Опера «история кая и герды» в мариинском театре

История Кая и Герды

Пролог
Коварные тролли потешаются над людьми. Они создали зеркало зла, в котором все доброе и хорошее становится безобразным. Зеркало разбито – его осколки разлетелись по свету, раня сердца людей и превращая их в лед. Фонарщик начинает свой рассказ о Кае и Герде.

Действие первое
Жители Оденсе веселятся на главной площади города. Бабушка зовет Кая и Герду домой. «Не шутите с метелью, не шутите с морозом», – предупреждает она. На площади появляются два тролля, они готовы сделать все, чтобы испортить праздник и поссорить Кая и Герду.

Вечер в доме Кая и Герды. За окном метель. Дети затевают игру. В это время в доме появляются тролли. Швырнув осколок зеркала зла в Кая, они исчезают.

Мальчика словно подменили: запах роз кажется ему противным, он передразнивает Герду и Бабушку, разговаривает с ними свысока. Голос Снежной королевы зовет его, и в забытьи он твердит о «вечности и сотне звезд».

Бабушка знает: Снежную королеву слышит лишь тот, у кого ледяное сердце.

На площади Оденсе. Горожан развлекают бродячие артисты. Поднимается метель. Это явилась Снежная королева, она зовет Кая в свой ледяной дворец. Мальчик, следуя за ней, исчезает в снежном вихре. Снежная пыль рассеивается, и Фонарщик пытается вселить в людей надежду: «Посреди любых метелей ждите, у зимы короткий век».

Действие второе
Сумерки в лесу. Герда отправилась на поиски Кая и угодила в лагерь разбойников. Бандиты готовы расправиться с беззащитной девочкой. Герда зовет Кая и плачет. За нее вступается бойкая и своенравная дочка Атаманши.

Обратите внимание

От Северного оленя, пленника Маленькой разбойницы, Герда узнает, что Кай улетел вместе со Снежной королевой на остров Шпицберген.

Самоотверженность Герды трогает сердце Маленькой разбойницы, она отпускает свою новую подругу и дает в проводники Северного оленя.

Фонарщик размышляет о том, что самое печальное и опасное на свете – нелюбовь.

Северный олень перенес Герду во владения Снежной королевы. Кай находится в одном из залов ее ледяного дворца. Он почти забыл прежнюю жизнь, сердце его оледенело.

Мальчик занят важным делом – складывает из льдинок слово «вечность», за которое ему обещан весь мир и коньки в придачу. Герда взывает к нему, рассказывая об Оденсе, доме, аистах на крыше.

Кажется, Кай вспомнил: это она, Герда, снилась ему, это она звала его.

В зал врывается Снежная королева. Она заморозит сердца детей, и они погибнут. В последнюю секунду Кай бросается к льдинкам и вместо слова «вечность» складывает «я люблю». Снежная королева повержена, дворец озаряет солнце. Кай и Герда на Северном олене спешат в родной Оденсе, где их ждут Бабушка, Фонарщик и горожане.

Источник: https://www.mariinsky.ru/playbill/playbill/2017/1/3/1_1200

Мариинский театр — отзывы 2019

ПОНРАВИЛОСЬ

Игра оркестра, исполнение двух оперных арий- Северного Оленя, Маленькой разбойницы и Снежной Королевы, и вокально и четкое произношение — идеально для детского восприятия.

НЕ ПОНРАВИЛОСЬ

Либретто и художественная постановка, цветовое оформление.

КОММЕНТАРИЙ

С ДЕТЬМИ – НЕ ХОДИТЕ! Побывала с маленькой внучкой на опере Мариинского театра «История Кая и Герды». Ужасное впечатление, повторяю, с детьми туда не ходите, поберегите детей! Кто и с какой целью из чудесной сказки Андерсена создал этот мрачный триллер? Претензии ко всем – и к автору сценария, и к постановщикам и к художникам спектакля.

До похода в театр несколько раз читали сказку, смотрели любимый внучкой советский мультик «Снежная королева». Ни на что новое в информационном плане уже не рассчитывали, но надеялись подкрепить любимый сюжет новым эмоциональным переживанием от музыки, оперного и сценического представления.

Важно

Но детская сказка началась с нашествия вооруженных с ног до головы злобных инопланетных сил , было впечатление, нет ли неожиданной замены спектакля, которую не успели отследить. Спасибо титрам, поняла, что это тролли, но тролли, вовсе не обязательно монстры Нинтендо или других компьютерных и телевизионных страшилок, желая отвлечь от которых мы и ведем детей в театр.

Почему Олле-Лукое превратился в «ЧЕЛОВЕКА В ЧЕРНОМ»? Внучка, изрядно перепуганная первой картиной, спрашивала: «Бабушка, а кто этот страшный?». Пригласили на спектакль детей с 6 лет, но из детской сказки вычеркнули до минимума все сказочное и до минимума сократили все проявления доброты, помощи Герде со стороны людей и природы. Цветовое оформление самое, самое мрачное.

Даже когда исполняется песня надежды (вновь придет весна и вернутся аисты), малышка спрашивала: «А почему они все плачут?». Как взрослый человек, в первом акте смиряешься, предполагая после трагической завязки первого действия активное противодействие добрых сил и злых, и в финале триумф добра.

Но начало второго снова неприятно поражает, кто это на сцене? Как объяснить ребенку, что это злые олени или рогатые разбойники, когда и сама не понимаешь, что это за персонажи, одно ясно, злобные. Длится это безобразие долго, одна бабушка с внучком, сидящая рядом с нами, вздыхает, делится впечатлением, говорит, сцена насилия затянулась.

Внучка дрожит – бабушка, ЗЛЫЕ ОЛЕНИ ГЕРДУ ПОТРОГАЛИ, ОНИ ЗЛЫЕ ЕЕ ТРОГАЛИ, ТРОГАЛИ. Успокаиваешь, ее спасут. И далее (у Андерсена точно не было) Герда в собачьем ошейнике сидит не то в клетке, не то под стулом, и, по мнению внучки, опять плачет.

И вот, наконец, спасительница, маленькая разбойница, весьма энергичная, лишенная каких-либо детских черт, и ВЫСТРЕЛ, ОЧЕНЬ УЖ НАТУРАЛЬНО ИЗОБРАЖЕННЫЙ, ДЕТИ В ИСПУГЕ ВЗДРОГНУЛИ НЕ СЛАБО!!! Зачем это было делать? В разных операх, балетах в Мариинке звучат выстрелы, но где еще их так озвучивают? ЧТО ЗА НОВШЕСТВО ИСПЫТЫВАЮТ НА НАШИХ ДЕТЯХ? Вопросы по действию не кончаются.

Кто этот персонаж по имени метаморфоза — олень или Лапландец? Как будто должен быть по сказке олень, но почему он не запряжен в сани, а едет в них, и почему рога растут у саней? Справедливости ради стоит отметить чудесное исполнение оперной партии, спасибо исполнителю! И в итоге разбойница, в сердце, которой, наконец, проснулась любовь, она не рада новому доброму чувству, а стенает, как брошенная женщина. Единственное эстетически приятное во всем спектакле – Снежная королева. Внучка так и говорит: «Больше всего понравилась Снежная королева – она красивая». Больше не хочется читать Андерсена, напоминать внучке спектакль – как бы не начала кричать во сне. Еще раз предупредить зрителей – С ДЕТЬМИ НЕ ХОДИТЕ. ЧУДЕСНЫЙ СПЕКТАКЛЬ ДЛЯ КРИТИКОВ ЛЕТ ОТ 26, КОТОРЫЕ ПИШУТ ЗАКАЗНЫЕ ПОЛОЖИТЕЛЬНЫЕ ОТЗЫВЫ ОБ ЭТОМ ТРАГИЧЕСКОМ ТРИЛЛЕРЕ.

ВОЗРАСТ РЕБЕНКА

5,5 лет

БЫТОВЫЕ УСЛОВИЯ

Нормальные.

Источник: https://littleone.com/catalog/4836-mariinskiy-teatr

История Кая и Герды

Описание

С 31.декабря 2018 по 26 января 2019 года, в Мариинском театре города Санкт-Петербурга состоятся показы знаменитой оперы ИСТОРИЯ КАЯ И ГЕРДЫ в 2-х действиях, по мотивам сказки Шарля Перро «Снежная королева»!

Спектакль сопровождается синхронными титрами на русском и английском языках.

Написанных для детей опер не так много – сам жанр со всеми условностями и традициями, кажется, не предполагает аудитории, состоящей из непосед.

Петербургский композитор Сергей Баневич, выбравший своей стезей детскую музыку, попытался преодолеть эту несправедливость.

«История Кая и Герды», самое известное его сочинение, представляет собой оперу для детей, написанную по всем правилам взрослой музыкальной драмы.

Совет

Фабула заимствована у Андерсена – его «Снежную королеву» перевела на язык оперного либретто поэт Татьяна Калинина. Действие требовалось сделать лапидарным, эпизоды зрелищными, а идею внятной публике 6+.

События «Истории» перемежаются проповедью мудрого Фонарщика, в партитуру удачно вписаны танцевальные интермедии и симфоническая картина «Полет на северном олене».

Вокальные линии персонажей рассчитаны на взрослых исполнителей, а язык оперы с опорой на ариозное высказывание, доступен детскому восприятию.

В финале авторы сталкивают лицом к лицу два женских образа: в схватке за сердце человека борются любовь и смерть, Герда и Снежная королева – парадоксальным образом музыкальная притча, написанная в конце 1970-х, апеллирует к христианским мотивам сказки Андерсена, в изданиях тех лет не воспроизводившимся (в сказке за душу Кая сражаются Бог и дьявол).

«Эта опера равно адресована и детям, и взрослым, она о потере и нахождении себя, как в воспитательных романах. Размышляя о Кае, я думаю и о тех сегодняшних подростках с осколками “зеркала зла” в сердцах, которые не знают, что такое любовь, не знают цену жизни, которые безжалостны и беспощадны», – размышляет композитор.

Название «История Кая и Герды» впервые появилось в афише Кировского театра в 1980-м, оно продержалось в репертуаре десятилетие, выдержав более сотни представлений. Позже постановку Юрия Александрова возобновили, и в спектакле пели юные Анна Нетребко, Леонид Захожаев, Евгений Никитин.

По инициативе Нетребко венская редакция оперы с немецким либретто (Die Schneekönigin) в течение двух летних сезонов исполнялась на сцене Гайдн-зала в замке князей Эстергази близ Вены. Счастливая сценическая судьба у оперы в России: ее ставили в Челябинске, Екатеринбурге, Перми, Минске, Киеве, Владикавказе, Пскове. Сейчас «История» идет в Большом и Новосибирском театрах.

Нынешнюю мариинскую премьеру доверили опытным постановщикам сказок – режиссеру Алексею Степанюку и художнику Елене Орловой.

АВТОРЫ И ПОСТАНОВЩИКИ Музыка Сергея Баневича  Либретто Татьяны Калининой Режиссер-постановщик – Алексей Степанюк Художник-постановщик, художник по костюмам – Елена Орлова Художник по свету – Евгений Ганзбург Художник по видео – Виктория Злотникова Хореограф – Илья Устьянцев Режиссеры-ассистенты: Илья Устьянцев, Анна Шишкина, Сергей Богославский

Ответственный концертмейстер – Лариса Гергиева

Обратите внимание

Актёры: 
Заурбек Гугкаев, Максим Булатов, Анастасия Донец, Анна Кикнадзе, Елена Витман, Иван Новоселов, Елена Горло, Дмитрий Гарбовский

ВНИМАНИЕ!!! • В программе мероприятия возможны изменения.

• Если вы заметили неточность или ошибку – просим сообщить нам на электронный адрес info@icity.life.

Источник: https://spb.icity.life/afisha/teatr/10170-istoriya-kaya-i-gerdy

«История Кая и Герды»: потерянное поколение, которое можно спасти

Татьяна Мамаева, 30.01.2017 в 09:58

Иногда расхожие утверждения можно опровергнуть. Считается, что в одну воду нельзя войти дважды, но «История Кая и Герды» в Мариинке — второе обращение театра к этой опере Сергея Баневича и, возможно, более удачное, чем первое.

«ХОЛОД ВЕРШИН»

Удачным был уже просто выбор режиссера — Алексея Степанюка.

Читайте также:  Когда лучше ехать в питер в 2019 году: идеи для туристов

Пожалуй, он сейчас один из немногих постановщиков, кто умеет проникать вглубь и музыки, и либретто, находя в них потаенные смыслы, бережно и деликатно относясь к позиции автора.

А музыка Баневича, сложная своими подтекстами, непростыми музыкальными ходами, таящая в себе и темперамент, и интеллектуальную мощь композитора, требовала именно такого, настроенного на ту же волну интерпретатора.

Год назад, под Рождество, Степанюк уже поставил в Мариинском театре оперу Баневича «Сцены из жизни Николеньки Иртеньева» по первой части биографической трилогии Льва Толстого.

что одна из самых первых наших утрат — это безвозвратно ушедшее детство, неизбежно потеряв которое, мы теряем множество дорогих нам вещей — от голоса мамы до радости от луча солнца, скользящего утром по подушке.

Либретто «Истории Кая и Герды» написано Татьяной Калининой, как это всем ясно, по мотивам «Снежной королевы» Андерсена.

Сказки, обязательной для прочтения любому ребенку, растущему в более или менее любящей семье. Но Андерсен, которого мы сейчас читаем, это не совсем тот датский сказочник, которого знает весь мир.

Наш российский Андерсен адаптирован под детское восприятие переводчиками.

Подлинный Андерсен, который издавался в России до 1917 года и сейчас может быть прочитан в репринтных изданиях – это довольно-таки жесткий писатель с мистериальным началом.

В его мировосприятии есть и трагизм, и некое любование чарами Танатоса.

Важно

Впрочем, при вдумчивом прочтении отголоски этого можно найти и в некоторых современных переводах, вспомним хотя бы «Русалочку» или «Цветы маленькой Иды».

это жестокая красота, любование которой обрекает на погибель. Всего этого нет в современных переводах Андерсена на русский язык, но каким-то образом есть всполохами в музыке Сергея Баневича.

Разумеется, этот жуткий «холод вершин», как писал поэт о другом скандинаве, Генрике Ибсене, есть в концепции режиссера. Впрочем, она словно раздваивается на параллельные линии — если этот спектакль смотрят дети, то для них это увлекательная сказка-приключение.

Если же «Историю Кая и Герды» смотрят взрослые — для них на сцене трагическая история утраты и чудесного обретения, история потерянного поколения (Кай и Маленькая разбойница), которое стало таким от недостатка любви и которое может спасти только любовь.

Потому что, как сказано в Евангелии, без любви человек «медь звенящая», холодный металл с пустым звуком.

Но как бы между строк, на уровне интуиции (а обращение к подсознанию зрителя традиционно для спектаклей Алексея Степанюка) зритель идет от частного к общему.

Разбитое троллями зеркало — это в спектакле Мариинского театра глобальная катастрофа, это заражение мира бациллой равнодушия и бесчеловечности, когда традиционные ценности нивелируются.

И мир теряет юные сердца, реанимировать которые затем стоит большого труда.

ПАДАЕТ СНЕГ…

Звучит третий звонок, гаснет свет и в оркестровой яме появляется дирижер (Заурбек Гугкаев). Он улыбается, отвешивает легкий поклон публике и… снимает цилиндр — абсолютно нехарактерную для дирижеров деталь одежды.

Эта крошечная деталь, придуманная режиссером, сразу же настраивает внимание зрительного зала на что-то необыкновенное. Маэстро в этом контексте словно рассказчик, ведь ведомый им оркестр на протяжении двух часов будет «рассказывать» чарующую, богатую нетривиальными мелодиями музыку Сергея Баневича.

И Гугкаев делает это элегантно и с неподражаемым азартом.

выпестованные Ларисой Гергиевой. Ее вкус, такт и умение работать с солистами чувствуются в спектакле. В принципе, появляющиеся в последние сезоны на сцене Мариинского театра спектакли, где заняты ученики Академии – это все успешные и очень нужные и будущим «звездам», и публике проекты Ларисы Гергиевой.

Совет

В «Истории Кая и Герды» нет строгого следования фабуле «Снежной королевы», ряд сюжетных линий опущены, по сути, Сергей Баневич и Татьяна Калинина создали вполне самостоятельное произведение по мотивам сказки Андерсена. Например, они ввели нового персонажа — Фонарщика (Максим Булатов), который словно «координирует» действие, придавая ему волшебность.

Сценография спектакля (сценограф и автор костюмов Елена Орлова) — легкие передвигающиеся конструкции, которые превращают сцену то в городскую площадь, где Кай (Савва Хастаев) попался на глаза Снежной королеве, то в дом Бабушки (очень заразительная и обаятельная Елена Витман), то в стан разбойников.

Еще одна деталь — традиционные лапландские сани, на них появляется Снежная королева (очаровательная обладательница сильного голоса Анна Кикнадзе). На таких санях Маленькая разбойница (Регина Рустамова, создавшая очень неоднозначный образ) провожает Герду (Анастасия Донец) на поиски Кая.

Сцена Маленькой разбойницы и Герды — одна из самых трогательных в спектакле. Герда – Донец – чистая, искренняя и трогательная, в какое-то мгновение в глазах Рустамовой – Маленькой разбойницы проскальзывает грусть.

Грусть, что у нее в жизни нет такой великой любви, спасая которую можно рвануть, не разбирая пути, хоть на край света. И она дает Герде в провожатые смелого Северного оленя (Энхбат Тувшинжаргал).

Елена Орлова надела на исполнителя этой партии практически аутентичный лапландский фольклорный костюм, таким образом словно «очеловечив» этого верного рыцаря Герды.

«История Кая и Герды» — это сказка, населенная не только главными героями, но и троллями, горожанами, разбойниками, создающими особую волшебную атмосферу и, как всегда в спектаклях Алексея Степанюка,

Среди них, например, мы неожиданно видим двух знакомых нам героев — храброго оловянного солдатика и его возлюбленную — балерину. Их танец (хореограф спектакля Илья Устьянцев) — словно напоминание еще об трагической любовной истории, рассказанной Андерсеном.

А вообще история, начавшаяся с разбитого троллями зеркала, завершается светло и радостно. Сначала на заднике загораются слова «Я люблю», как молитва Герды, которая помогла ей расколдовать Кая, отогреть его сердце, а потом герои переносятся в свой город, на площадь.

И здесь у всех, кто находится на сцене, в руках оказывает по свече, и одной из финальных фраз спектакля становится почти что заклинание: «Пусть будет счастье в каждом доме!».

Та самая свеча, которую иногда невидимо, а здесь вполне реально, любит вводить в свои спектакли Алексей Степанюк, и здесь ей соответствует светлая и добрая музыка Сергея Баневича.

Обратите внимание

Свеча надежды, свеча, побеждающая мрак отчаяния и холод безразличия и уныния. Пусть будет радость в каждом доме. Пусть будет.

Источник: https://www.belcanto.ru/17013001.html

Новости экономики и финансов СПб, России и мира

Опера «История Кая и Герды» — в теории идеальный спектакль для современных подростков.

И не важно, что сказкой Андерсена, положенной на более чем милосердную к слушателю музыку Сергея Баневича, с 1980 года потчевали несколько поколений ленинградцев–петербуржцев, россиян вообще и зарубежных товарищей в частности.

История–то вечно актуальная, пубертатный период еще никого не миновал.

Взрослеющий ребенок задумывается о жизни, смерти и вечности, уходит из теплого мира детства в холодную вселенную одиночества и неразрешимых вопросов бытия, вернуть его в социум может любовь — да не родительская и братско–сестринская, а та самая, превращающая мальчиков в мужчин, а девочек… А девочкам здесь, как и положено в традиционном обществе, достается роль жертв, спасительниц и целительниц, что в принципе тоже вариант.

«История Кая и Герды» рассказана на языке мюзиклов и саундтреков, со шквалами открытых эмоций, несколькими запоминающимися мелодиями, оркестровыми вкусностями и ворохом намеков на всю и всяческую классику, на радость академическому братству.

Тут есть что попеть солистам и есть где развернуться режиссеру — большие инструментальные блоки предоставляют массу возможностей для выстраивания любых параллельных сюжетов, второй акт в лагере разбойников — отличный материал для сценических шуток (не обязательно в духе фильмов с Вициным, Моргуновым и Никулиным), стремительный хеппи–энд не утомит даже самого непоседливого зрителя, вскормленного на голливудских блокбастерах.

Пролог в новой постановке Алексея Степанюка этого самого зрителя весьма обнадеживает: тролли, ненавидящие людей, — очаровательная помесь «Чужих» с мангалорами из «Пятого элемента». Разбивающееся в их руках Зеркало зла разлетается яркими видеоосколками по всему зрительному залу старого Мариинского театра.

Пронзительно–синяя подсветка, космический антураж и многозначительные видеопроекции так явно обещают грядущий фэнтези–эпос, что поначалу не смущают ни невразумительные стихи Татьяны Калининой (а то мы не привыкли к дурацким кинодиалогам!), ни наезжающие на сцену пряничные домики городка Оденсе.

Все правильно: любая эпохальная битва добра со злом начинается с самого открыточного вида, взять хоть «Гарри Поттера».

Важно

Но время идет, Кай, Герда и бабушка поют, а в городе–прянике танцуют. Тролли шастают по задворкам, а жители всё изображают пасторальную идиллию. Уже метель началась, уже Каю в сердце попал осколок зеркала — разумеется, в момент поцелуя со сводной сестрой Гердой, — а миманс всё пляшет самым незатейливым образом.

И когда на сцену на гигантских колченогих санях со скрипом въезжает Снежная королева, похожая на люстру, в самую добрую душу закрадывается подозрение: неужто режиссер так и будет складывать слово «вечность» из этих осколков старорежимных сценических штампов?

О нет, Алексей Степанюк пойдет дальше. Лагерь разбойников у него декорирован баобабами. Разумеется, танцующими. На этом поразительном фоне суета разбойников, словно сошедших с картины «Айболит–66», уже не вызывает бури чувств.

Как не вызывают ее ни истерическое преображение злой Разбойницы (без поцелуя тут тоже не обходится), ни невыразимый Олень в тех же топором срубленных санях, ни царство Снежной королевы, населенное танцующими — да–да — цыплятами в сосульках, то есть снежинками.

И когда над головой посиневшего Кая все же загорается пламенный лозунг «Я люблю», единственным чувством, доступным самой доброй душе, оказывается простое человеческое облегчение.

Будь этот спектакль детским утренником, благодарные зрители бы захлопали именно в этот момент, а не позже, на поклонах артистов. Впрочем, судя по всему, детским утренником новая постановка «Истории Кая и Герды» и замысливалась.

Читайте также:  Кафе брынза петергоф – вкусная еда и пейзаж на парк петродворца

Идет опера, как правило, по утрам, в зале в основном зрители до 12 и их родители. Жертв пубертатного возраста среди публики не замечено, а значит, до адресата послание все равно бы не дошло, как его ни ставь, с баобабами или без оных.

Источник: https://www.dp.ru/a/2017/01/19/Poslanie_bez_adresata

Премьера оперы Сергея Баневича в Мариинском театре

Музыка в спектакле красивая, чувства красивые, домики светящиеся тоже, северное сияние в меру эффектно, на коньках, то бишь, на роликах артисты катаются лихо…

Пожалуй, несовпадение со временем, не считая роликов, – только модное слово и техническая данность – видеоконтент. Совокупность видеоматериалов, составляющих содержимое чего-либо – как гласит викисловарь. В общем, обаяние винтажа порушено двумя модными явлениями – этой самой совокупностью и катанием на роликах.

Последнее теперь настолько актуально, что за последний месяц посчастливилось наблюдать фигурное катание на пяти (!) сценах музыкальных театров: в Питере на несуразном представлении «Демон Онегина», на мюзикле «Летучий корабль», ещё на мюзикле «Алиса в стране чудес», в Москве на мюзикле «Анна Каренина».

Ну и, наконец, в опере «Кай и Герда».

Совет

По совместительству в этой опере ещё и поют. Правда, поют как-то не очень. Героиню почти не слышно, Маленькая Разбойница больше говорит и кричит, чем поёт, у мужчин голоса вибрируют или выдают безтембровое звучание.

Единственное удовольствие для слуха, это Снежная королева Анны Кикнадзе с её грудным бархатным голосом и ровным объёмным звуковедением. Сказать, что оркестр безукоризненный, тоже не удаётся. Дирижёр Заурбек Гугкаев на премьере не столько вёл музыку, сколько она вела его.

Аккуратно так, чтобы оркестровая ткань не расползалась.

Но в целом, честно говоря, шутить как-то грустно. Постановка приурочена к юбилею заслуженно любимого композитора Сергея Баневича, создавшего немало хорошей музыки, особенно для детей. А музыкальный уровень, какой был на премьере, с юбилеем не очень рифмуется.

Что же касается режиссёрского решения: конечно, детская ретро-опера, а это несомненно хорошая ретро-опера, может быть поставлена по театральным законам того времени, когда она создавалась.

В таком случае, как правило, получается некая благостная сценическая иллюстрация. Что мы и имели на премьере. Культурного смыслового «припёка» здесь ждать не приходится.

По существу, это даже не винтаж, поскольку подобная художественная тенденция всё же предполагает отношение к тому, что создаётся «под старину».

Более высокий вариант взаимоотношений с ретро-материалом – это стилизация эпохи, её эстетики, её законов актёрского сценического существования, даже её идеалов (ведь последнее – тоже нестабильная духовная субстанция, несмотря на нашу жажду вечных идеалов).

Мне представляется, что любой театральный опус может по-настоящему задышать только тогда, когда постановщик смотрит на него глазами человека ХХI века. Когда есть, что сказать, и придумано, как сказать о проблематике данного произведения сегодня. Видеоконтент – не панацея и не мерило актуальности постановочных идей.

Другой, более иллюстративный путь констатации материала, если он выбран мастером сознательно и исполнен профессионально – совсем не криминал.

Обратите внимание

И всё же для Алексея Степанюка такой путь – некий компромисс: немного детского соцреализма, немного чувствительности, немного мультиков с ужастиками (троллями), много среднего качества видеоэффектов… и завуалированное отсутствие режиссёрской позиции. Упаси господи, я не призываю к «высокому концептуализму».

Просто – расскажите старую сказку так, чтобы она сегодня зацепила, а не просто сладко умилила. В достаточной мере философичная андерсеновская история, сращенная с высокопрофессиональной партитурой достойна большего, нежели набор иллюстративных (или даже просто нелепых, как сцена с Оленем) эпизодов.

С не очень подготовленным хэппи-эндом, поскольку Герда, даже по законам данной инсценировки, ближе к развязке ну ровно ничего не сделала, чтобы выручить Кая, и с Королевой никак не боролась – просто появилась и что-то невнятно спела. Скажете, условности оперы? Боюсь, другое. Степанюк — режиссёр сильный и оригинальный, похоже, что это плата за творческий компромисс.

Источник: https://www.operanews.ru/16121204.html

Опера «История Кая и Герды» в Большом театре

Как вы считаете, будет ли интересно детям 5 и 6 лет посетить оперу? Да, подтверждаем! Опера «История Кая и Герды», не самые удобные места, продолжительность почти 3 часа и… дети в восторге! Читайте рассказ о нашей поездке в Москву на новогодних каникулах и посещении Большого театра!

Мы давно мечтали посетить Большой театр и решили на январских праздниках выбраться в Москву, запланировав в нашей обязательной программе посещение оперы «История Кая и Герды».

Долго решали, стоит ли брать с собой малышей. Решили, что стоит и не пожалели ни разу. В программе оперы было указано возрастное ограничение 6+, но со всей ответственностью заявляем: мальчик 5 лет и девочка 6 лет с большим интересом следили за музыкальным спектаклем до самого конца! 3 часа с одним антрактом!

Билеты покупали на официальном сайте, заранее, в декабре. 3 этаж (на схеме зала это называется «1-й ярус»), не самые удобные места, стоимость 2200 рублей на одного человека. Скидок на детские билеты нет, цена также 2200 рублей!

В день представления нам потребовался еще один билет, на сайте и в кассе билетов уже не оказалось. Вопрос решился положительно и очень просто – за 10-15 минут до начала представления на входе в театр появляются «распространители» и предлагают купить билеты. Первоначальная цена на неудобные места 2500 рублей, торг уместен, для гостей столицы (т.е. для нас) сделали скидку и уступили по цене 2000 рублей. Получается, официальные билеты мы купили дороже

Источник: https://parentbook.ru/opera-istoriya-kaya-i-gerdy-v-bolshom-teatre/

об опере «История Кая и Герды»

  Главная    Большой театр

Снежная королева обходится без шубы, но…

Ученик Галины Уствольской и Ореста Евлахова, которые, в свою очередь, учились у Дмитрия Шостаковича, Сергей Баневич является продолжателем традиций петербургской композиторской школы, апеллируя в своем творчестве еще глубже — к ее корням и истокам.

Современный классик, вошедший в историю русского театра и кино конца XX — начала XXI века, автор музыки к многочисленным спектаклям и кинофильмам, он как никто чувствует живое дыхание драмы. Его музыка всегда действенна, в лучшем смысле этого слова театральна.

Она органично вплетается в смысловой, событийный и визуальный ряд, заставляет ярче звучать кадр. Среди работ Сергея Баневича в кино — «Никколо Паганини», «Завещание профессора Доуэля», «Рейс 222», «Пиквикский клуб», «Крот», «Кука», «Две женщины» (список можно продолжить). Но главным адресатом его творчества всегда были дети.

Важно

Перу Сергея Баневича принадлежат замечательные оперы «Белеет парус одинокий», «Фердинанд Великолепный», «Городок в табакерке», «Маленький принц», «Двенадцать месяцев», оперетты «Остров сокровищ», «Судьба барабанщика», мюзиклы «Стойкий оловянный солдатик», «Приключения Тома Сойера», «Русалочка», музыкальный спектакль «Земля детей».

Его песни «Апрель» и «Солнышко проснется» пели, наверное, все дети страны, а «Дорогу без конца» из «Паганини» — и все взрослые.

«История Кая и Герды» (или «Снежная королева») — одна из самых известных опер Сергея Баневича.

Она была написана в год начала Афганской войны (1979), в то время, которое, как говорит сам композитор, совершенно не казалось подходящим для этой красивой истории о тепле человеческого сердца, очень уж она шла вразрез с «официальными» общественными настроениями.

Тем не менее, оперу решились поставить в Кировском театре (ныне Мариинский). И не прогадали — на этой сцене она с большим успехом шла более тридцати лет. 

В Большом она ставится впервые. Постановочная команда объединяет и очень молодых людей, и очень опытных.

Режиссер Дмитрий Белянушкин окончил ГИТИС всего два года назад, но уже успел стать победителем международного конкурса режиссеров «НАНО-опера» и поставить спектакли в Музыкальном театре им.

Станиславского и Немировича-Данченко, Воронежском театре оперы и балета и Государственном музыкальном театре им. И. М. Яушева в Саранске. И в Большом театре это уже не первая его работа в Большом театре — в прошлом году он осуществил постановку «полусценической» версии оперы «Свадьба Фигаро» В. А. Моцарта.

За музыкальную сторону спектакля отвечает дирижер Антон Гришанин. Выпускник Уральской консерватории, в течение пяти лет возглавлявший Челябинский театр оперы и балета, в настоящее время является дирижером Музыкального театра им.

Станиславского и Немировича-Данченко и сотрудничает с Большим театром, Новосибирским театром оперы и балета, Немецкой оперой в Берлине, а также с Национальным филармоническим оркестром России.

В Большом Антон Гришанин дирижировал балетами «Дон Кихот», «Классическая симфония» на музыку С. Прокофьева и «Лебединое озеро».

Совет

Оформляет спектакль легендарный сценограф народный художник СССР Валерий Левенталь. А световую партитуру создает главный художник по свету Большого театра Дамир Исмагилов.

Исполнительский состав также объединил как начинающих, так и опытных певцов: здесь и артисты Молодежной оперной программы, и звезды оперной труппы Большого театра разных поколений, и приглашенные певцы (среди которых и вчерашние выпускники, и артисты, давно и успешно сотрудничающие с Большим).

О работе над спектаклем, особенностях детского восприятия и ответственности театра перед юным зрителем рассказывает режиссер Дмитрий Белянушкин.

— Помните свои детские театральные впечатления? Может быть, уже благодаря им в вас проснулось желание связать свою жизнь с театром?
— У меня театральная семья: родители — музыканты, бабушка — драматическая актриса.

Естественно, я вырос в театре, смотрел драматические спектакли, ходил в оперу. Но связывать свою жизнь с театром вовсе и не собирался. Хотел даже пойти по стопам дедушки-футболиста и активно занимался спортом. Но потом все-таки пришел к музыке.

И когда настало время поступать в институт, думал пойти на инструментальное отделение, но меня уговорили попробоваться на актерско-режиссерский курс. И я постепенно начал заражаться театром.

После окончания института в родном Саранске решил поступать в ГИТИС, на факультет музыкального театра в мастерскую Александра Тителя и Игоря Ясуловича.

— А почему выбрали именно музыкальный театр?
— Трудно себе представить, но мне на тот момент казалось, что драматический мной уже изучен! А если серьезно, то режиссер музыкального театра — профессия более широкого охвата.

Читайте также:  Корейский фестиваль busan day в санкт-петербурге

Я выбрал курс «два в одном»: нас учили точно так же, как режиссеров драмы, но при этом мы еще изучали сольфеджио, теорию музыки, анализ музыкальной драматургии. Так что получается, что оперный режиссер «вооружен» больше драматического: он может полноценно работать в разных жанрах.

А вот драматическим режиссерам, к сожалению, не всегда удается раскрыть свой талант в опере.

— И какими были ваши первые шаги в профессии?
— Мне очень повезло: Александр Борисович Титель сразу же дал мне возможность работать в театре, я был его ассистентом на постановках «Волшебной флейты» и «Войны и мира».

Так я приобрел первый профессиональный опыт — и еще какой! После этого поставил «Человеческий голос» в Воронежском театре оперы и балета. А потом мне предложили сделать первую самостоятельную работу в Москве — поставить две современные оперы в Музыкальном театре им.

Обратите внимание

Станиславского и Немировича-Данченко (это был совместный проект театра с «Опергруппой» Василия Бархатова). В прошлом году я поставил «Пиковую даму» в Саранском музыкальном театре. А после моей победы на Международном конкурсе молодых оперных режиссеров «НАНО-опера» Дмитрий Бертман предложил мне поставить «Богему» в «Геликон-опере».

Есть и другие предложения — тоже очень интересные. Так что сейчас я работаю над несколькими проектами. Вот такой путь я успел пройти — немного извилистый, но очень счастливый.

— А как чувствуете себя в Большом театре?
— Прежде всего, осознаю свою огромную ответственность. В прошлом году я уже выдержал первый экзамен, когда работал над полусценической версией «Свадьбы Фигаро» с дирижером Уильямом Лейси.

Я понял, что такое Большой театр, познакомился с артистами (многие из них сейчас заняты в «Истории Кая и Герды»).

Когда Владимир Георгиевич Урин предложил мне «Кая и Герду», конечно, было немного страшновато соглашаться, но ведь отказаться от такого предложения вообще невозможно!

Я прекрасно понимаю, что ставлю не просто оперу, а детскую оперу, — и это значит, что ответственность, которая на мне лежит, еще больше. Ведь мой зритель, возможно, придет в театр первый раз в жизни! С другой стороны, с этой оперой нужно работать так, будто мы ставим Пуччини.

Цитирую самого композитора и считаю, что это абсолютно правильный подход. Сергей Баневич написал очень интересную вещь — и с точки зрения музыки, и с точки зрения драматургии.

Так что здесь снова ситуация «два в одном» — это должен быть абсолютно «взрослый» спектакль, близкий и понятный детской аудитории.

— Каким же, по вашему мнению, должен быть спектакль, близкий детской аудитории?
— В первую очередь, динамичным и насыщенным — как событийно, так и с точки зрения визуального ряда.

У современного ребенка развито клиповое мышление: он смотрит мультики, в которых кадры меняются каждую секунду. Разумеется, удержать его внимание очень сложно. Но я надеюсь, что нам удастся достигнуть нужной динамики.

Важно

В спектакле будут фокусы, разные спецэффекты, которые заставят не только ребенка, но и взрослого удивиться.

— А чем еще будет интересен взрослым ваш спектакль?
— Я прослушал очень много самой разной детской музыки, когда готовился к этой работе, и понял, что хорошей, по-настоящему качественной музыки для детей очень мало.

Сергей Петрович — один из немногих композиторов, которые создают действительно хорошую музыку для детей. В каждом его произведении есть что-то и для взрослых — тот пласт, который ребенок, скорее всего, «не поднимет», но который будет интересен его родителям.

Что касается данной конкретной оперы, то материал-то какой благодарный! Сказка Андерсена ведь и очень красивая, и философская. Баневич, может быть, уходит от религиозного подтекста, но он говорит о вечном: о человеческих взаимоотношениях, любви, умении надеяться и верить.

Есть в этой опере и настоящая драма. Я надеюсь, что взрослые прочтут те смыслы, которые мы туда заложили, и тоже задумаются.

При этом, мне кажется, что музыка Сергея Баневича очень легко воспринимается детьми. Она очень мелодична, и сам композитор не скрывает, что в ней чувствуется влияние и Чайковского, и того же Пуччини. Здесь есть ряд лейтмотивов, которые ребенок сможет легко запомнить и даже напеть после спектакля.

— Как складывалось ваше сотрудничество с композитором?
— Мы с дирижером-постановщиком Антоном Гришаниным вместе ездили к Сергею Петровичу, делились своими впечатлениями о партитуре. Моя главная задача — попытаться раскрыть то, что задумал автор.

Это мой основной режиссерский принцип. Поэтому я сразу делился с композитором своими идеями, и он говорил: «Да, это хорошая мысль» или «А вот здесь подумайте еще». Такой диалог очень важен.

Мы же пришли в результате к созданию новой, четвертой редакции этой оперы — редакции Большого театра.

— Новая редакция очень отличается от предыдущих?
— Не хотел бы сейчас заниматься сравнительным анализом, поэтому отвечу кратко: главное — это новый пролог.

Сергей Петрович решил немного сместить акценты. Так что я бы сказал, что изменения у нас смысловые.

Композитор также написал оркестровое вступление, которое погружает нас в эту историю, а за ним следует пролог, в котором тролли начинают завязывать интригу.

— Тролли? — А как же без них! Именно они движут сюжет, создавая разные препоны для главных героев.

Вообще мне кажется, что нам удалось самим погрузиться в мир сказки и увлечь за собой артистов. Это ведь всегда чувствуется — интересно артисту репетировать или нет. К счастью, труппа работает с огромным удовольствием и энтузиазмом.

Думаю, мы все понимаем, что от нас очень многое зависит. Ведь те дети, которые придут на наш спектакль, могут прийти в театр снова — сначала на детские спектакли, потом на взрослые, а потом когда-нибудь захотят привести в театр и своих детей.

Или, наоборот, от ужаса вообще могут больше никогда не переступить его порог…

— В спектакле заняты, в основном, молодые солисты…
— Не только. Здесь же есть, к примеру, партия Бабушки или Атаманши — их будут петь весьма опытные солисты.

Совет

Впрочем, многих участников постановки — при всей их молодости — нельзя назвать неопытными: это Анна Аглатова, Ольга Кульчинская, Алина Яровая, Борис Рудак, Станислав Мостовой и многие-многие другие. Певцы у нас заняты просто замечательные…

Конечно, есть и такие ребята, которые только начинают свою карьеру, есть артисты Молодежной оперной программы — и мне кажется, что и для театра, и для них это очень важная практика.

— Как вы сами готовились к этой постановке?
— Первым делом перечитал Андерсена и, конечно же, открыл для себя много нового! У меня в голове засело какое-то стереотипное представление об этой сказке, видимо, навеянное советским мультиком и фильмом.

У Андерсена оказалась очень неожиданная для меня история — очень глубокая. Например, Кай и Герда — не брат и сестра, как считают многие, и это очень важный момент. Потом я просмотрел очень много изобразительного материала — изучал быт города Оденсе. Это ведь не сказочный город, как думают дети, читая эту сказку.

Это вполне реальный город, в котором жил писатель.

Вообще мне ужасно повезло — у меня появилась возможность поработать с таким художником, как Валерий Левенталь.

Валерий Яковлевич — очень большой художник! И визуальный ряд у нас получается очень красивым, по-настоящему художественным.

В процессе придумывания спектакля у нас, конечно, возникали какие-то споры, но главное — мы двигались в одном направлении. То, от чего я хотел уйти, не нравилось и ему, а идеи друг друга мы сразу подхватывали и развивали.

По-моему, достаточно нетрадиционным у нас получился сам образ Снежной королевы. У многих людей моего поколения и старше Снежная королева все равно вызывала восхищение — это такая идеальная красота.

А мне очень хотелось, чтобы Снежная королева и весь ее мир вызывали у ребенка отторжение. Ведь на самом деле это очень страшная вещь — мир Снежной королевы, мир статичный и мертвый.

Если угодно, это глянец — красивая картинка, за которой ничего нет, одна пустота.

Обратите внимание

Поэтому Снежная королева у нас получилась существом несколько инфернальным, наверное, даже страшным. И костюм у нее под стать.

Мне вообще кажется странным, когда Снежную королеву или Снегурочку изображают в шапке, варежках и тулупе — они ведь в этом совершенно не нуждаются! Она у нас будет персонажем вне времени, с легким оттенком эпохи модерн. Замок Королевы тоже будет необычным.

Думаю, взрослые отгадают наши цитаты и распознают аллюзии на довольно страшные вещи. Наверное, почти любая сказка, если в нее вникнуть как следует, окажется достаточно страшной сказкой.

— А ваш спектакль?
— Седых детей после спектакля не будет, обещаю! На самом деле мне меньше всего хотелось ставить такую приторно-сладкую «Историю Кая и Герды». Здесь есть теплые, лирические моменты, но есть и очень горькие нотки.

И если Герда попадает в лапы разбойников, это должно быть страшно. Ребенок просто не включится в нашу историю, не будет сопереживать героям, если увидит, что все играют в поддавки, и почувствует фальшь. Вот оно, главное в этой нашей работе — быть очень честными.

И мы очень старались.

Интервью Александре Березе

Краткое содержание
Действующие лица и исполнители

Источник: http://www.mirbiletov.com/bolshoy_teatr/ob_opere_istoriya_kaya_i_g/

Ссылка на основную публикацию