Основание Смольного института благородных девиц

Сегодня доступность образования – один из основных показателей демократизации общества. Идея о всеобщем образовании независимо от сословных, классовых и иных предрассудков возникла у философов Эпохи Просвещения, которые связывали знание с силой.

Основание Смольного института благородных девиц Сказ о том, как наш философ нашего писателя из гимназии выгнал

Джон Локк утверждал, что человек – это «tabula rasa», чистая, пустая доска. Эту пустоту содержанием наполняет культура. Так образование становится не только усвоением знаний, но формированием человека, его ориентиров, ценностей, нравов. 

Философы Просвещения интересовались не только тем, как изменять природу, но и тем, как взрастить новое поколение просвещенных людей.

Любопытный факт: многие идеи этих мыслителей тогда ещё не нашли применения в Европе, однако их восприняли в окружении Екатерины II и попытались реализовать в России. О самом ярком примере такой реализации, которая во многом повлияла на российскую культуру и историю, мы и поговорим.

Как всё началось

Иван Иванович Бецкой вошел в историю как приближенный к Екатерине II государственный и общественный деятель, человек Эпохи Просвещения, основатель образовательных учреждений в Петербурге и Москве.

Указ «о Вольности дворянства» 1762 г. освободил дворян от обязательной военной повинности, а государство получило новую обязанность – мотивировать дворянина на выполнение своего долга перед Родиной. Ведь приказывать уже было нельзя.

Если в Европе под влиянием технического прогресса и раннего капитализма зарождался новый класс буржуазии, перед Россией стояла иная задача – воспитать преданных государству образованных дворян.

Произвести сперва способом Воспитания, так сказать, новую породу или новых отцов и матерей, которые могли бы детям своим те же прямые и основательные воспитания правила в сердце вселить, какие получили они сами, и от них дети предали бы паки своим детям, и так следуя из родов в роды в будущие века.

Так как многие установки и ценности человека закладываются ещё в раннем возрасте, было очевидно, что образование должно коснуться и женщин. Именно они став матерями, привьют свои ценности детям.

Основание Смольного института благородных девиц

Екатерина ii

Источник: Википедия

Проблема женского образования

Основание Смольного института благородных девиц Золотой фонд бунтарской педагогики

Вопрос о женском образовании возник ещё в начале XVIII века, когда Пётр I выпустил особый указ, запрещающий венчать девушек, неспособных самостоятельно поставить подпись. Конечно, не стоит думать, что в допетровские времена девушки в России были исключительно безграмотными. Достаточно вспомнить, что берестяные грамоты, которые писались для чтения в обычной семье, свидетельствуют о грамотности женщин до XV века. Однако в Новое время вопрос о необходимости женского образования из предмета споров превратился в проблему государственного значения.

Юрий Лотман приводит несколько доказательств образованности женщин в России XVIII века. Так, А. Болотову отказала одна невеста из-за того, что он писал много книг, однако, потом он нашел жену, которая умела и писать, и читать. Также он приводит в пример отрывок из Фонвизина:

Фенелон, тот самый, которого читает Софья в «Недоросле» Фонвизина, как мы помним, плохому не научит. В той же комедии Простакова возмущена тем, что Софья получает письмо и сама может его прочесть.

Во второй половине XVIII в. девушки получали образование в частных пансионах, на дому, а также в государственных учреждениях, в создании которых принимал участие И. И. Бецкой. 

Екатерина II легко приняла образовательный проект Бецкого, так как сама испытала влияние французских просветителей.

Одним из таких проектов стал Смольный институт, где девушки обучались французскому и немецкому языку, а также архитектуре, физике и математике.

Тем не менее, Лотман считает, что обучение в институте было очень поверхностно, все предметы, помимо языков и танцев, преподавались очень слабо. 

Институт делился на две части: мещанскую и дворянскую, которые враждовали между собой. Часто институтками становились осиротевшие девушки благородного происхождения. Они должны были обучаться в течение 9 лет. Их заветной целью было стать фрейлинами, что при отличной учёбе было вполне возможно. 

Воспитание для светских раутов

Смолянки делились на три группы по возрастам. Первые три года девушки назывались «кофейными» и жили по девять человек.

Средняя группа – девушки переходного возраста – назывались «голубыми», они носили голубые платья. Старшая группа – «белыми», потому как им позволяли посещать балы.

 Каждой девушке необходимо было выбрать пример для подражания – девушек из старшей группы или императорской семьи. 

Этикету и хорошим манерам уделяли намного больше внимания, чем образованию. Девушки должны были навсегда усвоить, как следует вести себя в обществе. 

Отведённое для игр время строго ограничивалось. Воспитательницы, от которых зависел реальный режим жизни в институте, как правило, не имели педагогического образования и образцом избирали уклад монастырского приюта или казарменный режим

— Андрей ЗоринДоктор филологических наук

Театр

Источник: Википедия

Роль театра

Жизнь в Смольном была далека от идеальной: постоянные ссоры и разборки между учащимися, строгая дисциплина и плохое питание.

Вот как пишет об этом Лотман: «Отведённое для игр время строго ограничивалось.

Воспитательницы, от которых зависел реальный режим жизни в институте, как правило, не имели педагогического образования и образцом избирали уклад монастырского приюта или казарменный режим».

Основание Смольного института благородных девиц «Вступил в брак — уволен!» и другие правила жизни учителей XIX века

На реализацию воспитательного проекта большое влияние оказал театр. Ученицы не только с удовольствием перевоплощались на сцене, но и наблюдали за тем, как играют другие. Девочки театральную деятельность очень любили, потому как она сильно отличалась от всего остального в институте.

В 1770 году в Смольном открылся театр с целью реализации проекта идеального воспитания. Ставить спектакли в Смольном начали годом позже. Постановки были поводом выйти в свет, поэтому им уделялось большое внимание.

Театр оставался местом, где ученицы могли открывать новые чувства и эмоции. Что такое любовь? Как в неё играть и стоит ли отвечать взаимностью? Ответы на эти вопросы раскрывались перед смолянками во время игры.

Так же, как и в древнегреческом театре, следовало быть не только образцовой и правильной актрисой, но и образцовой зрительницей.

Девочки учились правильно откликаться на действия, происходившие на сцене, поэтому Екатерина II показывала личный пример проявления эмоций во время спектакля.

Для этого её кресло стояло прямо перед сценой, чтобы за её поведением мог следить (и подражать ему) весь зал.

«Учиться, играя» по наставлению философа Ж. Руссо – это новый для России подход к обучению, который легко освоили девушки в Смольном.

Чтобы «вкоренить в сердца» девушек нравственные начала, требовалось жёстко регламентировать доступ к «символическим моделям чувств», задать «эмоциональные стандарты», которым они должны были следовать, и набор «эмоциональных матриц», на который они должны были ориентироваться

— Андрей  ЗоринДоктор филологических наук

Адам и Ева. Лукас Кранах

Источник: Википедия

Плоды проекта

Первые выпускницы Смольного, воспитываясь в закрытой среде, оказались не вполне приспособлены к жизни в свете. Их манеры, образ мыслей и чувства безусловно вдохновляли на подвиги русскую знать начала XIX в. Некоторые из них стали фрейлинами, кто-то удачно вышел замуж, а другие стали преподавательницами в других учебных заведениях и на дому.

Конечно, благородные нравы и любовь к чтению литературы на разных языках, возвышенные идеалы любви не могли не повлиять на другие поколения.

Многие декабристы были воспитанниками смолянок, которым и в семейной жизни приходилось доказывать окружающим свое право гордо носить звание выпускниц. В заведении успел поработать инспектором классов сам К. Д. Ушинский. Несмотря на то, что институт просуществовал до 1917 г., можно говорить о том, что он оказал большое влияние на Золотой Век русской культуры.

Однако великий замысел преобразования человеческой природы, избавления от слепого подчинения обычаям и культивирования высоких нравственных идеалов в 1917 году не закончился. Сам проект Просвещения настолько укоренился в общественном сознании, что идея форматирования человека под нужды государства продолжала иметь большое значение во внутренней политике многих народов.

Барышни, Смольный: каким на самом деле был институт благородных девиц — BBC News Русская служба

  • Артем Кречетников
  • Би-би-си

16 мая 2019

Основание Смольного института благородных девиц

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Сегодня Смольный — здание правительства Санкт-Петербурга

255 лет назад началось женское образование в России: 16 мая (5 мая по старому стилю) 1764 года был основан Смольный институт благородных девиц.

Название пошло от дегтярного двора, работавшего на его месте при Петре I.

Шаг прогрессивный, но современные борцы за права женщин отнеслись бы к нему неоднозначно. Представление о Смольном институте как очаге высокой культуры, утонченности и возвышенных чувств на поверку оказывается несколько преувеличенным.

Учреждение строгого режима

Автор фото, Public domain

Подпись к фото,

На выпускных экзаменах в Смольном присутствовала императорская семья. Шифр — вензель Екатерины II на белом банте — являлся аналогом гимназической золотой медали

Первое учебное заведение в России — Славяно-греко-латинскую академию — создали в 1687 году греческие и украинские монахи.

Петр «заводил науки» с практической целью, нуждаясь в офицерах, инженерах и моряках. Екатерина II, поклонница Локка, Монтеня и французского педагога Франсуа Фенелона, получив власть, задалась целью «создать новую породу людей».

В основу было положено стремление вырвать девочек из «невежественной среды» как можно раньше, изолировать, а затем вернуть в общество «облагороженными».

Воспитанницы должны были поступать в институт в шесть лет и оставаться там до 18. От родителей или опекунов требовали «дать письменно обязательство в том, что они, до истечения положенного срока, ни под каким видом обратно требовать ее не станут».

Им не позволялось ездить домой даже на каникулы. Те, чьи родные жили в Петербурге, могли видеться с ними, но редко и под присмотром классных дам. Остальные общались с семьей только с помощью писем, подвергавшихся цензуре. Тоска по дому и разговоры о нем осуждались и высмеивались.

Читайте также:  Зоологический музей российской академии наук в санкт-петербурге

Высшей добродетелью считалось послушание. Запрещалось не только спорить с учителями, но и задавать им вопросы. На занятия, в столовую, в церковь и на ежедневный получасовый моцион в обнесенном забором институтском саду — колонной по двое.

https://www.youtube.com/watch?v=0uBEXXKJbVU\u0026t=46s

Если при Екатерине воспитанниц довольно часто вывозили на придворные мероприятия, то впоследствии выходы за пределы территории ограничились редкими летними прогулками в Таврическом саду, откуда предварительно выгоняли публику.

Телесных наказаний не было, но широко практиковалось публичное унижение.

«Когда я в первый раз вошла в столовую, меня удивило огромное число наказанных, — рассказывала в книге «На заре жизни» детская писательница Елизавета Водовозова, учившаяся в Смольном в 1853-1862 годах.

— Некоторые стояли в простенках, другие сидели за «черным столом», третьи были без передника, четвертые, вместо того, чтобы сидеть у стола, стояли за скамейкой. Мое любопытство особенно возбудила девочка, у которой к плечу был приколот чулок.

Оказалось, чулок показывал, что воспитанница плохо заштопала его».

Температура в спальнях зимой опускалась до восьми градусов, а надеть поверх рубашки что-нибудь теплое разрешалось только по распоряжению врача. Подъем в шесть утра: с тех, кто замешкался, дежурные срывали одеяла. Еда — мягко говоря, без излишеств. Причесываться всем гладко, природные кудри распрямляй, как хочешь.

Казенный кошт

Неудивительно, что знать предпочитала нанимать дочерям домашних учителей, либо отдавать их в появившиеся вскоре частные пансионы. Смольный институт стал считаться заведением для девиц благородных, но небогатых. Большинство училось бесплатно из уважения к заслугам отцов.

При Екатерине число воспитанниц составляло 200 человек, позднее выросло до 800. Они делились на четыре класса, в каждом из которых были по три года, и носили форму соответственно кофейного, темно-синего, голубого и белого цвета.

Советская школьная форма для девочек практически копировала одеяние младших воспитанниц Смольного.

Супруга Павла I Мария Федоровна решила, что отрывать детей от родителей в шесть лет бесчеловечно, и упразднила «коричневый» класс.

Через год после основания института открылось «мещанское» отделение. И в нем было много, как тогда говорили, казеннокоштных — прежде всего, дочерей дворцовых служителей. «Благородные» и «простые» жили и учились отдельно.

«Институтки»

Слово «институтка» живет в русском языке, обозначая оторванность от жизни, экзальтированность и излишнюю чувствительность.

В викторианской Англии надевали чехлы на голые ножки столов, чтобы кто-то по аналогии не подумал о чем-то другом. Главная героиня романа Мопассана «Жизнь», тоже окончившая закрытый пансион, выходя замуж, понятия не имела, что будет происходить в первую брачную ночь.

А выпускницам Смольного института приходилось объяснять, что пьяный мужик на улице шатается не оттого, что болен, и приглашение на танец на балу еще не есть предложение руки и сердца.

Распространенное среди нигилистов мнение о Смольном институте как «гареме Романовых» — миф, связанный с отношениями Александра II с Екатериной Долгоруковой. Но познакомились они, когда та еще не училась в Смольном, а сблизились, когда она его уже окончила.

«Обожание»

В наглухо закрытом девичьем коллективе, где излить чувства было решительно не на кого, возник странный феномен «обожания».

Воспитанница возводила в культ старшеклассницу, учителя или институтского священника (любое лицо, стоявшее выше ее в институтской иерархии) и начинала называться «адоратрисой» такой-то или такого-то.

Когда представлялось возможным, оказывала предмету обожания мелкие услуги, тайно обливала духами ее или его одежду, а более всего стремилась как-то пострадать за него: например, съесть кусок мыла.

Оказывает ли объект хоть малейшее ответное внимание, значения не имело. Чувство было сугубо платоническое: когда один молодой педагог сообщил классу, что женится, «адоратрисы» принялись заочно обожать его невесту.

Предметами общего институтского поклонения были особы царствующего дома. Каждый высочайший визит становился грандиозным событием, мельчайшие детали которого потом обсуждались месяцами.

«Собирали и тщательно хранили кусочки жаркого, огурца, хлеба со стола, за которым обедал государь; выкрадывали платок, который разрезался на маленькие кусочки и распределялся между воспитанницами, носившими эти талисманы у себя на груди», — вспоминала институтка Варвара Гарулли.

Александр II однажды сам отдал девушкам свой платок и добавил, смеясь: «Со мной делайте что хотите, но Милорда моего [собаку] не трогайте, не вздумайте стричь у него шерсть на память».

Выпускницы Смольного приобретали хорошие манеры и общую эрудицию, учились — кто лучше, кто хуже — рисовать, танцевать и музицировать.

Подпись к фото,

Стандартная спальня классной дамы: с ноября 1917-го по март 1918 года в ней ночевал Владимир Ленин

Первый куратор института, высокообразованный вельможа Иван Бецкой, включил в программу всеобщую историю и историю искусств, географию, математику и даже «опытную физику».

Потом все ненужное, по тогдашним понятиям, будущей жене, матери и светской даме пошло под нож, и уровень преподавания оставшихся дисциплин тоже упал.

В конце 1850-х комиссия министерства народного просвещения обнаружила, что в институте не было библиотеки и не хватало основных учебников.

Девушки не смогли перевести страницу текста на немецком языке, произведения Пушкина, Лермонтова и Гоголя знали только в пересказе учителя, назвали Александра Невского польским королем…

А уроки кулинарии проходили так: повариха позволяла ученицам нарезать мясо и овощи, а за дальнейшим они должны были наблюдать со стороны — к плите их не допускали.

В 1859 году инспектором классов, то есть вторым лицом в институте, стал выдающийся педагог Константин Ушинский. Он вернул в программу естественные и точные науки, набрал молодых либеральных преподавателей, модернизировал учебные планы и методики, объединил в классах дворянок и мещанок, разрешил воспитанницам проводить каникулы и праздники у родителей.

Через три года близкая к императрице начальница института Мария Леонтьева обвинила Ушинского в атеизме, и его отправили в длительную научную командировку в Европу.

В 1858-1874 годах в России открылись 189 женских гимназий и Высшие женские курсы в Петербурге и Москве. Смольный институт потерял уникальный статус.

9 июля 1917 года Временное правительство передало часть его старинного здания, построенного Джакомо Кваренги, в распоряжение исполкома Петроградского совета. Четыре месяца институтки соседствовали с революционными матросами, а после октябрьского переворота их выдворили окончательно.

Смольный превратился в штаб-квартиру Совнаркома, а затем городской исполнительной власти.

Часть преподавателей Смольного института во главе с последней начальницей Верой Голицыной выехали в Новочеркасск, а затем в Сербию, где до 1932 года продолжали учить дочерей эмигрантов.

Киево-Могилянская академия и петербургский Александровский лицей в наши дни восстановлены. Со Смольным институтом такого не случилось: раздельное обучение давно считается анахронизмом.

При подготовке статьи использованы материалы:

Смольный институт: основание и история

Смолянки и штаб революции

Смольный институт. Санкт-Петербург

Зачем Екатерина II придумала Смольный институт

 Парламентская газетаПарламентская газета

Название Смольный уходит ко времени основания Санкт-Петербурга — тогда это место отвели для Смоляного двора, где хранили смолу и варили дёготь для нужд Адмиралтейской верфи. Тогда название «Смольное» и закрепилось за этим местом.

Екатерина, поклонница прогрессивных идей Монтеня, Локка и Фенелона, желала учредить учебное заведение наподобие Сен-Сирского института под Парижем.

По уставу дети должны были поступать в заведение не старше шестилетнего возраста и оставаться там двенадцать лет, причём с родителей бралась расписка, что они не будут требовать их назад ни под каким предлогом до истечения этого срока.

Императрица надеялась, удалив детей на долгий срок от невежественной среды и вернув туда уже развитую и облагороженную девушку, способствовать смягчению нравов и создать «новую породу людей».

Сенату было повелено напечатать и разослать устав этого заведения по всем губерниям, провинциям и городам, «чтобы каждый из дворян мог, если пожелает, поручить дочерей своих в младенческих годах сему учрежденному воспитанию». Указ предусматривал воспитание двухсот благородных девиц в новостроящемся Новодевичьем монастыре.

Смольный институт благородных девиц стал первым в России привилегированным женским средним общеобразовательным учебным заведением. Около 200 юных девушек от 6 до 18 лет получали всестороннее образование, а лучшие воспитанницы определялись в придворную службу.

В программу входило обучение по многим предметам, в том числе, Закон божий, французский язык, арифметика, география, словесность. Кроме того, девицы обучались танцам, музыке, светским манерам, рукоделию и домоводству. Обучение продолжалось 12 лет и делилось на 4 возраста по 3 года каждый.

Ученицы носили форму — платья определённого цвета: в младшем возрасте — кофейного, во втором — синего, в третьем — голубого и в старшем возрасте — белого. По окончании института 6 лучших выпускниц получали «шифр» — золотой вензель в виде инициала императрицы. Некоторые воспитанницы становились фрейлинами двора.

В 1765 году при Смольном институте было открыто учебно-воспитательное учреждение для девиц других сословий, где они получали элементарную общеобразовательную подготовку и обучались домоводству.

В 1917 году институт был закрыт, а после Октябрьской революции в Смольном сформировалось новое правительство: Совет Народных Комиссаров во главе с Владимиром Лениным. А сейчас там размещается Правительство Санкт — Петербурга.

Смольный институт благородных девиц

Женские драки, подъём в 6 утра, жутко неудобные платья. Вот как готовили «образцовых жён и матерей» в главном российском вузе для девиц. К слову, высшим учебным заведением Смольный не являлся — его программа была максимум гимназистской. Ученицы с ужасом вспоминали, как ходили строем и в столовую, и в церковь. И тем не менее в учебное заведение «для своих» мечтала попасть каждая.

Читайте также:  Театр-фестиваль «Балтийский дом»

Появлением женского образования в Российской империи мы обязаны Екатерине II. По её указу 5 мая 1764 года в Петербурге был учрежден Смольный институт благородных девиц. Он разместился в Смольном монастыре.

Екатерина II, укрепляя свою личную власть, ища популярности, осуществляла активную реформаторскую деятельность. Следуя советам философов-французских энциклопедистов, она играла роль «просвещенного монарха», переустраивающего жизнь на «разумных» основаниях. Одним из направлений реформирования стала социальная политика.

К тому моменту во Франции, например, давно существовал Королевский дом святого Людовика — светская женская школа. Екатерина II решила не отставать от «просвещённой Европы».

Среди просветительных мер, в которых императрица хотела быть на уровне века, — создание воспитательных домов, женских институтов, благотворительных учреждений.

Государыня планировала забирать девочек из семей, чтобы оградить от невежества, и, поместив в «благородную среду», создать совершенно новый тип женщин. Преподаватели должны были делать из девочек «парфеток» — в переводе с французского означает «совершенный».

История Смольного монастыря восходит к правлению императрицы Елизаветы.

Именно она, желая завершить свой земной путь в тиши и покое, приказала построить на этом месте монастырь для благородных девиц, предполагая, что сама станет настоятельницей.

А название Смольный уходит к времени основания Санкт-Петербурга — тогда это место отвели для Смоляного двора, где хранили смолу и варили дёготь для нужд Адмиралтейской верфи. Тогда то название «Смольное» и закрепилось за этим местом.

Смольный институт благородных девиц стал первым в России привилегированным женским средним общеобразовательным учебным заведением закрытого типа для дочерей потомственных дворян.

Девочек из дворянских семей принимали туда с шести лет, а обучение длилось 12 лет и было разделено на четыре «возраста» по три года.

В зависимости от возраста воспитанницы- «смолянки» должны были носить форменные платья: младшие — кофейного цвета, от 9 до 12 лет — синего, от 12 до 15 лет — голубого и от 15 до 18 лет — белого цвета.

Шесть лучших выпускниц удостаивались отличительного знака — золотого вензеля с инициалами императрицы.

Одинаковые платья, одинаковые причёски (волосы нужно было зачёсывать в зависимости от класса на определённый манер. Тот факт, что у кого-то они кудрявые, никого не волновал — делай как все).

Девушки не всегда жили мирно между собой. Доходило и до «межклассовых» драк.

— «Голубые» дрались со старшим («белым») классом, дразнили маленьких из класса «кофейного» (мы были в платьицах кофейного цвета) и даже иногда дерзили классным дамам, — пишет Александра Соколова в книге «Из воспоминаний смолянки».

Но подобное поведение было скорее нонсенсом. За любые проступки девушек жёстко наказывали.

Одновременно в институте проходили обучение около 200 девочек. В 1765 году при Смольном институте было открыто учебно-воспитательное учреждение для девиц других сословий (кроме крепостного крестьянства), где они получали элементарную общеобразовательную подготовку и обучались домоводству.

Девицы из благородных семей по окончании института получали службу при дворе, некоторые становились фрейлинами. На это была направлена и образовательная программа заведения, составленная при участии Ивана Бецкого.

Здесь изучали Закон божий, три иностранных языка, арифметику, рисование, историю, географию, словесность, обучались танцам, музыке, светским манерам, рукоделию и домоводству. Особый упор делался на иностранные языки и Закон божий, а выпускницы обязаны были знать «правила доброго воспитания, благонравия, светского обхождения и учтивости».

В штатное расписание института входили 29 учителей: русского языка, иностранных языков, рисования, вокальной и инструментальной музыки, истории, географии, геральдики и архитектуры, два танцмейстера.

Устав института был строг — девушки жили по четкому распорядку дня, а видеться с родными могли только по выходным и праздникам и только в присутствии начальницы. Покинуть заведение до 18-летия по своему желанию или по требованию семьи девочка не имела права.

— Как только утром в шесть часов раздавался звонок, дежурные начинали бегать от кровати к кровати, стягивали одеяла с девочек и кричали: «Вставайте! Торопитесь!», — пишет в своих мемуарах одна из воспитанниц Елизавета Цевловская.

Дальше молитва, умывание, столовая. Везде ходили строем.

— Куда бы мы ни двигались, мы выступали как солдаты — бесшумной стройной колонной. В столовую туда и назад строились восемь раз, по часу тратили, отправляясь на прогулки и в церковь, — вспоминает Цевловская.

После — уроки, обед, прогулка, молитва и сон. Во времена Павла I и после выходить разрешалось в строго определённое время под пристальным присмотром учителей. Гуляли, если это можно так назвать, воспитанницы строго по территории Смольного и под пристальным присмотром педагогов.

— То, что не отпускали нас из института ни при каких семейных обстоятельствах, я испытала на себе: за четыре месяца до выпуска я имела несчастье потерять отца, жившего в окрестностях Петербурга, и меня не отпустили отдать последний долг. Вот как строго относились к правилу не выпускать ни на шаг из института! — пишет Ковалевская.

Вплоть до 1917 года институт оставался одним из наиболее консервативных учебных заведений.

Карл Булла в 1917 году сфотографировал последних воспитанниц Смольного института.Карл Булла в 1917 году сфотографировал последних воспитанниц Смольного института.

В 1917 году институт был закрыт. После этого его перевезли в Новочеркасск, выпустив студенток в последний раз в 1919 году. А после — закрыли «за ненадобностью».

А в Смольном после Октябрьской революции сформировалось новое правительство: Совет Народных Комиссаров во главе с В.И. Лениным. С тех пор это здание занимают различные структуры власти. Имеется ряд музейных экспозиций, отражающих всю историю Смольного.

Смольный институт благородных девиц

Первое женское учебное заведение в России. Основан  24 апреля (5 мая) 1764 года в Санкт-Петербурге. Просуществовал до 1919 года.

Создание и деятельность института

Смольный институт благородных девиц, или по первому названию, Императорское воспитательное общество благородных девиц, появилось весной 1764 году по указу государыни Екатерины II. Главным инициатором организации подобного заведения стал известный общественный деятель Иван Иванович Бецкой.

И Бецкой, и Екатерина разделяли идеи Просвещения и мечтали о создании «новой породы людей». Эти взгляды они стремились осуществить и в отношении женского образования. В качестве примера для нового учреждения был взят французский Сен-Сирский институт – первая европейская светская школа для женщин, появившаяся в 1684 году. Устав нового образовательного заведения был разослан по губерниям.

Смольный институт представлял собой закрытое привилегированное учебное заведение для дворянок, в 1765 году появилось отделение для девиц недворянских сословий (за исключением крепостных). В институт брали девочек шести лет. Обучение длилось до того, как воспитанницам  исполнялось 18 лет.

Впоследствии его срок уменьшился с 12 до 9 лет (девочек стали принимать в 9-летнем возрасте). Телесные наказания в институте не применялись. Помимо содержания за государственный счет, многие девочки содержались за счет различных стипендий – царской семьи и различных аристократов.

  Были и те ученицы, за которых платили их семьи.

В учебную программу входили арифметика, русская словесность, история и  география, иностранные языки, музыка и танцы, рисование и домоводство. Таким образом, девушки получали прекрасную подготовку к жизни в свете.

У разных классов была своя форма: от коричневого у младших до белого у старших, что символизировано восхождение девочек от низшего уровня к высшему. Выпуск смолянок всегда посещал государь с семьей.

Шесть лучших учениц курса получали золотой шифр с инициалами Екатерины II на бело-золотом банте, часто выпускницы становились фрейлинами при дворе.

В 1796 году Смольный стал частью Ведомства учреждений  императрицы Марии Федоровны, а в 1806 году получил свое собственное здание (архитектор Джакомо Кваренги). До этого институт располагался при Воскресенском Смольном новодевичьем монастыре, построенном при Елизавете Петровне зодчим Б.Ф. Растрелли.

С 1848 года институт стал готовить и учительниц – появился педагогический класс, обучение в котором длилось два года. Тогда же отделение для мещанок превратилось в Александровское училище (с 1891 – институт).

В конце 1850-начале 1860-х годов Смольный институт затронули некоторые реформы. В это время инспектором классов здесь был выдающийся педагог Константин Дмитриевич Ушинский. Он ввел новый семилетний план обучения, в котором были увеличены часы преподавания истории и географии, естествознания, русского языка.

Также при Ушинском воспитанницам позволялось уезжать на каникулы и праздники домой, до этого момента они были невыездными (родственники могли посещать их по приемным дням). Кроме того, он ввел практику педагогических совещаний. Однако не все нововведения  прижились. Из-за конфликта с институтской начальницей М.П.

Леонтьевой, обвинившей  Константина Дмитриевича в вольнодумстве, тот вынужден был уйти.

Стоит отметить, что Смольный институт на протяжении всей своей истории отличался сильной строгостью нравов, что проявлялось в отборе учителей и классных дам, должных отвечать определенным качествам, в жесткости самого распорядка жизни смолянок, практически изолированных от внешней жизни.

Во время революционных событий 1917 года Смольный возглавляла княгиня В.В. Голицына. В октябре она перевезла институт в Новочеркасск. Именно здесь в начале 1919 года и прошел последний выпуск смолянок. 

Литература

  • Быкова В.П. Записки старой смолянки (Императорского В.О.Б.Д.). СПб., 1898.
  • Данилова А.М. Благородные девицы: воспитанницы Смольного института: биографические хроники. М., 2008.
  • Иманов Г.М., Никандров Н.Д., Потеев М.И. Смольный институт: прошлое, настоящее, будущее. СПб., 2009.
  • Лярский А.Б. «Кухня» Смольного института: о самопрезентации элитарного учебного заведения // Печать и слово Санкт-Петербурга. Петербургские чтения-2014: XVI Всероссийская научная конференция: сборник научных трудов: (в 2 ч.). Ч. 1: Книжное дело. Культурология. Лингвистика. СПб., 2015.
  • Смольный институт: дневники воспитанниц: (сборник). М., 2017.
  • Угличанинова М.С. Воспоминания воспитанницы Смольного монастыря сороковых годов. М., 1901.
  • Черепнин Н.П. Императорское Воспитательное общество благородных девиц. Т. 1-3. СПб.-Пг., 1914-1915.
Читайте также:  Наступление на Ленинград. Блокада

Воспитательный институт благородных девиц при Смольном монастыре

До этого в России не существовало образовательных учреждений для девочек — девочки-дворянки учились дома, девочек из бедных семей, как правило, не учили совсем. Заведение, как говорилось в указе, было создано для того, чтобы «дать государству образованных женщин, хороших матерей, полезных членов семьи и общества».

Воспитательное общество было рассчитано на содержание 200 девиц «благородного звания». Обучение продолжалось 12 лет и делилось на четыре «возраста» по три года каждый (позднее срок обучения был сокращен до девяти лет, обучение стало делиться на три «возраста»).

Девочки каждой возрастной группы носили платья определенного цвета: первый возраст имел платья кофейного цвета, поэтому их часто называли «кофейницами», второй — голубого или синего, третий — серого, старшие девочки ходили в белых платьях. Впоследствии, как непрактичные, маркие, их заменили на зеленые, но традиция называть класс «белым» осталась.

Жили девочки в дортуарах по несколько человек с приставленной к ним дамой. Кроме того, была еще классная дама, которая следила за поведением на уроках.

Классные дамы обязаны были поступать с воспитанницами с благоразумием и кротостью. Наказаний предписывалось избегать, допускались только «увещания» провинившихся.

День воспитанниц начинался в шесть часов утра, после утренней молитвы и завтрака они шли на уроки, занятия чередовались с физическими упражнениями, ежедневными прогулками, играми на свежем воздухе или в залах.

Воспитанницы учились круглый год, каникулы не предусматривались. Родители посещали дочерей только в назначенные дни с позволения начальницы, заведение должно было полностью заменить им семью.

Предметами обучения были закон божий, французский язык, арифметика, рисование, история, география, словесность; кроме того, девицы обучались танцам, музыке, рукоделию, различным видам домоводства. В Смольном институте также преподавались предметы светского обхождения.

На торжественные собрания и любительские театральные представления приглашали представителей Императорского Двора, дипломатов, высших военных и гражданских чинов; число приглашенных иногда доходило до тысячи.

Главным событием в жизни воспитанниц был публичный экзамен, на котором присутствовали члены императорской семьи. При выпуске девушкам выдавались аттестаты. Лучшие ученицы получали «шифр» — золотой вензель в виде инициала императрицы. Лучшие воспитанницы определялись в придворную службу.

В 1765 году при Смольном институте было открыто мещанское отделение для девочек недворянского происхождения (позднее — Александровский институт), где они получали элементарную общеобразовательную подготовку и обучались шитью и домоводству.

После смерти Екатерины II в 1796 году Павел I поручил своей супруге императрице Марии Федоровне управление всеми благотворительными и женскими учебными заведениями России. Реформа Марии Федоровны изменила характер Воспитательного общества.

  • Широкие гуманно-общественные задачи, поставленные Екатериной II, заменились более узкими, чисто женскими.
  • В XIX веке Смольный институт стал замкнутым привилегированным учебным заведением, в котором особое предпочтение отдавалось всему иностранному, воспитанницам прививались светские манеры, набожность, сентиментальность и преклонение перед царской фамилией.
  • В 1848 году при заведении был открыт двухгодичный педагогический класс, выпускницы которого становились учительницами.

С воцарением Александра II и Марии Александровны снова начались изменения. В 1859-1862 годах инспектором классов был выдающийся российский педагог Константин Ушинский. Он изменил учебные планы, ввел преподавание отечественной литературы и расширил курс естественных наук. Прием и выпуск производили каждый год, учредили каникулы.

После ухода Ушинского его основные мероприятия были ликвидированы. Вплоть до 1917 года Смольный институт оставался одним из наиболее консервативных учебных заведений.

Летом 1917 года воспитанницы института были переведены в другие учебные заведения. По другим источникам, в октябре 1917 года Смольный институт под руководством княгини Веры Голицыной выехал в Новочеркасск, где в феврале 1919 года состоялся последний российский выпуск.

После революции в здании Смольного института сформировалось новое правительство: Совет народных комиссаров во главе с Владимиром Лениным, который работал в Смольном до переезда правительства в Москву. В советское время в Смольном находился городской и областной комитет КПСС. Впоследствии там разместилось правительство и администрация города Санкт-Петербурга.

Материал подготовлен на основе информации РИА Новости и открытых источников

Традиции воспитания благородных девиц в Смольном институте

11 июня 1806 года было заложено новое здание для первого в России института благородных девиц. Институт существовал с 1764 года и находился в Смольном монастыре. Но к концу XVIII века учреждению понадобилось больше места, поэтому было принято решение построить новое здание. Архитектором стал итальянец Джакомо Кваренги. Вот что о знаменитом архитекторе писала Екатерина II:

«Этот Кваренги делает нам восхитительные вещи; весь город уже полон его постройками, он строит банк, биржу, множество складов, лавок и частных домов, и его постройки так хороши, что лучше и быть не может».

  • Уже через 2 года новый Смольный институт благородных девиц принимал первых воспитанниц.
  • Общий вид Смольного института

В архитектуре Смольного института Кваренги варьирует палладинские мотивы — стилевое течение раннего классицизма. Здание отличается особой строгостью и лаконичностью трактовки крупных архитектурных форм.

Внешний вид жилого флигеля Смольного института

Внутренняя планировка состоит из учебных помещений и актового зала внизу, а также жилых комнат на верхнем этаже. Актовый зал считается одним из самых совершенных интерьеров, созданных Кваренги.

Торжественность белоколонного зала создают безупречные пропорции, мощь коринфского ордера и масса света.

Когда-то в этих залах учились танцевать молодые девушки — воспитанницы Смольного института благородных девиц.

Урок танцев в Актовом зале

Из названия кажется, что учебное заведение для девушек — это место, где вышивают крестиком, читают поэзию на французском языке и играют на фортепиано. Однако ученицам института едва ли можно позавидовать. В его стенах их ожидали скудное питание, строгая иерархия и невозможность покинуть стены учреждения.

О спартанских условиях своего содержания многие смолянки — так называли воспитанниц — писали в мемуарах. Там, в воспоминаниях и архивах, мы нашли много интересного об истории Смольного института благородных девиц, изучаемых в нём предметах, целях и методах воспитания образованных и покладистых женщин.

Урок пения

История и миссия института

Прорыв в области женского образования в России совершила Екатерина II. Императрица считала, что девушкам необходимо получать образование и развиваться культурно и нравственно. Совместно с президентом Академии художеств Иваном Бецким она задумала учреждение, в котором готовили бы образованных женщин, хороших матерей, полезных членов семьи и общества.

Екатерине II хотелось, чтобы выпускницы института стали примером для всех женщин России. Она принимала активное участие в жизни заведения: интересовалась успехами и трудностями, вкладывала большие деньги в развитие, беседовала с классными дамами и воспитанницами.

В Смольном воспитанницы учились вплоть до революции 1917 года, затем институту пришлось переехать в Новочеркасск, где он просуществовал ещё несколько лет.

Как и чему учились в институте

Воспитанницы Смольного института благородных девиц были разделены на классы по возрасту: от 6 до 9 лет, от 9 до 12 лет, от 12 до 15 лет и от 15 до 18 лет.

С 6 до 9 лет девочки изучали Закон Божий, русский и иностранные языки, арифметику, рукоделие, музыку, рисунок и танцы. Позже добавлялись гуманитарные науки и домашнее хозяйство. В старших классах ученицы начинали изучать физику, архитектуру и уделяли больше времени домоводству.

Фото из швейной мастерской

Покинуть стены института девушки не могли до самого окончания. Отдавая дочерей в институт, родители подписывали бумагу о том, что не отзовут их обратно домой. Послабление пришло только с началом правления Марии Фёдоровны, которая сократила срок обучения на 3 года. Однако у воспитанниц так и не появилось выходных и каникул.

Правда, как свидетельствуют сами смолянки, учёба в институте была довольно посредственной. На уроках разрешено было только слушать, а вот задавать вопросы и вступать в дискуссии с преподавателем — строго запрещалось. Но и за успеваемостью особо не следили, классных дам больше волновали внешний вид и соблюдение приличий.

Урок музыки

Правила пребывания в институте

Правила поведения в заведении были подробно расписаны в уставе института. Нарушительниц порядка называли «мовешками» от французского слова mauvaise, что переводится как «дурная».

Девочек, которые никогда не нарушали правил, дразнили «парфетками» (от французского parfait — совершенная).

Друг друга воспитанницы института ласково называли «милочка» и «душечка», бранились же ещё более мило — «бессовестная душечка» и «душечка поганая».

Для каждого возраста в Смольном существовала своя форма и своя причёска. Так самые младшие носили форму кофейного цвета и кудри, те, кто постарше, переодевались в синюю одежду.

Девушки от 12 лет носили форму серого цвета и заплетали волосы в косы. Старший класс назывался «белым» из-за белоснежной формы воспитанниц. На голове же они носили модные в то время высокие черепаховые гребешки.

Более светлые цвета в одежде воспитанниц символизировали возрастающую образованность и аккуратность.

Условия жизни в институте

  1. Условия жизни в Смольном были спартанские: в комнатах, где жили девушки, температура не поднималась выше 16 градусов, подъём был очень ранним, а умывались воспитанницы ледяной водой из Невы.

  2. Спальные места

Скудным и невкусным было и их питание. Это отметил даже Николай I, как-то раз навестивший учениц в институте.

Попробовав суп, он сказал, что его солдат кормят куда лучше.

Вот что пишет в своих мемуарах одна их выпускниц:

«Но если чем и был плох институт, так это пищей. У нас готовили скверно: мясо синеватое, жёсткое, скорее рваное, чем резаное… Часто мы вставали из-за стола, съевши только кусок хлеба, тусклые и уже слишком некрасивые блюда оставались нетронутыми».

Столовая

Гуляли девушки только по территории института. Только раз в год, летом, их выводили на прогулку в Таврический сад, предварительно выгнав оттуда всех посетителей.

Смольный институт сегодня

В современном Петербурге здание, построенное Кваренги для института благородных девиц, имеет важное городское значение. Сегодня здесь располагается официальная резиденция губернатора Санкт-Петербурга, а часть помещений занимает Государственный историко-мемориальный музей «Смольный».

Материал подготовлен редакцией портала «Культура Петербурга»

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector