Открытие торгового дома Пассаж на Невском проспекте

В этом году Пассажу исполняется 170 лет. К юбилею одного из важнейших зданий Петербурга искусствовед и пиар-специалист Пассажа Анастасия Пронина рассказала нам, что происходило в торговом доме, театре Комиссаржевской и гостинице «Европа» с XIX века до наших дней. 

Открытие торгового дома Пассаж на Невском проспекте

«Пассаж» — один из старейших универмагов в Европе и первый в Петербурге. Он был основан в 1848 году, а в 2018 ему исполнилось 170 лет. С французского passer означает «проходить, проход», первое подобное здание было открыто именно во Франции благодаря Луи Филиппу II, герцогу Орлеанскому.

Он был создателем пассажа Пале-Руаяль в Париже, однако подвергся насмешкам родственников – заниматься коммерцией в семье французских аристократов было моветоном.

Несмотря на это, по всей Европе начала распространяться мода на создание домов по типу Пале-Руаяля, которые строились по одной схеме: крытая галерея для прогулок, где публика свободно перемещается, заходя по дороге в различные магазины.

Открытие торгового дома Пассаж на Невском проспекте Открытие торгового дома Пассаж на Невском проспекте Открытие торгового дома Пассаж на Невском проспекте

У пассажа в Петербурге особая история. В XIX веке там, со стороны Невского проспекта, находились два дома, тесно связанные с историей Петербурга и России в целом. Один принадлежал дворянину Сабурову, а второй — семье Завадовских, где жила известная светская львица Елена Влодек.

Ей поклонялись большинство джентльменов высшего света – и Пушкин, и Николай I. Влодек и ее муж много путешествовали, а на время своего отсутствия сдавали дом. Одним из арендаторов стал посланник Голландии Геккерн, приемный отец убийцы Пушкина Жоржа Дантеса.

Именно из этого дома Дантес уехал на дуэль и позднее бежал во Францию с женой Екатериной, сестрой Натальи Гончаровой.

Это происшествие подпортило репутацию дома, поэтому владелица решила сделать в нем ремонт, причем с таким размахом, что люди специально приезжали к ней, чтобы посмотреть на интерьеры.

Но Николаю I обстановка дома Завадовских показалась вычурной, и он советовал им быть скромнее.

Некогда он ухаживал за Еленой, но та ему отказала – вероятно, этим и объясняется такая негативная реакция императора.

Именно из этого дома Дантес уезжал на дуэль к Пушкину

Позже у семьи началась черная полоса: умер единственный сын, наследников не осталось, состояние таяло, они решили продать дом. Покупателем стал Яков Иванович Эссен-Стенбок-Фермор, известный визионер и прожектер, потомственный дворянин, который лелеял мечту о пассаже как о центре торговли и культуры.

Он пригласил 32-летнего архитектора Рудольфа Желязевича — самого молодого академика архитектуры, который смог бы включить дом Завадовских в будущий пассаж, не разрушая его. С точки зрения последних достижений инженерии того времени, проект был отличным, но Николаю I не понравилась асимметричность выходов, поэтому старое здание все-таки пришлось уничтожить.

Эссен-Стенбок-Фермор был не готов к таким большим тратам, поэтому брал дополнительные средства в долг уже во время строительства. 

Открытие торгового дома Пассаж на Невском проспекте Открытие торгового дома Пассаж на Невском проспекте Открытие торгового дома Пассаж на Невском проспекте

Строился пассаж довольно быстро (с 1845 по 1848 годы), при этом с тех времен изменилось не так много: раньше кровля была деревянной и состояла из балок с остеклением, на полу лежал паркет, а вместо электрического освещения были газовые фонари. Цоколь был отведен для гастрономии и рынка, две галереи – нижняя и верхняя – изменились только по стилю, а на третьем этаже владелец хотел сделать 56 квартир.

Когда «Пассаж» открылся, он стал любимым местом у знати и богачей. Стенбок-Фермор был абсолютно уверен в коммерческом успехе предприятия: прекрасное здание, удобные условия для торговли, жилье, планировалось открыть ресторан и концертный зал.

Яков Иванович хотел открыть и театр, но Николай I был против: в этой сфере существовала монополия Императорского театра. К несчастью, Стенбок-Фермор столкнулся с русским менталитетом: местные купцы категорически не хотели въезжать в его торговый дом.

 

Купцы не понимали Пассаж: обсчитать посетителей там было практически невозможно

Во-первых, им не давали оформлять витрины, которые следовало делать в едином стиле. Во-вторых, запретили выставлять зазывал, которые хватали людей за одежду и затягивали в магазин. В-третьих, тут было очень светло и невозможно обсчитать покупателя.

Поэтому во время открытия был занят только первый этаж, в цоколь въехали лишь две лавки, а второй этаж и квартиры пустовали. Стенбок-Фермор был близок к разорению. Но внезапно умер его основной кредитор — родной брат. Его жена Надежда Стенбок-Фермор потребовала долг обратно, так как она осталась одна с детьми.

Денег у владельца не было, поэтому он просто отдал ей торговый дом. С тех пор в истории Пассажа была эпоха матриархата: вплоть до Революции им управляли женщины.

Открытие торгового дома Пассаж на Невском проспекте Открытие торгового дома Пассаж на Невском проспекте Открытие торгового дома Пассаж на Невском проспекте

Надежда Алексеевна подняла предприятие на иной уровень: при ней были сданы все помещения, из квартир сделали гостиницу, а Пассаж стал местом элитной торговли. У нее была коммерческая жилка, она начала заниматься рекламной деятельностью и использовала собственные связи при дворе.

При ней также активно заработал концертный зал, открылись кафе «Аман» и дорогой ресторан «Пассаж». После того, как она отошла от дел, статус места резко упал. Из элитного места он превратился в торговый центр выходного дня, куда приезжали семьи среднего класса с детьми на целый день.

Репутация цоколя настолько испортилась, что в 1866 году здесь официально запретили гулять гимназистам.

В Пассаже установили ванну с живым крокодилом внутри. Достоевский под впечатлением от увиденного написал повесть

В это время в Пассаже появились странного рода места. Например, внизу открыли зверинец, где в большой ванне лежал живой крокодил. Его напоказ кормили мясом, и на это сбегались зеваки. Тогда это увидел Федор Михайлович Достоевский и под впечатлением написал свою повесть-сказку «Крокодил, или Пассаж в пассаже».

В 1930-е годы советская власть поставила перед архитектором Ноем Троцким задачу превратить Пассаж в дворец советской торговли. Прежде всего вместо винтовых лестниц он построил две белоснежные в стиле сталинского ампира, который на удивление удачно вписался в здание XIX-го века. Также он надстроил один этаж, опустив потолок другого этажа. Однако в 1937 году работы прекратились.

В те годы магазинов было мало, а здесь было все: товары для охоты и рыбалки, бытовая техника, ателье, которое не только подшивало и чинило, но и выпускало 20 моделей одежды в месяц.

В конце 60-х и вплоть до 80-х Пассаж стал магазином для женщин: тут покупали дефицитную одежду заграничного производства. Отстояв в очереди 4-6 часов, можно было приобрести то, что больше нигде было не найти.

В 90-е годы «Пассаж» был местом, куда ходят только туристы, но с 2015 года он стал частью компании «Jensen Group», которая всерьез взялась за его реновацию.

При входе с Итальянской улицы по левую руку находится концертный зал. Во времена Надежды Алексеевны здесь работал первый в своем роде лекторий, на сцене которого выступали Тарас Шевченко, Федор Достоевский, Иван Тургенев и многие другие.

Тут же они создали фонд помощи писателям. Они устраивали чтения и все вырученные средства отправляли писателям, которые испытывали жизненные трудности.

В лектории кипела общественная и литературная жизнь, но через какое-то время он переехал в другое помещение, так как писателям перестало хватать места.

В 1901 году место было сдано в аренду труппе Валентины Федоровны Комиссаржевской за 48 000 руб. в месяц (для сравнения зарплата рабочего составляла 25 руб.). Валентина Федоровна начала карьеру актрисы только в 27 лет, до этого она посвящала себя мужу, но его увела ее собственная сестра. Через несколько лет она стала примой Императорского театра.

Комиссаржевская не хотела играть однотипные роли, поэтому решила уйти и основать свой театр. Она назвала его «Новый драматический театр», отказавшись дать ему свое имя. Дело было коммерчески успешным, на всех представлениях был аншлаг, здесь работала уникальная сильная труппа. Валентина Федоровна придерживалась левых взглядов, в друзьях у нее ходили Чехов и Горький.

Две пьесы Горького – «Дачники» и «Дети солнца» – она поставила здесь.

В 1905 году был показан спектакль «Кощей Бессмертный», закончившийся дракой. Его ставили студенты консерватории, которые сделали из постановки сатиру на Российскую Империю.

За маской Кащея представлялся прокурор Победоносцев, что было очевидно для всех зрителей.

Мероприятие превратилось в митинг, полиции пришлось опустить железный противопожарный занавес, чтобы разнять дерущихся и вывести артистов со сцены.

В том же году Комиссаржевская разорилась, так как передавала все вырученные средства в пользу голодающих. Ей пришлось переехать в менее дорогое помещение на Офицерской улице. Позднее она поехала на гастроли по югу России, где заболела черной оспой и вскоре умерла. Это стало трагедией для всего города.

Читайте также:  Петровская набережная в Санкт-Петербурге — подробная информация с фото

«Европа» – почти ровесница Пассажа. В 1830-х годах на ее месте была гостиница «Клея». Однажды в ней ночевал известный французский путешественник и писатель Маркиз де Кюстин, после чего назвал ее «конюшней с бархатными шторами».

Его покусали клопы, и он написал 10 листов с возмущениями. Он не мог избавиться от насекомых, пока не нашел русского слугу, который убрал мебель, поставил железную кровать и разместил маленькие баночки с керосином по комнате.

Роковой случай – пожар в 1870-м году – лишил место печальной репутации. Здесь были живописные руины, а через год появилось акционерное общество, которое вложило около 1,5 миллионов рублей ассигнациями и выкупило весь квартал от Невского до Русского музея. Тогда и была возведена «Европа».

Гостиница множество раз перестраивалась, но благодаря таланту архитектора и художника Федора Ивановича Лидваля в ней появился сохранившийся до сих пор интерьер в стиле северного модерна. Он тяготел к шведской природе, в его работах часто можно видеть глыбы, северные растения и цветы, шведские этнические мотивы.

Кроме того, гостиница обзавелась пятым этажом, на котором был расположен ресторан-крыша. Остались воспоминания Блока, в которых он писал, что с этого места «Петербург прикидывается Парижем». Позже открытую крышу решили переделать в пользу номерного фонда, теперь вход на нее возможен исключительно через номера.

Виталий Коликов, Никита Мурузин

Лекция была прочитана в рамках экскурсии, организованной школой Masters. Записала Анастасия Божанова.

Петербургский «Пассаж» : история старейшего торгового центра| Холдинг АйБи ГРУПП

Петербургский «Пассаж» – инновационный проект 19-го века, соединивший новые строительные технологии и новую концепцию торгового центра.

На Невском проспекте друг напротив друга стоят два торговых центра. Памятники архитектуры и памятники торговой недвижимости. Первый из них —  знаменитый «Гостиный двор», который появился на Невском более 230 лет назад. Сейчас «Гостиный двор» состоит из одной длинной сети магазинов, соединенных сквозным проходом почти по всему параметру здания. Раньше было по-другому: каждый магазин имел свое отдельное помещение, отделявшееся от соседних лавок капитальными стенами. Всего в старом «Гостином дворе» было почти 300 торговых лавок. У каждой лавки сидели зазывали и заманивали покупателей внутрь. Тесно, темно и громко – так коротко можно охарактеризовать главный торговый центр имперской столицы.

«Гостинка» просуществовала в своей исключительности около 60-ти лет, пока на главном проспекте города, ровно напротив не  был открыт новый магазин. В наше время «Пассаж» совершенно точно получил  бы статус инновационного проекта: во-первых, новые строительные технологии, во-вторых – новая торговая концепция.

Открытие торгового дома Пассаж на Невском проспекте Сначала предыстория. Место на Невском 48 вовсе не было пустырем и к 1846 году —  началу строительства нового магазина — здание, находившееся по этому адресу, имело свою историю.  При императоре Александре Павловиче дом принадлежал княгине Вяземской, которую в свете прозвали «теща дипломатического корпуса». Княгиня удачно выдала замуж двух своих дочерей за иностранных посланников – одну за сардинского, другую за датского. При ее внучке, графине Елене Влодек квартиры в  доме стали сдаваться внаем. И один из постояльцев навсегда останется в русской истории. Голландский посланник барон Геккерен снимал апартаменты в доме № 48, где проживал со своим приемным сыном Жоржем Дантесом и его супругой Екатериной Гончаровой. После трагической истории с дуэлью, Дантес покинул Россию вместе со своей женой, а чуть позже  уехал из страны и барон.

В 1845 году дом покупает аристократ, граф Яков Иванович Эссен-Стенбок Фермор. После покупки участка он подает главному управляющему публичными зданиями генерал-адъютанту П.А.

Клейнмихелю следующее прошение: «По прилагаемому плану в приобретенных мною домах… желая устроить с Невского проспекта крытую проходную галерею наподобие лондонских и парижских пассажей, для размещения в ней жилых покоев, всякого рода магазинов и торговых заведений, концертного зала, зимнего сада, хоров для музыки… всепокорнейше прошу Ваше Сиятельство позволить мне означенную постройку…»

Из данного документа можно сделать однозначный вывод – у вдохновения Якова Ивановича был точный адрес – Европа, а именно — Париж и Лондон.Открытие торгового дома Пассаж на Невском проспекте Первые пассажи появились в Западной Европе в 1830-40 е годы.  Именно тогда строители начали активно использоваться сборные металлические конструкции, а развитие стекольной отрасли сделало возможным промышленное производство больших стеклянных полотен с относительно низкой стоимостью. Используя новые техники прозрачных перекрытий, можно было соорудить проход ( фр. passage) между двумя улицами, в котором разместились бы магазины, причем параллельными ярусами друг над другом. Во-первых, такая организация пространства давала громадную экономию места в стремительно растущих и уплотняющихся европейских городах, и, во-вторых, прозрачные крыши позволяли экономить на освещении: значительную часть суток достаточно было естественного света. Первым таким пассажем в Европе стала Орлеанская галерея в Париже. К 30-м годам 19-го века пассажи появляются по всей в Европе и приходят в Россию. «Пассаж» на Невском – отнюдь не первый в российской империи, за 10 лет до него по принципу «торговый пассаж» в Москве была построена галерея князя М.Н.Голицына. Да и первым «Пассажем» в Петербурге, был вовсе не торговый центр на Невском, а так называемый Щукин двор — рынок для торговли живностью, дичью, фруктами и прочим,  который был построен в 1841 -1842 годах на углу ул.Садовой и ул.Чернышева (Ломоносова) и представлял собой около полусотни каменных лавок, расположенных в две линии, которые соединила общая крыша. Постепенно в городе появилось множество торговых сооружений подобного типа, но название «Пассаж» закрепилось только за одним из них.

Инновация подобных построек для того времени состояла в том, что в архитектуре стало возможным обнажение конструкции: несущих металлических частей, деталей крепежа.

Хотя такие сооружения как крытые рынки или большие оранжереи в строгом смысле и не считалось тогда архитектурой… Только через 100 лет появится конструктивизм со своей строгой геометрией,  лаконичностью форм и функциональным проектированием.

Открытие торгового дома Пассаж на Невском проспекте Первоначальный проект, разработанный выучившимся в Европе поляком Рудольфом Желязевичем, предполагал простую переделку уже существовавшего здания. Архитектор, несомненно, ориентировался на заграничные образцы, но в его варианте предполагалась лишь внутренняя перестройка здания.  Но архитектор предполагает, а власть располагает. Император Николай I, любивший лично вникать в проблемы, порекомендовал устроить проход прямо посередине участка, что и было сделано. Такая симметрия, вероятно, выглядела более выигрышно, но существенно замедлила строительство и, самое главное, сделала его кошмарно дорогим. Для выполнения требования дом пришлось снести, а графу — взять заем в 240 тыс. рублей, чтобы завершить начатое. Открытие нового столичного магазина состоялось в солнечное майское воскресенье 1848 года. Молебен с водоствятием, музыка сразу двух оркестров – струнного и духового, пение хора московских цыган Ивана Васильева. Не обделили и строивших Пассаж рабочих: для них на верхней галерее накрыли стол с вином, пивом и закусками. Первые 3 дня в новый торговый центр пускали только за плату – 50 копеек серебром, что сравнимо со стоимостью билетов на галерку на представления в ведущих императорских Театрах Северной столицы.

На что же шли смотреть желающие?

Открытие торгового дома Пассаж на Невском проспекте

«Пассаж» — новая концепция и философия торгового помещения для середины XIX века. В то время в Петербурге насчитывалось около 12 тысяч торговых предприятий. Самым крупным был «Гостиный Двор», объединявший под своей крышей более 300 торговых заведений.

Но темнота и теснота, о которых мы уже упоминали выше, плюс нечистоплотность торговцев приводили к тому, что фешенебельная публика предпочитала иностранные магазины отечественным. Аристократам и богатым людям явно требовались «свои» торговые ряды — европейского образца.

«Пассаж» фактически стал первым торгово-развлекательным комплексом,  объединив магазины, кафе, развлекательные заведения. Публика шла в новый торговый центр не только за покупками. Под одной крышей с магазинами в «Пассаже» работали кафе, ресторан и концертно-лекционный зал.

В новом магазине устраивались выставки восковых фигур, монстров и уродов, размещался зверинец с обезьянами, редкими птицами и огромным крокодилом. Здесь так же были бильярдные, «механический театр», разнообразные панорамы и диорамы.

