Люди из Санкт-Петербурга. Образ жизни петербуржцев

Идея переехать в Петербург в поисках лучшей участи настораживает. Этот город не решает проблемы,а усугубляет их, и проявляет в людях то, что в других городах никогда не вылезет наружу.

Петербург – пространство чудовищного эксперимента, куда испытуемый входит с уверенностью в победе и откуда выходит жалким и никчемным. Тем временем планына переезд туда есть у многих молодых людей. Если вас еще не насторожил факт, что этот город подарил миру Александра Глебовича Невзорова, задумайтесь над следующими доводами.

Люди из Санкт-Петербурга. Образ жизни петербуржцев

Барный важняк

Если вы приехали в Петербург, чтобы бездельничать и отдаваться городу на растерзание, вы рискуете стать барным важняком. Слово «важняк» пошлоот Анатолия Дукалиса и было адресовано капитану Ларину в рекламе магазина кожаных изделий, которую хоть раз в жизни видели все коренные петербуржцы.

Барный важняк выглядит примерно так же нелепо, как оперуполномоченный перед зеркалом в коричневой дубленке. Только важняк не догадывается об этом. Это счастливое неведенье.

Профессия барного важняка заключается в том, чтобы сидеть в баре каждые выходные с таким видом, будто ты последние несколько тысячелетий решал судьбу человечества и тебе осталось совсем немного подумать.

При этом в бар тебя поставили смотрителем какие-то очень могущественные бандиты или секретная организация, и ты выискиваешь взглядом потенциальную крысу, подозревая при этом всех. В обычной жизни при этом ты должен быть где-то в самом низу социальной лестницы.

Это, пожалуй, одно из главных отличий петербургского барного важняка от иногородних: в других городах, чтобы иметь такой пафосный вид, нужно быть на грани абсолютного успеха, а петербургский важняк существует только в баре и для пафосного вида ему достаточно того факта, что он тусуется каждые выходные уже семь лет.

Барный важняк – что-то вроде петербургского гриба. Он вырос в баре и, кажется, не собирается оттуда уходить, да и не может. Отсюда подозрение, что БВ не совсем люди. Скорее странные растения с острым взглядом и важным видом. В такое существо возможно только мутировать.

Кабаки и сами являются петербургскими растениями, которые с некоторых пор растут на почве этого города с пугающей быстротой. Возможно, у кабаков, как у биологического вида, есть некая функция — изменить город или, может, превратить его в помойку, а барный важняк является важнейшим звеном этой экосистемы. Другого объяснения его существованию нет.

Откуда он взялся? Что у него на уме? Жизнь от выходных до выходных кажется здоровому человеку самым страшным, что может случиться с ним в этом городе.Как только в тусовках и гулянках начинаешь видеть лекарство от хмари тусклого болотного города, по-настоящему вязнешь. Так, что уже и не выбраться.Барный важняк — труп, и истории крушения таких людей пугающе схожи.

Однажды они вспоминают, что когда-то были людьми, и лавина безумия сминает их в лепешку. Ничего не остается. Только черное небо над ними и черный пес Петербург внутри. Они шатаются по городу, превращаясь в петербургских сумасшедших –40-летних фриков, которые кажутся даже менее актуальными и более жалкими, чем собрание любителей бардовской песни из любого провинциального городка. Лучшее,что может с тобой случиться после такого, – однажды осознать себя Корнелюком с развевающимися на невском ветру кудрями, поющим: «Ночь и тишииина, дааанная навек…»Люди из Санкт-Петербурга. Образ жизни петербуржцев

Съемное жилье в центре

Центр Петербурга пожирает. Приезжему кажется, что в городе на Неве существуют только центр, Васильевский остров и Петроградская. Городские окраины он воспринимает как портал на родину. В этом кроется одна из главных опасностей Петербурга: сегодня центр города пригоден только для двух вещей – спиться и повеситься.

Коренной петербуржец пробирается в центр этапами. От дома к своей родной станции метро он едет на троллейбусе, по пути беспрерывно молясь петербургским богам, чтобы сегодня они его пощадили.

В метро коренной петербуржец, едущий в центр, мрачени погружен в глубины себя: он мысленно перечисляет все опасности и риски, как опытный боец перед важным сражением. Петербуржец сосредотачивается, стараясь ничего не упустить. Приезжий же, прожив 2 дня в самом аду Адмиралтейского района, считает,что центр уже принял его.

Он разгуливает по центру с радостной бравадой – но эта идиотская бравада та же, что у героев фильмов ужасов, которых убьют первыми.

Давайте разберем все опасности центра.

Итак. Центр пожирает время. Вам кажется, что, живя в центре, вы всюду успеваете, но на самом деле вы всего лишь марионетка в его адских волнах.

Эти волны выбросят вас на мероприятия, которые не должен посещать разумный человек и познакомят с ненужными людьми, которые пообещают вам такие мифические перспективы и сомнительные проекты, что молодость в этих радужных надеждах быстро превратится в старость.

Центр создает иллюзию того, что все дороги открыты, но эти дороги позволяют только убить вечер в приятной прогулке. А с точки зрения вклада в ваше будущее такая праздность только сокращает период, когда вы активны и можете что-то сделать.

Очень скоро все такие приятные прогулки слипнутся в огромный ком и ничего приятного от них не останется. В центре города можно выйти из дому полным сил молодым человеком, а вернуться домой спятившим Боярским, которому давно уже место в доме ветерановсцены и лет 150 по биологическим часам.Центр обманывает.

Он постоянно что-то обещает, дав гарантии вроде «ты петербуржец, ​это уже статус». Эта ментальная регистрация часто заменяет человеку поиск смысла жизни и хоть какое-то развитие, и на нее ни в коем случае нельзя вестись. Подумав один раз «ну и что, зато я живу в Питере», вы обречены.

Белые ночи сменят полярные зимы, крыши заточат свои лезвия, а желтый цвет домов окажется мочевым пятном на простыне в доме престарелых.Депрессия в Петербурге — страшная вещь. Однажды ночью вы обязательно заблудитесь и увидите зияющие бездны подворотен, неприветливую тьму Невы, мосты, с которых хочется прыгнуть.

Вы вспомните про Достоевского, и монстры из его романов разинут свои пасти и заставят вас рефлексировать. Было бы над чем. Позади праздные шатания и бессмысленные уверения в том, что вы — Петербуржец. И в этот момент вам, конечно, захочется покинуть центр. Но будет весна, у городских сумасшедших случится обострение, а мосты окажутся разведены.Люди из Санкт-Петербурга. Образ жизни петербуржцев

Опасности для творческих людей

Лучше всего, если, будучи в Питере, вы забудете про этот город. Но обычно происходит наоборот: Петербург всегда с тобой, а проего негативный бэкграунд совершенно забываешь. Забываешь, что от города, подарившего миру «Кино» или «Сплин», «Аквариум» и группу «Алиса» не стоит ждать ничего хорошего.

Питер у каждого свой, но на самом деле он совершенно искусственно созданный. Что-то новое сказать тут действительно сложно: «В гранит оделася Нева», «Прочь из моей головы», «Ну-ка, мечи стаканы на стол». Настроение на всех тут одно. Считается, что в Питере благоприятная почва для творчества. Это не так.

Глядя на воспетые всеми арки и подворотни, хочется говорить чужими словами и штампами. Очистить свой Петербург от чужого получается с трудом. Представьте себе натурщицу, которую до вас нарисовали тысячи художников — у вас будет что-то новое в ее изображении? Наверное,для этого надо быть гением.Но сюда приезжают именно творить.

Причем под творчеством тут понимают чистое, некоммерческое искусство. Естественно, что в такой обстановке даже тот, кто у себя дома был талантлив, очень скоро ощутит свою бездарность и в лучшем случае станет барным важняком.

В 90-е сюда приезжали рок-музыканты: Башлачев выскочил из окна, Янка Дягилева где-то потерялась, и только Шевчук повеселел и спел про того самого Черного пса. Город решил, что он дурак и Шевчука не тронул. Творческому человеку надо запрещать приезжать в Питер.

Тут ломают свои карандаши выдающиеся дизайнеры, пропадают таланты актеров, немеют писатели, мельчают поэты, выдыхаются режиссеры.Коренные петербургские творцы уезжают в Ленинградскую область или обживают спальные районы, в которых стремятся поскорее забыть о том, в каком городе живут, или просто тихо эмигрируют куда подальше.

При этом они всегда со злорадным вниманием наблюдают за творческими корчами тех, кто надеялся, что город Петра подарит ему вдохновение.Люди из Санкт-Петербурга. Образ жизни петербуржцев

Петербургские бродяги

Считается, что Петербург не требует от вас какой-либо финансовой состоятельности. Слезам не верит Москва, а северная столица, если что, и доширак найдет для тебя лишний, и рюмку водки на столе поставит.

Отчасти это так, я видел тут существ (иначе их не назвать), которые умудрялись выживать и после того, как старушка мать, чья пенсия была единственным источником их дохода, отправлялась ждать сына в лучший из миров.

Но даже если ваша ситуация не настолько критична, поверьте — любой труд тут воспринимается как каторжный, а пресловутые рюмка водки с сухим бомжпакетом никому не достаются просто так.Да, студентом я выживал тут на 50 рублей в день, умудряясь всегда быть сытым и пьяным, но с позиции более-менее состоявшегося человека те времена кажутся мне каторгой.

За то, чтобы город накормил тебя и напоил, приходилось расплачиваться душой, и по затратам сил и энергии такой труд сравним с потугами Сизифа. Чтобы жить в Петербурге без денег, вам предстоит опуститься на моральное дно.

Такое погружение только с виду выглядит легко, но по эмоциональным потерям,по грядущей рефлексии и тет-а-тету с собственными совестью и разумом – это все проституция чистой воды. Не забывайте, что от Достоевского в этом городе не убежать.

Чтобы приходить на тусовку к случайным знакомым без денег в кармане, чтобы стрелять у соседей 25 рублей на проезд, чтобы курить только чужие сигареты и радостно шуметь за чужой счет в ресторане, вам придется полностью сломать свою личность, стать одним из петербургских бродяг, кажется, неминуемо шагающих по мрачным улочкам навстречу петле с веревкой. Иного не дано.

Беззаботно халявить Петербург не дает: либо ты делаешь такой образ жизни своей органикой, либо отправляешься на работу. Которой, кстати, в Петербурге почти нет. За гроши тут приходится вкалывать, совмещая каким-то образом это с тусовками и всеми прочими прелестями из первых трех пунктов. При этом работающий петербуржец никогда не сможет позволить себе бродяжничество.

Свой скудный оклад вы будете оставлять в кабаках и раздавать знакомым бродягам, а сами экономить и ездить на троллейбусах и трамваях вместо маршруток. Работа в Петербурге не приносит ничего, кроме непрекращающейся депрессии, ваше и без того скудное свободное время пожирает ужасающе медленный темп этого города и, не успев оглянуться, вы вновь оказываетесь в колее пятидневки.

Каждый работающий петербуржец внутренне готовится стать бродягой, бросить все к черту и жить за счет широкого круга знакомых. Морально опуститься, раздавить свою личность навсегда. Но подлый петербургский снобизм и остатки тускнеющей гордости не дают им решиться на столь радикальный шаг. Ибо назад пути нет.Люди из Санкт-Петербурга. Образ жизни петербуржцевПриезжая в Питер, надо сразу спускаться в метро и ехать в Девяткино: оттуда ходят электрички и автобусы во многих направлениях. Возможно, среди заброшенных садоводств и дачных участков вы найдете гармонию и покой, которые искали.Люди из Санкт-Петербурга. Образ жизни петербуржцев

Источник

Поддержи автора — Добавь в друзья!

Теплая одежда и холодная сдержанность. Как узнать настоящего петербуржца?

Что же из общепринятых представлений — правда, что — пережиток старины, а то и просто миф или анекдот? Кто может соответствовать этому городу и обязательно ли «родиться на брегах Невы», чтобы быть настоящим петербуржцем? В день рождения Северной столицы все эти тонкости корреспондентам ТАСС раскрыли знаменитые петербуржцы.

Читайте также:  Встречайте – дед мороз в санкт-петербурге в декабре 2019!

Петр Первый тоже приехал

Даже основателя города Петра Великого, пиететом к которому пропитан буквально каждый метр Санкт-Петербурга, коренным петербуржцем назвать нельзя — поэтому мы сразу будем говорить не столько о коренных жителях.

«Петербуржец — это образ жизни и стиль поведения», — уверена гендиректор ГМЗ «Петергоф» Елена Кальницкая.

«Это состояние души, а прописка здесь ни при чем, потому что петербуржец — это такое звание, не каждому дано. Это, конечно, уважение к великому городу, вот это самое главное» — так определил понятие «петербуржец» Василий Герелло, оперный певец, солист Мариинского театра, народный артист России.

Петербургский писатель-сатирик Семен Альтов предложил довольно простой рецепт: «Петербуржцем может стать любой — если перестанет смотреть телевизор, начнет больше читать, ходить по музеям и в Филармонию, смотреть не в мобильник, а на архитектуру вокруг. Конечно, сначала тяжело будет, захочется расслабиться, выпить, но постепенно товарищ втянется и начнет получать удовольствие от общения с городом».

А вот модельер Татьяна Парфенова считает, что петербуржцем стать сложно. «Могут пройти десятки лет, чтобы человек ощутил себя абсолютным петербуржцем. Среда, в которой ты живешь, некоторым образом все-таки диктует и внешний вид, и манеру поведения.

Здесь мало людей, которые завоевывают пространство и приезжают покорять, потому что обычно все-таки покоряется столица. В Петербурге как-то более спокойно живут, учатся, для москвичей ритм жизни петербуржцев кажется замедленным.

Мы все делаем не спеша, но при этом достаточно много всего успеваем».

Певица Эдита Пьеха, без которой сейчас трудно представить петербургскую культуру, рассказала, что приехала в Ленинград в 18 лет и сразу в него влюбилась, захотела остаться здесь жить. «В Петербурге каждый камень, дерево, куст дышат по-своему.

Именно здесь. Здесь свой климат — климат отношений. Здесь люди вежливые. Все не «как у людей», а иначе, все по-настоящему. Это настоящий город. Я его люблю и счастлива, что больше чем на 60 лет вписала себя в его историю», — признается она.

Одним из самых ярких примеров, как приезжий стал настоящим петербуржцем, в современном городе можно считать маэстро Фабио Мастранджело — худрука театра «Мюзик-холл», музыкального руководителя Санкт-Петербургского международного фестиваля «Опера — всем».

Этот итальянский дирижер и пианист работал в разных странах, но жить решил в Петербурге и в 2011 году получил российское гражданство. Мастранджело считает, что Петербург — один из нескольких городов мира, где «можно чувствовать себя гражданином этого города, несмотря на то, что ты в нем не родился».

И его пример не такой уж удивительный: в Санкт-Петербург с первых лет его основания часто приезжали европейцы, которым суждено было оставить след в архитектуре, культуре и даже политике.

«Петербуржец — это однозначно образ жизни! Человек может не жить в Санкт-Петербурге и продолжать быть петербуржцем. И наоборот. Это в том числе зависит от того, как человек сам воспринимает город.

Есть масса примеров того, как люди, приехавшие сюда на время, влюбились в этот город и остались.

Так и наоборот, имея местную прописку, можно так никогда и не стать петербуржцем», — говорит маэстро Мастранджело.

«Ленинградца сразу видно»

Облик и характер петербуржца складываются из неуловимых, но в то же время очевидных черт: что-то есть в одежде, манерах, характере — порой не идеальном, признают собеседники ТАСС. На формирование личного стиля оказывает влияние облик города, его архитектура, ландшафты, погода, но главное — особенный дух.

«Петербуржского дресс-кода не знаю, — говорит Елена Кальницкая. — Оденьтесь скромно и элегантно, забудьте о ярких цветах — это будет по-петербуржски. Петербуржец интересуется многими вещами, характерными только для нашего города: корюшкой, прогулкой в старых садах без реставрации, поездкой по рекам и каналам без экскурсии, воспоминаниями детства».

Василий Герелло тоже считает, что петербуржца отличают интересы и манера поведения: «Нынешний молодой петербуржец ходит в театр, в Филармонию, читает книги, старается смотреть хорошее кино. Он старается не хамить, уважать себе подобных. Самое главное — это уважение друг к другу, и образование, конечно, и культура… не зря мы называемся культурная столица».

На эту тему

Люди из Санкт-Петербурга. Образ жизни петербуржцев

Худрук Санкт-Петербургской филармонии джазовой музыки, народный артист России Давид Голощекин отмечает как важную черту петербуржцев любовь к музеям: «Не откажешь и людям в других городах в любви к музеям, выставкам, но все-таки в Петербурге это как-то особо выглядит».

Татьяна Парфенова все же называет как минимум один непременный признак горожанина: «Петербуржца всегда можно определить по наличию зонта.

Если у человека есть зонт, то он явно петербуржец, потому что готов к любой перемене погоды, даже если в прогнозе — солнечный день». Есть всегда у петербуржца и «что-нибудь тепленькое» — на случай ветра.

Одежда более спокойна и консервативна, люди не любят одеждой выделяться — как раз любят выделяться интеллектом, знаниями или манерой поведения.

Девушки и юноши в Петербурге в основном носят спортивную обувь, и Татьяна эту тенденцию тоже считает отличительной. «В этом плане мне кажется, что наши улицы — абсолютно европейские, как, собственно говоря, и город, который является самым европейским городом России, можно сказать, практически единственным».

Другой дизайнер петербургской школы, Алена Ахмадуллина, подчеркивает, что «петербургский стиль — это холодная сдержанность во всем, концептуальный минимализм, очень тонкое, сложное сочетание цветов, вдохновленное серым небом над петербургской архитектурой улиц и цветными домами».

На эту тему

Люди из Санкт-Петербурга. Образ жизни петербуржцев

Историк, краевед и писатель Лев Лурье объясняет это близостью к Европе: «Петербуржец в среднем в пять раз чаще бывает в Финляндии, чем в Москве.

Это, конечно, не может не оказывать влияния на город, потому что, как сказал Достоевский, главным качеством русского народа является всемирная отзывчивость.

Само наблюдение за Финляндией, за ее относительно спокойными нравами, обилием зелени, отсутствием демонстративного потребления — оно оказывает на петербуржцев постепенное влияние».

Существование своеобразного петербургского дресс-кода подтверждает и Давид Голощекин. «Если говорить о моей профессии джазового музыканта и моем сообществе — петербургские музыканты отличаются даже стилем одежды.

Это не значит, что какие-то особые чопорные костюмы, нет. Какое-то, я бы сказал, внутреннее уважение и к самому себе, и к тем людям, перед которыми ты предстаешь.

Этот петербургский стиль — он заметен, даже в новом поколении молодых людей в возрасте 30 лет», — сказал Голощекин.

Семен Альтов развил эту мысль в свойственной ему манере: «Если нас переодеть в сюртуки, кринолины, выдать трости и веера, думаю, мы будем вполне похожи на предков. Пока не начнем говорить. Речь другая, темп жизни иной».

Председатель правления Всемирного клуба петербуржцев Валентина Орлова считает, что для Петербурга особенно характерно проступание черт прошлого в настоящем города, что влияет на характеры людей.

«Петербуржцы отличаются правильной, грамотной речью, они получают хорошее образование. В петербургских семьях из поколения в поколение передают традиции образованности и в то же время — традиции добросердечности. Раньше говорили: «Ленинградца сразу видно».

Снобизм — имперское наследство

Характер горожан формирует сам город: сдержанный, вежливый, не торопящийся раскрыться, но всегда готовый прийти на помощь. Расхожая городская шутка гласит, что два незнакомых между собой петербуржца способны поссориться, указывая приезжему самую удобную дорогу к Эрмитажу.

«Мне кажется, что истинные петербуржцы — это все-таки люди более консервативного склада, склонные больше к некоему классицизму», — считает Давид Голощекин.

На упреки в некотором снобизме петербуржцы не обижаются и говорят, что это наследственное. «Может быть, налет легкого снобизма в нас и проглядывает, это наследие старого имперского духа, но теперь это наблюдается у очень небольшой части петербуржцев, а молодежь у нас вполне демократичная, такая же, как в других больших городах, Берлине или Москве», — отмечает Валентина Орлова.

«Подразумевается культура и воспитание. Человек интуитивно держит дистанцию. Не лезет в душу, не хлопает по плечу, но и не уйдет в сторону, если поймет, что его присутствие необходимо. Петербуржец думает о тех, кто вокруг, не мешает ли он чем-то кому-то. Быть членом общества, оставаясь индивидуальностью, — вот что для него характерно», — считает писатель Семен Альтов.

На эту тему

Люди из Санкт-Петербурга. Образ жизни петербуржцев

Он выделяет еще одну важную черту петербургского менталитета: любовь к прошлому: «Все то, что в прошлом, окутано бережно ватой и кажется симпатичней неудобной реальности».

Лев Лурье считает, что Петербург — «это город, который в общем привык смотреть не вперед, а назад, в сторону своего блестящего утраченного прошлого. Петербургу свойственно трагическое мироощущение из-за двух колоссальных катастроф, которые его постигли в XX веке, — катастрофа 1917−1921 годов и катастрофа времени блокады».

По версии Всемирного клуба петербуржцев, житель Северной столицы — это человек образованный, интеллигентный, терпимый, в том числе веротерпимый, политкорректный, внимательный к другим.

«Последнее очень важно, мы это очень культивируем, — подчеркивает Орлова. — Раньше, в старом Петербурге внимания к обычному, «маленькому» человеку было меньше, потому что был имперский дух, но сегодня это важно. Возможно, это связано с трудной военной историей, блокадой».

В Петербурге есть Клуб петербуржцев — «объединение людей, понимающих уникальное значение Санкт-Петербурга для страны, Европы и мира». Он создан для возрождения Санкт-Петербурга как духовного, интеллектуального, научного и культурного центра. Сейчас его возглавляет Михаил Пиотровский.

По его замыслу, как рассказала Орлова, количество действующих членов, живущих в Петербурге, соответствует высоте шпиля Петропавловского собора (122,5 метра, и 0,5 — это доля кандидатов в члены). Не входящие в это число члены клуба живут в разных странах и городах — от прописки и места рождения членство не зависит.

Есть Клуб петербуржцев и в Москве.

Булка. Можно без хлеба?!

Антагонизм к Москве и москвичам считают надуманным, хотя, как отмечает Лурье, «отношения Петербурга и Москвы очень специфические: для Петербурга один из главных дней в календаре — это не День города, а это день матча «Зенит» — «Спартак».

Популярные разговоры о непримиримых языковых различиях между Петербургом и Москвой вызывают у современных петербуржцев улыбку, а филологи уверены, что петербургского диалекта не существует.

На эту тему

Люди из Санкт-Петербурга. Образ жизни петербуржцев

«Можно говорить о говоре, но это очень условно и для тех, кто хочет об этом говорить, — обыкновенные люди этого просто не заметят. Эти единичные синонимы — бордюр-поребрик — это абсолютно единичные, частные случаи, возьмите любые другие города, там тоже будут свои названия для хлеба или типа обуви», — поясняет доцент СПБГУ кандидат филологических наук Виктория Васильева.

«Говорить о том, что есть серьезные отличия, сегодня не приходится. Они существовали тогда, когда только складывалась система нормы, это было на протяжении полутора веков», — считает филолог.

Разница между фонологическими школами Петербурга и Москвы, по мнению лингвистов, стерлась за последние полвека, и по речи большинства людей нельзя определить, из Петербурга они или из Москвы.

«По речи водителя троллейбуса я услышу, когда наш водитель объявит «Лермонтовский проспект тридцать сем» без мягкого знака на конце, что вот он, ленинградский говорок.

Но этих признаков мало», — констатирует Васильева.

«На фоне сегодняшних разногласий в обществе ломать копья из-за «поребрика» было бы просто смешно!» — уверен Семен Альтов.

В распространенном петербургско-московском «словаре» путаются сами носители, и не всегда могут сразу выбрать «правильный» вариант между парадной и подъездом, сотовым и мобильным, бадлоном и водолазкой. В то же время петербуржец посмеется над совершенно абсурдным, по его понятиям, словосочетанием «булка хлеба», потому что булка — белая, пшеничная, а хлеб — черный, ржаной.

Кстати, в Санкт-Петербурге разработан специальный сорт ржаного хлеба — «питерский». Он выпекается в форме кирпичика, так, что с булкой его перепутать невозможно.

Рецептура и название Питерского хлеба официально зарегистрированы Санкт-Петербургским филиалом ГНИИ хлебопекарной промышленности в 1997 году. Как говорят в НИИ, особого значения в это название не вкладывали — и немного просчитались.

Это наименование довольно спорное: не каждый петербуржец спокойно реагирует, когда Санкт-Петербург называют Питером.

Петербург — не Питер?

«Некорректно, даже бестактно», — ответила Елена Кальницкая на вопрос о том, корректно ли называть Северную столицу просто Питером.

«На мой взгляд, нет, поскольку это неуважительно к самому городу и его настоящему названию», — считает Фабио Мастранджело. При этом его земляки, приезжающие в Петербург, в своих группах в социальных сетях называют город укороченным именем San-Pietro, а в англоязычной среде известно сокращение St. Pete.

«Для некоторых Питер — это оскорбительно, для некоторых очень упрощенно. Потому что на самом деле — великий город Санкт-Петербург, великий город-герой Ленинград. Питер, ну… Василий и Вася можно сказать», — рассуждает Василий Герелло.

«Мне кажется, слово «Питер» — оно какое-то уничижительное немножко про отношению к самому слову Петербург. Питер — это больше название пролетарского времени, послереволюционного. Мне кажется, что это всегда звучит некрасиво и, я бы сказал, даже пошловато», — отметил Голощекин.

«Питером» его называют люди в меру собственной испорченности. Я считаю, не стоит так называть. Это Петербург. Город Петра», — считает Эдита Пьеха.

«Когда нас называют питерцами, мы этого не приемлем», — говорит Валентина Орлова.

А вот Лев Лурье считает, что такое название приемлемо: «Я положительно отношусь к топониму «Питер» — он есть у Пушкина, у Ахматовой и в дореволюционной поговорке «Питер бока повытер».

Мне не нравятся москвизмы «Васька», «Петроградка», «Гостинка», потому что у нас все-таки нет Ордынки и Покровки, они мне режут слух, но это не значит, что я немедленно раззнакомлюсь с теми, кто назовет Петроградскую Сторону «Петроградкой».

Семен Альтов иронично замечает: «Ради бога! Смотря где вы и с кем. Парни из Питера легче найдут общий язык, нежели один из Питера, а другой из Санкт-Петербурга».

Екатерина и Юлия Андреевы

при участии Олега Сердобольского, Александры Подервянской, Александры Будер и Константина Крылова

Читайте также:  День вмф в 2019 году в санкт-петербурге: программа мероприятий

Холодный образ жизни. Петербуржцы рассказали о любви к моржеванию

09:09, 24 ноября 2020

Нырнуть в холодное озеро или прорубь – чем не вызов самому себе? Для некоторых первое погружение оказывается единственным и последним. Не каждый готов повторить такое вновь. Но для других моржевание – это образ жизни.

Именно о моржевании решил снять свой фильм молодой режиссер Рамзес Алдубаев.

«Я хотел снять ролик о «моржах», а потом так вдохновился и думаю, почему бы не снять фильм? Ведь нас много, просто мало кто о нас знает. А нас много – много людей, кто закаляется, бегает, занимается спортом. Этот фильм полностью посвящен холодному образу жизни». 

Правил не так много, но их необходимо соблюдать – это вопрос безопасности и здоровья, передает корреспондент телеканала «Санкт-Петербург». Заранее нужно приучать тело к малокомфортным температурам.

Воздушные ванны, режим дня — хорошие помощники в этом деле. В день заплыва обязательно нужно плотно позавтракать.

Непосредственно перед прорубью хорошенько размять все мышцы и только потом можно погружаться в воду.

«Нужно начинать с диагностики врача, чтобы понять, что организм в состоянии выдерживать нагрузки. После – контрастный душ и не заканчивать купаться с лета – вот и весь секрет». 

Привыкнуть к ледяной воде нельзя, а вот полюбить – можно. У каждого любителя холодных погружений своя мотивация.

«Энергетика, заряд, здоровье – чистый позитив». «Это омолаживает! Мне скоро 60 и я этим горжусь. Моржевание – это одно из средств омоложения».

На купание собрались не только любители зимнего плавания, но и болельщики – многие приходили целыми семьями. На суше первым делом – полотенце и горячий чай, ведь важно сразу согреться. Моржевание должно приносить удовольствие, радость и эмоциональную разрядку.

«Не каждый готов выйти из зоны комфорта, а человек развивается, только находясь вне ее. Главное, идти на встречу самому себе, своему здоровью».    «Холодная вода для меня – это практика погружения в себя и преодоления трудностей».  «Это осознание себя в первую очередь, все ответы – внутри».

Фильм Рамзеса Алдубаева охватывает не только Петербург и Ленинградскую область, режиссер уже снял эпизод в Воронеже, а в ближайшее время планирует поехать знакомиться с любителями зимнего плавания в Нижний Новгород и Москву.

Подписывайтесь на нас:

  • «Яндекс.Новости»
  • Instagram
  • «ВКонтакте»
  • Telegram

Фото и видео: телеканал «Санкт-Петербург»

Люди из Санкт-Петербурга. Образ жизни петербуржцев

Образ жизни петербуржцев

Люди из Санкт-Петербурга. Образ жизни петербуржцев

Каких только качеств не приписывается молвой петербуржцам! Тут и старомодная интеллигентность, и гипертрофированная вежливость, и утонченность мыслей, и загадочность, и непредсказуемость, и неясная тоска во взгляде, и революционный дух…

На самом деле характер настоящего петербуржца довольно сложен и даже несколько противоречив.

С одной стороны, основная масса населения действительно традиционно вежлива, доброжелательна и дружелюбна, здесь с удовольствием дадут нужную консультацию, покажут дорогу приезжему, а при необходимости даже и проводят.

С другой стороны, при первом знакомстве петербуржцы могут произвести впечатление несколько холодных и сдержанных людей, четко держащих дистанцию с незнакомым человеком. Это во многом объясняется полученным воспитанием.

С детства маленькому петербуржцу внушают, что он живет в культурной столице и не имеет права ее позорить.

Конечно, с возрастом многие запреты преступаются, и вчерашние робкие дети превращаются в независимых и свободолюбивых молодых людей, но тем не менее основная масса горожан (конечно, бывают и исключения) старается строить свою жизнь так, чтобы причинять минимум неудобства окружающим.

К примеру, никто, даже самый разухабистый панк или увешанный цепями воинственного вида металлист, не войдет внутрь метро с мороженым (можно ведь испачкать кого-нибудь!) или не станет грызть там семечки или бросать пивные бутылки.

Здесь все еще уступают место в транспорте пожилым, инвалидам и беременным женщинам (хотя старожилы все равно жалуются, утверждая, что раньше молодежь была гораздо лучше воспитана и вскакивала при первом приближении такого человека). По мере возможности здесь стараются лишний раз не шуметь, не обращать на себя внимание посторонних, не лезть в чужие разговоры, да и вообще в чужую жизнь. Здесь уважают свою и чужую независимость. Как и все северяне, люди в Петербурге довольно сдержанные и уравновешенные.

Поэтому, если вы хотите чувствовать себя здесь комфортно, постарайтесь тоже соблюдать простейшие правила хорошего тона и не ведите себя вызывающе. Если же вы все-таки совершите что-то не то, скорее всего, вам не сделают замечание (ведь замечание — это тоже невоспитанность, недопустимое вмешательство в чужую жизнь), а просто неодобрительно (но очень выразительно) посмотрят.

Не принято здесь обращение на «ты» между незнакомыми людьми, так говорят только маленьким детям, а вот к незнакомому подростку вполне могут уже обратиться и на «вы».

Для того чтобы перейти на «ты» после знакомства, желательно спросить разрешение собеседника, равно как и на то, чтобы называть его уменьшительным именем. Если сомневаетесь в уместности — лучше называйте на «вы» и по имени-отчеству.

В ходу достаточно церемонные обращения, правда, произносимые обычно с несколько ироническим подтекстом: «господа», «дамы» и т.д.

Совсем другими становятся те же самые сдержанные петербуржцы в своей среде, в домашней обстановке, среди друзей и близких знакомых. Это очень открытые, веселые, гостеприимные люди, многие из которых отличаются замечательным чувством юмора. Еще в конце XVIII в.

этнограф Иоганн Готлиб Георги утверждал в своем «Описании российско-императорского столичного города Санкт-Петербурга»: «Гостеприимство есть отличная нравственная склонность санкт-петербургских жителей всех классов».

Там же он отмечал, что в этом городе «всякий, даже и самый странный человек легко может найти несколько сходных друзей». Это остается актуальным и для сегодняшнего Петербурга.

Быт и мода

Чисто в бытовом аспекте типичный петербуржец достаточно неприхотлив и не гонится за помпезностью или роскошью, будь то жилище, питание или свой собственный внешний вид.

Вас вполне могут привести в гости в обшарпанный подъезд, в старую коммуналку или квартиру с отстающими от стены обоями, и собравшаяся там компания будет себя чувствовать очень уютно и комфортно.

Дорогому пафосному ресторану петербуржец, скорее всего, предпочтет более скромное «бюджетное» заведение. И не в силу того, что у него нет денег, а просто потому, что не видит в этом целесообразности.

В одежде то же самое — изощренные гламурные изыски вызывают здесь не зависть, а смех, а лощеная безупречность — просто дурной тон. Здесь принято одеваться так, как комфортно самому человеку, большинство людей на улицах предпочитают обычные джинсы, при этом умудряясь выглядеть стильно и современно.

Отношение к деньгам

Отсутствие или недостаток денег здесь не является пороком, который надо скрывать и делать хорошую мину при плохой игре, а вот хвастовство высокими доходами — однозначно моветон. Настоящий петербуржец не стремится посвятить всю жизнь исключительно зарабатыванию и накоплению денег, однако здесь не принято и бездумно их тратить.

Здесь считается, что откровенное швыряние деньгами на ненужную роскошь — это от лукавого. Даже те, у кого с финансами все великолепно, предпочитают не разбрасывать их без толку, а тщательно и придирчиво изучают ассортимент магазина или меню ресторана, прежде чем на что-то решиться.

Одним словом, во всем приветствуется практичный, рациональный и взвешенный подход в рамках европейской традиции.

Политические настроения

В политическом аспекте Петербург отличается традиционным демократизмом. Известно, что Петербург всегда голосует не так, как Москва или другие части России. Здесь пользуется большой поддержкой демократическая оппозиция, а также частенько голосуют «против всех».

Наверное, повлияло и то, что в советское время Ленинград не был столичным городом черных шляп, кожаных пальто и белых кашне, городом Политбюро и ЦК, поэтому он не успел в большой степени пропитаться «партийным душком».

В Петербурге высокий образовательный уровень, это город науки и ВПК, инженеров и изобретателей, писателей и художников — одним словом, самостоятельно мыслящих людей, у которых на все есть свое мнение.

Характер горожан

Конечно, все те испытания, что перенес город за свою недолгую, но бурную историю, не могли не сказаться на его людях. За три столетия у них сформировался особый характер — открытый и способный к переменам, свободный, и в то же время способный выдержать любые испытания.

Чего только не перенес этот город — в первую очередь, конечно, страшные 900 дней блокады, но было и многое другое — Жданов с его идеологическими вывертами, травлей и уничтожением интеллигенции города, знаменитый «Большой дом» на Литейном, тюрьма «Кресты», красный террор после убийства Кирова, Кронштадтский мятеж и многое другое.

Но не страх и подлость, а стойкость и мужество оказались неотъемлемыми чертами характера ленинградцев.

Хочется процитировать строки Виктора Чижикова о петербургском характере: «В Петербурге все не просто.

Это не просто дирижер, а дирижер оркестра Ленинградской государственной филармонии, не просто рабочий, а рабочий с Путиловского завода, не просто кандидат наук, а кандидат, защитивший диссертацию в Ленинградском политехническом институте, и цена ему на порядок выше, чем кандидату наук, защитившему диссертацию в другом городе.

Видимо, одной из главных черт этого характера является врожденное чувство такта, если хотите, чувство меры, подсказывающее определенное отношение, умение держать себя подобающим образом в определенной обстановке и с определенным собеседником».

Одним из самых известных людей — носителей классического петербургского характера был академик Дмитрий Сергеевич Лихачев: внешне мягкий, исключительно внимательный к собеседнику, широко эрудированный ученый, но со стальным стержнем жизненных принципов, за пределы которых не могла его заставить переступить никакая сила.

Большинству петербуржцев присуще благоговейно-трепетное чувство личной сопричастности к судьбе города. С малых лет они привыкли ощущать себя полноценными наследниками всех событий петербургской истории — и величественных, и трагических.

Как бы ни относились к городу в то или иное время официальные власти, народная любовь к нему не ослабевала никогда. Петербуржцы поголовно влюблены в свой город. Он для них не просто среда обитания, это живой организм, друг и даже родственник. Все, что в нем происходит, затрагивает каждого.

Помните известную песню Александра Розенбаума:

  • И, растворившись в вас, о жители мои, Спешу в любви единственной признаться! Я кожей ощущаю, как горит
  • Огнем сердечным питерское братство!

Туризм

Петербуржцы много путешествуют за границу. Географическое положение города как «окна в Европу» этому значительно способствует. От любой европейской страны его отделяет не более трех часов лету, а в расположенную в двух часах езды на машине Финляндию многие и вовсе ездят на уик-энд, как к себе на дачу. Часто посещают и соседние прибалтийские страны.

Обобщения и выводы

Итак, что же формирует мировоззрение и образ жизни нынешнего петербуржца? С детства его окружает красота родного города и чувство причастности к великому, ему доступно огромное количество шедевров искусства, до Европы ему рукой подать, он окружен особой романтикой — романтикой города на воде.

Город переворотов и революций пропитывает его свободой духа и стремлением к самовыражению, которое ценится здесь больше, чем внешние атрибуты успеха. Еще в XIX в.

французский композитор Гектор Берлиоз, гастролировавший в Петербурге, писал: «Здесь любят все прекрасное; здесь живут музыкальной и литературной жизнью; здесь носят в груди такой огонь, который заставляет забывать и снег, и мороз».

В каждом поколении здесь традиционно много поэтов, писателей, художников, музыкантов, причем у каждого из них — свой неповторимый стиль, они не боятся экспериментировать. Петербург — родина отечественного балета, джаза, кино, рок-музыки. Все эти и другие виды искусства продолжают развиваться и находить своих почитателей в Петербурге нынешнем.

Ритм жизни в Петербурге не такой стремительный, как в столице, он более расслабленный и неторопливый. Может быть, в какой-то мере это объясняется тем, что здесь нет такой острой необходимости бороться за место под солнцем, нет (пока!) такой бешеной конкуренции во всех сферах жизни, как в Москве.

Читайте также:  «императорский букет» – фестиваль цветов 2019 года

Взять, к примеру, такой мелкий, но показательный факт, особенно удивляющий (а иногда и раздражающий) гостей из столицы, — в метро, на эскалаторе, спускающемся вниз, люди встают справа, оставляя слева проход для тех, кто торопится. Это нормально, так происходит и в Москве, и в других крупных городах.

Однако на эскалаторе, поднимающемся вверх, петербуржцы встают и справа, и слева, не оставляя прохода, — они просто не могут себе представить, что кому-то может прийти в голову бежать по эскалатору вверх. Даже если человек сильно опаздывает, скорее всего, он отнесется к этому философски, но не полезет вверх, расталкивая локтями пассажиров.

Такой вот здесь образ жизни — динамичный, как в любом большом городе, но без лишней суеты.

У петербуржцев много общих интересов, которые объединяют людей разных возрастов и социального положения: все они болеют за одну футбольную команду, почитают основателя города Петра Великого, гордятся Эрмитажем и Мариинским театром, летом дружно отправляются на одни и те же пляжи Финского залива или на озера Карельского перешейка, а осенью — в лес за грибами и клюквой. Все они одинаково наслаждаются белыми ночами, опаздывают на мосты, страдают от комаров, мокнут под затяжными питерскими дождями и поскальзываются на обледеневших зимних улицах.

Тем не менее при общей схожести жизни горожан это город «многослойный», город разных течений, не любящих смешиваться. В нем существуют разные, довольно замкнутые круги общения со своими интересами и пристрастиями.

Попасть внутрь такого круга не так просто — желательно, чтобы кто-нибудь вас привел и представил, самому навязываться не принято.

В зависимости от того, в какой именно круг вы попадете, такое у вас сложится впечатление от посещения города.

Скорее всего, скучать вам здесь не придется — ведь Петербург задает тон и создает новые модные тенденции для всей страны. Это он предложил России первых рок-музыкантов, искусство андеграунда, диджеев, рейвы, фестивали авангардной моды, вечеринки в развалинах старинных дворцов и крепостей и т.д. До сих пор здесь работают всевозможные клубы на любой вкус.

Ну а во всем остальном петербуржцы — такие же люди, как и любые россияне, они так же заводят новых друзей, влюбляются, женятся, растят детей, радуются успехам и переживают неудачи, как и в любом другом месте страны. Поэтому вряд ли у вас могут возникнуть с ними какие-то сложности или проблемы. Будьте дружелюбны и тактичны, и вы заведете себе новых верных друзей и возвратитесь сюда еще много раз.

Как отличить коренного петербуржца от всех остальных

Тестов и определителей на принадлежность к коренному населению СПб множество. Как известно – петербуржец существо особое и есть черты, отличающие его от просто населения страны. Всем известно, что в Санкт-Петербурге все всегда не так. Здесь другое время, пространство, выборы, солнечный свет и граждане.

Предлагаю текст на основе своих наблюдений и жизненного опыта по данному вопросу. Думаю, что читатели меня поймут правильно и отнесутся к данным заметкам не очень серьезно, не фатально и даже где-то с долей юмора. В противном случае текст лучше вообще не читать. Про “поребрики” и “парадную” здесь не будет ничего. Про это вам расскажет Задорнов.

Коренной потомственный житель Санкт-Петербурга – это такая особая порода людей, отличных не только от среднего россиянина, но и от местного жителя недавнего розлива. Среди коренных санкт-петербуржцев действительно много выходцев исторических или аристократических семей, их привычки потомственные, выработаны годами и поколениями, вросли в генетику и неизменяемы.

Потому их сравнительно легко отличить от некоренных жителей. Это может быть полезно знать приезжающим в город для правильной ориентации.

Надо сказать, что по привычкам к жителям Санкт-Петербурга всегда было близко русскоязычное население Прибалтики в первую очередь потому, что составлялось оно там из засланных военно-морских семей (по-местному – оккупантов), чье происхождение часто вело в тот самый Санкт-Петербург.

Какие же это отличия? Коренной житель Санкт-Петербурга:

1) ненавидит и никогда не употребляет слово “Питер” и питерцы. Он будет публично стыдить того человека, кто так говорит. Надо говорить “Санкт-Петербург” и даже “ленинградцы” лучше чем “питерцы”, поскольку это слово пролетарских окраин;

2) Санкт-Петербург это империя с центром в Эрмитаже. По меткому выражению население Питера делится на тех, кто работает в Эрмитаже и тех, кто не знает где там выход. Последнее утверждение относится, как вы понимаете, к тем, кто не является в Санкт-Петербурге коренным;

Коренной петербуржец если и не работает на данный момент в Эрмитаже, то мечтает работать, или рядом живет, или бабушка работала, или дедушка состоял в офицерской охране дворца, или в школе и вузе водили каждую неделю и т.п. Короче, не связанным с Эрмитажем коренной житель быть не может

Воскресенье в Санкт-Петербурге. Сбор пазла на Дворцовой площади. Вот они все тут довольно типичные

3) коренной житель любит не только отдельно взятый Эрмитаж, но и свой город в целом, Петра I, корюшку и местный трамвай. К белым ночам относится без особого пиитета,  как к неизбежному бедствию, когда ошалевшие от этого явления приезжие своими восторженными воплями не дают спать по ночам коренному петербуржцу;

4) чисто внешне питерского жителя вычислить на улице легко по невзрачной, затертой одежде (ее быстро затирают в давке общ. транспорта). Обувь питерского жителя выглядит всегда лучше чем одежда. Ботинки начищать (пусть и старые) он будет постоянно и ежедневно на автопилоте. А также кроссовки, кеды и наглаживать стрелки на старые драные джинсы.

При этом он ненавидит так называемое «дохлое пижонство» и презирает зацикленных на шмотках. Одежда сэконд-хэнд не считается моветоном, это в недалеком прошлом местный вид “спортивной охоты” часто ради процесса.

Как сказано было в исследовании другого автора на эту тему: «Процветает секонд-хэнд, и не из-за бедности или скупости петербуржцев, а потому, что таким образом опять посрамляется могучий враг, пытавшийся подбить горожанина на дохлое пижонство, то есть на расход».

Валентина Матвиенко, ликвидировавшая секонд-хенд, нанесла чувствительный удар по менталитету местного населения, продемонстрировала этим свою «понаехавшую» сущность, и то, что ей так и не удалось в этом городе стать коренной;

Публика на улице (в театре, бутике, рынке и т.п.) в мехах, шелках, бархате, украшениях, кольцах, стразах и на высоких каблуках – это все приезжий люд на выезде в Санкт-Петербурге, определяется по этим признакам безошибочно.

Так же как разнаряженная, каждый день меняющая наряды губернатор воспринималась как чужая в городе (конечно!). Удивительно, что ей это в свое время никто не подсказал.

Скорее всего, потому что ее ближайшие советники и имиджмейкеры тоже не были коренными и не знали про эту фундаментальную особенность коренного санкт-петербуржца (ленинградца)

5) также в ресторанах Санкт-Петербурга в основном шикуют приезжие. Для коренного жителя характерно ходить в пышечную, рюмочную или пирожковую прежних времен

6) в магазине его легко отличить потому что он ВСЕГДА:

* покупает ржаной хлеб (а не дарницкий как все приезжие) и городской соленый батон(с отрубями, овсом и пр. полезными добавками), а не пухлый сладкий огромный нарезной. При этом говорит часто “булка” “булка хлеба”, а не “белый хлеб”, “батон”. В последнее время после упоминания этого факта в СМИ и на эстраде такие выражения встречаются реже

* не ест импортных шоколадок, но только горький, пористый фабрики им. Крупской или любой другой натуральный немолочный шоколад без наполнителей

* как гарнир к мясу, рыбе предпочитает рис. Может есть его годами каждый день. Никогда не ест рис в сладких кашах и макароны с сахаром. Способен порвать отношения с человеком, употребляющим макароны с сахаром.

  • * любит неизвестную никому в стране рыбу корюшку, слагает о ней легенды что она из семейства лососевых. Цена на эту посредственную мелкую рыбку растет каждый год вне всяких разумных пределов и уже превышает цену на самые дорогие сорта рыбы
  • * у коренного жителя всегда неизлечимый хронический насморк, и он часто хлюпает носом
  • * предпочитает пиву – водку, портвейн, коньяк, а собак – собачкам и кошкам.

* нередок алкоголизм, который принято тщательно скрывать. Пиво – напиток простонародья, селян. Питерский житель не пьет его даже с похмелья. Большое количество пивзаводов и любителей пива в Питере – это как раз промысел и привычки “понаехавших тут”, составляющих уже более половины населения города (навскидку)

  1. 7) любовь к собакам и их обилие в домах, аллеях, дворах и того, что после них остается – это особая, отдельная песня о Петербурге. Способен на разрыв отношений с человеком не любящим собак, а уж если не понравилась его личная собака, то враг нажит навсегда;
  2. 8 ) слова “понаехали тут” употребляет легко и непринужденно, если его правила нарушают или права ущемляют. При этом наблюдается высокий уровень толерантности и благожелательности в отношении к приезжим, принявшим, понявшим и соблюдающим коренные правила жизни;
  3. Будет делать вид или искренне считать их местными жителями, получающими право говорить на нарушителей “понаехали тут”.
  4. 9) до сих пор, конечно, остается неизменным всегда обращение к женщине любого возраста и социального статуса “дама”, а не “женщина”, “девушка”, а тем более “гражданка” или “сударыня”;
  5. Елагин остров. Зима
  6. 10) Немного жадноват и прижимист. Любит экономить, чтобы потом купить (в драных джинсах) самые дорогие сигареты, вино, коллекционную вещь или парфюм, короче что-то непрактичное, для души;
  7. 11) Представление иногородних о петербуржце как об унылом закомплексованном робком типе неверны. Коренной петербуржец это веселый оптимист, имеет при всей своей деликатности ярко выраженное чувства юмора, иронии, сарказма, может поставить весьма деликатно и незаметно, а если надо, то и резко, насмешливо на место любого, не чураясь при этом мата, ненормативной лексики, которые употребляет непринужденно, к месту и с большим изяществом;

12) И наконец. Он никогда не бывает олигархом. У любого, кто притворяется коренным питерцем и олигархом, если чуть глубже копнуть, обнаруживается бабушка из Чутовки Полтавской губернии, живущая в прикупленной ей квартирке в спальном районе.

  • Девушкам, мечтающим о потомственно-дворянском аристократе-олигархе лучше эту чушь из головы выкинуть и переориентироваться на ушлого мужичонку из провинции, у которого больше шансов оказаться олигархом.
  • Поэтому современным девушкам (в том числе и коренным) коренной питерский мужчина понравиться не может, потомства не оставит и вскорости этот вид вымрет со всеми своими особенностями и недостатками.
  • Вторая, дополненная жизнью, редакция текста  сделана была специально для журнала «Клаузура». Читать в ноябрьском выпуске

http://klauzura.ru/2013/10/olga-nesmeyanova-kak-otlichit-korennogo-peterburzhtsa-ot-vseh-ostalnyh/

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector