Спектакль «война и мир толстого» в бдт санкт-петербурга

В питерском бдт поставили новую версию

Алиса Фрейндлих — в роли экскурсовода по сюжету романа, название которого, пожалуй, знают во всём мире. По словам авторов, современный взгляд на классическое произведение русской литературы даст ему новое дыхание. У неё нет роли. Нет героя. Алиса Фрейндлих – путеводительница по роману Льва Толстого.

Себя называет иглой, сшивающей некоторые, тщательно отобранные эпизоды произведения. Ведь авторы этой постановки не пытались повторить «Войну и мир» дословно – что и невозможно. Скорее – выделить историю двух семей: Ростовых и Болконских. Декорации к постановке «Война и мир» представляются масштабными, грандиозными. Но не здесь.

Для этого спектакля построили длинную белую сцену с уклоном, которая фактически заканчивается в зрительном зале.

Обратите внимание

Из первого ряда до нее даже можно достать рукой. А позади друг друга сменяют полотна-декорации, тоже белые, довольно лаконичные, но это сделано специально: на них транслируют видеопроекции. Они превращаются то в петербургский салон Анны Шерер, то в покои графа Безухова в Москве, то в имение Лысые горы – и везде такие знакомые со школьной скамьи герои.

Николай Ростов, Пьер, Андрей Болконский, княжна Марья и красавица Элен. Нет только Наташи Ростовой – центральный женский образ, как любят писать в школьных сочинениях, сознательно убрали. Оставив о ней лишь рассказ. Я, как и вы все, читала в молодости, в школе, роман по диагонали, что называется.

По сюжету и по любимым героям скользила, скользила – скорей добраться.

А в этот раз я эти 4 тома просто съела», — рассказывает народная артистка СССР Алиса Фрейндлих. Актёры не только перечитывали роман раз за разом, готовясь к постановке. Вместе с режиссером они ездили в родную усадьбу Толстого Ясную поляну – туда, где создавалась «Война и мир». Чтобы прежде всего самим избавиться от навязанных образов.

Мне кажется, за годы школьного потребления романа, роман превратился в идола, в каменную стену. И то количество стереотипов, которое существует, не даёт нам услышать его простые, очень важные для каждого человека слова», — говорит режиссер Виктор Рыжаков. Черно-белые костюмы и ярко-красные акценты.

«Война и мир Толстого» — спектакль контрастный, эмоциональный.

Например, монологи главных героев – когда они вдруг опускаются на колени у края сцены. Получается что-то вроде исповеди, проекция которой заполняет всё пространство. Как мысли и переживания Пьера Безухова – связующая нить всего романа. У Толстого действительно Пьера очень много.

Даже, скорее всего ощущение, что вообще показано всё его глазами. Начинается с Пьера и заканчивается Пьером», — говорит заслуженный артист РФ, исполнитель роли Пьера Безухова Андрей Шарков.

Как говорят сами авторы, это не только спектакль-путеводитель, но и спектакль-провокация – вдруг зритель по-новому взглянет на Толстого? А может быть даже захочет перечитать роман.

Источник: http://ladoshki.ch/articles/view/v-piterskom-bdt-postavili-novuyu-versiyu-voyny-i-mira-tolstogo

В бдт состоялась премьера спектакля «война и мир толстого»

Большой драматический театр им. Товстоногова завершил Год литературы, обратившись к большому русскому роману. В рамках международного Культурного форума состоялась премьера спектакля «Война и мир Толстого». Постановка Виктора Рыжакова, главная роль в спектакле — у народной артистки Алисы Фрейндлих.

Жанр постановки создатели сразу определили как «путеводитель по роману». Такой художественный прием, по их мнению, должен увести зрителя от восприятия хрестоматийного произведения, как чего-то приевшегося со школьной скамьи.

Буквально следовать сюжету эпопеи невозможно как раз в силу его размаха, объемности и многослойности. Спектакль погружает зрителя в отдельные главы, представляющие лишь «набросок» основных тем «Войны и мира».

Важно

Роль гида, сопровождающего зрителя в путешествии по роману, как раз и исполняет прекрасная Алиса Фрейндлих.

Сама Алиса Бруновна называет себя «иглой, сшивающей тщательно отобранные эпизоды» великого текста, и признается: в молодости читала роман «по диагонали», а в этот раз буквально «съела» все четыре тома.

Фрейндлих знакомит с главными действующими лицами, будто приглашая зрителей — от семьи Ростовых к семье Болконских, семье Курагиных. И вот — о, ужас! — оказывается, что Наташи Ростовой в спектакле нет: от «центрального женского образа», как привыкли писать в школьных сочинениях, отказались сознательно.

Она упоминается лишь в рассказе одного из героев. Как же так? — объясняет сам постановщик, Виктор Рыжаков:

— «Война и мир» — полнокровный эпический роман, вбирающий в себя все многообразие человеческой жизни.

Сегодня нам необходимо перевернуть представление об этом произведении и сломать накопившиеся в сознании стереотипы, которые затрудняют общение современного человека с этим текстом.

Могу только мечтать о том, чтобы зрителям после нашего спектакля захотелось заново перечитать этот потрясающий роман или же начать его чтение впервые…

Спектакль получился эмоциональным и контрастным даже визуально — черно-белые костюмы, ярко-красные акценты. Сцена подходит к зрительному залу вплотную: действие происходит на расстоянии вытянутой руки от первых рядов. Но, кажется, протянешь руку — ударит током: переживания, эмоции актеров, как электрический заряд.

Нет в спектакле Рыжакова и, казалось бы, необходимых для «Войны и мира» масштабных сцен с эпическими декорациями. Фон минималистичен — на белые полотна транслируются видеопроекции, которые перемещают зрителя то в салон Анны Шерер, то в покои графа Безухова. За размышлениями Пьера Безухова как раз и тянется, как нерв, центральная нить спектакля.

…Созданию спектакля предшествовала большая подготовительная работа. Актеры с упоением рассказывали, как не только по нескольку раз перечитали «Войну и мир», но и в «Ясную поляну», где Лев Толстой писал свой роман, съездили. Чтобы пропитаться «правильным» духом.

И создать то, что режиссер Рыжаков называет «авторским путеводителем к знаменитому тексту». «В обычных путеводителях, — объясняет он, — вы обязательно найдете список всех достопримечательностей.

А путеводитель авторский дает путешественнику возможность увидеть то, чего не разглядишь повседневным взглядом».

Совет

Незадолго до премьеры на сцене того же БДТ стартовала акция «Война и мир. Читаем роман» — 60 часов чтения на телеканале «Культура». Первые страницы эпопеи читали актеры БДТ — как раз на фоне декораций к спектаклю. Алиса Фрейндлих, Геннадий Богачев, Нина Усатова, Светлана Крючкова, Елена Попова читали отрывки на галерке, в театральном музее, на лестнице, в гримерках…

«Что-то очень важное происходит между ними», — думал Пьер, и радостное и вместе горькое чувство заставляло его волноваться».

Источник: https://news.rambler.ru/moscow_city/32221060-v-bdt-sostoyalas-premera-spektaklya-voyna-i-mir-tolstogo/

Многофинальная композиция

Премьера театр

В рамках завершившегося в Санкт-Петербурге Международного культурного форума Большой драматический театр показал премьеру спектакля «Война и мир Толстого» в постановке худрука московского Центра имени Мейерхольда Виктора Рыжакова. Рассказывает РОМАН ДОЛЖАНСКИЙ.

Именно что не «Война и мир» Л. Н. Толстого, а «Война и мир Толстого», да с жанровым определением «путеводитель по роману» — еще на дальних подступах к собственно спектаклю театр предупреждает зрителя: претензий на полномасштабное воплощение толстовской четырехтомной эпопеи у нас нет, а путеводитель — это первое знакомство.

Обычно в путеводителях по городам предлагают варианты: как именно поступить, если в вашем распоряжении день, три дня или неделя. В БДТ на путешествие по роману отвели два часа, без передышки. Удивительно, но факт: последняя претензия, которую бы можно было предъявить этой экскурсии,— это упрек в торопливости или в верхоглядстве.

Каждый турист знает, что качество экскурсии зависит не столько от ее продолжительности, сколько от гида. По Льву Толстому, как мы знаем, может водить и долдон-государственник из какого-нибудь военно-исторического общества, и дотошный филолог-зануда, и деловитая интеллектуалка, да мало ли кто еще.

Зрителям БДТ крупно повезло: им, то есть нам, досталась, как она зовется в программке, сотрудник неназванного музея Наталья Ильинична. В этой роли на сцену поднимается Алиса Фрейндлих.

Не выходит, а именно поднимается: путешествие по роману проходит на поднятом над сценой покатом дощатом помосте, придуманном художниками Марией и Алексеем Трегубовыми.

Под Натальей Ильиничной, как несложно догадаться, имеется в виду Наташа Ростова, которой нет в списке действующих лиц, для удобства туриста разделенном по семьям: дом Болконских, дом Безуховых и т. д.

Обратите внимание

Благородная миниатюрная дама, одетая элегантно, но просто и скромно, похожая на многоопытную учительницу,— петербурженка с проницательным взглядом и гомеопатической дозой кокетства, не унижающего, но украшающего ее седины, и, конечно, с мягким юмором: ведущая то и дело апеллирует к нелепостям из школьных сочинений на темы «Войны и мира». Впрочем, ее задача — не вдолбить нам правильные сведения и не натаскать к экзамену по истории русской литературы, а напомнить о людях, которые благодаря гению Толстого превратились из литературных персонажей в наших пожизненных спутников. Она, хоть и произошла из «дома Ростовых», все-таки не обычный для инсценировок персонаж «от автора», а одна из читательниц.

Героиня Алисы Фрейндлих предлагает задержаться то на одной, то на другой сцене, будто подсказывая другим, с какой фразы лучше начать. А сами персонажи похожи на ее послушную экскурсионную группу, ну или на школьный класс — они постоянно на сцене, переносят свои стулья с места на место, но все равно держатся вместе.

Виктор Рыжаков предложил актерам стилистику интеллигентного гротеска: лица актеров слегка набелены, их черно-белые костюмы местами экстравагантны, их жесты стилизованы — например, вместо вееров машут растопыренными пальцами, а их интонации заострены.

Не настолько, чтобы действие превратилось в открыточный набор драматических зарисовок, но вполне достаточно для того, чтобы оторваться как от бытовой реальности, так и от скучной иллюстративности.

Спектакль выпускался быстрее, чем хотелось бы,— к культурному форуму, именно этим можно объяснить то, что пока не все роли удались так хорошо, как князь Болконский — Анатолию Петрову, Курагин-старший — Василию Реутову, а княгиня Друбецкая — Марине Игнатовой. Сколько-то времени нужно еще и Алисе Фрейндлих, чтобы роль доброжелательной, но неумолимой хозяйки стала ювелирной.

https://www.youtube.com/watch?v=jPSbgsEC7ec

Время нужно и для того, чтобы уточнилась, пользуясь толстовским же выражением, любимая мысль режиссера. Чем дальше идет спектакль, тем больше растет напряжение, потому что ответ на вопрос, ради чего затеяна экскурсия, все откладывается и откладывается.

Да, можно было бы сказать, что речь идет о войне, накрывающей мир,— вот и в костюмах героев красное постепенно подмешивается к черному и белому, и в психоделической, текучей, черно-белой анимации Владимира Гусева, чем-то напоминающей о работах Уильма Кентриджа и служащей фоном действию, появляются зарева пожаров. Но все-таки это спектакль о другом.

Сейчас у «Войны и мира Толстого» три финала. Все они — оправдываемые и по-своему сильные. Один — космический, самый последний, когда распахивается вселенная сцены, словно исчезают люди и страсти, а текст превращается почти в религиозное песнопение.

Важно

Предыдущий — социально заостренный: сойдя с помоста и отчасти превратившись таким образом из персонажей романа в наших собеседников, актеры напоминают нам о знаменитой максиме Толстого, смысл которой в том, что если люди дурные захватили власть в мире, то люди хорошие просто должны объединиться.

Читайте также:  Билеты на летний рок-фестиваль кинопробы 2019

Есть и самый первый из серии финалов — строгий и сухой, на мой взгляд, самый сильный и нужный этому спектаклю.

Это когда Наталья Ильинична остается на покатом помосте, оголенном уже до самых глубин сцены, одна — если не считать гигантских размеров детской игрушки.

Пожилая дама рассказала уже про судьбы героев, про рождения и смерти, и наконец она задает самый главный вопрос: «Зачем все это?» Но, конечно, слов для ответа на вопрос, зачем рождаются и умирают люди, у нее нет.

Поэтому Алиса Фрейндлих поворачивается спиной и уходит, чуть вверх и вглубь, не медленно и не быстро, не трагично и не беззаботно. Просто уходит без ответа — и ради того, чтобы увидеть, как она это делает, я приду на «Войну и мир Толстого» еще раз.

Источник: https://www.kommersant.ru/doc/2879172

Страницы эпопеи Льва Толстого прочитали в БДТ имени Товстоногова

10.12.2015 | 15:10

Большой Драматический театр имени Товстоногова подхватил литературную эстафету одного из самых масштабных проектов Года литературы — «Война и мир». Читаем роман».

 Первые страницы эпопеи Льва Толстого были прочитаны в декорациях спектакля «Война и мир Толстого» в постановке Виктора Рыжакова. Главную роль в нем исполняет Алиса Фрейндлих.

Премьера спектакля включена в программу предстоящего IV Петербургского культурного форума. 

Спектакль «Война и мир Толстого» — это не прямой пересказ романа Льва Толстого «Война и мир». На сцене покажут не все главы, и будут задействованы даже не все герои. Нет в постановке Наташи Ростовой. Вместо нее — полная тезка — Наталья Ильинична, хранительница текста Толстого. Ее роль исполняет Алиса Фрейндлих. 

Совет

Она не расскажет хрестоматийные эпизоды. Небо Аустерлица, старый дуб, первый бал Наташи — все это прочитывается вскользь. Основное внимание — сценам, которые школьные педагоги и критики часто незаслуженно оставляли в тени.

«Это некие самые важные мысли Толстого, которые заложены в романе «Война и мир», и которые мы пытаемся донести до зрителя. Думаю, там очень много о сегодняшнем дне и о том, что «Люди, давайте жить чуть-чуть по-другому»», — считает заслуженный артист России Андрей Шарков. 

Актеры показывают, что нет только черного и только белого, и что война происходит внутри человека. Поэтому в спектакле нет батальных сцен. Постановка вообще, в первую очередь, о людях: герои, как и в романе, влюбляются, делают выбор, растят детей… но, в угоду современному ритму, успевают сделать все это всего за два часа.

«Это наша провокация по отношению к роману. Конечно, самым главным остается желание, чтобы люди вернулись к роману, потому что в нем что-то большее, чем мы можем выразить, пересказывая друг другу историю», — считает режиссер Виктор Рыжаков.

Зрители спектакля, скорее всего, к роману обязательно вернутся. Алиса Фрейндлих также уверена, что роман нужно обязательно перечитывать. Безусловно, произведение и сегодня очень актуально. Потому что там — не о новом, а о главном.

«Я не помню, кто сказал: «Мы приходим в этот паршивый мир — поганый мир… и уходим из него, оставляя его таким же поганым». Но это не значит, что не надо сделать над собой усилие, чтобы его хоть сколько-нибудь преобразовать», — отметила народная артистка СССР Алиса Фрейндлих. 

Это только одна из истин спектакля. Можно найти тысячи других. Зрители смогут сделать это 14 декабря. Именно на этот день назначили премьерный показ.

Новости культуры

Все материалы о проекте «Война и мир. Читаем роман» 

Все материалы темы о Годе литературы — 2015 >>

Все материалы о IV Санкт-Петербургском международном культурном форуме>>>

Источник: http://tvkultura.ru/article/show/article_id/145646/brand_id/59621/type_id/2/

Война и мир Толстого, отзывы на спектакль, постановка БДТ – Афиша-Театры

Жизнь и смерть Рыжакова

«Еh bien, mon prince.

Gênes et Lucques ne sont plus que des apanages…»
Как и роман Толстого, спектакль Рыжакова начинается на французском языке: зрители ещё только рассаживаются, а на белый задник, представляющий собой двухстворчатую дверь и стену, сделанную как бы из мятой бумаги, проецируется нечёткое изображение, в котором можно угадать расплывчатые фигурки и лица людей, сидящих в зрительном зале, звучат обрывки французских фраз – реплики посетителей салона Анны Шерер (?), всё это кучно, нечётко, врывается русский простецкий говорок, и среди прочего вдруг внятно звучит сакральный театральный слоган об отключении мобильных телефонов.

Маски
На сцену выходит гид-экскурсовод (А.Фрейндлих), она в обычной современной одежде, в очках, с книжкой в руках, и с нею группа актёров-комедиантов с набеленными клоунскими лицами-масками, у кого-то подрисованы комические бровки, у кого-то – ярко-красные кружки скоморошьих щёчек.

Одежда – лёгкая пародия на камзолы и платья начала XIX века, отдельные части чёрных костюмов и платьев, рукава, обшлага, пристрочены будто наспех толстой белой нитью, кто-то – в модных современных кедах, у кого-то сверхмоднючие очки.

Это – персонажи романа, кто из них кто – пока не ясно, держатся они плотной кучкой, да и за белыми комедиантскими масками лиц не разглядеть.

Проявление
Из расплывчатых картинок на заднике, иногда цветных, иногда чёрно-белых, смутно-смутно проявляются мизансцены спектакля, примерно также построена и актёрская игра: в вышедшей маске-марионетке с забеленным лицом вдруг видишь живого толстовского героя – вот старый князь Болконский, вот княжна Марья, вот Пьер, вот Андрей Болконский, вот Шерер, вот Долохов, … Актёры играют эксцентрично, крупными мазками, как и положено маскам, и, удивительно, проявление человеческого (страсти, поступка, интриги, страдания, размышления, …) в марионетках с белой клоунской маской – трогает, цепляет, иногда — пронзает. В режиссёрской концепции масочно-условной актёрской игры лучше других удаются герои, которые сами по себе являются эксцентриками – прежде всего, старик Болконский в старинном камзоле поверх ночной рубашки, отважный бретёр Долохов, или персонажи, не любимые Толстым, их рыжаковские комедианты изображают двумя-тремя яркими штрихами – глупая кукла-кривляка Элен, ушлый интриган князь Василий Курагин, лощёный плейбой Анатоль Курагин. В некоторых героях запоминается какая-та одна ключевая черта, сыгранная маской – доброта отца и матери Ростовых, деловая хватка Друбецкой, романтическое патриотическое мальчишество Пети Ростова, бездушие Берга, … Но самые интересные герои – те, которые растут, белая маска которых остаётся вроде бы прежней, но внутреннее наполнение её меняется: княжна Марья из эксцентрической застенчивой чудачки превращается в зрелую красивую женщину принимающую самостоятельные решение, Николай Ростов переменяется от маски простака, проигрывающего крупную сумму денег, до философски мыслящего человека в эпилоге.

Наталья Ильинична
Масочно-эксцентрический метод Рыжакова – не универсален, впрочем, как и любая другая театральная концепция, с помощью него, в частности, не удалось изобразить Наташу Ростову, летучий воздушный переменчивый характер которой не поддался жёсткой прорисовке. И, думаю, именно поэтому в спектакле появился персонаж, отсутствующий в романе – экскурсовод Наталья Ильинична (полная тёзка Н.И.Ростовой), она читает текст за Наташу, пересказывает эпизоды с её участием, и как бы сшивает грубой вербальной ниткой один эпизод с другим.

Жизнь
Спектакль идёт два с половиной часа без антракта, в него входят отдельные эпизоды романа-эпопеи, но ощущения неполноты или конспективности он не оставляет, поскольку насыщен живыми театральными образами знакомых героев, они живут особым, неожиданным, острым театральным способом, живут проявляя себя, свою суть, свою силу духа, своё добросердечие и эгоизм, патриотизм и корысть, высоту и мелкоту своих душ, в этих живых театральных рыжаковских марионетках отражена живая жизнь.

Смерть. ЭпилогБлиже к финалу в мир наших героев приходит война, а с нею смерть, она отражается мерцающим цветом пламени на заднике. Она приходит и забирает наивного совсем молоденького, рвущегося в бой Петю Ростова, точнее, это он, размахивая саблей, бежит в атаку на французов, прыгает и исчезает в смерти, во взрыве.

Обратите внимание

В финале смерть не уходит, она всегда рядом с жизнью: исчезают все задники, открывается чёрное глубокое пространство сцены, выходят все герои, Наталья Ильинична, завершая свою экскурсию по жизни, говорит, что она не понимает, зачем всё так устроено, почему всё приходит и уходит, зачем жизнь чередуется смертью, и махнув рукой, она бессильно уходит через всю сцену. Оставшись без своего гида, столпившись по краям сцены, рядом с помостом, растерянные маски завершают толстовский эпилог: Николенька рассказывает свой светлый сон, Ростов и Безухов ведут диалог о свободе и власти, о судьбе России (а между ними на сцене сидит огромный русский плюшевый медвед, заметно, что медведу хочется полежать). Гаснет свет, всё пространство раскрашивается цветными узорами, которые парят в музыке мадригала. Звучит речитатив: «тихо и по одному исчезаем мы во тьму страшно даже самому … и теперь мы молодые уже будем навсегда и здоровые живые и в жару и в холода уже будем навсегда уже будем навсегда»

Цвета, узоры, краски большими квадратами выключаются. Исчезают и наши герои, на последних словах «уже будем навсегда» всё погружается во тьму

Источник: https://www.afisha.ru/performance/115788/

Спектакль «Война и мир Толстого» — Большой драматический театр им. Г. А. Товстоногова, Санкт-Петербург — отзыв

Здравствуйте!

На спектакль «Война и мир Толстого» я пошла только из-за Алисы Фрейндлих. Спектакли с её участием идут в Петербурге довольно часто, но цены на них кусаются.

Другая проблема — невозможно достать билеты по адекватным ценам, потому что разбирают их вмиг. Но посмотреть на эту выдающуюся женщину своими глазами мне уж очень хотелось, а потому я пошла на довольно неоднозначную постановку в БДТ.

Игры самой Фрейндлих здесь почти нет, но мне и этого хватило. Хотя давайте по порядку.

О СПЕКТАКЛЕ

Наталья Ильинична (Алиса Фрейндлих) работает то ли библиотекарем, то ли смотрительницей какого-то музея. Этого вам не расскажут, да и знать это необязательно. Она выступает в роли связующего звена между отдельными сценами романа Толстого. Так сказать, вводит в курс дела и в двух словах описывает то, что было в романе между теми сценами, которые будут показывать.

Спектакль показывает лишь отдельные сцены, но в хронологической последовательности. Несмотря на такое сокращение, передать смысл романа удалось.

Читайте также:  Павловский дворец и парк - жемчужина петербурга

ОСОБЕННОСТИ ПОСТАНОВКИ

Первая важная особенность — отсутствие на сцене Наташи Ростовой. Несмотря на то, что она является одним из ключевых героев романа, в постановку её решили не включать. И ведь постановщики выкрутились! Я действительно не могу сказать, что мне не хватало её на сцене.

Вторая особенность — все актёры выступают в гриме мимов. Выглядит это очень странно и я бы даже сказала, что экстравагантно. То, как это есть на самом деле, можно посмотреть в коллаже ниже.

Война и мир Толстого отзывы на спектакль БДТ

Третья особенность — все главные черты характеров героев очень преувеличены. Если кто-то мямля и рохля, то здесь он будет совсем амёбой. Если это своенравный и тщеславный человек, то на сцене БДТ качества этого персонажа тоже будут зашкаливать. При разборе этого произведения ещё в школе мы понимаем, какие образы создал писатель, но трактовка БДТ лично мне помогла другими глазами взглянуть на некоторых героев.

ОБЩЕЕ ВПЕЧАТЛЕНИЕ

Я люблю «Войну и мир». Читала роман дважды, причём в первый даже не пропуская военные описанияКонечно, невозможно за пару часов рассказать про эту историю со сцены, т. к. роман большой и глубокий, а поверхностно раскрыть персонажей невозможно. По этой причине я понимаю авторов постановки, которые решили сконцентрироваться лишь на конкретных моментах.

Война и мир Толстого отзывы на спектакль БДТ

Мне смотреть было интересно, хотя я невольно проводила параллель с театром Александринским, где этот спектакль выглядел бы очень гармонично.

В Петербурге именно Александринка славится своими экспериментами, так что увидеть что-то подобное на сцене БДТ мне было странно.

И хотя я ещё до похода в театр поискала информацию по спектакль, посмотрела интервью и с Фрейндлих, и с создателями, готовой к тому, что увидела, я не была.

Важно

Но всё-таки спектакль имеет место быть. Я бы порекомендовала идти на него тем, кто хорошо знает роман. И уж точно не за игрой Алисы Бруновны, которой здесь будет очень мало. Но зато ещё одна моя мечта осуществилась. Теперь уже точно не пожалею денег и схожу или на «Лето одного года» с Басилашвили, или на «Алису».

Война и мир Толстого отзывы на спектакль БДТ

Отдельно отмечу, что билеты надо брать только в первые ряды, либо в партер. Для этого спектакля сцену выдвигают вперёд, и мне с третьего ряда третьего яруса было части сцены не видно. А ещё мешали головы впереди сидящих, которые не только наклонились для лучшего обзора, но ещё и придвинули стулья ближе к ограде.

—————-

К просмотру «Войну и мир Толстого» рекомендую, но с оговоркой, что постановка отражает скорее современные тренды в театре, чем классические правила. И небольшие видео из БДТ, когда я ходила на эту постановку:

Источник: https://irecommend.ru/content/alisa-brunovna-freindlikh-napomnit-vam-otdelnye-epizody-iz-bessmertnogo-truda-lva-tolstogo-o

«Война и мир Толстого». Премьера в БДТ

Премьера прошла в рамках IV «Санкт-Петербургского международного культурного форума» 14 декабря. Эпопею о жизни русского общества эпохи Отечественной войны 1812 г. поставил московский режиссер Виктор Рыжаков, решивший создать авторский путеводитель по одному из самых известных русских романов.

      Художественный руководитель Центра имени Всеволода Мейерхольда, режиссер и  педагог Школы-студии МХАТ Виктор Рыжаков был приглашен на постановку из Москвы. Совместно с Татьяной Уфимцевой он стал автором инсценировки, которую петербуржцам предстояло увидеть 14 декабря.

В релизе он признался: «…процесс работы над спектаклем стал еще одной возможностью исследования толстовской истории, которая в свое время стала для всего человечества необъяснимо важной и притягательной.

Сегодня нам необходимо перевернуть представление о романе и сломать накопившиеся в сознании стереотипы, затрудняющие общение современного человека с этим текстом».

      Одну из главных ролей сыграла легенда российского и советского кино и театра БДТ, народная артистка СССР Алиса Фрейндлих.

Ее персонажем стала Наталья Ильинична, которой нет в романе «Война и мир», но ее реплики, комментарии и сам ее персонаж в спектакле ключевой, так как является связующим звеном между прошлым и настоящим и между сценами, которые разыгрывают артисты.

И если сам спектакль Виктор Рыжаков называет «путеводителем по роману», то персонаж великолепной Алисы Фрейндлих как нельзя лучше вписывается в концепцию спектакля-экскурсии. Она общается со зрителем напрямую, в отличие от других персонажей.

Она все время на переднем крае сцены: то читает строки из «Войны и мир», то, иллюстрируя предпосланную спектаклю речь Рыжакова о плохом понимании нашими современниками истинного смысла романа Толстого, зачитывает отрывки из анекдотичных сочинений школьников.

Совет

Кроме Алисы Фрейндлих в постановке задействованы такие актеры, Георгий Штиль (Митенька, Алпатыч), Ируте Венгалите (графиня Ростова), Василий Реутов (князь Василий), Марина Игнатова (княгиня Друбецкая), Анатолий Петров (князь Болконский), Евгений Славский (Андрей), Варвара Павлова (княжна Марья), Екатерина Страрателева (Элен) и другие.

Спектакль назван «путеводителем по роману» и демонстрирует зрителю лишь  отдельные его эпизоды и некоего ожидаемого трехчасового эпичного действа здесь не случается — спектакль длится чуть больше двух часов.

 В спектакле зритель  не увидел Наташи Ростовой, которой не нашлось места среди тех 26 персонажей (из 559 героев толстовских в романе «Война и мир»), которых режиссер решил вывести на сцену.

Виктор Рыжаков стремился сломать стереотипы, затрудняюшие общение современников c романом и Наташа Ростова, видимо, как раз «затрудняла» и  была лишней в этой концепции… Что касается визуальной составляющей постановки, то зритель увидел не роскошь исторических костюмов и интерьеров российского дворянства, а черно-белые, стилизованные под исторические, костюмы с небольшими алыми деталями. Белые мятые полотна фона в спектакле — для анимации, то перемещающей нас вслед за героями в бальные залы или дома семей романа Толстого, то просто демонстрирующей сменяющие друг друга бледные цвета, линии, за которыми можно угадывать то фигуры, то интерьеры, то узор полудрагоценных камней, которыми отделывали элементы декора в старину.

Как признался одному из телеканалов заслуженный артист России, исполнитель роли Пьера Безухова Андрей Шарков: «Мы существуем на сцене для рассказа-перессказа, погружение в роман Толстого в короткий промежуток времени. Пытаться все это проигрывать совершенно глупо».

Может быть, поэтому спектакль не поражает эмоциональностью и не слишком задевает чувства. Катарсиса здесь ждать не стоит. Наверное, именно из-за иной задачи режиссера — пересказать, а не перестрадать, пережить.

В рамках решения этой задачи зрителям презентуются не толстовские глубокие, мятущиеся, меняющиеся герои, а некие условные характеры, условность которых подчеркивается гримом-маской и происходящее на сцене скорее напоминает театр масок, а движения героев похожи на движения кукол в кукольном театре. Но это теперь уже не такие театральные новации, которые способны взбудоражить публику.

Если говорить о музыкальном оформлении, спектакля, то его как такового фактически нет. В разных ритмах только звучит речь героев: то стаккато, то легато, то форте, то фортиссимо, то пиано.

Обратите внимание

Лишь в конце спектакля при приглушенном, почти погашенном свете звучит хор, как «стройный хор музыки», который слышится в романе Пете Ростову во сне, как «сопряжение» всего со всем, имитирующий толстовскую музыку сфер, выражающую «геометрию согласия», звуковой образ единения человека с миром.

В целом, хотя режиссеру и хотелось уйти от стереотипа школьного восприятия «энциклопедии русской жизни», но целевая аудитория этого спектакля как раз — школьники и взрослые, «прогулявшие» в свое время уроки литературы, но никак не те, кто является ценителем русской литературы в целом и Толстого в частности.

Им подобного рода путеводитель не только не нужен (никто не будет читать краткий пересказ романа, который знает и никто не будет покупать путеводитель по Санкт-Петербургу, например, если живет здесь уже много лет), но и есть шанс, что для них он станет определенным разочарованием.

Почему? Потому, что чтобы еще и  «перевернуть представление о романе и сломать накопившиеся в сознании стереотипы», нужно прибегать к другому жанру, нежели краткий пересказ.

С задачей же путеводителя для тех, кто так и не прочел роман или никак не запомнит, кто же из семьи Курагиных, а кто из Ростовых, кто в кого влюблен и кто на ком женат, спектакль прекрасно справляется, а значит, основные цели постановщиков достигнуты и это главное.

Е. Митрофанова

Фото предоставлены пресс-службой театра

Источник: http://proteatr.info/vojna-i-mir-tolstogo-premera-v-bdt/

Война и мир Толстого: 28.11.2018 в БДТ ✪ Афиша Санкт-Петербурга

Путеводитель по роману

РЕЖИССЕР: Виктор Рыжаков

АВТОР: Л.Н.Толстой/ Т.Уфимцева

АКТЕРЫ: А.Фрейндлих, Г.Штиль, Г.Богачев, И.Венгалите, М.Игнатова, А.Куликова, В.Реутов, А.Петров, Е,Славский, А.Шарков, И,Федорук, С.Галич и др.

По словам режиссёра, сценическая версия романа «Война и мир» не предполагает ни дословный пересказ, ни иллюстрацию текста. Ведь масштабность романа Толстого — не в количестве страниц, а в объеме характеров, глубине осмысления человеческих с …

Путеводитель по роману

РЕЖИССЕР: Виктор Рыжаков

АВТОР: Л.Н.Толстой/ Т.Уфимцева

АКТЕРЫ: А.Фрейндлих, Г.Штиль, Г.Богачев, И.Венгалите, М.Игнатова, А.Куликова, В.Реутов, А.Петров, Е,Славский, А.Шарков, И,Федорук, С.Галич и др.

Важно

По словам режиссёра, сценическая версия романа «Война и мир» не предполагает ни дословный пересказ, ни иллюстрацию текста. Ведь масштабность романа Толстого — не в количестве страниц, а в объеме характеров, глубине осмысления человеческих судеб.

Авторы назвали свой спектакль «путеводителем по роману».

Этот художественный прием в большей степени предполагает размышление над темами романа, погружение лишь в некоторые его эпизоды, дает возможность по-новому посмотреть на привычное, уйти от стереотипа школьного восприятия «энциклопедии русской жизни».

«Война и мир Толстого» — это своеобразная экскурсия по некоторым главам романа, где в роли «экскурсовода» выступит народная артистка СССР Алиса Фрейндлих.

Она — хранительница памяти о тексте Толстого, гид, сопровождающий зрителя в путешествие по пространству романа, знакомящий нас с семьями Ростовых, Болконских, Курагиных, мирное течение жизни которых нарушает война. Виктор Рыжаков, режиссёр:

Читайте также:  Джаз-бар the hat спб – ежедневные джазовые-сеты

«Путеводители бывают разные: например, для музеев или туристические — для городов и стран — в таком путеводителе вы обязательно найдёте все местные достопримечательности и легенды.

Но есть еще и сугубо авторские, открывающие путешественнику возможность взглянуть на местность или собрание экспонатов совершенно иным, не свойственным для повседневности взглядом.

Можно сказать, что именно такой, авторский путеводитель, мы, совместно с артистами БДТ, попытались собрать к знаменитому роману.

«Война и мир» — полнокровный эпический роман, вбирающий в себя всё многообразие человеческого мира. Перечитывая его в течение жизни несколько раз, я открывал в нём всё новые и новые, ранее нераспознанные измерения.

Вот и процесс работы над спектаклем стал еще одной возможностью исследования толстовской истории, которая в своё время стала для всего человечества необъяснимо важной и притягательной. Сегодня нам необходимо перевернуть представление о романе и сломать накопившиеся в сознании стереотипы, затрудняющие общение современного человека с этим текстом.

Пока могу только мечтать о том, чтобы зрителям после нашего спектакля захотелось бы заново перечитать этот потрясающий роман или же начать его чтение впервые».

Источник: http://sofit.spb.ru/event/16071/9589/Voina_i_mir_Tolstogo/

Наташа, вынеси мусор: «Война и мир Толстого» по Л.Толстому в БДТ, реж. Виктор Рыжаков

?Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
2017-05-16 01:17:00Слава Шадронов
_arlekin_
2017-05-16 01:17:00Category:»Толстой убил много времени на написание «Войны и мира» — цитирует Алиса Фрейндлих некое школьное сочинение. Ей самой вместе с Виктором Рыжаковым хватает двух с четвертью часов на пересказ «Войны и мира», включая эпилог.

Кому-то столь краткое изложение покажется куцым и никчемным — для меня же рыжаковская постановка наряду с «Комнатой Шекспира» Бутусова стала одним из двух (среди 24!) главных театральных событий за две недели пребывания в Петербурге.

Конечно, если воспринимать спектакль Рыжакова как инсценировку романа, он вызовет в лучшем случае недоумение: что это, зачем это? Тетенька в кофте — учитель литературы? библиотекарь? экскурсовод в музее? В программке значится — «сотрудник музея», но какого музея? Перед спектаклем мы поднялись в музей БДТ, увидели совершенно потрясающую, особенно что касается периода 1920-1930-х годов, выставку об истории театра, в частности, эскизы художников, сотрудничавших в то время с БДТ (а это Петров-Водкин и его фантастические разработки по «Борису Годунову», и Тышлер, и Рындин, и Кустодиев…), поэтому я персонажа Фрейндлих воспринял сразу как музейщицу, проводящую зрителя по «Войне и миру» Толстого как по выставке (официально жанр композиции обозначен как «путеводитель по роману»), где-то останавливаясь и рассказывая подробнее, где-то пробегая вскользь, что-то пропуская вовсе. Сценические воплощения толстовских героев, в свою очередь, внешне — густым гримом, условными костюмами (фрак поверх ночнушки и вязаная спортивная шапочка на старом князе Болконском, недошитое, с крупными стежками, платье княжны Марьи и т.д.), резкой механистичной пластикой, заостряющей толстовские образы почти до циркового гротеска — тоже напоминают «восковые фигуры», они все вместе выходят на подиум, от эпизода к эпизоду перемещаясь вместе со стульями, по мере сюжетной необходимости выдвигаясь к авансцене и вступая в контакт друг с другом. Задник-трансформер с дверными проемами разного масштаба будет отгораживать то одну, то другую часть подиума (сценография и костюмы — Маши и Леши Трегубовых). Но к формальной задаче «путешествия по роману» суть «Войны и мира Толстого» не сводится. Не сразу, позднее Алиса Фрейндлих представит свою героиню — Наталья Ильинична, и на всякий случай заметит, уточнит будто бы походя: «полная тезка». С этого момента для меня «экскурсия» оказалась возможностью перечитать, ну хотя бы перелистать вроде бы знакомую книгу вместе с современной и пожилой Наташей Ростовой, ее глазами — но из наших дней и с позиций значительного жизненного, а также и исторического опыта — увидеть события, изложенные Львом Толстым. Вообще по структуре «Война и мир Толстого» напомнил мне другой, тоже недооцененный спектакль Виктора Рыжакова — «Маленькие трагедии Пушкина» в «Сатириконе», где режиссер увидел несколько разнородных сюжетов как единое поле смыслов и объединил их в целостный сценический мир (ни публика, ни руководство «Сатирикона» в этом мире долго разбираться не пожелало, увы):

http://users.livejournal.com/-arlekin-/2124973.html

У Толстого, в отличие от Пушкина, «трагедия» одна и большая. В композиции, предложенной Рыжаковым, минимальное место отведено «войне» в прямом, узком смысле слова.

Совет

Считанных три эпизода, так или иначе связанные с семьей Ростовых (ведь «рассказчица» — своего рода сегодняшнее воплощение, «реинкарнация» Наташи): Лысые Горы в ожидании прихода французов и спасительное появление Николая Ростова; раненые во дворе московской усадьбы Ростовых; гибель Пети Ростова.

Все остальное — материальные и матримониальные дрязги персонажей в предвоенные годы и послевоенный, 1820 года эпилог. Что примечательно — начало военных действий, наполеоновского нашествия особо никак в спектакле не отмечено, «мирные» эпизоды перетекают в «военные» без видимой границы, естественным порядком.

Так же не маркирована и «победа», не упоминается вовсе Бородино (!), не доходит речь до Платона Каратаева и т.п. Так Рыжаков сквозь череду эпизодов «Войны и мира» Толстого прочерчивает собственный сюжет, который перекликается напрямую с его недавней работой «Саша, вынеси мусор» по пьесе Натальи Ворожбит:

http://users.livejournal.com/-arlekin-/3093174.html

Только Толстой, в отличие от Ворожбит, придает этой истории совсем иной масштаб, героям весомость, событиям значимость. Идея тем не менее та же: война как состояние мира, как состояние души. Война не начинается и не прекращается, война идет в мире постоянно, на бородинских полях, в домах и семьях, в умах людей. Война за наследство, за приданое, за «счастливую судьбу» детей.

Вместе с тем — за идею, за свободу, за «лучшее будущее» народа, за «справедливость» — этим заканчивается роман (не считая двух частей, посвященных толстовской историософии и его мыслям о фатализме в истории, но их никто никогда не читает), этим заканчивается и спектакль: друзья Безухов, член «тайного общества», и Ростов, «верный присяге», искренне любя друг друга, готовы друг в друга стрелять! А маленький сирота Николенька, сын погибшего Андрея Болконского и умершей родами княгини, воспитываемый в семье Николая и Марьи, тренируясь опять-таки с оружием, с деревянным игрушечным мечом, на гигантском, фантасмагорическом плюшевом медведе (визуально самый яркий образ постановки — этот самый медведь, потасканный, траченый молью бесполезный гигант…), видит сон — о, не знай сих страшных снов…В «Войне и мире Толстого» немало моментов, вызывающих в памяти прежние постановки Виктора Рыжакова, далеко не всегда оцененные по достоинству: от замечательного «Сорок первого» по Борису Лавреневу, где сходные мысли режиссер реализовал на сюжете уже из гражданской войны, и тоже как своего рода «школьное задание» —

http://users.livejournal.com/-arlekin-/1096489.html

— до дипломной работы студентов Школы-студии МХАТ «Горе от ума», где играл Петрушку недавно так нелепо и неожиданно погибший Казимир Лиске (в частности, домашние сцены у Ростовых вызвали у меня ассоциации с оформлением того студенческого спектакля):

http://users.livejournal.com/-arlekin-/1408206.html

Но «Войне и миру Толстого» при всем том еще и присущ эпический замах, это не камерный экзерсис, а масштабный по замыслу спектакль, реализация которого была бы возможна только с таким, как получилось в БДТ, великолепным актерским ансамблем. Излишне говорить лишний раз про «соло» Алисы Фрейндлих, в котором она, между прочим, раскрывается куда ярче и многообразнее, чем в «бенефисной» и где-то даже «автобиографичной» для себя «Алиsе» (в чем я убедился, пересмотрев «Алиsу» еще раз уже в «родных» каменноостровских стенах, в Москве под нее специально создавали пространство). Но как работают звезды БДТ среднего поколения, как они органично существуют в казалось бы условных обстоятельствах и на правах чуть ли не «хористов», демонстрируя яркую исполнительскую индивидуальность — Анатолий Петров (Князь Болконский), Василий Реутов (князь Василий), Марина Игнатова (княгиня Друбецкая), Георгий Штиль (в двух эпизодических ролях, Митеньки из дома Ростовых и Алпатыча из имения Болконских, раскрывающийся глубже, чем в «бенефисном» и юбилейном «Люксембургском саде», который мне довелось увидеть на малой сцене БДТ несколькими днями ранее). И кстати, в композиции Рыжакова неслучайно некоторые эпизоды, навязшие в зубах со школы, проговариваются Натальей Ильиничной как бы между делом («ночь в Отрадном») или совсем не обозначаются (несчастный «дуб», так символично зазеленевший после той «ночи»), зато особое место отводится, например, Вере Ростовой, старшей из детей Ростовых (Наталья Ильинична акцентирует на ней внимание неоднократно). «Война и мир» Толстого — не просто хрестоматийный текст, это уже музейный артефакт, сам по себе сколь угодно ценный-бесценный, но не привлекающий свежего взгляда, критического и подавно. Понятно, что «пересказать» его за два с небольшим часа невозможно, это и ненужно, это было бы просто глупо и вредно. Рыжаков предлагает нечто совершенно другое, отказываясь от последовательного воспроизведения системы событий романа, но и не превращая спектакль в набор более или менее выразительных концертных номеров, освобождая первоисточник от накипевшей на нем за полтора века патриотической патины (в чем приближая Толстого периода «Войны и мира» к Толстому позднейшему, уже не способному создавать столь значительные художественные произведения, но страстно до тупости проповедующему миролюбие), исследуя категории «войны» и «мира» как универсальные и актуальные, двигаясь от литературы через историю к осмыслению реальных насущных проблем, не замыкаясь в рамках мира толстовского романа, но размыкая пространство спектакля в мир, где продолжается прямо сегодня война и нет ей конца, зато неизбежно конечна и чрезвычайно (непостижимо и непредсказуемо) скоротечна любая отдельная жизнь. Так что может быть тетка у меня за спиной, которая на рассуждения Натальи Ильиничны в свете расстроенного состояния Ростовых в сердцах переспросила товарку «это сколько же будет на наши деньги?!» не совсем напрасно для себя вслед за Толстым убила время.

Источник: https://users.livejournal.com/-arlekin-/3586397.html

Ссылка на основную публикацию