Открытие первой выставки Товарищества передвижных художественных выставок

Одним из глав­ных собы­тий в куль­тур­ной жиз­ни поре­фор­мен­ной Рос­сии ста­ло созда­ние «Това­ри­ще­ства пере­движ­ных худо­же­ствен­ных выста­вок», участ­ни­ки кото­ро­го по-ново­му пони­ма­ли зна­че­ние искус­ства и напи­са­ли уни­каль­ные кар­ти­ны для эпо­хи XIX века.

VATNIKSTAN рас­ска­зы­ва­ет, как обра­зо­ва­лись Това­ри­ще­ство, кто в него вхо­дил, а так­же поче­му худож­ни­ки реши­ли отка­зать­ся от ака­де­ми­че­ских тем живо­пи­си и сфо­ку­си­ро­ва­ли вни­ма­ние на соци­аль­ной тематике.

Открытие первой выставки Товарищества передвижных художественных выставокГруп­па чле­нов «Това­ри­ще­ства пере­движ­ных худо­же­ствен­ных выста­вок», 1886 год

Зарождение общества передвижников

Нача­лом ново­го худо­же­ствен­но­го дви­же­ния послу­жил кон­курс 9 нояб­ря 1863 года. Темой экза­ме­на, кото­рую пред­ста­вил худож­ни­кам совет про­фес­со­ров, долж­на была стать фин­ская мифо­ло­гия. Буду­щим пере­движ­ни­кам пред­ло­жи­ли изоб­ра­зить «Пир на Валь­гал­ле». Эта тема никак не сов­па­да­ла с совре­мен­ной рус­ской жиз­нью.

Четыр­на­дцать талант­ли­вей­ших уче­ни­ков импер­ской Ака­де­мии худо­жеств во гла­ве с Ива­ном Нико­ла­е­ви­чем Крам­ским обра­ти­лись в Совет Ака­де­мии с прось­бой заме­нить кон­курс­ное зада­ние с воз­мож­но­стью выбрать сво­бод­ную тему. Полу­чив отказ, все 14 чело­век поки­ну­ли ака­де­мию, обра­зо­вав неза­ви­си­мую «Артель петер­бург­ских худож­ни­ков».

Собы­тия оста­лись в исто­рии Рос­сии под назва­ни­ем «бунт четырнадцати».

При­чин тако­го серьёз­но­го шага было мно­же­ство: моло­дое поко­ле­ние нача­ло борь­бу с парад­ной живо­пи­сью ака­де­миз­ма, с огром­ным вли­я­ни­ем биб­лей­ских и мифо­ло­ги­че­ских сюже­тов, за сво­бо­ду твор­че­ства. Артель ста­ла сопер­ни­чать с Ака­де­ми­ей, худож­ни­ки выпол­ня­ли мно­же­ство зака­зов, а сама орга­ни­за­ция напо­ми­на­ла нечто похо­жее на ком­му­ну идей Чернышевского.

Даль­ней­шим шагом ста­ло объ­еди­не­ние Арте­ли с мос­ков­ски­ми худож­ни­ка­ми: Васи­ли­ем Перо­вым, Вла­ди­ми­ром Маков­ским, Илла­ри­о­ном Пря­ниш­ни­ко­вым, Алек­се­ем Сав­ра­со­вым. Впо­след­ствии, в 1870 году, это объ­еди­не­ние полу­чи­ло назва­ние «Това­ри­ще­ство пере­движ­ных худо­же­ствен­ных выста­вок». Его идей­ным вдох­но­ви­те­лем стал Иван Крамской.

Устав ново­го объ­еди­не­ния пред­пи­сы­вал, что каж­дый худож­ник дол­жен сам вести свои мате­ри­аль­ные дела, не зави­ся в этом отно­ше­нии ни от кого.

Так­же он дол­жен был сам устра­и­вать выстав­ки и пред­став­лять кар­ти­ны в раз­ных горо­дах для зна­ком­ства ауди­то­рии с рус­ским искус­ством.

Эти пунк­ты ста­ли опре­де­ля­ю­щи­ми в дея­тель­но­сти това­ри­ще­ства: они сде­ла­ли искус­ство неза­ви­си­мым от само­дер­жа­вия и при­бли­зи­ли его к насе­ле­нию страны.

Открытие первой выставки

Пер­вое собра­ние обще­ства пере­движ­ни­ков состо­я­лось 6 декаб­ря 1870 года, а пер­вая выстав­ка откры­лась 29 нояб­ря 1870 года и дей­ство­ва­ла до 2 янва­ря 1871 года. На выстав­ке высту­пи­ли 16 художников:

  • Вла­ди­мир Аммон;
  • Сер­гей Аммосов;
  • Алек­сей. Боголюбов;
  • Нико­лай Ге;
  • Карл Гун;
  • Лев Каме­нев;
  • Фёдор Камен­ский (скуль­птор);
  • Миха­ил Кон­стан­ти­но­вич Клодт;
  • Миха­ил Пет­ро­вич Клодт;
  • Иван Крам­ской;
  • Васи­лий Максимов;
  • Гри­го­рий Мясоедов;
  • Васи­лий Перов;
  • Илла­ри­он Прянишников;
  • Алек­сей Саврасов;
  • Иван Шиш­кин.

Все­го на выстав­ке зри­те­лям пред­ста­ви­ли 47 про­из­ве­де­ний во всех попу­ляр­ных жан­рах — исто­ри­че­ском, быто­вом, пей­заж­ном, портретном.

Крам­ской писал сво­е­му дру­гу, моло­до­му худож­ни­ку Фёдо­ру Васи­лье­ву, кото­рый из-за болез­ни жил в Крыму:

«Теперь поде­люсь с Вами ново­стью. Мы откры­ли выстав­ку…, и она име­ет успех, по край­ней мере, Петер­бург гово­рит весь об этом. Это самая круп­ная город­ская новость, если верить газе­там.

Ге царит реши­тель­но, затем Перов и даже назы­ва­ют Ваше­го покор­но­го слу­гу. Пей­заж Сав­ра­со­ва есть луч­ший, и он дей­стви­тель­но пре­крас­ный, хотя тут же и Бого­лю­бов, и барон Клодт, и Шиш­кин.

Но это всё дере­вья, вода и даже воз­дух, а душа есть толь­ко в „Гра­чах“».

Открытие первой выставки Товарищества передвижных художественных выставокИ. Н. Крам­ской, «Авто­порт­рет», 1867 год

Пер­вая выстав­ка пере­движ­ни­ков про­из­ве­ла огром­ное впе­чат­ле­ние на пуб­ли­ку и вызва­ла боль­шой при­ток зри­те­лей.

Мно­гие вос­при­ни­ма­ли выстав­ку как про­грамм­ное выступ­ле­ние худож­ни­ков-демо­кра­тов.

Зна­че­ние про­све­ти­тель­ской, идей­но-демо­кра­ти­че­ской подо­плё­ки, а так­же актив­ность втор­же­ния в жизнь обыч­но­го наро­да – всё это вызы­ва­ло сим­па­тию сре­ди зрителей.

Про­из­ве­де­ния худож­ни­ков не опи­сы­ва­ли, как ранее, обра­зы гре­че­ских и рим­ских богов — их твор­че­ство было свя­за­но с повсе­днев­ной жиз­нью. Рус­ская дерев­ня, с её празд­ни­ка­ми и рабо­та­ми, кар­ти­на­ми тру­да и отды­ха паха­ря, виды рус­ской при­ро­ды, порт­ре­ты рус­ских людей – всё это уви­де­ли зри­те­ли на пер­вой выстав­ке передвижников.

Открытие первой выставки Товарищества передвижных художественных выставокИ. М. Пря­ниш­ни­ков, «Гости­ный двор в Москве», 1865 год
Открытие первой выставки Товарищества передвижных художественных выставокИ. И. Шиш­кин, «Вечер», 1871 год
Открытие первой выставки Товарищества передвижных художественных выставокА. К. Сав­ра­сов, «Гра­чи при­ле­те­ли», 1871 год

Дей­стви­тель­но, если рас­смот­реть твор­че­ство пере­движ­ни­ков, мож­но уви­деть мно­же­ство моти­вов из рус­ской исто­рии, быта и куль­ту­ры.

Напри­мер, шедевр Нико­лая Ге «Пётр I допра­ши­ва­ет царе­ви­ча Алек­сея в Петер­го­фе», где изоб­ра­же­на яркая сце­на из рос­сий­ской исто­рии.

Кар­ти­на пока­зы­ва­ет нам дра­ма­ти­че­скую сце­ну, веч­ная тема двух край­них про­ти­во­по­лож­но­стей, про­бле­ма поко­ле­ний и раз­ли­чий взглядов!

Открытие первой выставки Товарищества передвижных художественных выставокН. Н. Ге, «Петр I допра­ши­ва­ет царе­ви­ча Алек­сея в Петер­го­фе», 1871 год

Так­же кар­ти­ны пере­движ­ни­ков опи­сы­ва­ли и про­стые сюже­ты жиз­ни насе­ле­ния Рос­сий­ской импе­рии. Напри­мер, кар­ти­на извест­но­го мос­ков­ско­го худож­ни­ка Васи­лия Перо­ва «Охот­ни­ки на привале».

Открытие первой выставки Товарищества передвижных художественных выставокВ. Г. Перов, «Охот­ни­ки на при­ва­ле», 1871 год

Нель­зя обой­ти сто­ро­ной и твор­че­ство леген­дар­но­го Ива­на Крам­ско­го. Сто­ит выде­лить кар­ти­ну «Русал­ки», где пере­пле­та­ет­ся мифо­ло­гия рус­ской дерев­ни и твор­че­ство Нико­лая Гоголя.

Открытие первой выставки Товарищества передвижных художественных выставокИ. Н. Крам­ской, «Русал­ки», 1871 год

Леген­дар­ных про­из­ве­де­ний на выстав­ке было дей­стви­тель­но мно­же­ство. Они про­из­ве­ли впе­чат­ле­ние не толь­ко на обыч­ную пуб­ли­ку, но и на кри­ти­ков. Вот как резю­ми­ро­вал выстав­ку кри­тик Вла­ди­мир Васи­лье­вич Стасов:

«Ко все­му нами ска­зан­но­му можем при­ба­вить толь­ко одно: дай бог, чтоб таких выста­вок было ещё мно­го у нас впе­ре­ди и чтоб круг худож­ни­ков, при­мы­ка­ю­щих к пер­во­на­чаль­но­му зер­ну Това­ри­ще­ства, с каж­дым годом всё толь­ко расширялся.

Мы не сомне­ва­ем­ся, мно­го тысяч людей пере­бы­ва­ет на нынеш­ней выстав­ке, и твёр­до уве­ре­ны, что боль­шин­ство будет вся­кий раз захо­дить и в сосед­нюю залу, где на выстав­ке уче­ни­ков Ака­де­мии кра­су­ет­ся чудес­ная про­грам­ма г.

Репи­на: «Вос­кре­ше­ние Иаи­ро­вой доче­ри», окру­жён­ная целой тол­пой талант­ли­вых това­ри­щей. Нас бес­ко­неч­но пора­до­ва­ло то, что и на этой выстав­ке всё, что толь­ко было хоро­ше­го и при­ме­ча­тель­но­го, в пер­вые же дни рас­куп­ле­но.

Кажет­ся, нын­че худож­ни­кам жало­вать­ся на пуб­ли­ку — про­сто грех».

После Петер­бур­га выстав­ка пере­еха­ла в Моск­ву, затем в Киев и Харь­ков. В даль­ней­шем выстав­ки пере­движ­ни­ков про­во­ди­лись еже­год­но во мно­гих горо­дах Рос­сии, а послед­няя, 48‑я, состо­я­лась в Москве в 1923 году.

Итоги первой выставки

Ито­ги пер­вой выстав­ки пере­движ­ни­ков были воис­ти­ну впе­чат­ля­ю­щи­ми. Огром­ное коли­че­ство зри­те­лей, новые обра­зы и идеи в рус­ской живо­пи­си, бли­зость худож­ни­ков с обще­ством. Пере­движ­ни­ки дей­стви­тель­но ста­ли нова­то­ра­ми в искус­стве Рос­сий­ской импе­рии.

Если рань­ше выстав­ки про­во­ди­лись пре­иму­ще­ствен­но в сто­ли­це и были доступ­ны толь­ко зна­ти, то теперь про­из­ве­де­ния искус­ства ста­ли доступ­ны про­вин­ции. Худож­ни­ки виде­ли огром­ную вос­пи­та­тель­ную функ­цию живо­пи­си и не рас­смат­ри­ва­ли полот­на как пред­ме­ты деко­ра.

Кар­ти­ны, как и хоро­шие кни­ги, помо­га­ли доне­сти идеи авто­ров даже до негра­мот­но­го насе­ле­ния. Выстав­ки про­хо­ди­ли не толь­ко в боль­ших и малень­ких горо­дах, но даже в деревнях.

На про­тя­же­нии 1870‑х и 1880‑х годов дея­тель­ность Това­ри­ще­ства достиг­ла наи­выс­ше­го рас­цве­та. Оно объ­еди­ня­ло мно­же­ство талант­ли­вых худож­ни­ков.

В его состав в раз­ное вре­мя вхо­ди­ли: Перов, Крам­ской, Мясо­едов, Маков­ский, Савиц­кий, Мак­си­мов, Пря­ниш­ни­ков, Ге, Сав­ра­сов, Шиш­кин, Куин­джи, Дубов­ской, Вас­не­цов, Поле­нов, Костан­ди, Пимо­нен­ко, Гун, Неврев, Репин, Сури­ков, Серов, Леви­тан, Яро­шен­ко, Несте­ров, Касат­кин, Ива­нов, Позен, Андре­ев, Попов, Архи­пов, Бак­ше­ев, Бялы­ниц­кий-Биру­ля и мно­гие дру­гие. В неко­то­рых выстав­ках пере­движ­ни­ков участ­во­ва­ли Марк Анто­коль­ский, Васи­лий Вере­ща­гин, Кон­стан­тин и Сер­гей Коро­ви­ны, Филипп Маля­вин, Андрей Рябуш­кин, Сер­гей Вол­ну­хин, Сер­гей Конён­ков и дру­гие. Насле­дие «Това­ри­ще­ства пере­движ­ных худо­же­ствен­ных выста­вок» сде­ла­ло огром­ный вклад в куль­ту­ру Рос­сии, а про­из­ве­де­ния худож­ни­ков ста­ли памят­ни­ка­ми искусства.

Поделиться

Сила в движении: как художники собрались в дорогу

Казалось бы, что особенного: в здании Императорской Академии художеств 11 декабря (29 ноября) 1871 года открывалась выставка работ нового объединения русских живописцев — известных и не очень. Невесть какое событие для избалованного культурными событиями Санкт-Петербурга.

Однако открытия ждали с нетерпением, и выставка эта стала одним из самых значительных явлений в русской культуре XIX века. Впрочем, ее настоящий масштаб и значение стали очевидны только спустя много лет, когда оказалось, что движение передвижников аккумулировало лучшие художественные силы своей эпохи.

«Известия» — о первой выставке Товарищества передвижных художественных выставок.

Как проходили первые выставки передвижников

Незадолго до открытия выставки в «Петербургских ведомостях» было опубликовано письмо членов нового объединения — профессоров Николая Ге и Михаила Клодта, а также академика Ивана Крамского, — в котором разъяснялось, что главная цель передвижного показа картин состоит в том, чтобы не только дать жителям провинций познакомиться с русским искусством, но и проследить этапы его дальнейшего развития. А перед отправкой в провинциальные города Товарищество передвижных художественных выставок решило показать наиболее интересные произведения столичным зрителям. Здесь же указывалось, что плата за вход составит 20 копеек, но по понедельникам она будет увеличена до 1 рубля — весьма значительной по тем временам суммы. Такой странный для нашего времени ценовой подход демонстрировал, что основной аудиторией выставки являются люди небогатые, тем же, кто хочет насладиться картинами в уединении и тишине, выделяется лишь один день.

Читайте также:  Драматический театр «Комедианты»

На столичной выставке свои работы представили 16 авторов: Владимир Аммон, Сергей Аммосов, Алексей Боголюбов, Николай Ге, Карл Гун, Лев Каменев, Федор Каменский, два барона Клодта (Михаил Константинович и Михаил Петрович), Иван Крамской, Василий Максимов, Григорий Мясоедов, Василий Перов, Илларион Прянишников, Алексей Саврасов и Иван Шишкин.

Через два месяца выставка переехала в Москву, оттуда в Киев и Харьков. На этих этапах в экспозиции вошли работы еще четырех мастеров, а суммарно зрители увидели 82 работы. От начала до конца выставку сопровождали только два автора — Перов и Мясоедов, остальные участвовали на каких-то отдельных этапах.

Коммерческий результат оказался вполне обнадеживающим — было продано картин на 23 тыс. рублей, а входная плата компенсировала затраты на организацию и переезды.

Интересно, что большинство картин было продано еще во время их экспонирования в столице (некоторые даже до официального открытия выставки), но по правилам товарищества поступили они к новым владельцам лишь после годичной поездки по другим городам.

Первую выставку в Петербурге посетили 11 555 человек, в Москве — 10 440, в Киеве — 2831, в Харькове — 4717.

Открытие первой выставки Товарищества передвижных художественных выставок

commons.wikimedia.org

Картина Николая Ге «Петр I допрашивает царевича Алексея Петровича в Петергофе»

Следующая выставка расширила географию и, помимо столичных городов (Петербург, Москва и Киев), остановилась в Риге — 3730 посетителей, в Вильно — 1824, в Кишиневе — 1083. Ну а больше всего зрителей пришло в Одессе — 6474 человека. При этом почти всюду до трети посетителей составляла учащаяся молодежь.

Последующие выставки кроме уже названных городов принимали Казань, Орел, Полтава, Саратов, Нижний Новгород, Тула, Варшава и др. Позже стали проводиться и параллельные выставки, где экспонировались работы прошлых лет. Их принимали Ярославль, Кострома, Казань, Симбирск, Самара, Тамбов, Воронеж, Новочеркасск, Ростов, Екатеринославль, Херсон, Николаев, Чернигов…

Что писали о передвижниках газеты

Отчеты о первой выставке опубликовали все крупные газеты страны. В возглавляемых Некрасовым «Отечественных записках» высказался сам Салтыков-Щедрин:

Автор цитаты

«Нынешний год ознаменовался очень замечательным для русского искусства явлением — некоторые московские и петербургские художники образовали товарищество.

Отныне произведения русского искусства, доселе замкнутые в одном Петербурге, в стенах Академии художеств, или погребенные в галереях и музеях частных лиц, делаются доступными для всех.

Искусство перестает быть секретом, перестает отличать званых от незваных, всех призывает и за всеми признает право судить о совершенных им подвигах».

Как появилось Товарищество передвижных выставок

Прямой предшественницей передвижников в советское время принято было считать «Петербургскую артель художников», которая возникла после знаменитого бунта четырнадцати выпускников Императорской Академии художеств 1863 года.

Молодые художники дружно отказались выполнять предложенную им ректоратом выпускную конкурсную работу, посчитав ее условия неравными, а тему — неактуальной.

Получив свидетельства, они создали артель, основанную на идее взаимопомощи и совместного труда, что очевидно перекликалось с идеями Чернышевского, описанными в «Что делать?». Тем более что книга впервые была опубликована примерно за полгода до создания артели.

А поскольку эта конструкция великолепно ложилось в сентенцию Ленина о том, что одним из источников (и составных частей) марксизма были идеи социалистов-утопистов, то и спорить с такой последовательностью в советское время никто не решался.

Открытие первой выставки Товарищества передвижных художественных выставок

commons.wikimedia.org

Картина Ивана Крамского «Иисус в пустыне»

На деле же организационная преемственность между этими обществами довольно условная, хотя идеологическая связь очевидна.

Из всех участников «Санкт-Петербургской артели» к передвижникам примкнули лишь Кирилл Лемох да Иван Крамской, который хоть и был идейным вдохновителем артели, к 1870-му году из нее уже практически вышел. Знаменитый критик Владимир Стасов даже критиковал артельщиков за это.

«Артель… занятая своими делами, как-то равнодушно взглянула на необычную затею и, к своему стыду, осталась в стороне от нового полезного дела», — писал он в статье «Передвижная выставка 1871 года», опубликованной в 333-м номере «Санкт-Петербургских ведомостей» за 1871 год.

Характерно, что идея создания товарищества возникла у художников, которые много лет провели в Европе и только недавно вернулись в Россию, — Николая Ге и Григория Мясоедова. Их поддержали Перов и Саврасов, а потом и многие другие, в основном московские живописцы.

В ноябре 1869 года инициативная группа направила письмо, обращенное в петербургскую артель.

В нем содержалось предложение объединить усилия для организации подвижных выставок (именно так, слово «передвижные» появилось позже) и просьба к коллегам — «по возможности представить этот проект в одном из Ваших четверговых собраний, на общее усмотрение».

В конце москвичи просили известить их о решении: «Надеемся, что идея устройства подвижной выставки найдет в Вас сочувствие и поддержку и что Вы будете так добры не оставить нас без ответа».

Письмо было зачитано и обсуждено на заседании артели и в целом вызвало одобрение, но ответа москвичи так и не дождались — то ли из столичного снобизма, то ли из-за того, что членов артели на тот момент больше волновали их внутренние проблемы.

Открытие первой выставки Товарищества передвижных художественных выставок

commons.wikimedia.org

Картина Алексея Саврасова «Грачи прилетели»

Зато активное участие в создании новой организации принял неистовый смутьян Крамской. В свое время именно он был лидером «бунта 14», инициатором создания артели, ее вожаком. Он же одним из первых ушел из нее, когда жесткие правила существования «разбились о быт».

Как последовательный борец с формализмом и идейной пустотой, Крамской не мог не принять предложения московских художников, а в силу присущей ему энергичности, политической активности и безусловной харизматичности вскоре стал лидером нового товарищества. Признавая авторитет Крамского, автор самой идеи общества Мясоедов писал ему в личном письме: «…

Радуюсь, что и Вы приложили Вашу руку к нашему делу. Это уже ручательство за успех».

Но до успеха было еще далеко, а пока художникам нужно было придать обществу официальный статус и в первую очередь зарегистрировать его в Министерстве внутренних дел.

Для этого требовалось взвешенно и аккуратно сформулировать устав. Работа велась удаленно, по переписке, но непосредственным автором текста был Крамской.

Весьма характерна в данном случае еще одна выдержка из письма Мясоедова к Крамскому:

Автор цитаты

«В писании сказано: «Будьте мудры как змии и кротки как голуби» — вот программа действий, на мой взгляд. Исполнить ее нужно так.

Прежде всего, изготовить устав, то есть довести его до совершенства и утвердить законным путем, сделать это как можно без шуму и проворней, затем — готово болото, черти сами полезут.

Двадцать человек дружных и решительных достаточно, чтобы вести дело с успехом, а первый успех увлечет за собой все».

Впрочем, как часто бывает в России, успеху дела способствовала не отточенность формулировок, а «мохнатая лапа». Столбовой дворянин Мясоедов нашел доступ к министру внутренних дел генерал-адъютанту Александру Тимашеву (кстати, академику скульптуры и почетному члену Академии художеств), о чем сообщил в письме к провинциальному мещанину Крамскому от 21 сентября 1870 года:

Автор цитаты

«Когда будете подавать на утверждение устав, хорошо бы, если бы Вы известили дня за четыре или пять, потому что есть возможность достать письмо к Тимашеву, в котором попросят его (или его жену) обратить внимание на наше дело…».

Читайте также:  Grand hotel emerald – гостиница санкт-петербурга 5 звезды в центре

commons.wikimedia.org

Картина Василия Сурикова «Утро стрелецкой казни»

Идея создания товарищества была четко сформулирована в первом параграфе его устава:

Автор цитаты

«Товарищество имеет целью, устройство с надлежащего разрешения передвижных художественных выставок в видах: а) доставления возможности желающим жителям провинции знакомиться с русским искусством и следить за его успехами, б) развития любви к искусству в обществе, в) облегчения для художников сбыта их произведений».

Передвижники: от академичных рисунков к независимости

Иван Крамской. Неизвестная. 1883

Государственная Третьяковская галерея, Москва

Архип Куинджи. Радуга. 1900–1905

Государственный Русский музей, Санкт-Петербург

Валентин Серов. Портрет Николая Римского-Корсакова. 1898

Государственная Третьяковская галерея, Москва

Илья Репин. Запорожцы (Запорожцы пишут письмо турецкому султану). 1880–1891

Государственный Русский музей, Санкт-Петербург

Архип Куинджи. После дождя. 1879

Государственная Третьяковская галерея, Москва

Иван Шишкин. Утро в сосновом лесу. 1889

Государственная Третьяковская галерея, Москва

Василий Суриков. Утро стрелецкой казни. 1881

Государственная Третьяковская галерея, Москва

Валентин Серов. Портрет Иды Рубинштейн. 1910

Государственный Русский музей, Санкт-Петербург

Михаил Врубель. Демон сидящий. 1890

Государственная Третьяковская галерея, Москва

Василий Суриков. Взятие снежного городка. 1891

Государственный Русский музей, Санкт-Петербург

Василий Перов. Охотники на привале. 1871

Государственная Третьяковская галерея, Москва

Владимир Маковский. Варят варенье. 1876

Государственная Третьяковская галерея, Москва

Илья Репин. Бурлаки на Волге. 1872–1873

Государственный Русский музей, Санкт-Петербург

Василий Верещагин. Апофеоз войны. 1871

Государственная Третьяковская галерея, Москва

Владимир Маковский. На бульваре. 1886–1887

Государственная Третьяковская галерея, Москва

Илья Репин. Торжественное заседание Государственного совета 7 мая 1901 года. 1903

Государственный Русский музей, Санкт-Петербург

Константин Коровин. Париж. Бульвар капуцинок. 1911

Государственная Третьяковская галерея, Москва

Валентин Серов. Похищение Европы. 1910

Государственная Третьяковская галерея, Москва

Василий Поленов. Московский дворик. 1878

Государственная Третьяковская галерея, Москва

Исаак Левитан. Весна в Италии. 1890

Частное собрание

Константин Маковский. Святочные гадания. 1900-е

Государственный Русский музей, Санкт-Петербург

Иван Шишкин. Рожь. 1878

Государственная Третьяковская галерея, Москва

Василий Суриков. Боярыня Морозова. 1884–1887

Государственная Третьяковская галерея, Москва

Виктор Васнецов. Ковер-самолет. 1880

Нижегородский государственный художественный музей, Нижний Новгород

Алексей Саврасов. Вид на Кремль от Крымского моста в ненастную погоду. 1851

Государственная Третьяковская галерея, Москва

Создание товарищества передвижников

Учащиеся Высшего художественного училища живописи, скульптуры и архитектуры при Императорской Академии художеств ежегодно принимали участие в конкурсе на соискание денежных премий и наград. Премий три: 100, 75 и 50 рублей. Наград две: 25 и 15 рублей. Работы предоставлялись под девизами, на собственные темы. Конкурс проводился два раза в году: в январе и в апреле.

ЗОЛОТЫЕ ИМЕННЫЕ МЕДАЛИ, УЧРЕЖДЕННЫЕ НА ПОЖЕРТВОВАННЫЕ КАПИТАЛЫ:

В конце учебного года двум ученикам архитектурного отделения, показавшим отличные успехи в механике, выдавались по постановлению Совета золотые медали имени Н.А. Демидова (медаль учреждена 9 января 1771 г.).

Осенью в октябре проводились три конкурса на золотые медали:

1. Золотая медаль имени А.Ф. Ржевской (учреждена 29 января 1771 г.) присуждалась за работу по заданию Академического совета: для живописцев – голова красками в натуральную величину, для скульпторов – круглая голова в натуральную величину.

2. Золотая медаль имени Лебрен (учреждена 18 марта 1843 г.).

Почетная вольная общница Императорской Академии художеств французская подданная, художница Виже-Лебрен по смерти завещала по 100 франков ежегодно «на выбитие золотой медали с надписью на одной стороне «В воспоминание признательной Лебрен», с другой стороны – с палитрой с кистями, осененной солнечными лучами для награды одного из учеников по классу живописи за написанную голову, особенно выразительную».

3. Золотая медаль имени А.А. Иванова, учрежденная в 1906 г. коллежским асессором А.С. Раевским в ознаменование столетия со дня рождения художника А.А.

Иванова […] присуждалась не только «ученикам Высшего художественного училища при Императорской Академии художеств, но и вольнослушателям за отличающийся безукоризненной правильностью рисунка и живостью красок этюд человеческой фигуры под открытым небом (безразлично – одетой или обнаженной, целой или бюстом, любого размера)».

Учредители этих медалей вносили в Академию значительные капиталы, с которых на награды расходовалась только часть процентов, а основной капитал с годами увеличивался.

Так, капиталы Ржевской и Демидова, составлявшие 2000 рублей в 1771 году, к 1 января 1914 года составляли 5448 рублей 62 копейки, капитал А.Ф.

Раевского, составлявший 1000 рублей в 1906 году, к 1 января 1914 года составлял 1286 рублей 58 копеек и т.п.

ПОСОБИЯ И СТИПЕНДИИ:

На основании прошений по постановлению Совета училища «недостаточным учащимся» выдавались пособия в сумме от 10 рублей. Количество выдаваемых пособий определялось необходимостью.

Ежегодно в ноябре Совет присуждал наиболее прилежным и успевающим учащимся 43 стипендии, общая сумма которых составляла 12 904 рубля. Стипендии выдавались только на 1 год, по истечении которого Совет училища в зависимости от успешности занятий стипендиата либо продлевал стипендию, либо передавал более достойному.

Наиболее значительными стипендиями были: Е.И.В. Государя Императора, Царства Польского, Министерства государственных крестьян, а также стипендии со вкладов жертвователей, например:

Стипендия имени профессора Императорской Академии художеств И. К. Айвазовского, учрежденная в 1900 г. Феодосийским городским общественным управлением в ознаменование шестидесятилетней художественной деятельности почетного гражданина города Феодосии;

И.К. Айвазовского.

«Капитал в размере 6000 рублей на вечное время хранится в Феодосийском отделении Государственного банка и проценты с него, за удержанием сбора в пользу казны, ежегодно обращаются в стипендию для возможности получить специальное образование тем юношам из числа жителей города Феодосии и его уезда, которые проявят свои выдающиеся способности в области искусства, прославившего И.К. Айвазовского. Право назначения стипендиата предоставляется Феодосийскому городскому общественному управлению»;

Стипендия живописца И.А. Акимова, адъюнкт-ректора Императорской Академии художеств учреждена в 1814 г. по завещанию, в котором говорилось: «В Императорскую Академию художеств оставляю 15000 рублей, с тем чтобы из этой суммы, вечно хранящейся в банке или ломбарде, содержались три воспитанника моего имени из бедных художнических детей, коих отцы воспитывались в Академии»;

Стипендия имени Н.Л. Бенуа учреждена в 1886 г. Санкт-Петербургской Городской Думой, собрание гласных которой постановило: «В ознаменование 50-летнего юбилея государственной служба члена Городской управы и гласного Городской Думы Н.Л.

Бенуа и во внимание к его продолжительной и полезной для городского населения деятельности, ассигновать из городских средств ежегодно по 300 рублей на стипендию имени Н.Л. Бенуа в Императорской Академии художеств, с предоставлением самому Н.Л. Бенуа права назначения стипендиата его имени». По смерти Н.Л.

Бенуа назначение стипендиата перешло к комиссии по благотворительности. 

Володина С. Система поощрений в Императорской Академии художеств. Российская академия художеств

«БУНТ ЧЕТЫРНАДЦАТИ»

14 студентов-выпускников Императорской Академии художеств, во главе с И.Н.

 Крамским обратились к Совету академии с просьбой разрешить им самостоятельно выбрать сюжеты картин для участия в конкурсе на Большую золотую медаль.

Со времени основания Академии художеств для экзаменационной работы предлагались мифологические или библейские события. Золотая медаль давала право на 6-летнюю поездку в Италию оплачиваемую государством.

«Академисты и их профессора жили в одно время, но существовали в разных регистрах. Конкурсанты хотели в своих будущих работах ответить на насущные вопросы, здесь и сейчас вставшие перед обществом. Их интересовало малое время истории.

Профессора, абстрагируясь от животрепещущих проблем современности, мыслили иными временными категориями: они были озабочены проблемой создания «большого стиля» в монументальном искусстве и, хотя не были чужды творческих исканий, реализм считали делом преходящим.

Они жили большим временем истории, ибо прекрасно понимали, что монументальное искусство созидается десятилетиями и переживает свое время и своих творцов, а вот творцам, к сожалению, редко удается дожить до завершения своего замысла. […]

Коллизия была драматическая. И у конкурсантов, и у профессоров были свои резоны, в истинности которых они были убеждены.

С одной стороны, игнорирование художниками злободневных и назревших проблем современности отчуждало отечественное искусство от русского общества, превращая Академию художеств в досадный и весьма тягостный для общества анахронизм.

Если художник не отвечает на волнующие зрителей вопросы, то зачем он им вообще нужен? Общество, например, сильно волновало, можно ли сечь розгами воспитанников средних учебных заведений и не будет ли это насилием над их личностью, нужны ли древние языки в реальной жизни или, может быть, вместо латыни и древнегреческого стоит изучать новые языки. Зрителей прежде всего интересовало, что изображено на полотне, а уже потом – как оно написано. Содержание картины превалировало над формой, поэтому любые творческие искания в области «большого стиля» и осознанное стремление Совета оградить высокое искусство от вторжения «низменных элементов» – все это не могло претендовать на зрительские симпатии и интерес публики. С другой стороны, распад связи времен между учителями и учениками лишал отечественную школу монументального искусства будущего, угрожал самому факту дальнейшего существования высокого искусства, адресованного не столько современникам, сколько потомкам».

И Совет отказал своим выпускникам. Тогда 14 выпускников отказались от участия в конкурсе и попросили выдать им дипломы с присвоением звания «свободных художников», что лишало их в будущем возможных заказов, получаемых через Академию. Вышедшим из Академии были вручены дипломы классного художника II-й второй степени.

О «бунте четырнадцати» было доложено императору Александру II – высочайшее повеление последовало незамедлительно.

2 декабря 1863 года министр Императорского двора генерал-адъютант граф Владимир Федорович Адлерберг, в чьем ведении находилась Академия художеств, направил санкт-петербургскому военному генерал-губернатору князю А.А. Суворову официальное письмо […].

Аналогичное письмо было тогда же отправлено из канцелярии Министерства Императорского двора шефу жандармов и главноначальствующему Третьего отделения Собственной его императорского величества канцелярии князю Василию Андреевичу Долгорукову.

С 13 декабря 1863 года все участники «бунта четырнадцати» находились под двойным негласным наблюдением: за Артелью художников присматривала обычная городская полиция и параллельно с ней шпионили «голубые мундиры» из Третьего отделения – так тогда называли тайную политическую полицию.

Это было сделано по высочайшему повелению. Однако до выстрела Каракозова в государя оставалось еще несколько лет, и времена были «вегетарианские». Власть ограничилась надзором и не стала предпринимать никаких репрессивных мер против артельщиков». В этом же году художники объединились в «Петербургскую артель художников», дело которой впоследствии было продолжено «Товариществом передвижных художественных выставок».

Экшкут С.А., Шайка передвижников. История одного творческого союза, М., 2008

ПИСЬМО В.Ф. АДЛЕРБЕРГА ПО ПОВОДУ «ЧЕТЫРНАДЦАТИ» 2 ДЕКАБРЯ 1863 Г.

Министр Императорского двора генерал-адъютант граф В.Ф. Адлерберг – санкт-петербургскому военному генерал-губернатору князю А.А. Суворову:

«Милостивый Государь Князь Александр Аркадьевич.

Поименованные в прилагаемом списке тринадцать учеников Императорской Академии Художеств и один скульптор, приглашенные в Собрание Академического Совета для объяснения им программ конкурса на золотые медали 1-го достоинства, по взаимному между собою соглашению отказались участвовать в конкурсе и предпринимают ныне, как в недавнем времени дошло до моего сведения, составить особое общество, под видом занятия художествами, независимо от Академии, в противодействие начальству оной. По высочайшему повелению, имею честь сообщить об этом Вашей светлости для зависящего распоряжения о негласном наблюдении за действиями сих молодых людей и направлением составленного общества… Примите, Милостивый Государь, уверения в совершенном моем почтении и преданности». Подписал Гр. В. Адлерберг.

Экшкут С.А. Шайка передвижников. История одного творческого союза. М., 2008

ПЕРВАЯ ВЫСТАВКА ПЕРЕДВИЖНИКОВ В АКАДЕМИИ

29 ноября (11 декабря) 1871 г. в Петербургской Академии художеств открылась первая выставка передвижников – живописцев и скульпторов реалистического, демократического направления, входивших в крупнейшее российское творческое объединение «Товарищество передвижных художественных выставок» (ТПХВ). […]

Артель свободных художников в течение ряда лет являлась в Петербурге своеобразным художественным центром, противостоящим Академии. В конце 1869 г. Московские художники (В. Г. Перов, В. Е. Маковский, И. М. Прянишников, А. К.

 Саврасов) предложили петербургской Артели соединиться вместе и образовать новое общество. В 1870 г.

«Товарищество передвижных художественных выставок», идейным вдохновителем которого стал Крамской, утвержденное правительством, начало свою деятельность.

В Уставе ТПХВ говорилось, что члены Товарищества должны сами вести свои материальные дела, не завися в этом отношении ни от кого, а также сами устраивать выставки и вывозить их в разные города («передвигать» по России), чтобы знакомить страну с русским искусством. Оба эти пункта стали определяющими в формировании принципов и стиля деятельности художников, делая искусство независимым от власти и приближая его к населению всей страны.

Первое общее собрание Товарищества состоялось 6 (18) декабря 1870 г., а первая выставка открылась 29 ноября (11 декабря) 1870 г. и действовала по 2 (14) января 1871 г. На выставке выступило 16 художников (В. Ф. Аммон, С. Н. Аммосов, А. П. Боголюбов, Н. Н. Ге, К. Ф. Гун, Л. Л.

 Каменев, Ф. Ф. Каменский (скульптор), М. К. Клодт, М. П. Клодт, И. Н. Крамской, В. М. Максимов, Г. Г. Мясоедов, В. Г. Перов, И. М. Прянишников, А. К. Саврасов, И. И. Шишкин.), показавших 47 произведений. Были представлены все жанры – исторический, бытовой, пейзажный, портретный.

В своем письме молодому художнику Васильеву, вынужденному по болезни жить в Крыму, Крамской писал: «Теперь поделюсь с Вами новостью. Мы открыли выставку…, и она имеет успех, по крайней мере, Петербург говорит весь об этом.

Это самая крупная городская новость, если верить газетам. Ге царит решительно, затем Перов и даже называют Вашего покорного слугу. Пейзаж Саврасова есть лучший, и он действительно прекрасный, хотя тут же и Боголюбов, и барон Клодт, и Шишкин.

Но это все деревья, вода и даже воздух, а душа есть только в «Грачах»«.

Первая выставка ТПХВ произвела небывалое впечатление и вызвала очень большой по тому времени приток зрителей. Выставка была воспринята как программное выступление художников-демократов; печать приветствовала именно его просветительный, идейно-демократический характер, активность вторжения художников в жизнь, связь их с освободительным движением.

После Петербурга выставка переехала в Москву, затем в Киев и Харьков. В дальнейшем выставки передвижников проводились ежегодно во многих городах России, а последняя, 48-я, состоялась в Москве в 1923 г. […]

В 1870-80-е гг. деятельность Товарищества достигла наивысшего расцвета. Оно объединяло почти все наиболее талантливые художественные силы страны. […].

Президентская библиотека

КРИТИК В.В. СТАСОВ О ВЫСТАВКЕ ПЕРЕДВИЖНИКОВ

«Самая большая художественная новость в настоящее время в Петербурге – передвижная выставка.

С какой стороны на нее ни посмотришь, везде она является чем-то особенным и небывалым: и первоначальная мысль, и цель, и дружное усилие самих художников, которым никто извне не задавал тона, и изумительное собрание превосходных произведений, в числе которых блещет несколько звезд первоклассной величины, – все это не слыхано и не видано, все это новизна поразительная.

Кому еще недавно могло притти в голову, что настанут – и настанут даже очень скоро – такие времена, когда русские художники не захотят более ограничиваться одним личным своим делом, не захотят более сидеть только по своим мастерским, вынося оттуда по временам картины и статуи, чтобы их продать, и потом снова запираясь в мастерские, – далекие для света, глухие ко всему, что в нем творится, и не знающие, как в нем бьется жизнь; что они, эти художники, которых всякий представлял себе беззаботными гуляками, наивными ребятами, знавшими только «божественного Рафаэля» и будущего покупщика, занятыми только гипсовым Геркулесом и своею картиной, или туманными разглагольствованиями с товарищем об «идеале» и «искусстве», – что они вдруг бросят свои художественные норы и захотят окунуться в океан действительной жизни, примкнуть к его порывам и стремлениям, задумаются о прочих людях, своих товарищах! Не раз, правда, приходило это иным в голову, и мы сами, пишущие эти строки, не раз призывали к этому наших художников, пробовали наметить им их задачу; но никто, конечно, не думал, что так скоро художники откликнуться на призыв и, кроме палитры и резца, возьмут еще и общее, и свое собственное дело в руки.

Всего важнее нам кажется именно последнее – решимость художников соединиться, образовать свою собственную среду и массу […]».

Стасов В.В. Передвижная выставка 1871 года. Избранные сочинения в трех томах. Т. 1. М., 1952 

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector