«Тяжёлое наследие социализма»: экономическая и социальная ситуация, настроения, события. Возрождение некоторых дореволюционных традиций и институтов. Часть I

«Тяжёлое наследие социализма»: экономическая и социальная ситуация, настроения, события. Возрождение некоторых дореволюционных традиций и институтов. Часть I

Сто лет назад, 1 июля 1917 года, началось последнее в истории Первой мировой войны крупномасштабное наступление русских армий. Оно должно было переломить ход войны, продемонстрировать врагам и союзникам мощь России, укрепить воинскую дисциплину на фронте и в тылу. Завершившееся провалом наступление привело к прямо противоположным результатам. Виновниками поражения объявили большевиков.

*

ПОСЛЕДНЕЕ НАСТУПЛЕНИЕ РУССКОЙ АРМИИ 1917 ГОДА

Нелишне напомнить, что Первая мировая была развязана не Россией, а так называемыми цивилизованными западными государствами. В самом начале войны не вполне готовые русские армии пришли на помощь Франции.

Позже французский маршал Фердинанд Фош признал: «Если Франция не была стерта с лица земли в 1914 году, то прежде всего она этим обязана России».

В ходе сильно затянувшейся «всемирной бойни» русские еще не раз выручали союзников в трудных для них ситуациях.

План военной кампании 1917 года был разработан в конце 1916 года и увязан с наступательными операциями союзников по Антанте. К этому времени в материальном плане русская армия, по признанию союзников и противников, была оснащена заметно лучше, нежели в 1914–1916 годах.

Однако после Февральской революции и принятия Петроградским советом Приказа №1, в корне изменившего армейские порядки, начался развал армии. Большой ущерб боеспособности армии нанесла политика военного министра Временного правительства, лидера партии октябристов Александра Гучкова. Именно он начал массовую зачистку высшего командного состава.

Генерал Михаил Алексеев свидетельствовал: «Рука великого реформатора» армии Гучкова вымела из наших рядов в наиболее острую и критическую минуту около 120 генералов на основании более чем сомнительных аттестаций анонимных «талантливых полковников и подполковников». «Реформатор» мечтал освежить командный состав и вызвать «небывалый подъем духа в армии».

Последнего не случилось, к несчастью, а вреда сделано немало.

Сам «реформатор», положив прочное начало многому непоправимому на десятки лет для армии, поспешил умыть руки в дальнейших ее судьбах».

Гучков пробыл во главе военного ведомства менее двух месяцев. В мае его сменил Александр Керенский. Он горел желанием продемонстрировать союзникам успехи обновленной русской армии и лично отправился в Действующую армию.

*

В ИЮНЕ В ПЕТРОГРАДЕ

А столица жила своими проблемами. Шестнадцатого июня (третьего июня по старому стилю), в десятую годовщину разгона Николаем II Второй Государственной думы, открылся I Всероссийский съезд Советов рабочих и солдатских депутатов. На этом «вече» присутствовали 1090 делегатов, 822 из них с решающим голосом. 285 мандатов принадлежали эсерам, 248 — меньшевикам, 105 — большевикам.

Меньшевики и эсеры принялись доказывать необходимость создания коалиционного кабинета, состоящего из умеренных социалистов и либералов. Но когда министр почт и телеграфов, меньшевик Ираклий Церетели заявил, что «в России нет политической партии, которая говорила бы: дайте в наши руки власть, уйдите, мы займем ваше место», из зала раздался крик Ленина: «Есть!».

Заявив с трибуны о готовности большевиков взять власть, Ленин… призвал эсеров и меньшевиков «быть властью в государстве»: «Станьте ей, господа теперешние вожди Совета, — мы за это, хотя вы наши противники… Пока у вас нет власти общегосударственной, пока вы терпите над собой власть 10 министров из буржуазии — вы запутались в своей собственной слабости и нерешительности».

В ответ пребывавшие в нерешительности эсеры и меньшевики приняли резолюцию о доверии Временному правительству.

Вскоре выяснилось, что и коалиционный кабинет не может решить многочисленные и стремительно обострявшиеся проблемы России. Шел к концу третий год войны, цели которой народ представлял смутно.

Потери близких, дороговизна и прочие невзгоды озлобляли людей.

«Страшно равнодушны были к народу во время войны, преступно врали об его патриотическом подъеме, даже тогда, когда уже и младенец не мог не видеть, что народу война осточертела», — упрекал временных правителей России писатель Иван Бунин.

Общественному недовольству требовался выход.

Девятнадцатого июня (шестого июня по старому стилю) на совместном заседании ЦК, Исполнительной комиссии Петербургского комитета и Военной организации большевиков Николай Подвойский и Владимир Невский сообщили, что солдаты и рабочие, желая продемонстрировать Съезду Советов свою позицию, требуют провести демонстрацию под антивоенными лозунгами. Невский заметил, что накал страстей таков, что она состоится и без санкции ЦК.

Провести мирную демонстрацию решили 23 июня (10 июня по старому стилю) в 14 часов. И хотя в 1917-м манифестации в Петрограде не были редкостью, антивоенные лозунги встревожили Временное правительство. Под его давлением Съезд Советов запретил на три дня любые манифестации. Подчинившись принятому решению, ЦК РСДРП(б) отменил демонстрацию.

Но долго расстраиваться большевикам не пришлось: меньшевистско-эсеровский Президиум Съезда Советов тут же решил перехватить инициативу и провести в воскресенье, 1 июля (18 июня по старому стилю), общероссийскую демонстрацию в поддержку своей политики. ЦК большевиков принял решение участвовать в ней. Да и как могло быть иначе, если лозунги и транспаранты были готовы, а народ рвался на улицы.

На демонстрацию вышло около полумиллиона человек.

Церетели свидетельствовал: «Очень редки были знамена под лозунгами, указанными Съездом Советов, и бросалось в глаза огромное количество большевистских знамен с их лозунгами „Долой десять министров-капиталистов“ и „Вся власть Советам“…

Это был очень большой успех для большевиков. Ибо их сторонники с их плакатами господствовали в этот день на улицах столицы и придавали манифестации, организованной по призыву Всероссийского съезда Советов, ярко выраженный большевистский характер.

Это обстоятельство было хорошо использовано большевиками для агитации против большинства революционной демократии.

Они утверждали, что манифестация 18 июня явилась ярким доказательством того, что рабочие и солдатские массы в огромном большинстве идут за большевистской партией».

«Тяжёлое наследие социализма»: экономическая и социальная ситуация, настроения, события. Возрождение некоторых дореволюционных традиций и институтов. Часть I

Демонстрация в поддержку большевиков в Петрограде. 18 июня 1917

Схожее описание дал меньшевик-интернационалист Николай Суханов: «Грандиозная демонстрация (она продолжалась практически весь день) однозначно подтвердила привлекательность программы большевиков и эффективность их методов.

Район за районом, завод за заводом проходили участники манифестации, общая численность которой составила более 400 тысяч человек, причем все опубликованные источники свидетельствуют, что в море большевистских лозунгов и плакатов лишь изредка мелькали лозунги съезда».

Молодые большевики горели желанием развить успех. Их пыл остудил Ленин.

Третьего июля (20 июня по старому стилю) он выступил перед делегатами Всероссийской конференции военных организаций РСДРП(б), представлявших 26 тысяч членов РСДРП(б) фронтовых и тыловых частей.

На ней, вспоминал Михаил Кедров, звучали призывы, что «нечего дальше ждать, пора большевикам захватить власть в свои руки». Сторонники захвата власти были уверены в том, что Ленин одобрит их настрой.

Они ошиблись. По словам Марии Сулимовой, для «разгоряченных голов» речь Ленина «сыграла роль ливня», который должен был пресечь порыв к немедленному восстанию.

Ленин, согласно пересказу Кедрова, заявил: «Если и удалось бы сейчас власть взять, то наивно думать, что, взявши ее, мы сможем удержать… Даже в Советах обеих столиц, не говоря уже о других, мы в ничтожном меньшинстве. А что показывает этот факт? Нельзя от него отмахнуться.

Он показывает, что массы в большинстве своем колеблются и еще верят эсерам и меньшевикам.

Это — основной факт, и он определяет поведение нашей партии… Нет чтобы серьезно, не по-бланкистски идти к власти, пролетарская партия должна бороться за влияние внутри Советов, терпеливо, неуклонно, изо дня в день разъяснять ошибку масс, их мелкобуржуазные иллюзии… А когда массы увидят, что соглашательское правительство их обманывает, так как находится всецело в руках российской и союзнической буржуазии и пляшет под ее дудку, а события последних дней (наступление) как нельзя лучше разоблачают этот обман, то массы придут к единственно оставшейся нескомпрометированной партии, к большевикам».

*

ПРОВАЛ НАСТУПЛЕНИЯ

«Увертюрой» к упомянутому Лениным наступлению войск Юго-Западного фронта явилась мощная артиллерийская подготовка, начатая 29 июня (16 июня по старому стилю).

Через два дня Керенский отправил министру иностранных дел Михаилу Терещенко секретную телеграмму, потребовав указать послам государств Антанты, «что тяжелая артиллерия, присланная их правительствами, видимо, в значительной части из брака, так как 35% не выдержали двухдневной умеренной стрельбы».

Первыми в наступление перешли 7-я и 11-я армии, наносившие главный удар в общем направлении на Львов. Не скрывавший радости Керенский прислал Временному правительству телеграмму: «Сегодня великое торжество революции, Русская революционная армия с огромным воодушевлением перешла в наступление».

Однако уже через несколько дней наступление захлебнулось. А 19 июля (6 июля по старому стилю) перебросившие дополнительные силы немцы нанесли контрудар и прорвали фронт под Тарнополем. Вскоре неприятель отбросил русские войска далеко за исходные позиции, захватив Галицию и Добруджу.

Армии Юго-Западного фронта потеряли около 50 тысяч человек убитыми и ранеными, свыше восьми тысяч человек пленными и пропавшими без вести, 257 орудий, 546 пулеметов, 191 миномет, 14 бронеавтомобилей, два бронепоезда. Наибольшие потери понесли самые боеспособные части. Временное правительство оценило случившееся как трагедию, стоившую «больших человеческих жертв и территориальных потерь».

  • Вместе с тем, отмечает военный историк Алексей Олейников, наступление «благотворно сказалось на обстановке на французском фронте — русская армия в очередной раз оттянула на себя силы противника и облегчила положение французов».
  • *
  • ИЮЛЬСКИЕ ДНИ В ПЕТРОГРАДЕ
Читайте также:  Где находится Сенатская площадь. Местоположение Сенатской площади на карте Санкт-Петербурга и описание

За три дня до германского контрудара в Петрограде взбунтовался 1-й пулеметный полк, солдаты которого опасались отправки на фронт. Выступление пулеметчиков поддержали солдаты несколько частей петроградского гарнизона, моряки Кронштадта, рабочие Путиловского завода и анархисты.

Что же касается большевиков, то, как верно заметил американский историк Алекс Рабинович, в их среде «ситуация была настолько запутанной, что большевики, выполнявшие директивы ЦК и агитировавшие за отсрочку восстания, вступили в конфликт с членами партии, ратовавшими за его поддержку». Хотя Керенский не был свидетелем волнений в столице, главным их виновником он назвал Ленина. Но факты говорят о другом. О событиях в Петрограде Ленин узнал, когда они были уже в разгаре. Да и находился «руководитель восстания» не в Петрограде (как это будет во время Октябрьской революции), а в Финляндии, в деревне Нейвола близ станции Мустамяки, на даче большевика Владимира Бонч-Бруевича. Ленин считал июльское выступление преждевременным, поскольку в случае захвата власти сил удержать ее у большевиков еще не было.

Прибыв 17 июля (4 июля по старому стилю) в Петроград, по просьбе кронштадтских моряков он выступил с балкона особняка Кшесинской.

Даже политический противник большевиков Церетели признал, что хотя матросы хотели «получить ясные указания о задаче вооруженной демонстрации», Ленин «уклонился от прямого ответа и произнес довольно туманную речь о необходимости продолжать борьбу за установление в России советской власти с верой, что эта борьба увенчается успехом, и призывал к бдительности и стойкости».

Англо-американский историк Роберт Пейн также заметил, что подобными словами «не вдохновляют революционную армию, готовя ее к предстоящему бою».

Выступление рабочих, солдат и матросов было подавлено 18 июля (5 июля по старому стилю). Главными его виновниками Временное правительство объявило Ленина и большевиков. Их же обвинили и в провале летнего наступления, происходившего далеко от Петрограда…

Мультихалле строится вопреки кризису

Валдис Домбровскис, сменивший Иварса Годманиса на посту премьер-министра, пришел в ужас, узнав о реальном положении дел в стране.

Он заявил, что Латвия находится на грани банкротства и бывшие правящие партии безответственно скрывали это от общества. Предыдущее правительство не выполнило свои обязательства и перед МВФ.

В ответ на это заявление президент страны Валдис Затлерс сообщил, что Латвия на пороге банкротства была уже в конце декабря. Несмотря на финансовые поступления от зарубежных финансовых организаций, правительство Годманиса так и не смогло хоть немного стабилизировать ситуацию в стране, однако народ при этом постоянно успокаивали.

Аналогичное творится и в нашем самоуправлении. А учитывая, что и бывшая парламентская, и наша коалиция являются членами одной партии, это можно считать партийной привычкой. Самым ярким примером является строительство двух гигантских объектов – “Замка света” и местного Мультихалле. Эти идеи с каждым днем выглядят все сомнительнее и сомнительнее.

Недавно на страницах одной из даугавпилсских газет вышла статья, которая служит очередным подтверждением единой политической стратегии, проводимой как в стране, так и во втором по величине городе. Печатаем ее в сокращении.

“Сначала кушали “тяжелое наследие” социализма – оборудование заводов и фабрик, нефтяные трубы, материальные ресурсы. Потом в ход пошли земля и находящиеся на ней здания и сооружения. Потом сладко чавкали и разворовывали кредиты.

При этом завуалированно выстраивалась идеология – они (инородцы) “пашут”, а мы руководим, контролируем, поем и танцуем.

Разделив людей надуманными угрозами пятой колонны, происками врагов и языковым барьером, паразитировала огромная армия национальных чиновников из разных инспекций, агентств, ассоциаций, министерств и ведомств.

Вы думаете, что Даугавпилс чем-то отличается от вышесказанного? Если только количеством лапши на ушах. Недавно заместитель мэра Я. Лачплесис прозрел и выдал сакраментальную фразу, что мэром нашего города вообще-то должен быть русский. Ну-ну… Заглянул я в цифры городского бюджета этого года (раздел “Культура”):

  • Центр белорусской культуры – 29 тысяч латов.
  • Центр польской культуры – 38 тысяч латов.
  • Центр русской культуры – 95 тысяч латов.
  • Центр Латышской культуры – 1 миллион 548 тысяч латов.
  • Другие не упоминаются. Баланс национального согласия налицо.

Теперь о 12 латах платы в день за пребывание в больнице. Цифра явно не прибавляет здоровья, если не страдаешь склерозом. Кто это себе позволит? И вроде деньги какие-то на здравоохранение в бюджете запланированы, а именно – 1 миллион 722 тысячи. Но рядом?!! На содержание Думы и чиновников выделено 2 миллиона 160 тысяч латов. Нормально?

При обсуждении бюджета Лачплесис, Шкинч и Куцинс отстаивали идею достройки спортивного комплекса. В Риге строят “Замок света”, у нас – “Замок пота”. Правда, Шкинч, потеряв “нюх”, признался, что как использовать построенное, они не знают. По скромным прикидкам, эксплуатация холла будет обходиться городу ежегодно в 1 миллион латов, которых нет в природе. Сдать в аренду под умирающую торговлю?

Красавцы! Это при том, что существующий Дворец культуры и спорта (бывший “химиков”) находится в столь плачевном состоянии, что эксплуатация оборудования и механизмов представляет угрозу для жизни посетителей.

Трамвайное управление – отдельный разговор – издержки на его содержание растут из года в год, а при таком хозяйствовании и подавно. По материалам аудита, наша “трамвайка” больше похожа на кормушку и прачечную, проверка которой вызвала нервную истерию у руководства Думы.

Предполагаю, что, если копнуть в других предприятиях самоуправления, выплывет такое “удобрение”, что мало не покажется.

В последнее время особо много критических суждений в адрес Муниципальной полиции. Посмотрим цифры бюджета. На содержание “потешных войск” по борьбе с собачками и автомобилистами тратится около 500 тысяч латов в год. А за четыре года?

А может, стоит скоординировать спортивно-гостиничную инфраструктуру города для лучшего коммерческого использования имеющихся объектов (легкоатлетический манеж, Ледовый холл, футбольные стадионы, гостиницы) и таким образом уменьшить дотации на их содержание?

Или урезать себе зарплаты и расходы на чиновников, а то Клещинская “задыхается” аж на 12 должностях, Шкинч — на восьми, да и другие не меньше.

Пока же нас потчуют бредовыми идеями превращения колхозного поля с “убитым” кукурузником в международный аэропорт, мировой художественной галереей с тремя картинами в Крепости, креативным туризмом и фанатичными заклинаниями, что заграница нам поможет.

Только за всем этим ощущаются лицемерие, ложь и липкая грязь коррупции. А что делать – сами их выбирали».

Автором статьи был затронут больной как для горожан, так и для руководства самоуправления вопрос. Первые до сих пор не могут понять, зачем в нашем городе такой спортивный гигант, а вторые каждый раз, если разговор затрагивает эту больную тему, меняются в лице.

Думская коалиция с пеной у рта все чаще доказывает необходимость Мультихалле в нашем городе – это, якобы, поднимет наш престиж и даст толчок для развития спорта. Только спорное это утверждение. верить в то, что услугами Комплекса заинтересуются горожане, глупо.

Сейчас большинство думает, как свести концы с концами, пересчитывает копейки, оставшиеся после уплаты за коммунальные услуги, и размышляет, как дожить до получения следующего пособия по безработице.

Читайте также:  Парк 300-летия санкт-петербурга на карте: как добраться

Так что содержать монстра придется самой Думе, но, к сожалению, на налоги, которые выплачивают даугавпилчане из своих кровных.

Еще один не менее интересный момент в строительстве Мультихалле, касающийся не только его, но и других крупных строительных проектов нашей Думы, – это фирма-победитель конкурса.

Как известно, раньше основную массу строительных конкурсов на заказы самоуправления выигрывала фирма “Ditton”, однако после того, как Владислав Дриксне покинул свой “трон”, фаворитом у думской верхушки стал Евгений Васильев со своей “Гадибой”. Многие горожане даже стали удивляться: как эта сравнительно небольшая фирма успевает строить одновременно все в городе.

Создается впечатление, что у нас в городе есть только одна строительная фирма, которая хочет выполнять заказы самоуправления. А может, комиссия так проводит конкурсы, что желающих в них участвовать давно нет – ведь победитель-то известен уже заранее.

О том, как фирма Евгения Васильева получает многомиллионные заказы самоуправления на строительство объектов, читайте в следующих номерах “Нашей Газеты”.

Есть мнение

Александр Мирский

Это строительство – большая афера городского руководства, которое пришло к власти путем закулисных интриг. Реализация этого проекта им нужна для личного обогащения. Реальная себестоимость строительства – около 8 млн.

латов А куда же власть имущие потратят более 60% от заявленной суммы? Подозрительно, что большие проекты отдаются строительным фирмам, руководство которых – из одной партии с Ритой Строде.

По-моему, это здание не будет достроено, так как у самоуправления на это денег не будет.

 Григорий Немцов

В создавшейся ситуации по Мультихалле нужны четкие жесткие решения. Возможно, будет стоять вопрос о замораживании данного объекта, так как это неправильное расходование муниципальных денег.

Начинать строительство, однозначно, не надо было. А что делать с комплексом сейчас – решать будет, скорее всего, новый созыв Думы.

 Рихард Эйгим

Я считаю, что Мультихалле таких размеров не надо было строить.

Учитывая, на какой стадии находится эта мегастройка, сейчас замораживать ее не стоит, иначе мы потеряем гораздо больше, чем при продолжении строительства. Другой вопрос, во сколько обходится строительство одного метра этого гиганта. По моим данным – в 1 800 латов. Это просто бешеные деньги. Таких расценок в стране нет.

По-моему, из нашей Думы никто не задумался над тем, во сколько обойдется содержание комплекса. Это фантастическая сумма, которую мы не можем себе позволить.

Обогреватель районного масштаба

Утепляемся!

Средняя газовая котельная в сутки затрачивает 3600 киловатт электроэнергии, 2500 кубометров газа и 29 кубометров воды на подпитку системы отопления.

Социологи выяснили: когда человек замерзает в собственной квартире, он чаще всего вспоминает недобрым словом родное правительство и местную кочегарку. Причем власть предержащих околевающие горожане зачастую клянут оптом или, как модно сейчас выражаться, — единым списком. А вот кочегара дядю Петю костерят по самую индивидуальность…

Увы, но классическая угольная кочегарка с ее романтическим ореолом духовного убежища одиночек, уже давно не играет особой роли ни в судьбах молодых бунтарей ни в графике очередного отопительного сезона. Нынче балом правит газовая котельная.

По улице Адм. Октябрьского, 5 скромно расположился типичный ее образчик. В зимние месяцы значение этого гигантского обогревателя трудно переоценить. Еще бы! 95 многоквартирных домов в центральной части города находятся в полной его власти.

Анатомия агрегата

Подобная котельная считается средней по мощности. В нее входит два котла, деератор (выхлопная система), дымососы, гентовентилятор, нагнетающий воздух в топку котла, и два цилиндрических фильтра. Последние спасают котел и водопроводные системы от технического холестерина.

Как известно, обычная вода при нагревании приводит к отложению солей кальция. Но фильтры обеспечивают стабильный ионный обмен в воде: ионы калия меняются на ионы натрия. Если этого обмена не делать, то котел засорится буквально через пять дней.

(Кстати, стоит подобная очищенная водичка 10 гривен за один кубический метр). Принцип работы котельной на первый взгляд довольно прост: по специальным системам, которые окутывают всю котельную и поступают к котлам, вдувается газ. Он смешивается с воздухом, и получается горение.

Выработанное тепло через трубы отдается воде, которая циркулирует при помощи насоса, отводится и подводится к жилым домам.

Обслуживают котлы по два машиниста четвертого разряда — это довольно квалифицированные люди. По сравнению с другими видами котельных газовые считаются самыми экологическими и чистыми. Остается добавить, что центральный район сейчас отапливают 19 газовых котельных и 2 угольные.

Тяжелое наследие социализма

Извечный спор стынущих горожан с теплоэнергетиками: «Где наше тепло? — А где наши деньги?» — начальник первого энергорайона Севтеплоэнерго Сергей Степанов считает почти неразрешимым. «Жалуются на холод в квартирах целые районы, — говорит он. — Но в тех обстоятельствах, в которых мы существуем, делается все от нас зависящее.

У нас просто нет необходимого количества газа. Топливо мы оплачиваем заранее, еще не получив его. Когда наступают холода, как говорили в старые застойные времена «газ сжимается». Электричество крутится, газа нет, в квартирах холодно и народ не хочет платить. А по окончании сезона мы на 9 миллионов гривен в убытке.

С газопоставляющих организаций можно взять максимум 8% неустойки. Если ко мне в котельную подают 50% газа, то я стою перед выбором: или не топить вовсе или топить на 50%. Но тогда в квартирах будет поддерживаться температура 15-16 градусов. Это, конечно, мало, и поэтому население не желает платить за отопление.

Объяснить жителям, что это не от нас зависит, очень сложно. Во всем мире технологии уже давно изменились. Мы, образно говоря, пытаемся усовершенствовать старую пишущую машинку, когда весь мир уже давно перешел на компьютеры. Но для этого требуются большие деньги.

Городу было сделано очень выгодное предложение от немцев: 20-летний кредит, дающий возможность фундаментально модернизировать наши теплосети. Но этот вопрос все еще обсуждается городскими властями».

Квартирный вопрос нас испортил

Квартирный вопрос нас испортил // kоМоk (Красноярск)   № ?, 1997 год

Многие социально озабоченные граждане нашей чуточку обрезанной в 1991 г.

, но все еще широкой и длинной страны, услышав, что опять грядет Чубайс с жилищно-коммунальной реформой за пазухой, задергались и стали гадать: «А что-же сейчас будет?» Достойно ль склониться под ударами судьбы иль надо оказать сопротивление? Потому что Анатолий Чубайс их якобы обобрал.

Хотя непонятно как: ведь ничего ни у кого не было, даже у членов Политбюро мебель была вся казенная, с инвентарным номерами. А за попытку заработать большие деньги просто расстреливали. Как писал Владимир Маяковский: «С нищих — чего с них сжулить?» Начиная с августа 1991 г. советский народ только и делает, что получает незаслуженные им дары.

От Ельцина — свободы от пуза, так что даже утонули в ней, пузыри пускаем: налево — коммунисты, направо — фашисты, по 40 сортов тех и других, а в центре — просто бездельники. От Гайдара — колбасы досыта и испанский окорок в скоромные дни, а по постным — сырки глазированные антикварные.

От Чубайса — каждому по его личной квартире на память от правительства. Иди и приватизируй. А на сладкое — ваучер. Советскому народу сроду подарков не дарили — с самого 1917 года. А тут — целая гуманитарная четвертая корзина. Дополнение к хельсинским трем. Я лично пошла и загнала свою семейную порцию ваучеров за приличные бабки.

За эти ваучеры машинистка мою книжку набело перепечатала, да еще хватило за дачный сезон отдать. А Челноков этими прелестными ваучерами в Чубайса швырялся. Вот ведь какое свинство. Посади совка за стол, так он и ноги на стол. Лучше бы Челноков продал эту пачку ваучеров и в ресторан сходил. Еще бы и на девочек осталось. А совки сказали: «Мало!» Им надо было еще Алмазный фонд раздать и полотна, из Третьяковки.

Знавала я одного левого диссидента. Большого ума был человек. Предлагал нефть поровну поделить. Разлить по бидонам. Тяжелое наследие социализма плохо повлияло на умы россиян. «Крыша едет не спеша, тихо шифером шурша».

Читайте также:  История Санкт-Петербурга – Петрограда. 1830 – 1918.

В благодетеля Чубайса только что дохлыми кошками не бросают. Гайдара замучили до полусмерти, окрепнув и отъевшись на его же разносолах, коими все магазины завалены. Он их, видите ли, по миру пустил и страну им развалил.

По миру пустил — это факт. «За бугор» стало можно ездить без всякого, райкома. Хоть в Голландию, хоть в Шотландию. И муравейник развалил, опутанный колючей проволокой. И стал; каждый муравей сам по себе: свободен и очень-очень несчастен.

Только на анпиловских митингах душу особо и отводит, потому что ему нужно на кого-нибудь молиться, валиться в ноженьки и верить в очарованность свою. А для этого дела нужны предметы культа: много кумача, много серпов, много молотков, свастик побольше и портреты Сталина. Чубайс же с Гайдаром в этих вопросах — полнейшие атеисты.

На Мавзолей не полезут, к единству и согласию с комми не призовут. Сталина даже 9 Мая не похвалят, о славном советском прошлом слезы не прольют.

Поэтому совки уже заготовили им по стаканчику цикуты: за неверие в богов и за развращение юношества. Шутка ли: юношество денежки зарабатывает — вместо того чтобы строить БАМ или поднимать целину.

И если в благодушном виде Егора Гайдара совок еще усматривает для себя какую-то лазейку, то в Чубайсе с теннисный талией, стальными арийскими глазами и ледяной нордической улыбочкой он справедливо угадывает некий Страшный Суд. Правда, Чубайс — гуманист.

Обещал отдать незаработанные пенсии (семьдесят лет баклуши били, так откуда же пенсии возьмутся?) и незаслуженные зарплаты разным КБ, ГАЗами ВАЗам, Третьему тракторному и Четвертому танковому… Хотя, кроме учителей и врачей, никто зарплату не заработал.

Но на этом гуманизм и кончится. Советскому человеку придется расстаться со своим жизненным идеалом. А он у него прямо по Куприну по «Звезде Соломона»: «Я бы сидел целый день у ворот на завалинке и лузгал бы семечки. А как кто мимо идет — в морду». Завалинок не будет. Семечки некогда будет лузгать. Гайдар пришел дать нам Волю.

В экономику было брошено семя капитализма. Оставалось только работать так, как это делается в США или ФРГ. А у нас вышло очень оригинально. Капитализм — сам по себе, а население — само по себе. Ведь Гайдар дал нам Волю: свободу выбора.

Но раз роды капитализма на святой Руси затягиваются, население на 70 % в капитализм не идет, а ходит вокруг работы и митингует. То, значит, нужен нам Бука. За Буку будет Анатолий Чубайс. Он длинноногий, молодой и экономически грамотный. Он с нами разберется. Население будет засунуто в капитализм, как грибы в лукошко.

Возможно, вниз головой. Но зачем было столько сидеть на завалинке? Экономике будет сделано кесарево сечение. Главное, спасти капитализм. А то и он неживой родится, и Россия в этих родах может отдать концы. Ведь за Чубайсом власть послала не от хорошей жизни.

Сначала наши исполнители, (законодателям и вовсе все трын-трава) лечили экономику подручными средствами, спуская ее по наклонной плоскости с третьего пути. То есть методом тыка: «Спускали родимую а прорубь, под куриный клали насест». Не помогло.

Попробовали экстрасенсов: говорили битый год про стабилизацию и самое трудное, которое позади. Тогда спохватились и послали за инспецом, за дипломированным специалистом. За Чубайсом. Он знает, что делать с экономикой, и главное — он знает, что делать с нами.

Налоговый кодекс — это прямо-таки отмена крепостной зависимости. Зарабатывайте свои 60 лимонов в год и будьте счастливы. Родина оттяпает у вас только 12%. А не 35, как раньше.

Что, согласитесь, было просто рэкетом. Работайте всласть, крутитесь. Обогащайтесь! (Это Бухарин.) Приятно тот живет, лишь кто богат. (А это Брехт.

) «Все ищут ответа, где главный идеал, пока ответа нету, копите капитал!» (Слова народные).

А испортил нас всех квартирный вопрос. Уверенность в том, что государство обязано дать нам квартиру по очереди. Путевку. Пенсию. Диплом. Оно, конечно, давало только передовым стахановцам, стукачам в третьем поколении. Остальные глодали транспаранты. Но совковый комплекс приобрел характер мании: квартиру.

И чтобы за нее платить столько, сколько стоит стакан газировки. И воду лить, как в водопаде Виктория: пусть белье полощется под краном всю ночь. И чтобы всем. По очереди. За выслугу лет. И все остальное так же. Таблицу умножения выучил — кандидат наук. Дроби усвоил — доктор. Задачку про два бассейна решил — академик. Бесплатные квартиры бывают только в мышеловке.

Теперь мы свободны. Можем много заработать и много заплатить.

Бедным, конечно, помогут. Когда бедные окажутся в меньшинстве. Пока бедных 70% — им никто помочь не сможет. Ни Бог, ни царь и ни герой. Поэтому лучше сразу рассчитаться по порядку номеров и выделить 20—25% на бедных остальным придется стать богатыми. Иначе бедным не с чего будет помочь.

У Чубайса тоже есть трудности Ему связали руки Чeрномырдиным и повесили на шею Немцова. (Это называется «Кабинет реформ»). А он не плачет и как-то ухитряется работать. Он у нас как Борис Годунов: бояр вроде Шахрая и Куликова раскидывает, царю мудрые советы дает, за Крымской ордой одним глазом наблюдает, чтобы Москву не сожгла (за Государственной Думой то есть).

Когда-то Иоанн Грозный Русь пятерым боярам приказал. При добром, но никчемном Федоре. У нас никчемных наследников много, да добрых среди них нет. А если кому приказывать Русь, то на месте Бориса Николаевича я бы приказала ее Анатолию Чубайсу, Егору Гайдару, Сергею Юшенкову, Константину Боровому и Геннадию Бурбулису. Правда, неясно, что прикажут избиратели.

На запад — или в другую сторону…

В отличие от Бориса Годунова, Анатолий Чубайс не зарежет маленького царевича, Он даже Коржакова не зарезал. Просто грамотно убрал. И с Лебедем без Углича обошлось. А Чубайс читал Макиавелли. Давайте без мордобоя. Пусть победит достойнейший, у кого бабок больше. «Возникай, содружество доллара с дельцом, укрепляйся, мужество, золотым тельцом».

И мальчиков кровавых в глазах у нашего канцлера не будет. И никакому самозванцу при нем престола не видать. Решайте, россияне и россиянки. Только знайте, что между вами и гибелью стоит только Чубайс. Это тот сук, на котором вы сидите. Не советую его рубить. Не надо сопротивляться тому, что Чубайс будет с вами делать.

Расслабьтесь и получайте удовольствие.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector