Доходный дом мурузи в санкт-петербурге: литейный, 24

Санкт-Петербург. Литейный, 24 — дом Мурузи

Зинаида Гиппиус с Дмитрием Мережковским прожили в этом доме много лет, в разных квартирах. Здесь с ними жил Дмитрий Философов.

Салон Мережковских был одним из самых известных литературных собраний Петербурга Серебряного века.

Их первая квартира (из четырех комнат) в доме Мурузи находилась на пятом этаже, но вскоре они переехали в более просторную квартиру, в этом же доме, окна их квартиры выходили на площадь и Спасо-Преображенский собор.

Дом Мурузи

Обратите внимание

Сюда Мережковские переехали из квартиры на Верейской улице. Громадный дом Мурузи находился в центре города на пересечении Литейной (24) и Пантелеймоновской (27) улиц. Сейчас Пантелеймоновская улица носит имя Пестеля

Это был знаменитый дом князя А. Д. Мурузи, построенный в 1874-1877 гг. Отделка фасада его выполнена в мавританском стиле.

Таких необычных по своей изысканной архитектуре доходных домов в Петербурге тогда не было, экзотическим видом это внушительное сооружение с самого начала привлекало к себе пристальное внимание.

Впечатляли также внутреннее убранство дома и всевозможные удобства, предусмотренные хозяином для жильцов (водопровод, водяное отопление, ванные комнаты, камины и т. д.). Наиболее роскошными считались просторные квартиры второго и третьего этажей.

Они предназначались для людей весьма состоятельных. Квартиры верхних этажей были намного скромнее и дешевле. Мережковские сняли как раз одну из таких, четырехкомнатную, на пятом этаже. Из окон ее во всей красе виднелся Спасо-Преображенский собор.

Интерьер дома МурузиСпасо-Преображенский собор

Георгий Чулков вспоминал, что их квартира стала «своего рода психологическим магнитом, куда тянулись философствующие лирики и лирические философы. «Дом Мурузи» играл ту же роль, какую впоследствии играла «Башня» Вяч. Ив. Иванова.

Новейшее поколение того времени искало и находило в Мережковском связь с ушедшим поколением.

Каждый из нас, встретив Мережковского в Летнем саду на утренней ежедневной прогулке, думал, глядя на его маленькую фигурку, узенькие плечи и неровную походку, что этот человек связан какими-то незримыми нитями с Владимиром Соловьевым, значит, и с Достоевским — и далее с Гоголем и Пушкиным».

Важно

Об образе З. Гиппиус в контексте дома Мурузи вспоминает Аким Волынский: «Культ красоты никогда не покидал ее ни в идеях, ни в жизни.

Вечером, опустивши массивные шторы в своем кабинете дома Мурузи на Литейном, она любила иногда распускать поток своих золотых сильфидных волос.

Она брала черепаховый гребень и проводила им по волосам, вызывая искорки магнетического света. Было в этом зрелище что-то предвечно упоительное».

В доме Мурузи у Мережковских бывали не только литераторы и поэты, но и художники, философы, все, кто только не был равнодушен к культуре.

Источник: http://gippius.com/biography/place/muruzi.html

Дом Мурузи

Всем еще памятен недавний скандал, произошедший в связи с домом Мурузи. Снос стоящего рядом дома привел к возникновению трещины – само существование дома Мурузи оказалось под угрозой. Интернет буквально взорвался от статей и гневных отзывов.

К полемике присоединились известные деятели культуры — ведь не за горами было создание музея-квартиры известного поэта и Нобелевского лауреата Иосифа  Бродского, жившего в доме Мурузи.

Такова гримаса времени: торжество частного капитала, ставшего прародителем дома Мурузи в 19 веке, вступил, возможно, в завершающую фазу противоречия с недобросовестными законами капитала века 21-го.

То, что здесь жил Иосиф Бродский знают многие. Об этом говорит мемориальная  доска. Некоторые слышали, что здесь жили поэтесса Зинаида Гиппиус и ее муж писатель Дмитрий Мережковский.

И лишь малая часть людей осознает, что если «освятить» мемориальными досками всех известных личностей, которые жили или приходили сюда, то мавританский декор дома мог бы сильно пострадать.

По известности доходный дом на Литейном проспекте, 24, называемый по имени его первого владельца «домом Мурузи», может поспорить с некоторыми доходными домами в Петербурге, такими, например, как дом Толстого на Фонтанке. Но по количеству известных людей на квадратный метр этот дом, пожалуй, не имеет себе равных.

В 1800 году на этом месте стоял деревянный особняк с белыми колоннами. Владельцем был Николай Петрович Резанов – государственный деятель и путешественник, участниккругосветного путешествия в 1803-1806 годах. После гибели Резанова в 1807 году его наследники продали особняк богатому купцу А.

Совет

Меншуткину, после которого домом долго владел сын министра внутренних дел при Александре I, знаток и собиратель древностей Василий Кочубей. Его знаменитая коллекция древнегреческих монет уступала только эрмитажной. После смерти Кочубея здесь долго жила его вдова.

Она, как могла, поддерживала хозяйство и даже построила в саду беседку и кегельбан. 

В 1874 году деревянный особняк Кочубеев покупает Александр Мурузи для строительства собственного дома. Работы продолжались в течение 2 лет – обычное дело по меркам того времени. На оформление личных апартаментов хозяина ушел еще год. Весь Петербург вместе с прессой и горожанами следил за тем, как продвигается строительство этого необычного сооружения.

  «Автор-композитор, — писала пресса, — доказал наглядно, что стиль арабского западного зодчества может вполне соответствовать нашему климату… Нововведение стиля дома Мурузи в мире стройки богатых жилых домов в столице представляет явление отрадное».

Анна Ахматова вспоминала, что в детстве ее возили из Царского Села в Петербург специально посмотреть на этот необычный доходный дом.

Возникновение доходных домов в Петербурге второй половины 19 века диктовалось экономической и социальной необходимостью – город развивался, цены на землю также росли, и оборотистые люди стали строить – росли пяти-шестиэтажные громады.

В разных районах города образовывались жилые массивы, где состоятельным гражданам сдавались целые этажи – этакие квартиры-особняки, а квартиры и комнаты поскромнее – под арками, верхние этажи и полуподвалы – людям с меньшим достатком – и здесь сами жильцы могли выстраивать аренду-матрешку, где уж последнее было – снять угол за занавеской. И жить в таких квартирах уж точно было не скучно.

Однако дом Мурузи и доходным-то язык не поворачивается назвать. Задуман он был с размахом – как снаружи, так и внутри представляет настоящее произведение архитектурного искусства. Бывший в то время в моде мавританский стиль в эклектике определил внешний декор и внутреннюю архитектонику здания.

Фасады украшены угловыми башнями, эркерами, нишами и балконами, терракотовыми колонками, арабесками и арабской вязью. Зонтики-балконы, украшавшие входные дубовые двери, не сохранились, как и листовые перила на лестницах.

Обратите внимание

В доме была прачечная, паровое отопление, водопровод, 28 ванных комнат; парадные лестницы были украшены зеркалами, мраморными статуями, мебелью в восточном стиле и коврами. Сам хозяин занимал апартаменты из 26 комнат в бельэтаже, выходящем на Литейный проспект.

Широкая мраморная лестница, украшенная арабской вязью, вела в залу, стилизованную под внутренний мавританский дворик.

Тот, кто бывал в Испании в Альгамбре, или посещал в Крыму дворцы Ливадии и Алупки, может представить себе эту роскошь – тонкие мраморные колонны, фонтан, мебель для неги, многочисленные восточные аксессуары. В этом же стиле была оформлена курительная и будуары. Все было примерно так, как описывал А.

Дюма убранство комнаты графа Монте-Кристо: «Вся комната была обтянута турецким шелком, затканным золотыми цветами.

В углублении стоял широкий диван, над которым было развешано арабское оружие в золотых ножных, с рукоятками, усыпанными драгоценными камнями; с потолка спускалась изящная лампа венецианского стекла, а ноги утопали по щиколотку в турецком ковре».

Остальные комнаты таких «квартир» — библиотеки, танцевальные залы, столовые, спальни и кабинеты были оформлены в других стилях, но везде присутствовала роскошь – позолота, лепка, десюдепорты, камины из дуба и мрамора.

В таких апартаментах жила петербургская знать – баронесса Врангель, графиня Ламздорф, генерал от инфантерии Зверев, генерал-майор Пушкин, старший сын поэта, Дмитрий Любимов – гофмейстер императорского двора и находящийся в родстве с писателем Александром Куприным.

На верхних этажах и примыкающих флигелях снимали жилье люди попроще: студенты, чиновники, писательская братия.В конце 19 века – Литейный проспект очень модный и респектабельный район Петербурга. В доме Мурузи было 57 квартир и 7 магазинов.

Важно

Среди них, знаменитый магазин русских пряников Николая Абрамова, цветочный магазин Эйлерса, парикмахерская Герена, куда заходил юный Добужинский.

Дом Мурузи, как и любая человеческая жизнь, имел взлеты и падения. Революционные события 1917 года изменили жизнь Петербурга, Литейной части и дома Мурузи.

Жители покидали свою столицу, в квартире князя Мурузи стали заседать эсеры, после эсеров жили бандиты и беспризорники – дом с его богатством и великолепием быстро разрушался, впрочем, как и все вокруг.

В 1919 году здесь была организована студия при издательстве «Всемирная литература». Это издательство – одна из великолепных идей М.

Горького помочь вымирающей интеллигенции в голодные годы – у нее не было еды и дров, но оставалось классическое университетское образование и блестящее знание иностранных языков. В студии читал стихи Александр Блок, преподавали К. Чуковский, М. Лозинский, Н. Гумилев и Е. Замятин.

Среди посетителей студии были будущие известные литераторы – Зощенко, Берберова, Адамович, Оцуп, Полонская, Стенич. Очень быстро студия перебралась в «Дом искусств» на Мойку.

Незадолго до своей смерти Гумилев организовал здесь поэтические вечера, где читали стихи, ставили пьесы, «пили морковный чай с бутербродами – эдакая «Бродячая собака» времен военного коммунизма». Ахматова вспоминала, что здесь она последний раз встречалась с Н. Гумилевым перед его расстрелом в августе 1921 года.

Дом Мурузи постигла участь многих шикарных домов в Петербурге – он стали типичным домом  с большими коммунальными  квартирами. Осколки  былой роскоши  встречались порой в самых непредсказуемых местах – в туалетах свисающие остатки лепнины, покрытие зеленой краской, выпирающая арка над огромной чугунной плитой на чадящей кухне – грустные гримасы социалистического коммунального жития.

В настоящее время дом Мурузи, вступив в XXI век, обратил на себя внимание состоятельных горожан. Первые этажи по-прежнему украшают витрины модных магазинов и рекламные вывески. Многие коммунальные квартиры постепенно стали расселяться.

Совет

Если в 70-80-е годы невозможно было даже представить, чтобы обычная семья могла содержать квартиру из 10 комнат, то сейчас картина может измениться, хотя вряд ли можно восстановить былое великолепие дома Мурузи.

Внешне дом выглядит практически так же, как в XIX веке — нарядный и отштукатуренный — он по-прежнему выделяется своей экзотической красотой на фоне монотонных фасадов доходных домов Литейного проспекта.

В 1955-м году во втором подъезде (по улице Пестеля), на втором этаже получил комнату фотожурналист А.И. Бродский с женой и сыном. Поэт Иосиф Бродский прожил в ней до эмиграции в 1972 году.

Факты и даты из истории своего дома Бродский знал неточно. Ошибочно полагал, что в доме Мурузи снимал квартиру  поэт Александр Блок. До конца жизни он думал, что его семья занимала часть квартиры Мережковских. Хотя на самом деле литературный салон Мережковского и Гиппиус находился в другом конце дома и этажом выше.

«С балкона наших полутора комнат, изогнувшись гусеницей, Зинка выкрикивала оскорбления революционным матросам», чего не могло быть, поскольку Мережковские переехали в 1912 году в квартиру на Сергиевской улице.

Сам Бродский не придавал слишком большого значения совпадению своего места жительства с местом, столь памятным в истории русской литературы.

Поделиться Поделиться Поделиться
Читайте также:  Рождество в петропавловской крепости 2019: программа

Источник: http://www.iPetersburg.ru/dom-muruzi

Дом Мурузи

Мавританский фасад, многочисленные эркеры и ниши, балконы, украшенные терракотовыми колоннами, подковообразные арочки и стилизованные надписи невольно привлекают внимание прохожих.

Особую выразительность облику здания придают угловые башни. Общую картину «необычности» дополняет примечательная особенность: дом Мурузи числится сразу по трём адресам. К нему можно пройти по Литейному проспекту (д.

 24), улице Пестеля (д. 27) и улице Короленко (д. 14).

С момента начала строительных работ в 1875 году доходный дом на Литейном вызывал неугасающий интерес петербуржцев и местной прессы. И это неудивительно: семейство Мурузи потратило на его строительство практически все свои сбережения.

Обратите внимание

Через три года на месте небольшого домика вырос роскошный особняк, обустроенный «по последнему слову техники». Там было проведено отопление, водопровод, организована паровая прачечная.

Будущие жильцы могли насладиться купанием в одной из 28 ванных комнат.

Однако самое роскошное убранство скрывала 26-ти комнатная квартира в бельэтаже.

Чтобы попасть в гости к владельцам, следовало подняться по лестнице из белого каррарского мрамора и войти в зал, выполненный в стиле мавританских дворцовых двориков.

Его своды покоились на двадцати четырёх тонких мраморных колоннах, а в центре зала бил настоящий фонтан. Другие комнаты щеголяли интерьерами в рококо и восточном стиле, а также каминами, отделанными дубом и мрамором.

На протяжении все своей истории дом Мурузи пользовался особой популярностью среди литературной элиты Петербурга. Еще его предшественник фигурировал в романе Достоевского «Идиот» и повести Куприна «Гранатовый браслет» как дом генерала Епанчина.

В самом доходном доме в разные века успели побывать и даже пожить генерал-майор Александр Александрович Пушкин, старший сын великого поэта, Николай Лесков, Дмитрий Мережковский и Зинаида Гиппиус, Максим Горький, Александр Блок и другие.

В начале 1900-х в квартире Николая Фёдоровича Анненского, брата Иннокентия Анненского, проходили встречи литераторов, близких к народническому журналу «Русское богатство», а бывшая квартира литературной четы Мережковских со временем превратилась в петербургский салон символизма.

После революции одна из квартир дома Мурузи по инициативе Корнея Чуковского дала приют студии молодых переводчиков при издательстве «Всемирная литература».

После Великой Отечественной войны в одной из коммунальных квартир этого дома жил Иосиф Бродский с родителями. «Полторы комнаты», которые они занимали, так же легендарны, как и каморка Раскольникова, с той только разницей, что семья ютилась здесь в реальной жизни с 1949 по 1972 год. Окончательно расселили эту коммуналку только в 2010 году, теперь в ней находится музей.

Важно

Если вы нашли опечатку или ошибку, выделите фрагмент текста, содержащий её, и нажмите Ctrl+↵

Источник: https://KudaGo.com/spb/place/dom-muruzi-spb/

Доходный дом Мурузи: богемные коммуналки имени Бродского (СПб)

Дом в мавританском стиле на углу Литейного проспекта и улицы Пестеля (Литейный, 24) в Петербурге известен как Дом Мурузи — по имени владельца бывшего доходного дома.

Кроме оригинальной архитектуры, статуса памятника федерального значения и интересного местоположения дом знаменит своими жильцами, среди которых немало известных в отечественной литературе имен.

А в 2012 году власти обещали открыть музей-квартиру поэта, эссеиста, драматурга и нобелевского лауреата Иосифа Бродского.

Дом в мавританском стиле на углу Литейного проспекта и улицы Пестеля (Литейный, 24) в Петербурге известен как Дом Мурузи — по имени владельца бывшего доходного дома.

Кроме оригинальной архитектуры, статуса памятника федерального значения и интересного местоположения дом знаменит своими жильцами, среди которых немало известных в отечественной литературе имен.

А в 2012 году власти обещали открыть музей-квартиру поэта, эссеиста, драматурга и нобелевского лауреата Иосифа Бродского.

В начале XIX века на месте нынешнего дома стоял деревянный особняк.

В 1874 году участок с особняком приобрел князь Александр Мурузи и сразу начал строительство доходного дома в мавританском стиле, столь модном в Петербурге того времени.

Совет

Фасады здания украшены эркерами, балконами, полуколоннами, арками и арабскими религиозными надписями, копировать которые архитектор Серебряков ездил в Испанию.

В доме было 57 квартир, в том числе квартиры-особняки, которые в советское время позволили с легкостью преобразовать их в коммуналки. В первом этаже располагались 7 магазинов. Князь тоже жил в этом доме, в 26-комнатной квартире.

Поскольку мавританский стиль предполагал роскошь, внутренняя лестница на второй этаж дома была изготовлена из каррарского мрамора, на втором этаже располагался зал, выдержанный в стиле дворика мавританского дворца — с непременным фонтаном. В доме были пять парадных лестниц, водяное отопление, паровая прачечная, 28 ванных комнат.

Мавританская прихоть князя обошлась недешево, и после его смерти в 1880 году дом едва не продали с торгов. Финансовая подмога Александра III лишь отсрочила уплату долгов семьи Мурузи — в 1890 году у дома все-таки появился новый хозяин, который и владел им вплоть до октябрьского переворота.

Богема Дома Мурузи

Но главная «достопримечательность» дома — его прошлые жильцы. В дворовом флигеле некоторое время жил Николай Лесков, именно здесь он написал «Левшу»; арендовал квартиру критик Николай Анненский, в доме которого бывал Александр Куприн.

Долгое время здесь жила знаменитая литературная чета — Зинаида Гиппиус и Дмитрий Мережковский, которые превратили съемную квартиру в литературный салон и принимали у себя весь цвет Серебряного века, в том числе Блока, Есенина, Белого.

Век Серебряный сменился веком революционным, но литераторов по-прежнему тянуло в Дом Мурузи. В 1919 году в княжеской квартире разместилась литературная студия при издательстве «Всемирная литература». Здесь бывали Зощенко, Слонимский, Берберова, Блок, Горький, Чуковский, Лозинский — всех не перечесть.

Два года спустя Николай Гумилев реорганизовал студию в «Дом поэтов». В Доме Мурузи прошло детство Даниила Гранина, а позже здесь жил Иосиф Бродский.

Обратите внимание

Кто-то однажды пошутил: если каждому писателю или литератору, который бывал в этом доме, посвятить мемориальную доску, на фасаде не осталось бы свободного места.

Музей в проекте

Музей в квартире, где Бродский жил более 15 лет, до ареста и эмиграции, задумывался давно. Конкретная работа ведется с 1999 года. Главная трудность, как водится, — финансирование. Точнее, непомерные аппетиты жителей коммуналки, где некогда обитала семья Бродских — в квартире № 28 на третьем этаже.

Меж Пестеля и Маяковской

стоит шестиэтажный дом.

Когда-то юный Мережковский

и Гиппиус прожили в нем

два года этого столетья.

Теперь на третьем этаже

живет герой, и время вертит

свой циферблат в его душе.

И. Бродский

Специально организованный фонд по созданию музея-квартиры Бродского с помощью частных компаний (Альфа-банк, Группа «ЦДС») выкупил почти все комнаты в коммунальной квартире, где некогда Бродские занимали «полторы комнаты». В собственности пенсионерки Нины Федоровой осталась всего одна комната. Но пока у нее есть хозяйка, организовать музей проблематично — невозможно пользоваться парадным входом, но только черной лестницей.

Предпоследняя комната в этой квартире площадью 19 кв. м выкуплена у некого Вахтанга за 11 млн рублей . Подсчитав примерную стоимость «квадрата», пенсионерка теперь хочет получить 21 млн рублей за комнату площадью в 45 кв. м.

Городская администрация довольно громко заявляет об открытии музея в следующем году, но денег на выкуп не предлагает. Между тем, средства в фонде подошли к концу — ежемесячно приходится нести расходы на коммунальные услуги, новые поступления застопорились, доходов в ближайшее время не предвидится. Работа по организации музея идет, но торжественность его открытия — под большим вопросом.

Между тем, по словам директора АН «Мир квартир» Дмитрия Титова, стоимость квадратного метра в аналогичных коммунальных квартирах этого дома — 80-90 тыс. рублей. Это укладывается в среднюю по городу цену вторичного рынка 84 431 рублей за кв. м, но меньше средней по Центральному району (100 900 рублей за кв. м).

Коммунальные будни

Дом Мурузи не подвергался капитальному ремонту со момента постройки. Его никогда не относили к разряду аварийных, хотя многие декоративные элементы приказали долго жить, а перекрытия в нем по-прежнему — деревянные.

В 2006 году дом пострадал из-за сноса соседнего здания. Дом Мурузи стал проседать — покосились входные двери, стала осыпаться штукатурка, появились трещины. После неоднократных жалоб и акций протеста в 2007 работы приостановились. А уже в 2010 администрация спешно оштрафовала ООО «Петербургстрой» за снос без разрешения и повреждение федерального памятника — Дома Мурузи.

Важно

По мнению Дмитрия Титова, не велико счастье жить в этом доме — слишком плохое техническое состояние. Прежде чем выставить на продажу большую расселенную квартиру в Доме Мурузи, пришлось делать ремонт в подъезде и менять перекрытия, рассказал он.

Кроме того, Литейный проспект — достаточно шумная улица, известная своими транспортными пробками и недешевыми магазинами.

В доме много коммунальных квартир. Если вспомнить, что в квартире князя Мурузи было 26 комнат, несложно представить, с какими проблемами сталкиваются риэлторы, пытаясь расселить квартиру, разумеется, если найдется желающий жить в таких хоромах.

Расселена часть дома, фасадами выходящая на Преображенскую площадь, а часть, расположенная ближе к Литейному, расселена лишь частично. Как правило, коммунальные квартиры сильно запущены, поэтому продаются долго. При этом, отмечает Титов, квартиры этого дома выставляются на продажу довольно часто.

Наверное, со временем люди начинают осознавать: престижное место — не главное. К нему бы еще комфорта добавить.

Елена Зубова, специально для ГдеЭтотДом.РУ

Источник: https://www.gdeetotdom.ru/articles/1833924-2011-07-27-dohodnyij-dom-muruzi-bogemnyie-kommunalki-imeni-brodskogo-spb/

Ленинградские адреса Бродского. Дом Мурузи

Никто не расскажет о доме лучше того, кто в нем живет. Так что поговорим цитатами. Рассказчик-Иосиф Бродский, комментарии и фотографии-мои.

По следам экскурсии «Город Бродского».

Часть 1. Квартира.

В доме Мурузи семья Бродских поселилась в 1955 г. До этого у отца имелась комната в доме на углу Обводного канала и проспекта Газа (Старо-Петергофского), а у матери-наискосок от дома Мурузи, в доме за Спасо-Преображенским собором.

На углу Пестеля и Литейного Бродский прожил две трети своей российской жизни.

» поскольку здание стояло на пересечении с легендарным Литейным проспектом, наш почтовый адрес выглядел так: Литейный пр., д. 24, кв. 28. По нему мы получали письма, именно его я писал на конвертах, которые отправлял родителям».

«Наши полторы комнаты были частью обширной, длиной в треть квартала, анфилады, тянувшейся по северной стороне шестиэтажного здания, которое смотрело на три улицы и площадь одновременно.

Здание представляло собой один из громадных брикетов в так называемом мавританском стиле, характерном для Северной Европы начала века.

Совет

Законченное в 1903 году, в год рождения моего отца, оно стало архитектурной сенсацией Санкт-Петербурга того времени, и Ахматова однажды рассказала мне, как она с родителями ездила в пролетке смотреть на это чудо».

«В западном его крыле, что обращено к одной из самых славных в российской словесности улиц — Литейному проспекту, некогда снимал квартиру Александр Блок.

Что до нашей анфилады, то ее занимала чета, чье главенство было ощутимым как на предреволюционной русской литературной сцене, так и позднее : Дмитрий Мережковский и Зинаида Гиппиус.

И как раз с балкона наших полутора комнат, изогнувшись гусеницей, Зинка выкрикивала оскорбления революционным матросам».

«После революции, в соответствии с политикой „уплотнения“ буржуазии, анфиладу поделили на кусочки, по комнате на семью. Между комнатами были воздвигнуты стены —сначала из фанеры. Впоследствии, с годами, доски, кирпичи и штукатурка возвели эти перегородки в ранг архитектурной нормы ».

(На снимке-наш гид по «полутора комнатам»-Антон Алексеевский).

«В СССР минимальная норма жилой площади 9 кв.м.на человека. Следовало считать, что нам повезло, ибо в силу причудливости нашей части анфилады мы втроем оказались в помещении общей площадью 40 кв.м. Сей излишек связан с тем, что при получении нашего жилища мои родители пожертвовали двумя отдельными комнатами в разных частях города, где они жили до женитьбы ».

На портрете родители Бродского: Александр Иванович Бродский (1903–1984), фоторепортер, Мария Моисеевна Вольперт (1905–1983) – бухгалтер. Иосиф был их поздним и единственным ребенком. Эта фотография сейчас висит в комнате поэта.

«Два зеркальных шкафа и между ними проход — с одной стороны; высокое зашторенное окно точно в полуметре над коричневым довольно широким диваном без подушек — с другой; арка, заставленная до мавританской кромки книжными полками, — сзади; заполняющие нишу стеллажи и письменный стол с «Ундервудом» у меня перед носом — таков был мой Lebensraum…

Читайте также:  «императорский букет» – фестиваль цветов 2019 года

… эти десять квадратных метров принадлежали мне, и то были лучшие десять метров, которые я когда-либо знал».

«Моя половина соединялась с их (родителей-примечание мое) комнатой двумя большими, почти достигавшими потолка арками, которые я постоянно пытался заполнить разнообразными сочетаниями книжных полок и чемоданов, чтобы отделить себя от родителей, обрести некую степень уединения».

«Можно говорить лишь о некой степени, ибо высота и ширина тех двух арок плюс сарацинские очертания их верхних краев исключали любые помыслы о полном успехе. За вычетом, конечно, возможности заложить их кирпичной кладкой или зашить досками, что было противозаконно, так как свелось бы ко владению двумя комнатами вместо полутора, на которые мы по ордеру имели право».

Из малой комнаты (где и квартировал Бродский) есть отдельный выход в коридор:

Всего в коммунальной квартире пять комнат, четыре из них принадлежат Санкт-Петербургского Общественному фонду создания Литературного музея Иосифа Бродского, пятая, самая большая (49 кв. м.

)-своенравной и непреклонной бабуле (ФИО не привожу здесь), которая отвергает все, даже самые щедрые предложения города, не соглашаясь переезжать ни в отдельную квартиру в центре города, ни в другую квартиру в этом же доме. Она долгожитель этой квартиры, прекрасно помнящая и самого Бродского и его родителей.

Ее «хотелки» достигали несколько лет назад 12 млн. руб. за комнату, таких денег, конечно, у фонда нет, поэтому старушка живет в квартире и поныне, нашествие нашей группы сопровождалось ее эмоциональными репликами.

«Соседи были хорошими соседями -и как люди, и оттого, что все без исключения ходили на службу и, таким образом, отсутствовали лучшую часть дня. За исключением одной из них, они не были доносчиками; не плохое для коммуналки соотношение.

Но даже она, приземистая, лишенная талии женщина, хирург районной поликлиники, порой давала врачебный совет, подменяла в очереди за какой-нибудь съестной редкостью, приглядывала за вашим кипящим супом.

Как там в „Расщепителе звезд“ у Фроста? „Общительность склоняет нас к прощенью“.

На снимках еще одна, практически пустая комната в квартире:

Часть 2. Улицы.

»Из трех высоких сводчатых окон нам ничего не было видно, кроме школы напротив; но центральное окно одновременно служило дверью балкона».

(Экскурсию снимала группа телевизионщиков, думаю, благодаря им, нам удалось попасть на балкон.)

«С этого балкона нам открывалась длина всей улицы, типично петербургская безупречная перспектива, которая замыкалась силуэтом купола церкви св. Пантелеймона или-если взглянуть направо — большой площадью, в центре которой находился собор Преображенского полка ее императорского величества».

Собор был построен в середине восемнадцатого века по проекту Земцова и Трезини и перестроен архитектором Стасовым в 1827–1829 годах. Оставался одним из немногих действующих храмов при советской власти в Ленинграде.

«Все детство я смотрел на его купола и кресты, на звонаря, на крестные ходы, на Пасхи, на заупокойные службы – сквозь окна, на факелы, на венки и жезлы центурионов, обильно украшавшие его белые стены, на легкий классический бордюр его карнизов», – вспоминал Бродский. В садике у собора мать и дедушка учили его кататься на велосипеде.

Обратите внимание

На чугунных цепях, которыми соединены пушечные стволы (из них сделана ограда садика при соборе), «самозабвенно раскачивались дети, наслаждаясь как опасностью свалиться на железные острия прутьев внизу, так и скрежетом.

Стоит ли говорить, что это было строго запрещено и церковный сторож постоянно прогонял нас. Надо ли объяснять, что ограда казалась гораздо интереснее, чем внутренность собора с его запахом ладана и куда более статичной деятельностью.

„Видишь их? – спрашивает отец, указывая на тяжелые звенья цепи. – Что они напоминают тебе?“ Я второклассник, и я говорю: „Они похожи на восьмерки“. – „Правильно, – говорит он. – А ты знаешь, символом чего является восьмерка?“ – „Змеи?“– „Почти. Это символ бесконечности“.

– „Что это – бесконечность?“ – „Об этом спроси лучше там“, – говорит отец с усмешкой, пальцем показывая на собор».

«К тому времени, как мы перебрались в это мавританское чудо, улица уже носила имя Пестеля, казненного вождя декабристов. Изначально, однако, она называлась по церкви, что маячила в ее дальнем конце: Пантелеймоновская».

Иосиф Бродский написал свои «Полторы комнаты», откуда приведены все цитаты, находясь очень далеко от родного города.

Его эссе дышит Петербургом. «Здесь всё — он. И Литейный, и улицы-кварталы-парки-сады, и прогулки, и войны, и боль, и разруха, и телефонный звонок из далекой Америки в маленькие полторы комнаты, туда, где вместо троих теперь двое, он и она, бедные старики». ©

Мне говорят, что нужно уезжать. Да-да. Благодарю. Я собираюсь. Да-да. Я понимаю. Провожать Не следует. Да, я не потеряюсь. Ах, что вы говорите — дальний путь. Какой-нибудь ближайший полустанок. Ах, нет, не безпокойтесь. Как-нибудь.

Я вовсе налегке. Без чемоданов. Да-да. Пора идти. Благодарю. Да-да. Пора. И каждый понимает. Безрадостную зимнюю зарю Над родиной деревья поднимают. Всё кончено. Не стану возражать. Ладони бы пожать — и до свиданья. Я выздоровел.

Нужно уезжать.

Да-да. Благодарю за расставанье.<\p>

Источник: http://club.silver-ring.ru/posts/930-leningradskie-adresa-brodskogo-dom-muruzi.html

Доходный Дом Мурузи в Санкт-Петербурге

посмотреть на карте Google

Этот дом с фасадом в неомавританском стиле спроектировал архитектор А.К. Серебряков, также к проекту приложил руку П.И. Шестов, несколько интерьеров спланировал Н.В. Султанов. Заказчиком выступил князь А.Д. Мурузи. Отсюда и название «Доходный дом Мурузи». На его постройку ушло три года, с 1874 по 1877.

Фасады дома дополнили угловые башни, эркеры, ниши, балконы, терракотовые колонны, арабески и, разумеется, арабская вязь. Не все из первоначальных элементов сохранились до наших дней, например, зонтики-балконы, входные двери из массивного дуба, листовые лестничные перила исчезли в никуда.

Состоял Доходный дом Мурузи из 57 квартир, 26 хозяйских комнат в бельэтаже, 28 ванных комнат, залы, стилизованной под мавританский дворик, семи магазинов, в числе которых значились цветочный магазин Эйлерса, магазин русских пряников Николая Абрамова и парикмахерская Гарена. Всё было по высшему для той эпохи разряду: водопровод, паровое отопление, прачечная.

Важно

В доме были не просто квартиры в современном понимании, где пространство ограничено прихожей, гостиной, спальней, кухней, коридором, ванной, санузлом и балконом — в них находилось место и под библиотеки, танцевальные залы, кабинеты, и под просторные столовые.

И, конечно же, роскошь, характерная для мавританских дворцов в Испании или дворцов в Ливадии, Алупке, Стамбуле.

На пересечении XIX и XX вв., целых 23 года Дом Мурузи на Литейном, 24 в качестве жильцов, на отведённых под жильё площадях, эксплуатировали Д.С. Мережковский и З.Н. Гиппиус, а с 1955 по 1972, до высылки из СССР — И.А. Бродский.

Одно время, после революции 1917 г., квартиру князя Мурузи захватили социалисты-революционеры под свои заседательные нужды, следом за ними апартаментами завладели бандиты и беспризорники, что, естественно, не способствовало сохранности материальных и культурных ценностей вокруг.

Затем или одновременно с революционным и контрреволюционным безобразием Доходный дом Мурузи сначала приютил у себя общедоступную читальню, которую финансировала бабушка Владимира Пяста, близко дружившего с А.А. Блоком. В 1919 г. в доме появилась студия «под шапкой» издательства «Всемирная литература», созданного по инициативе М. Горького.

После окончания гражданской войны Н.И. Гумилёв инициировал создание здесь петроградского Дома поэтов.

Нечего и говорить, какую роль сыграл Дом Мурузи на Литейном, 24 в жизни и творчестве нескольких поколений деятелей культуры города на Неве и всей российской, а потом и советской империи.

Утверждается, что плотность знаменитостей на один квадратный метр здесь не уступает другим подобным домам. Судите сами: старший сын А.С. Пушкина А.А. Пушкин, баронесса Врангель, гофмейстер императорского двора Дмитрий Любимов, А.А. Блок, К.И. Чуковский, Е.И.

Совет

Замятин, М.И. Зощенко, А.А. Ахматова, Н.И. Берберова — каждый из связан с этим домом.

В советские времена Дом Мурузи на Литейном, 24 трансформировался в огромную коммуналку со всеми присущими этому печальному факту последствиями.

С наступлением ХХI в. Доходный дом Мурузи, оставаясь внешне практически таким же, как и в самом начале его существования, понемногу восстанавливается и внутри. Идет процесс расселения коммуналок, консолидация комнат в роскошные квартиры. Значит, есть заинтересованность в настоящем возрождении культурного очага.

Как заказать экскурсию на русском языке в любом городе мира. Обзор сервисов

Поделиться в социальных сетях

Вам понравится

Источник: https://droogie.ru/spot/dom-muruzi/

Литейный пр., д. 24 ⇒ Центральный р-н

дата событияисторическая справкаисточник

«Улица Пестеля (Пантелеймоновская)».Е. 3. Куферштейн, К. М. Борисов, О. Е. РубинчикТоварищество «Свеча» Ленинград 1991 год стр. 65Добавил: GradPetra
«Улица Пестеля (Пантелеймоновская)».Е. 3. Куферштейн, К. М. Борисов, О. Е. РубинчикТоварищество «Свеча» Ленинград 1991 год стр. 65Добавил: GradPetra
«Улица Пестеля (Пантелеймоновская)».Е. 3. Куферштейн, К. М. Борисов, О. Е. РубинчикТоварищество «Свеча» Ленинград 1991 год стр. 46Добавил: GradPetra
«Улица Пестеля (Пантелеймоновская)».Е. 3. Куферштейн, К. М. Борисов, О. Е. РубинчикТоварищество «Свеча» Ленинград 1991 год стр. 65Добавил: GradPetra
Смотреть весь текст. «Улица Пестеля (Пантелеймоновская)».Е. 3. Куферштейн, К. М. Борисов, О. Е. РубинчикТоварищество «Свеча» Ленинград 1991 год стр. 62-64Добавил: GradPetra
«Улица Пестеля (Пантелеймоновская)».Е. 3. Куферштейн, К. М. Борисов, О. Е. РубинчикТоварищество «Свеча» Ленинград 1991 год стр. 65Добавил: GradPetra
Смотреть весь текст. «Улица Пестеля (Пантелеймоновская)».Е. 3. Куферштейн, К. М. Борисов, О. Е. РубинчикТоварищество «Свеча» Ленинград 1991 год стр. 65Добавил: GradPetra
«Улица Пестеля (Пантелеймоновская)».Е. 3. Куферштейн, К. М. Борисов, О. Е. РубинчикТоварищество «Свеча» Ленинград 1991 год стр. 65Добавил: GradPetra
«Улица Пестеля (Пантелеймоновская)».Е. 3. Куферштейн, К. М. Борисов, О. Е. РубинчикТоварищество «Свеча» Ленинград 1991 год стр. 65Добавил: GradPetra
«Улица Пестеля (Пантелеймоновская)».Е. 3. Куферштейн, К. М. Борисов, О. Е. РубинчикТоварищество «Свеча» Ленинград 1991 год стр. 66Добавил: GradPetra
Смотреть весь текст. «Улица Пестеля (Пантелеймоновская)».Е. 3. Куферштейн, К. М. Борисов, О. Е. РубинчикТоварищество «Свеча» Ленинград 1991 год стр. 66-68Добавил: GradPetra
«Улица Пестеля (Пантелеймоновская)».Е. 3. Куферштейн, К. М. Борисов, О. Е. РубинчикТоварищество «Свеча» Ленинград 1991 год стр. 68Добавил: GradPetra
«Улица Пестеля (Пантелеймоновская)».Е. 3. Куферштейн, К. М. Борисов, О. Е. РубинчикТоварищество «Свеча» Ленинград 1991 год стр. 74Добавил: GradPetra
«Улица Пестеля (Пантелеймоновская)».Е. 3. Куферштейн, К. М. Борисов, О. Е. РубинчикТоварищество «Свеча» Ленинград 1991 год стр. 73Добавил: GradPetra
«Улица Пестеля (Пантелеймоновская)».Е. 3. Куферштейн, К. М. Борисов, О. Е. РубинчикТоварищество «Свеча» Ленинград 1991 год стр. 74Добавил: GradPetra
Смотреть весь текст.

Источник: http://history.gradpetra.net/prospekt/35/1661-24.html

Дом Мурузи на литейном 24 Санкт-Петербург

На углу Литейного проспекта и улицы Пестеля стоит бывший доходный дом (своей восточной стеной он выходит на улицу Короленко), фасад которого выполнен в неомавританском стиле. Его называют домом Мурузи, поскольку построили дом в 1874—1877 годах для князя А. Д. Мурузи.

Это — знаменитое здание Санкт-Петербурга. С 1889 по 1912 год в нем обитали лидеры и идеологи движения символистов Д.С. Мережковский и З. Н. Гиппиус. Некоторое время в доме действовала общественная читальня.

Читайте также:  Кофейня smalldouble – фирменный рецепт кофе

В начале 1920-х годов по инициативе Н.С. Гумилева здесь разместился петроградский Дом поэтов. А с 1955 по 1972 год (вплоть до своего отъезда из Советского Союза в эмиграцию) в доме жил будущий нобелевский лауреат И. А.

Бродский.

Дом Мурузи, это бывший доходный дом, построенный архитектором Серебряковым для князя Александра Дмитриевича Мурузи в мавританском стиле (архитектор специально ездил в Испанию срисовывать арабские надписи, которыми украшен фасад). Мавританский стиль предполагал роскошь, поэтому парадная лестница была выложена из каррарского мрамора, а убранство залов выполнено с необыкновенным размахом.

В начале XX века в доме Мурузи жили Зинаида Гиппиус и Дмитрий Мережковский, а после революции здесь разместилась литературная студия издательства «Всемирная литература», где регулярно бывали Чуковский, Горький, Лозинский, Зощенко и многие другие. Местные жители говорят, что если повесить мемориальную доску в честь каждого известного писателя, бывавшего в этом доме, то на фасаде не останется свободного места. А ведь здесь еще жил и написал «Левшу» Николай Лесков.

Но в наше время, пожалуй, самым известным обитателем дома Мурузи остается Нобелевский лауреат Иосиф Бродский.

Он жил здесь в одной из комнат коммунальной квартиры вместе с родителями вплоть до своего отъезда в эмиграцию в 1972 году.

Обратите внимание

О своем детстве и юности, о родителях и о жизни в комнате, перегороженной шкафом ради отдельного пространства, Бродский пишет в своих эссе «Полторы комнаты» и «Меньше единицы».

Музей-квартира поэта в доме Мурузи давно был бы открыт (и даже открывался на один день 24 мая 2015 года, в 75-ю годовщину со дня рождения поэта), но в коммунальной квартире до сих пор живут люди, не желающие расстаться со своими комнатами даже за весьма крупные суммы. Видимо, бывшая 26-комнатная квартира князя Мурузи, многократно перегороженная и не знавшая капитального ремонта, остается привлекательной даже полтора столетия спустя.

Источник: http://posmotrim.by/article/dom-muruzi-na-litejnom-24.html

7 знаменитых домов Петербурга

Фасад дома, чем-то напоминающего средневековый английский замок, украшают две массивные башни, благодаря которым дом и прозвали «Домом с башнями. Принадлежал дом К. И. Розенштейну, им же он и был построен вместе с А. Е. Белогрудом.

Инженерное оснащение здания соответствовало самым современным требованиям той поры. На кухне квартир, располагавшихся под крышей дома можно было найти газовые плиты. В комнатах встроенные в стены шкафы, а во дворе были размещены гаражи.

С 1921 года на нижнем этаже здания размещался кинотеатр, не раз менявший своё название: «Элит», «Конкурент», «Резец», «Арс». В 1972 году здесь начала свою работу студия Ленинградского телевидения, а с 1985 по 1995 год находился театр «Эксперимент».

В 1996 году помещения были отданы новому творческому коллективу — «Русской антрепризе имени Андрея Миронова».

  • АдресКаменноостровский пр., 35.

Княжий дом строили с 1874 по 1877 год и расходы на него составили фантастическую, по тем временам, сумму — 800 тысяч рублей. Всего в доме было 57 квартир, на первом этаже располагалось 7 магазинов и паровая прачечная. В холодное время года дом отапливался с помощью водяного отопления.

В доме Мурузи жили многие известные писатели: Н. С. Лесков, Н. Анненский, Д. Мережковский и 3. Гиппиус, которые превратили свою квартиру в литературный салон, где принимали всех известных литераторов Серебряного века.

Важно

А с весны 1919 года в пустующей княжеской квартире размещалась литературная студия при издательстве «Всемирная литература».

В одной из коммунальных квартир почти два десятилетия, вплоть до вынужденного отъезда из страны (в 1972-м), в «полутора комнатах» проживал поэт Иосиф Бродский. Сегодня на фасаде дома Мурузи установлена мемориальная доска нобелевскому лауреату.

  • АдресЛитейный проспект, дом 24/27.

Доходный дом Дернова строили с 1903 по 1904 год. За ним закрепилось неофициальное название — «Дом с башней». С 1905 по 1913 год в 24 квартире дома жили поэт-символист В. И. Иванов и его супруга — писательница Лидия Зиновьева-Аннибал. На «литературных средах» этого семейства бывали А. А. Блок, В. Я. Брюсов, К. А. Сомов, В. Э. Мейерхольд, А. А. Ахматова и М. Горький.

Также в в доме находилась художественная студия Е. Н. Званцевой, где преподавали К. А. Сомов, К. С. Петров-Водкин, М. В. Добужинский и Л. С. Бакст. В 1918 году, по распоряжению Луначарского, в первых этажах дома вновь была открыта художественная школа, а перед Великой Отечественной войной здесь работало художественное училище. Сейчас это, как и прежде, — жилой дом.

  • АдресТаврическая ул., 35, корп. 1.

Проект в стиле неоклассицизма осуществили архитекторы Л. Н. Бенуа, К. Ю. Бенуа, А. Н. Бенуа и А. И. Гунст.

Этот огромный жилой комплекс был один из самых благоустроенных домов в дореволюционном Петербурге: кроме канализации, водопровода, парового отопления, и телефонов в здании были собственные электростанция, котельная, прачечная, мусоросжигательная печь и даже снеготаялка.

После революции некоторые квартиры превратились в коммунальные, а в других стали жить партийные деятели. С 1999 года в цокольном этаже дома работает театр «Остров». 

  • АдресКаменноостровский пр., 26-28.

Дом по проекту архитектора А. А. Оля был построен как первая экспериментальная коммуна инженеров и писателей. Он должен был показать небывалый прорыв в будущее — коммунистический рай в обобществлении быта.

В квартирах жильцов не было кухонь, вместо них полагалось питаться в столовой, рассчитанной на 200 мест. Санузлы были, но по одному на этаже. Среди горожан дом получил название «Слеза социализма».

Впоследствии была проведена перепланировка, и каждая квартира получила отдельные кухню и туалет.

В далеком 1802 году на этом месте располагались два ничем неприметных здания построенные для художников Берниковых, а первые этажи занимал ресторан английского коммерсанта Т. Роби. В начале XX в. оба участка приобрел купец Вавельберг. И уже в 1912 году архитектор М. М.

Перетяткович возвел новое здание, в котором разместился Санкт-Петербургский торговый банк. Мрачноватое здание, облицованное серым гранитом, выполнено в духе итальянского Возрождения. Фасады декорированы скульптурами. Постройка невероятно сильно напоминает венецианское «Палаццо дожей».

Существует легенда, которая гласит о том, что богатый и немногословный банкир Вавельберг долго и придирчиво водил строителей по зданию, принимая работу. Не найдя к чему придраться, он сделал всё-таки одно-единственное замечание: «У вас на дверях табличка: Толкать от себя. Это не мой принцип. Переделайте: Тянуть к себе».

Во времена СССР в здании были расположены центральные кассы Аэрофлота, а в начале 2000 работал популярный клуб «Сайгон».

  • АдресМалая морская ул., 1

В Петербурге можно найти дом с двумя галереями, парящими в воздухе на уровне второго и четвертого этажей. Коридоры галерей соединяют наружную и внутреннюю части необычного здания. При этом самое интересное, что попасть во вторую часть можно только лишь воспользовавшись галереей. Знакомьтесь, перед вами – доходный дом И.

Бака. Стоит также отметить, что галереи — далеко не единственная особенность этого доходного дома. Его великолепная архитектура и внутренняя отделка поражает: есть здесь и богатые парадные, двор с ленточными балконами, великолепные витражами на окнах и мраморные лестницы. Любителю архитектуры здание явно придется по вкусу.

Источник: https://www.fiesta.city/spb/places/7-znamenitykh-domov-peterburga/

Дом Мурузи

Дом Мурузи

На месте дома Мурузи до середины XIX века стоял деревянный особняк с тенистым садом. Он настолько выделялся в тусклой массе каменных построек Литейного проспекта, что Ф. М. Достоевский поселил в него, в своем воображении, семейство генерала Епанчина из романа «Идиот».



Архитектор А. К. Серебряков применил мавританский стиль, который всегда ассоциировался с роскошью и богатством, при проектировании доходного дома, но в расчете на состоятельных жильцов. Строительство, продолжавшееся с 1874 по 1877 год, влетело в копеечку князю А. Д. Мурузи.

Расходы на него составили фантастическую, по тем временам, сумму — 800 тысяч рублей.
Дом вместил в себя 57 квартир и 7 магазинов, 5 парадных лестниц, водяное отопление, паровую прачечную, 28 ванных комнат.

Оконные проемы в мавританском стиле.

Совет


Сам хозяин-миллионер занимал весь второй этаж доходного дома. В отделке его роскошной квартиры из 26 комнат превалировали все те же восточные мотивы. Внутренняя лестница из белого каррарского мрамора вела на второй этаж, который напоминал дворики мавританских дворцов.

Своды зала держали 24 тонкие мраморные колонны посередине зала бил фонтан.



Александр Дмитриевич Мурузи

Александр Дмитриевич Мурузи происходил из древнего византийского рода. Его отец — турецкий подданный — тайно способствовал присоединению Молдавии к России, за что и был казнен турками. После смерти князя А. Д. Мурузи (в 1880 году) дом едва не продали с молотка.

Александр III, в память о заслугах князя перед Россией, лично одобрил выдачу его вдове ссуды в четверть миллиона рублей, однако и это не помогло: через 10 лет дом был продан.

Слава
экзотического дома Мурузи усилилась после того, как через него прошла «столбовая дорога» истории русской литературы.

Здесь, в дворовом флигеле, на четвертом этаже, в 1879 году небольшую трехкомнатную квартиру снимал Н. С. Лесков; тут он завершил свою повесть «Левша». В этом доме жил публицист Николай Анненский, в квартире которого встречались литераторы — в гостях у него бывал Александр Куприн.

«Богемным» дом Мурузи стали называть после того, как в со стороны Литейного проспекта нем поселилась литературная чета — философ и писатель Д. Мережковский и поэтесса 3. Гиппиус. Они превратили свою квартиру в литературный салон, где принимали всех известных литераторов Серебряного века. В том числе Блока, Белого и Есенина.



С весны 1919 года в пустующей княжеской квартире размещалась литературная студия при издательстве «Всемирная
литература».


Перед студийцами, среди которых были Зощенко, Слонимский, Берберова, сестры Наппельбаум, Адамович, читал
стихи Блок, выступал возглавлявший издательство Горький.

Там преподавали Чуковский,

Замятин, Шкловский и Лозинский.

Среди студийцев известны

имена.

В 1921 году, незадолго до

гибели, Николай Гумилев преобразовал студию в «Дом поэтов»: –

там читали лекции по стихосложению, обсуждали новые стихи. В доме Мурузи Анна Ахматова в последний раз виделась с Гумилевым: вскоре после этого он был арестован и расстрелян…

Дальнейшая судьба дома тоже связана с русской поэзией.

В одной из коммунальных квартир почти два десятилетия, вплоть до вынужденного отъезда из страны (в 1972-м), в «полутора комнатах» проживал поэт Иосиф Бродский. Сегодня на фасаде дома Мурузи установлена мемориальная доска нобелевскому лауреату.

В 1999-м даже был создан специальный фонд для организациив

квартире, где жил поэт, литературного музея Иосифа Бродского.



Прошло 10 лет, а музей до сих пор не существует…

Теперь на третьем этаже Живет герой, и время вертит

Свой циферблат в его душе.



И. Бродский



Обратите внимание

Адрес: Литейный проспект, дом 24/27.


Как добраться: станция метро «Чернышевская»; далее пешком по Кирочной улице до Литейного проспекта. Пройти по проспекту налево 50 метров.

Рейтинг материала:

Источник: http://www.ILovePetersburg.ru/content/dom-muruzi

Ссылка на основную публикацию