Открытие торгового дома Пассаж на Невском проспекте Новый магазин поражал посетителей своим великолепием: «Пассаж» освещался восемью сотнями газовых рожков, имел на высоте 22 метров стеклянную крышу площадью 1900 квадратных метров, длину 180 метров, ширину прохода около 8 метров, на каждом из двух его этажей размещалось по 56 магазинов и лавок, кругом сверкали зеркала в бронзовых рамах и тщательно натертый паркет. В здание провели водопровод, на всех этажах были ватерклозеты. На третьем этаже находились конторские помещения и жилые квартиры, винтовая лестница вела в концертный зал. «Пассаж» —  первый в Петербурге пример столь протяженного светового покрытия. Увы, при всем своем великолепии, «Пассаж» не принес графу быстрых доходов. Говоря современным языком, у нового торгового центра не было проблем с трафиком, но были проблемы с заполняемостью и выручкой. Журналисты, посетившие магазин вскоре после открытия, не преминули отметить «множество посетителей и пустые лавки». Учитывая вкусы потребителя, граф не учел интересы арендаторов. К моменту открытия из 168 магазинов была арендована только треть. Российские купцы не желали перебираться в новое здание, поскольку лишались, например, возможности рекламировать свой товар привычным образом. И долгое время основными арендаторами были иностранцы. Впрочем, петербургские купцы не торопились арендовать светлые и просторные галереи с ватерклозетами и по другой причине: обвешивать, обмерять и обсчитывать при свете труднее – следовательно, падает рентабельность! «Европейский» проект графа столкнулся с русскими традициями торговли. Открытие торгового дома Пассаж на Невском проспекте

Читайте также:  «о, да! еда!» - фестиваль еды в санкт-петербурге 2019

«Пассаж», к которому приклеилась обидная кличка «Туннель», начал терпеть финансовый крах и, если бы не новое вмешательство императора Николая, освободившего предприятие от уплаты городских налогов сроком на десять лет, был бы продан за долги. Тем не менее Стенбок-Фермор оптимизма не терял. По его расчетам, основная прибыль должна была поступать от аренды (331 рубль в год с одной точки).

И действительно, постепенно торговые площади заполнились арендаторами, детище графа-предпринимателя стало приносить стабильный доход. Но расплатиться  с  долгами «за Пассаж»  граф так и не смог, в 1853 году вдова его младшего брата, а «по совместительству» —  главного кредитора, — Надежда Алексеевна  Барятинская потребовала деньги вернуть. В итоге «Пассаж» она купила почти за бесценок.

При новой хозяйке «Пассаж» закрывается на реконструкцию. Причиной такого шага послужил пожар, который случился в здании в начале его юбилейного 50-го года существования.  «Пассажу» предстояла не только реконструкция фасадов и интерьера, но и глубокая техническая модернизация.

Штатный инженер торгового центра Сергей Козлов произвел в 1900 году капитальную перестройку: здание стало выше на этаж, украсилось строем пилястр с антаблементом и аттиком над ними. Главный фасад, облицованный радомским песчаником, получил ныне существующий портал.

Концертный зал, как и предполагалось в первоначальном проекте, стал театром, на его фасаде по Итальянской улице в 1902 году появилась выступающая галерея.

Помимо бессчетных усовершенствований в интерьере и отделке, в здании на Невском 48 был установлен самый большой в те времена лифт, электростанция для освещения и обогрева, а также реконструирована стеклянная кровля. Сразу после нового открытия здесь разместилось петербургское отделение французского банка «Лионский кредит».

По-прежнему работали магазины, рестораны и кафе —  о особенно популярна стала подземная кофейня. И до и после перестройки одной из главных  достопримечательностей был театральный зал. В него  захаживали Горький и Чехов, здесь работала Вера Комиссаржевская, тут плясала и пела оперетта. Понятие моды было неотделимо от «Пассажа».

Торговый центр хорошо чувствовал перемены, мгновенно отзываясь на них. Регулярно открывались новые отделы — фотоаппаратов, граммофонов и пластинок. Но наряду с ними увеличивалось количество специализированных точек (в 1915 г. в универмаге работало 9 шляпных магазинов). Теперь торговый дом приносил до 200 тыс. рублей чистой прибыли.

Открытие торгового дома Пассаж на Невском проспекте После революции магазин национализировали. Открылся он в 1922 г., когда в марте заработали первые 10 магазинов, в ноябре их было уже 34. В 1933 году, после окончательной национализации, уже в качестве государственного образцово-показательного универмага «Пассаж» претерпел очередную реконструкцию: по проекту знаменитого конструктивиста Ноя Троцкого галереи стали анфиладными, а посередине были устроены лестницы и мост-переход. Открытие торгового дома Пассаж на Невском проспекте

С 1961-го года «Пассаж» стал первым в СССР предприятием, специализирующимся на торговле товарами для женщин. 

В конце 20 века «Пассаж» стремится не только сохранить свое архитектурное наследство, но и во многом вернуть ему первоначальный облик, искаженный неоднократными переделками: в 1992 – 1994 годах торговые залы украсили люстры и плафоны, изготовленные по историческим рисункам. Открылся супермаркет площадью более 700 кв. метров. Открытие торгового дома Пассаж на Невском проспектеРеновация исторического торгового дома «Пассаж» на Невском проспекте 48 стартовала в конце 2013 году. За это время не закрывая торговый комплекс, осуществили масштабные ремонтные работы: провел гидроизоляцию цокольного этажа и укрепление фундамента, перенес инженерные системы, установил лифты, разработал новую концепцию «Пассажа». Сделав паузу после девальвации рубля, Jensen Group (инвестиционная компания, которая приобрела торговый центр в 2011 году) продолжил работы по приспособлению «Пассажа» к современному использованию и начал переговоры с новыми ключевыми арендаторами. С 2013 года компания ООО «АйБи Девелопмент» оказывает услуги по строительному контролю на данном объекте. Наша зона ответственности— технический надзор за ремонтными работами на мансардном этаже, заменой инженерных коммуникаций, а также за выполнением гидроизоляции подвалов. Кроме того, нами  осуществлялся строительный контроль в ходе реставрации фасада, выходящем на  Невский проспект.  

История санкт-петербургского Пассажа

Пассаж от французского слова «Passer» — проходить, бродить.

Первые пассажи появились в Западной Европе в 1830-40 е годы, они представляли собой тянущуюся в глубину улицу квартала, перекрытую прозрачной кровлей из металла и стекла. На улицу выходили торговые лавки. Первым таким пассажем в Европе стала Орлеанская галерея в Париже.

Открытие торгового дома Пассаж на Невском проспекте

В Санкт-Петербурге веяние времени заметили…

Первый пассаж в Петербурге, так называемый Щукин двор — рынок для торговли живностью, дичью, фруктами и др.. был построен в 1841 -1842 годах на углу ул.Садовой и ул.

Чернышева (Ломоносова) и представлял собой около полусотни каменных лавок, расположенных в две линии, которые соединила общая крыша. Затем он стал частью Мариинского рынка после его перестройки по проекту А.А.

Кракау в 1863-1864 годы.

Постепенно в городе появилось множество торговых сооружений подобного типа, но название «Пассаж» закрепилось только за одним из них. Построил его граф Яков Иванович Эссен — Стенбок — Фермору.

Для этой цели граф купил дом Влодеков на Невском проспекте, и по его заказу архитектор Желязевич спроектировал прилегавший к дому «пассаж».

Невский проспект.Однако Николай I, любивший лично вмешиваться во все дела, счел, что будет лучше разместить крытую галерею в центре здания, а для этого бывший дом Влодеков полагалось снести, а на его месте возвести новый.

Дом был, естественно, разрушен, но при этом Фермор, не предвидевший таких больших затрат, оказался на грани разорения.

Строительные работы на крыше Пассажа.Николай I графу помог – под его личное ручательство Фермор получил ссуду в Министерстве финансов. Строительство благополучно завершилось. 22 мая 1848 года «Пассаж» был торжественно открыт и сразу же стал излюбленным местом прогулок петербуржцев.

Здание представляло собой длинную крытую улицу – галерею протяженностью около 180 метров, освещенную верхним светом через стеклянные фонари, устроенные в кровле.Это был первый в Петербурге пример столь протяженного светового покрытия.Праздничное украшение Пассажа по случаю празднования 200-летия со дня основания города. 1903.В 1879 году в части помещений «Пассажа» расположился единственный зарубежный банк, допущенный к работе в России, французский «Crédit Lyonnais». О как ))) и санкции были не страшны )))По сторонам улицы – пассажа размещались в два этажа магазины. Третий этаж был приспособлен под квартиры. В подвальном этаже располагались помещения для торговли продуктовыми товарами, требующими низкой температуры.Публика в Пассаже. Постановочное фото К. Булла.Для привлечения публики там были открыты кафе, ресторан и концертно-лекционный зал (туда отправлялись в финале герои романа Чернышевского «Что делать?»). В «Пассаже» устраивались выставки восковых фигур, монстров и уродов, размещался зверинец с обезьянами, редкими птицами и огромным крокодилом. Здесь так же были бильярдные, «механический театр», разнообразные панорамы и диорамы. Со стороны ул.Большой Итальянской размещался концертный зал, где устраивались музыкальные вечера.Витрина магазина дамского белья «Бр. Фридлендер». 1901 г.Склад-магазин фирмы «Граммофон и пишущая машинка».Магазин штампованных и граверных вещей фабрики Эд. Эд. Новицкого. 1901 г.

Такими были ларьки с Махачкалы. Бухарский магазин Таджи Исамухамедова. 1901 г.

Фасады «Пассажа», выходящие на Невский проспект, Желязевич скомпоновал в приемах итальянского ренессанса. Но эти фасады не сохранились : при перестройке «Пассажа», осуществленной в 1899 – 1900 годах по заказу тогдашней его владелицы, княгини Н.А.Барятинской архитектором С.С.Козловым, здание было надстроено , а фасады переделаны.

Читайте также:  Градостроительство: диктатура железобетона и планировочных вариаций. Часть III

Тогда же в первом и втором этажах появились большие стеклянные витрины.

    Зал театра Пассажа до революции.В революцию «Пассаж» закрыли, а в 1904 году театральный зал «Пассажа» сняла В.Ф.Комиссаржевская, ее драматический театр давал здесь спектакли в течение двух сезонов, а в 1906 году переехал на Офицерскую ул.( Ул.Декабристов).

    Праздничное украшение здания Пассажа к годовщине Октябрьской революции. 7 ноября 1918 г.3 февраля 1922 года он открылся вновь как кооперативное предприятие и был призван олицетворять успехи советской кооперации.»Универсаль Пассаж», кооперативный универмаг ПЕПО. 5 июля 1924 года.Пассаж в советское время.

    Сегодня в «Пассаже» размещается Санкт– Петербургский государственный академический театр им. В.Ф.Комиссаржевской (вход со стороны ул.Итальянской). Театр родился в суровые годы блокады Ленинграда, 18 октября 1942 года вышел первый спектакль по пьесе К.Симонова «Русские люди».А «Пассаж» и сегодня остается крупнейшим магазином Санкт-Петербурга.

    Инфа и фото (С) разные места интернета. На первом фото публика в галерее Пассажа. 1902 г.

    Отрывок из книги о торговой галерее на Невском проспекте

    Строительство началось и пошло довольно быстрыми темпами. Однако история со сломом дома Влодеков [на месте которого построили Пассаж] давала о себе знать, поскольку из-за непредвиденных расходов граф [Яков Эссен-Стенбок-Фермор] был вынужден прибегнуть к частным кредитам, которые нужно было возвращать. Денег же на завершение начатого не хватало.

    Яков Иванович обратился в министерство финансов, которое возглавлял Федор Павлович Вронченко, с прошением о выдаче ссуды из Государственного Заемного банка под залог здания, которое было практически готово, но не отделано изнутри.

    По существовавшим тогда законам принять в залог недостроенное здание было нельзя, но кто из высокопоставленных лиц не знал, что сам государь-император разрешал это строительство, предварительно потребовав внести кажущиеся ему необходимыми изменения в проект, повлекшие за собой значительное увеличение расходов графа Эссен-Стенбок-Фермора.

    А потому это прошение, требовавшее отступления от закона, министр финансов счел нужным представить «на высочайшее благоусмотрение», сопроводив его изложением сути дела.

    Николай I пошел навстречу просителю, начертав собственноручно на докладе: «Выдать под залог дома под мое ручательство». Это произошло 1 марта 1847 года.

    Задержка строительства случилась позднее и была связана с прокладкой водопровода. Граф хотел провести его от своих бань на Моховой улице, но неожиданно получил отказ Клейнмихеля.

    В новом прошении к нему он говорил о возможности провести воду от Фонтанки с установкой насосов в здании Пассажа.

    На дворе стоял октябрь 1847 года, дело шло к холодам, и яков Иванович просил «во внимание к остающемуся весьма короткому времени для положения водопроводных труб не оставить разрешением приступить немедленно к устройству сего водопровода…».

    Это прошение, к счастью для его подателя, было удовлетворено.

    Дело шло к завершению. На страницах газет развернулась полемика относительно названия нового торгового заведения.

    Памятуя о спорах относительно замены иностранных слов русскими (на этом настаивали члены клуба во главе с Шишковым), журналисты задавались вопросом — подходит ли название «Пассаж», или нужно придумать русский аналог французскому слову «passage», означающему в переводе «проход», «переход», «птичий перелет». В чем сомнений не было, так это в необходимости крытых торговых заведений.

    Фаддей Булгарин в «Северной пчеле» писал, успокаивая пессимистов, не верящих в то, что Пассаж будет удобен для покупателей: «Подождите с вашим суждением до конца! Теперь ни о чем судить нельзя. Вам кажется, что будет узко, тесно и невесть что, а, может быть, выйдет противное».

    Сейчас прилагательное «противное» обязательно заменили бы другим, более благозвучным для уха современного человека, но тогда всем было понятно, что «противное» означало противоположное «узкому и тесному», то есть широкое, просторное и удобное.

    Главный редактор «Санкт-Петербургских ведомостей» Аплий Очкин был уверен в том, что «у нас теплое помещение для торговых заведений — совершенная необходимость при наших двух зимах — белой и зеленой».

    Накануне открытия Пассажа издатель еженедельника «Иллюстрации» Нестор Кукольник, известный нам как автор стихов, на которые писал романсы Михаил Иванович Глинка, предвосхищал события следующего дня: «Наконец завтра в воскресенье 9 мая откроется новый, первый у нас Пассаж.

    Те, которые слыхали только о том, что существуют на свете пассажи, но не имели о предмете решительно никакого ясного понятия, наконец, увидят, узнают, что пассаж не темный коридор с черными конурками вместо магазинов, но что он для торговли городской есть лучшее и выгоднейшее место».

    И вот наступило 9 мая. Воскресный день. Полдень. У нового здания на Невском проспекте собралось множество людей. Погода благоприятствовала, на улице было по-летнему жарко — температура в те дни доходила до тридцати градусов тепла по Цельсию.

    Открытие затягивалось. Ждали городское начальство, а генерал-губернатор дмитрий Иванович Шульгин задерживался. Вот тут многие и поняли преимущество крытых галерей. Люди стали прятаться от жары в прохладном вестибюле, в который открыли двери швейцары, одетые в голубые ливреи.

    Правда, народу было так много, что вскоре стало жарко и там. Но не зря говорится, что пар костей не ломит, тем паче генерал-губернатор всё же подъехал в карете, запряженной четверкой лошадей.

    Навстречу ему, как и положено, вышел хозяин Пассажа — граф яков Иванович Эссен-Стенбок-Фермор.

    Внутренняя часть Пассажа была скрыта от всех большим зеленым занавесом. Перед ним стоял стол с иконами, покрытый бархатной скатертью. Естественно, церемония открытия сопровождалась молебном, после которого всех собравшихся окропили святой водой. Наконец, занавес раздвинули, и перед всеми предстала великолепная перспектива: новая торговая галерея сверкала, залитая золотыми солнечными лучами.

    Под восклицания «Ура!», «Браво!», «Прекрасно!» военный оркестр, стоявший на переходном мостике второго яруса, заиграл гимн «Коль славен». Это произведение дмитрия Бортнянского на стихи Михаила Хераскова было неофициальным гимном России:

    Коль славен наш Господь в Сионе,Не может изъяснить язык.Велик он в небесах на троне,В былинках на земле велик.Везде, Господь, везде Ты славен,

    • В нощи, во дни сияньем равен.
    • Тебя Твой агнец златорунныйВ себе изображает нам; Псалтырью мы десятиструнной Тебе приносим фимиам.Прими от нас благодаренье,
    • Как благовонное куренье.
    • Ты солнцем смертных освещаешь, Ты любишь, Боже, нас, как чад, Ты нас трапезой насыщаешьИ зиждешь нам в Сионе град.Ты грешных, Боже, посещаешь
    • И плотию Твоей питаешь.
    • О Боже, во Твое селеньеДа внидут наши голоса,И взыдет наше умиленье,К тебе, как утрення роса!Тебе в сердцах алтарь поставим,
    • Тебе, Господь, поем и славим!
    • Любопытно, что пели именно этот гимн, хотя в конце 1833 года его официально заменили гимном «Боже, царя храни», написанным Алексеем Федоровичем Львовым на стихи Николая Жуковского.
    • Впрочем, гимн «Коль славен» никто не запрещал, вероятно, он показался более подходящим к этому случаю.

    Ну а после всех обязательных церемоний гостей ждало обильное угощение. В нижней галерее стоял длинный стол, предназначенный почти для тысячи рабочих.

    Каждому полагались чарка вина, бутылка пива и множество различных закусок.

    Это было необычное явление, поскольку граф оказал строителям большую честь отметить открытие новой торговой галереи вместе с аристократами, высокими сановниками и представителями мира литературы и искусства.

    Почетные гости пировали в концертном зале. На столе, установленном в центре зала, лежал подарок владельцу Пассажа — пудовый каравай ржаного хлеба с деревянной ложкой.

    О том, каким было угощение, рассказал в «Иллюстрации» Нестор Кукольник: «Завтрак был обильный, сытный, вкусный: тосты были многочисленны, но время приближалось ко второму часу: надлежало очистить галерею, чтобы впускать публику.

    По данному знаку рабочие пригнулись, подперли плечами стол, гикнули, приподняли его, и эта длинная змея, эта белая, почти шестидесятисаженная лента, отороченная двумя полосами чистых армяков и сибирок, шумно, весело потянулась из Пассажа… Через две минуты Пассаж был выметен и чист как стекло».

    Примечательный факт. В день открытия и следующие два дня вход в магазин был платным. Цена вопроса — полтинник, пятьдесят копеек. Бесплатно могли пройти только владельцы выигрышных лотерейных билетов, которые продавались перед входом.

    Вся входная плата, собранная в первые три дня работы, была, по решению якова Ивановича, передана в пользу петербургских детских приютов. Хор московских цыган под руководством Ивана Васильева, игравший на открытии, последовал примеру владельца магазина.

    Так открытие Пассажа не только вылилось в праздник, но и послужило делу благотворительности.

    Ссылка на основную публикацию
    Adblock
    detector