эту страну более свободной, чем Россия, но менее свободной, чем Америка.

Друзья вспоминают, что эстонский период – это своего рода репетиция эмиграции. Однако его главная надежда — увидеть свою книгу опубликованной, так не оправдались. В Эстонии «Зона» была передана издательству и прошла две корректуры. Довлатов даже получил первый гонорар.

Но когда сборник передали в Главлит, «Зону» запретили. Из тех соображений, что рассказ по тематике похож на произведения запрещенного тогда Александра Солженицына.

Как вспоминает вторая жена Сергея Довлатова — Тамара Зибунова, из-за этого запрета писателю и пришлось покинуть Эстонскую ССР. Довлатов вернулся в Ленинград. В 1978 году он покидает город и через Вену уезжает в Нью-Йорк.

«Двенадцать лет его второй жизни на Западе – это взрыв литературной известности», – писал его нью-йоркский друг Лев Лосев. Одна за другой начинают выходить книги.

Читайте также:  Праздничные мероприятия в спб на 23 февраля 2019

Сначала в Нью-Йорке (журнал «Нью-Йоркер»), потом в Эстонии (русскоязычный журнал «Радуга»), наконец и в России («Звезда», «Литературная газета», «Иностранная литература», где он числился как «американский писатель»).

Он добивается того, чего хотел всю жизнь. Его произведения выходят в печать. Только не так, как он хотел. Сергей Довлатов мечтал о признании людей, которые живут в тех ситуациях, которые он описывает.

О признании тех, кто видит в его текстах не художественную выдумку, а реальность. Несмотря на нелюбовь к журналистике, он взял из профессии самое важное. То, чем часто сам не пользовался, работая в газете.

В своих книгах он говорит правду, пусть изредка и слегка приукрашенную. Тем не менее, всегда соблюдает хронологию, описывает реальныхлюдей.

О «Компромиссе» Александр Харченко говорил — «здесь все герои названы своими фамилиями. Порой только имена изменены. Был фотограф Миша Жбанков, с которым я сделал не один репортаж. Поэт Борис Штейн и его жена Елена, доярка, Герой Социалистического Труда Лейда Пейпс, инструктор ЦК КП Эстонии Иван Трулль, портной драмтеатра Вольдемар Сильд и т.д.

Источник: https://lenizdat.ru/articles/1106006/

В санкт-петербурге состоялась досрочная премьера фильма о довлатове

По просьбе организаторов Петербургского международного экономического форума состоялся первый в России закрытый показ рабочей версии кинокартины «Довлатов» режиссера Алексея Германа — младшего. Мероприятие прошло в легендарном кинотеатре «Аврора» при поддержке Санкт-Петербургского Комитета по развитию туризма.

Показ посетили гости экономического форума — бизнесмены и государственные служащие, творческая интеллигенция, люди разных профессий и возрастов, от молодежи до современников и знакомых Сергея Донатовича Довлатова.

На протяжении всего просмотра кинокартина вызывала живой и эмоциональный отклик у публики — после показа зал аплодировал стоя. Каждый нашел в фильме что-то для себя, по окончанию мероприятия люди не расходились, делились впечатлениями и обсуждали увиденное.

Режиссер картины, Алексей Герман-младший — лауреат Международного Берлинского кинофестиваля 2015 и Международного 60-го и 65-го Венецианского кинофестиваля.

Фильм повествует о нескольких днях из жизни молодого Довлатова в Ленинграде начала 70-х годов. Помимо бытовой истории — остроумного, но иногда трагичного калейдоскопа жизненных неурядиц и комичных ситуаций, кинокартина поднимает вечный для русской и европейской культуры вопрос нравственного выбора.

Обратите внимание

Во времена, когда все хотели говорить и слышать о масштабном и великом, тяжело было писать о жизни в ее частных проявлениях и увидеть столь же важное, ценное и точное в малом.

Решительность в выборе жизненного и творческого пути вопреки обстоятельствам, честность перед собой и окружающими, дали нам одного из самых известных классиков русской прозы XX века.

Создатели «Довлатова» уверены, что фильм должен стать полезным людям, которым он по своей внутренней идее ближе всего — талантливой молодежи. Именно поэтому значительная часть сборов с проката фильма будет направлена на нужды фондов и премий, поддерживающих молодых представителей творческих профессий.

«Прежде всего я бы отметил хороший подбор актеров на главные роли. М. Марич внешне очень похож на Сергея Донатовича, — рассказал Александр Ганин, глава департамента по связям с соотечественниками за рубежом. Комитет по внешним связям Правительства Санкт — Петербурга.

 — Его образ в картине — тёплый, доброжелательный и немного неуклюжий, по воспоминаниям современников Довлатов был именно таким. Герман, по его словам, снимал кино о добром и нежном человеке, которого несправедливо била жизнь, мне кажется эту задачу удалось воплотить.

В фильме хорошо воссоздана эта атмосфера невостребованности, когда талантливые люди не могут реализоваться и вынуждены заниматься подёнщиной ради выживания. Так же отмечу Бесчастных, Бродский в его исполнении выглядит очень убедительно.

В целом фильм произвел на меня хорошее впечатление, поскольку режиссер очень деликатно и бережно, по-довлатовски, обращался с образом великого писателя».

Читать ещё •••Фильмы , Алексей Герман , Сергей Довлатов

Источник: https://kino.rambler.ru/movies/37058323-v-sankt-peterburge-sostoyalas-dosrochnaya-premera-filma-o-dovlatove/

Соло на киноленте

В рамках культурной программы Петербургского международного экономического форума в кинотеатре «Аврора» прошел закрытый показ рабочей версии фильма Алексея Германа-младшего «Довлатов». Борис Барабанов оказался в числе ста первых зрителей ленты.

В широкий прокат «Довлатов» выйдет не раньше осени — еще нужно доработать звук, убрать последние шероховатости, навести лоск.

Важно

Теперь в кинотеатре «Аврора» фильм показывали даже без вступительных и заключительных титров, только с английскими субтитрами. На помпезную светскую премьеру это было похоже мало.

В зале были редкие гости ПМЭФ, досидевшие в Питере до субботы, и несколько близких Герману деятелей искусств, например режиссер Николай Хомерики и земляк Довлатова уфимец Юрий Шевчук с супругой.

Фильм излагает события одной ноябрьской недели в Ленинграде 1971 года. Эта неделя состоит из безнадежных попыток Сергея Довлатова написать репортаж для газеты, в которой он работает, попыток пристроить свою прозу в литературный журнал, а также не дать окончательно разорваться связям в распадающейся на глазах семье.

Действительность предлагает только один способ выжить, в том числе и физически,— компромисс, разворачивающийся в череду своего рода бартеров. Чтобы остаться в штате газеты, нужно в правильном свете изобразить труд портовых рабочих, чтобы напечатать рассказ, нужно взять интервью у поэта-метростроевца и написать стихи про нефть.

Чтобы сохранить любовь дочери, нужно достать дорогую немецкую куклу, а денег нет.

Чувство сгущающейся моральной тяжести Алексей Герман передает приемом, который никогда не подводил ни его самого, ни его отца.

Он строит многолюдный тесный кадр, наделяет правом голоса всех многочисленных персонажей, населяющих ленинградские коммуналки, редакционные коридоры, мастерские богемных художников.

Сидя в зале, хочется инстинктивно повернуться плечом к экрану: Герман и оператор Лукаш Жал заставляют зрителя вместе с героем буквально протискиваться между людьми. Эта телесно ощущаемая в фильме «Довлатов» теснота говорит о брежневском времени больше, чем любая историческая справка.

Единственный, кто в фильме словно окружен невидимым силовым полем, к кому вроде как не пристает вся эта липкая беспросветная повседневность,— это Иосиф Бродский, единственный настоящий друг и союзник экранного Довлатова.

Впрочем, в отличие от своего товарища, поэт в фильме хоть как-то, но при деле: редактирует перевод стихов, звучащих в польском фильме «Романтики», и в итоге вкладывает в уста героев свои собственные строчки.

Совет

Артур Бесчастный, выбранный на роль Бродского, не только обладает портретным сходством с поэтом, но и с пугающим правдоподобием воспроизводит его речь. Вообще, кастинг в фильме заслуживает отдельных аплодисментов.

Еврейская интеллигенция, армянский ресторан, финские туристы, актеры-неудачники, кафе, похожее на «Сайгон»,— все группы персонажей вычерчены с максимальной достоверностью.

И даже артисты-знаменитости Данила Козловский и Светлана Ходченкова, на первый взгляд, взятые в артхаусный проект для привлечения массовой аудитории, сыграли в «Довлатове», возможно, лучшие свои роли за долгое время. Оба персонажа, художник, пробавляющийся фарцовкой, и актриса без надежды на роли со словами, говоря о себе, проговаривают самое важное, что хотят авторы фильма рассказать об СССР.

Читайте также:  Режим работы петербургского метро в новый год

С большим или меньшим успехом научившись выживать, жители страны с плановой экономикой просто не в состоянии планировать свое собственное приватное будущее.

В тот показанный в фильме исторический момент для Довлатова и Бродского даже эмиграция не более чем смутная перспектива; они говорят о ней мало и без воодушевления (и тем не менее начинают понимать ее неизбежность: как мы знаем, Довлатов вскоре уедет работать в Таллин, Бродский через полгода эмигрирует в США).

Все будет так, исхода нет. И это ощущение словно ответ эпохи на еще свежую в памяти оттепель. (А фильм, выходит, ответ на сериалы, выставки и песни, эту оттепель живописующие.) Маятник качнулся в противоположную сторону. Жить не стало легче, но пропала яркость красок, пропало содержание. СССР в «Довлатове» — страна с ампутированной надеждой.

Важно не упустить из виду, что Алексей Герман не делает из Сергея Довлатова борца с режимом.

Это писатель, который видит ценное в малом, он не хочет никого свергать и никому ничего доказывать, он знает себе цену и мечтает только о том, чтобы своей частной малокалиберной прозой заработать дочке на куклу.

Обратите внимание

Писателя играет серб Милан Марич: режиссер не смог найти в России ни одного актера, достаточно похожего на Довлатова и притом достаточно притягательного, а главное, способного сыграть его без оглядки на «великую русскую школу», одной губой, одним хитрым глазом.

Возможно, самое большое достижение Алексея Германа в этой ленте — отказ от забронзовевших иерархий, от официального пантеона мастеров культуры, взгляд на героев как на частных людей. В эпоху обильно спонсируемых государством байопиков это — неформат. Да, Довлатову в кадре часто делают комплименты.

Но сами авторы нигде не позволяют себе говорить с позиции «мы-то знаем, что он велик». Более того, в короткой справке о Бродском, которая возникает на экране ближе к финалу, сказано: «Считается одним из величайших русских поэтов». Не «был», а «считается».

Алексей Герман уверял корреспондента “Ъ”, что это непринципиально и строчку можно поменять. Но, кажется, прелесть фильма именно в том, что никто в нем на самом деле не знает, что такое «хороший поэт» или «плохой поэт».

Зато сама показанная в нем литературная среда — это (воспользуюсь определением Юрия Шевчука) талант, растворенный в воздухе.

Источник: https://www.kommersant.ru/doc/3317712

В русском музее в петербурге прошел предпремьерный показ фильма алексея германа-младшего «довлатов». новости. первый канал

Сегодня на больших экранах долгожданная премьера, фильм «Довлатов» режиссера Алексея Германа-младшего. Картина успела покорить зрителей и жюри Берлинского фестиваля, став его лауреатом.

В России ленту уже смотрят на Дальнем Востоке и в Сибири. Несмотря на будний день, жители приморской столицы раскупили билеты даже на дневные сеансы. Ажиотаж и у касс в Новосибирске.

Ведь фильм «Довлатов» будет идти всего четыре дня, включая сегодняшний.

А в Санкт-Петербурге, особом городе для создателей картины, зрителей на предпремьерный показ собрали в необычном месте – в Мраморном дворце Русского музея. О своем детище гостям рассказал лично режиссер. В фильме ему удалось передать атмосферу Ленинграда 70-х с «квартирниками», чтением стихов, юмором. И каждый в зале словно совершил прогулку по тому самому городу Сергея Довлатова.

Пять бессонных ночей. Позади – триумф на Берлинском кинофестивале, сразу же премьера в Сербии и показ в Москве. Но больше всего, признается режиссер Алексей Герман, волновался перед встречей с петербургским зрителем. Здесь многие помнят героев фильма.

Не везде еще выветрился дух 70-х. Квартира Довлатова не сохранилась, но улица Рубинштейна все та же. Памятник писателю не сразу и заметишь – в натуральный рост он сливается с толпой, как будто замер один из прохожих.

Только стол – гранитный и бронзовый «Ундервуд».

«Фильм не только о Довлатове, фильм о времени, о городе, об эпохе, вообще обо всем. Бродский еще в городе, Довлатов еще не уехал в Прибалтику, потому что они еще молоды, потому что они еще не потяжелели, не старые и не отчаявшиеся внутренне, потому что все еще впереди, и они еще не знают, что будет», – рассказал режиссер Алексей Герман.

Важно

Вот почему в Петербурге премьеру сразу планировали особую. Под кинозал Русский музей предоставил целый Мраморный дворец. Не сразу догадаешься – такое гостеприимство или провокация? Ведь на входе выставка «Ленинградский опыт» – текстиль, картины, платья, игрушки того времени. Музейщики будто устроили экзамен для авторов фильма: в деталях эпохи вы точны?

«Невозможно повторить эпоху один в один, с точки зрения буквального повторения. Потому что любое повторение – это хуже, чем оригинальное, потому что должно возникнуть что-то третье», – говорит художник-постановщик фильма Елена Окопная.

Работу Елены Окопной уже признало жюри Берлинского кинофестиваля – впервые за его 68-летнюю историю вручили «Серебряного медведя» за художественный вклад не оператору, не монтажеру, а ей, художнику-постановщику фильма. С первых кадров мы безусловно верим и узнаем Ленинград начала 70-х.

«Замечательный, хороший фильм. Это фильм и о времени, о моем времени и о моей молодости», – говорит директор Государственного Русского музея Владимир Гусев.

«О фильме я не спешил бы говорить. Мне бы хотелось переварить, столько информации… Огромное спасибо тем, кто это сделал», – говорит актер Евгений Сидихин.

Права на показ фильма «Довлатов» уже приобрели 30 стран, включая все англоязычные, а еще – Бразилию, Аргентину, Китай, Тайвань. Переговоры о правах на показ ведутся до сих пор, но наибольший интерес фильм вызывает у отечественного зрителя. Всего несколько часов до начала премьеры, но на ближайший сеанс все билеты проданы.

Источник: https://www.1tv.ru/n/341775

Рецензия на фильм «Довлатов»

Изображение брежневских «заморозков» в культуре на примере молодого Сергея Довлатова в годы его жизни в Ленинграде.

Читайте также:  Троицкий мост кафе спб – вкусные блюда для вегетарианцев недорого

Молодой писатель и журналист Сергей Довлатов (Милан Марич) живет в Ленинграде в начале 1970-х.

«Оттепель» подошла к концу, и в эпоху наступившего застоя Довлатов и многие его друзья-творцы не могут ни публиковаться, ни выставляться, если их произведения не вписываются в жесткие рамки соцреализма.

Писать же так, как положено, у Довлатова не получается. Слишком уж он внутренне бескомпромиссен, и слишком уж он иронично настроен к окружающей его советской жизни.

До начала съемок Милан Марич выглядел слишком поджаро и спортивно, чтобы сыграть Довлатова. Поэтому актера раскармливали салом и пельменями

Байопики бывают двух типов. Одни «галопом по Европам» охватывают всю жизнь героя, другие же сосредотачиваются на коротком временном отрезке, который авторам кажется наиболее выразительным или интересным.

Новая лента Алексея Германа-младшего («Бумажный солдат», «Под электрическими облаками») принадлежит к байопикам второго рода.

«Довлатов» отображает предпраздничную ноябрьскую неделю 1971 года и лишь намекает на предшествующую и последующую жизнь знаменитого писателя – будущего мэтра русской эмиграции.

Если бы авторы ленты хотели изобразить «точку перелома» в жизни Довлатова, то они бы, вероятно, выбрали его службу по призыву в охране исправительных колоний. И сам писатель, и хорошо знавшие его люди вроде поэта Иосифа Бродского говорили и писали, что колония перепахала Довлатова и определила его отношение к людям, к жизни, к творчеству.

Режиссер Алексей Герман-младший хотел включить в картину сцену в театре, но не нашел в Санкт-Петербурге театра с советской обстановкой. Везде в последние годы был сделан ремонт

«Довлатов», однако, снят с иной целью. Он показывает не внутреннюю эволюцию героя (Довлатов лишь немного меняется по ходу повествования), а застойный климат культурного Ленинграда 1970-х – заморозки после «оттепели».

Совет

В фильме Германа Довлатов олицетворяет разочарованное поколение новых «лишних людей», которые обнаружили, что их знания, их способности, их авторские голоса не нужны чиновникам от культуры. Все в один голос твердят Довлатову, что он талант и даже гений, но то, что он пишет, для публикации не годится.

Чиновникам нужен «позитив», а когда Довлатов сочиняет искренне или пишет о том, что видел своими глазами, то позитив не получается. Как позитивно описать найденные в закоулке метро останки детей, заваленных при взрыве во время войны?

В том же положении Бродский (Артур Бесчастный) и прочие – те, кто все же смог прославиться, и те, кто умер безвестным.

Поэтому они либо через силу выполняют поденную творческую работу (Довлатов служит в заводской газете, Бродский занимается кинопереводами), либо, как невостребованный художник в исполнении Данилы Козловского, фарцуют запретными западными товарами и книгами.

А еще они пьют, жалуются друг другу на жизнь, ерничают, тусуются на квартирах и в легендарном кафе «Сайгон», читают стихи, снова пьют… И поговаривают об эмиграции. Не потому, что «там» обязательно будет лучше, а потому, что «там» может быть хоть немного иначе.

Это не антисоветчина, не принципиальное противостояние с режимом. Наоборот, это режим выпихивает из страны тех, кого сам же создал, дав молодежи образование, стремление к вершинам искусства и революционную бескомпромиссность.

Вполне очевидно, почему Герман снял такое кино именно сейчас, и режиссер не скрывает, что жизнь Довлатова в начале 1970-х – прозрачный намек на нынешнее положение дел в России, когда широко востребован позитив фильмов типа «Движения вверх», а прежде обласканные «непозитивные» творцы вроде Кирилла Серебренникова чувствуют холодное дыхание заморозков.

Конечно, в советское время «Довлатов» не был бы снят, а сейчас его поддерживают Минкульт и Фонд кино, и это очень важное различие, которое Герман признает. Но и написать, что режиссер от страха дует на воду, рука не поднимается. Перемены в самом деле идут, и они заслуживают осмысления и художественного, метафорического отображения.

В том числе через обращение к ситуациям из недавнего прошлого.

Обратите внимание

Суть «Довлатова» диктует особенности повествования. Застойность происходящего подчеркивается отсутствием стержневого сюжета. Вместо движения из точки А в точку Б фильм изображает бег на месте, череду ситуаций, происшествий и разговоров.

Некоторые из них печальны и даже трагичны, некоторые – комичны и гротескны, и Герман часто позволяет герою продемонстрировать едкий юмор, которым Довлатов более всего известен. Но даже в самых смешных шутках ленты чувствуется грусть и подступающее к горлу отчаяние.

Хотя герой еще надеется, что его начнут публиковать, это душевная инерция, а не искренняя вера в то, что дела могут наладиться. Из-за отсутствия сюжетного драйва смотрится картина тягомотно, однако это позволяет прочувствовать состояние главного героя.

«Довлатов» – портрет художника на фоне эпохи, и эпоха у Германа изображена выпукло и густо, с множеством полузабытых ныне нюансов. Можно спорить о точности деталей и правдоподобии ситуаций, но вряд ли стоит этим заниматься, поскольку фильм на абсолютную реалистичность не претендует. Скорее это отображение ощущения от того времени, которое было у людей определенного круга.

Прежде неизвестный у нас сербский актер Милан Марич в главной роли – открытие фильма, и мы, вероятно, еще увидим его в отечественном кино.

Реальный Довлатов был побрутальнее, с более низким голосом, но у Марича превосходно получился «идеализированный Довлатов» – мужественный черноволосый красавец с проницательным взглядом, норовистым характером и артистичной душой.

Он интеллектуален, но не мягок, и он из тех редких писателей, кто нравится женщинам, даже если они не знают, кто он такой (Довлатову приписывали сотни романов).

Другие актеры в фильме подобраны так, что Марич всегда выделяется на их фоне, и его персонаж даже среди «своих» кажется чужаком. Впрочем, каждый из актеров внешне примечателен, и о каждом из прототипов второстепенных героев можно было бы снять аналогичную ленту. СССР стал не отцом, а отчимом для многих творцов.

С 1 марта в кино.

Оставайтесь с нами на связи и получайте свежие рецензии, подборки и новости о кино первыми!

Яндекс Дзен | Instagram | Telegram | Твиттер

Источник: https://www.film.ru/articles/hudozhniku-hudo

Ссылка на основную публикацию