Особняк А.Ф. Кельха

Особняк А.Ф. Кельха

Наследнице сибирских миллионов построил дом её супруг, барон. И блеском интерьеров эталонныx был Петербург державный ослеплён. Там готика соседствует с модерном, а классицизм оправлен в рококо. И белой ночью в сумраке неверном в реальность проникают сны легко. История владельцев позабыта – ни встреч, ни расставаний нет следов,но особняк блистает знаменитый, не замечая грузный xод веков. Лика Янич

Особняк А.Ф. КельхаОсобняк А.Ф. Кельха

В сложившейся за XVIII-XIX века на ближайших к левому берегу Невы застройке улиц выделяются (особняки) фасады, радующие глаз изысканной отделкой.

Стремление архитектора выразить тот или иной ушедший и ставший историческим стиль, часто имеющий локальные признаки — флорентийского возрождения или французского рококо — оживило и обогатило облик Петербурга.

На смену наскучившим уже ордерным однообразием классицизму и ампиру приходят историзм и романтизм в архитектуре. Свобода, сложность и разнообразие архитектурных форм сочетается со стилистической точностью воспроизводимых исторических стилей. 

Особняк А.Ф. Кельха

Особняк Кельха является ярким представителем этого романтического направления в архитектуре.

Особняк А.Ф. Кельха, располагающийся на ул. Чайковского (бывш. Сергиевской) дом 28, находится в той части городского центра, где сконцентрировано много зданий ,построенных для аристократических и деловых кругов петербургской элиты. 

Дом  , принадлежавшем в середине XVIII века дочери купца Ивана Бротера, занимавшего пост бургомистра.В XVIII веке купец Иван Бротер выкупает для своей любимой дочери участок на улице Чайковского, но ничего не строит…

На протяжении целого столетия эта земля переходит из рук в руки: когда в 1858 году его приобрёл греческий консул Кондоянаки, там располагался непримечательный двухэтажный дом. За год архитектор А. К.

Кольман превратил его в особняк, выполненный в лучших традициях барокко.

Особняк А.Ф. Кельха

Выходящий на улицу фасад здания выдержан в стиле французского возрождения. Облицовка выполнена из натурально камня — в цоколе розоватого, а в верхних этажах желтого песчаника. Первый этаж оформлен рустом, второй — пилястрами ионического ордера между окон арочного типа.

Второй этаж выделятся центральным эркером который симметрично дополняли боковые правый и левый эркеры. Правый эркер был разрушен во время Второй мировой войны и не был впоследствии восстановлен.

Богато украшенный декором центральный эркер имеет развернутые боковые грани

Особняк А.Ф. Кельха Особняк А.Ф. Кельха

Фронтон над эркером развитой сложной формы образует композиционное единство с аттиком, по обеим сторонам которого выстроена балюстрада, и который в свою очередь увенчан своеобразным портиком со скульптурой в нише. Высокая шатровая пирамидальная кровля с мелким чешуйчатым рисунком завершает композицию лицевого фасада

Особняк А.Ф. Кельха Особняк А.Ф. Кельха

Участок неоднократно менял хозяев. В 1790-х годах он был разделён, до того составлял единое домовладение между Сергиевской (Чайковского) и Захарьевской улицами. До середины XIX века здесь сохранялся двухэтажный дом с каменным первым этажом и деревянным вторым.

Особняк А.Ф. Кельха

. Трехэтажные дворовые фасады выполнены уже в стиле неоготики. Служебный флигель замыкает перспективу внутреннего двора. В нем находится готический павильон, украшенный скульптурой. Строительство нового здания велось также при участии архитектора К.К. Шмидта, и было полностью закончено в 1903 году. Особняк А.Ф. Кельха является выдающимся памятником архитектуры поздней эклектики.

А теперь – к Кельхам.
Папа Сашеньки Кельха занимался народным образованием. И баронский титул получил не просто так, по рождению, а исключительно благодаря приложенным усилиям.

Кавалер множества орденов – и Владимира, и Анны, и с бантами, и с подвязками – в расцвете карьеры был пожалован баронским титулом и званием «Почетный гражданин Санкт-Петербурга».

Так что Александр Кельх был дворянином не так уж и давно – только во втором поколении.

Три брата получили прекрасное образование . Николай (старший) и Александр стали промышленниками, Владимир – художником. А образование они получали в Московском университете, действительными студентами коего и являлись. Вот это-то и наложило заметный отпечаток на семейную жизнь Николая и Александра. Студенчество, в смысле.

Отползем ненадолго в Сибирь. А именно – в Иркутск. Там жила семья богатейших золотопромышленников Базановых. После смерти главы семейства, Ивана Базанова , а позже и зятя его, камергера двора – Петра Сиверса, все состояние, включавшее в себя не только золотые прииски, но и Ленско-Витимское парходство, досталось Юлии Базановой и дочери ее Варваре.

Юлия Базанова – «мать студенчества», дама, славившаяся своей благотворительной деятельностью.

Рано овдовев, она занималась постройкой больниц, бибилиотек, курировала учебные заведения в Иркутске, а также следила за судьбой сибирских студентов в Москве.

За свою жизнь она, владелица огромного состояния, потратила на благотворительность около 2000000 рублей. Вы только вдумайтесь – более 2 миллионов – это сопоставимо с госбюджетом!

Дочка Варенька пошла по маминым стопам. И, отправившись как-то раз по делам в Московский университет, встретила Николая Кельха. Ну, дело молодое, страстная любовь, почти моментальная свадьба.Все слишком прекрасное быстро кончается – через два года Николай умирает. Причем о том, что стало причиной такой скоропостижной кончины, не знает никто до сих пор.

Сразу после смерти Николая, Варваре делает предложение его младший брат – Александр. И она соглашается. А Александр становится управляющим огромного состояния своей жены.Кстати, говорят, что Варвара Кельх (Базанова) была прелестным созданием. Но при этом никакой не кисейной барышней, а, наоборот, подобием всем известного типажа – Вассы Железновой. 

Значит, так – замуж за Николая в 1892 году. Овдовела в 1894. И сразу же выскочила замуж второй раз.

И решила – жить молодая семья будет в самом оригинальном доме в Петербурге. Для этих целей у греческого консула – Ивана Кондоянаки — они покупают в 1896 году дом на Сергиевской улице (двухэтажный особняк в стиле необарокко) и начинают его реконструкцию.

Для этих целей нанимают двух архитекторов – Владимира Чагина и Василия Шене и дают им карт-бланш, в том числе и финансовый. Если учесть, что оба архитектора были просто неприлично молоды – до тридцати, то порезвились они всласть. Внутренние интерьеры особняка поражают не только богатством отделки, но и, самое главное, неожиданностью интерьеров.

Не только эклектичностью, тем более, что каждое помещение производит очень целостное в стилевом плане ощущение, а вот именно неожиданностью.

Все материалы, которые использовались для работ, были только высшего качества – Александр Фердинандович на счета не смотрел – он их подписывал. И, надо заметить, результат получился поражающий. 

 За два года архитекторами был построен лицевой корпус. Для этого особняк Кондоянаки был снесён, а на его фундаменте построили новое здание в стиле французского ренессанса. Работа Шене и Чагина не удовлетворила Варвару Петровну Кельх.

По её желанию дальнейшие работы на участке вёл уже другой архитектор — К. К. Шмидт. Им к 1903 году были построены дворовой корпус, конюшни. Дворовому флигелю зодчий придал строго готические черты. Конюшни же выполнены в стиле модерн, что может означать привлечение к работам другого архитектора.

Чрезвычайно богато был оформлен не только фасад дома, но и его интерьеры. Семья Кельх была клиентом фирмы Фаберже, заказывала пасхальные яйца, столовые приборы, драгоценные украшения. Именно в их Жёлтой гостиной выставлялись знаменитые пасхальные яйца, изготовленные фирмой Фаберже.

К 1905 году Варвара Петровна и Александр Фёдорович Кельх развелись. Особняк пришлось заложить, а затем и продать. Варвара Петровна навсегда уехала в Париж, Александр Фёдорович пытался начать новую жизнь.

После 1917 года его бывшая жена высылала ему деньги. От такой помощи, несмотря на второй брак, он не отказывался. По всей видимости это сказалось на судьбе Александра Фёдоровича Кельха.

В 1930 году он был арестован, сослан в лагеря, далее его судьба неизвестна.

17 марта 1919 года в особняке открылась Школа экранного искусства — первое в мире кинематографическое учебное заведение. Здесь обучали актёрскому мастерству, режиссуре. С 1922 года учебное заведение получило статус института.

В 1924 году одним из выпускников института стал Сергей Дмитриевич Васильев — создатель популярного советского фильма «Чапаев». Учащиеся называли особняк Кельха «Ледяным домом».

В здании не работало отопление, из-за чего приходилось пользоваться каминами.

очень целостное в стилевом плане ощущение,
17 марта 1919 года в особняке открылась Школа экранного искусства — первое в мире кинематографическое учебное заведение. Здесь обучали актёрскому мастерству, режиссуре.

С 1922 года учебное заведение получило статус института. В 1924 году одним из выпускников института стал Сергей Дмитриевич Васильев — создатель популярного советского фильма «Чапаев». Учащиеся называли особняк Кельха «Ледяным домом».

В здании не работало отопление, из-за чего приходилось пользоваться каминами.

В 1936 году в Ленинграде появился Дзержинский район. Его основное руководящее учреждение (ВКП(б) КПСС) расположилось в особняке Кельха. Здесь утверждались руководители большинства предприятий, принимали новых членов партии.

В 1941 году часть здания с левым эркером разрушила фугасная бомба. Восстанавливали здание в 1944-1945 годах, эркер однако не воссоздали. Утрачеными также оказались и интерьеры, находившиеся в левой части особняка.

В декабре 1991 года здание передали двум организациям — петербургскому центру в поддержку ЮНЕСКО и Оргкомитету по подготовке банковского конгресса 1992 года.

В последствии эти две организации спорили между собой за владение особняком. До 1998 года особняк Кельха пустовал.

В 1998 году здание передали юридическому факультету Петербургского университета в безвозмездное пользование. С тех пор здание получило имя Дома юриста.

В цокольном этаже работает ресторан. Он был открыт для привлечения средств, необходимых для реставрации особняка Кельха. Но впоследствии руководство ресторана не нашло общего языка с юридическим факультетом университета и заведение стало работать самостоятельно.

  1. Парадная лестница и Вестибюль.

Потолок парадной лестницы оформлен живописными арабесками и гипсовой лепниной в ренессансном стиле.

По изящной мраморной лестнице с грифонами посетитель попадает в роскошный вестибюль, украшенный скульптурами — копиями работ Кановы — «Пробуждение» и «Венера Италийская».

Обратив взор вверх он увидит световой фонарь выполненный в виде витража в той же ренессансной манере. Переход из вестибюля в парадные залы выполнен в в виде ренессансной аркады с арабесками.

В 2010 году дом Кельха был закрыт на реставрацию. В 2011 году было принято решение о его передаче Министерству Юстиции.

  • Столовая.
Читайте также:  The illusionists: шоу, готовое покорить петербург

Реминисценция в готическом стиле. Стеновые панели, мебель, обрамление проемов и потолок выполнены из орехового дерева. Готические альковы стен, большой камин декорированы тончайшей работы резьбой с характерными для этого стиля скульптурами.

Узкие окна украшают витражи с цветным стеклом, проходя через которые свет наполняет помещение сказочной атмосферой.

Можно представить какое чудесное впечатление оказывало это помещение на посетителей, когда в его стенах начинал звучать орган, скрытый за антресолями.

  1.  А лесенка ведет наверх, где раньше стоял органчик.

Из готической столовой – в дубовую курительную. И опять – резьба на потолке кА-а-а-ак прыгнет! Там и серп, и лопата, и грабли. И еще что-то очень похожее на вантуз. В курительной, конечно, тоже камин, как без него – скопированный по заказу. Увидел Александр Фердинандыч где-то в Италии в замке такой камин – и заказал, потому что – понравился. А ему и сделали. 

  • Да,  эта тетка на витраже – это Варенька и есть.
  • Белый зал.

Дизайн интерьера этого роскошного зала выдержан в стиле барокко. Пилястры, обрамления дверей, и вся нижняя часть стены выполнены из мрамора. Стеновые панели декорированы лепниной из гипса в виде композиций, характерных для французского барокко.

Особую неповторимость интерьеру придает великолепный камин светло-серого итальянского мрамора, выполненный по эскизу Марии Львовны Диллон (1858–1932) в 1899 г. в итальянских камнерезных мастерских. Мария Диллон — первая женщина в России, окончившая Академию художеств по классу скульптуры. Наибольшую известность и славу ей принес памятник В. Ф.

Комиссаржевской (находящийся в Некрополе мастеров искусств Александро-Невской лавры), созданный в 1915 году и признанный одним из самых заметных явлений в художественной жизни России того периода. Камин Белого зала – более раннее произведение М. Л. Диллон, но не менее интересное.

Сложный многофигурный барельеф камина «Пробуждение весны» — воплощает нежные чувства и счастливые моменты любви… Свидетельство выдающегося таланта скульптора-женщины.

    рабочий кабинет Александра Фердинандовича. Там все строго. Хозяин дома очень любил карельскую березу, поэтому карельская береза на потолке, соседствует на стенах с персиковыми шелковыми обоями, из нее сделаны книжный шкаф и обрамление камина. 

    В соседней комнате – алькове – комнате для отдыха – обои темно-зеленые и даже сохранились те, которые натягивали изначально. Потолок красного дерева с золочеными бронзовыми вставками, камин (кстати, правило – подоконники в комнате ровно из того же камня, что и камин. Желательно, из одного монолита). Шкафы для книг тоже из красного дерева.

    Ирина Ивановна делает легкое движение рукой – и шкаф открывает не только дверцы, но и задверные пространства. Тайники, которых во дворце Кельха немеряно.

    И вот за этими вторыми дверями – не только сейфы, не только полости для хранения крупных вещей, но и потайной ход. И вообще говорят, что сейчас-то его замуровали, а раньше он вел к 2-й линии метро.

    Кстати, за тем книжным шкафчиком, который в кабинете – тоже кое-что есть!

    Особняк вообще напичкан тайниками — в спальне тоже хитрый шкафчик.

    Зайдя в него, можно по винтовой лестнице подняться на второй этаж, по другой спуститься опять на первый, повернуть нужную деталь декора – и вот она, бронированная комната – огромная, около тридцати метров, стены метровой толщины, сейфовые замки (скажу сразу, нас туда не водили, потому что там сейчас живет архив юрфака, которому принадлежит здание, просто рассказали), но я верю.

    А хранили Кельхи там что? Правильно, золото-брульянты. Одно колье Варвары Петровны стоило 35000 рублей. И брульянт в нем был тридцатикаратный, для тех, кто понимает. И еще там хранилось то, что вызывало зависть у всего великосветского Петербурга. Пасхальные яйца Фаберже.

    Несмотря на то, что Карл ваял свои подарочки только для членов царской семьи, были, были исключения. Это были герцогиня Мальборо, Ротшильд, Феликс Юсупов и Альфред Нобель. И Варвара Кельх, для которой ювелир сделал аж семь яиц.

    Почему государь допустил такой конфуз неизвестно, но вспомнив о суммах, потраченных Базановыми на благотворительность, мы уже не так терзаемся этим вопросом.

    • На минутку заглянуть на женскую половину – восхититься кованой решеткой в верхней части двери и резьбой потолка – и на второй этаж.
       

    http://www.panoramio.com/photo/75032907 http://walkspb.ru/zd/chaikovskogo28.html Адрес: Чайковского ул., 28

    Годы постройки: 1896-1903
    Архитекторы: Шене В. И., Чагин В. И., Шмидт К. К.

    Ближайшие станции метро: Чернышевская

    «Самый необыкновенный особняк в Петербурге»: Дом Юриста | Официальный сайт Триколора

    4 июля 2017

    Особняк Кельха, архитекторам которого было адресовано требование хозяйки создать «самый необыкновенный особняк в Петербурге», в этом году снова открывает свои двери перед участниками проекта «Открытый город»: одна из экскурсий состоялась 27 июня 2017 года.

    Чрезвычайно помпезное убранство, в котором удивительным образом сочетаются элементы готики, барокко, ренессанса и рококо, производит неизгладимое впечатление на посетителей, едва они минуют тамбур из трех дверей с травлеными стеклами и попадают в холл.

    А судьбы владельцев Дома Юриста, о которых рассказывает проводник в историю особняка Нина Наумовна Жервэ, оказываются столь же странными и загадочными, как химеры, драконы и грифоны, охраняющие это здание с его пышно украшенными залами, богатыми парадными комнатами и тайными помещениями.

    В тускло освещенном фойе гостей встречают братья Кельх — горельефы, расположенные слева и справа от парадной лестницы, имеют портретное сходство с владельцами особняка — старший Николай, юрист, и Александр, получивший военное и светское образование.

    Николай женился на Варваре Петровне Базановой, наследнице Ленских золотых приисков и Ленско-Витимского пароходства, однако умер спустя всего два года после свадьбы.

    После скоропостижной кончины старшего брата Александр вступил в брак с его вдовой, после чего стал управлять унаследованными ею предприятиями.

    Особняк А.Ф. Кельха Особняк А.Ф. Кельха Особняк А.Ф. Кельха

    Фойе и парадная лестница оформлены белым и розовым мрамором

    Изображений Варвары Кельх не сохранилось, и мы не знаем, как выглядела эта женщина. Воображение экскурсантов рисует ее нарядно и дорого одетой дамой, стоящей на площадке парадной лестницы и приветствующей именитых гостей… которых не было в этом особняке.

    Исследователи не нашли ни одного упоминания о приемах, концертах, балах или других светских мероприятиях, которые бы проводили Кельхи. Их баснословное богатство и, как мы можем судить, замкнутый образ жизни, являлись и являются источником зависти и слухов.

    • Поднимаясь по изящно изогнутому пролету мраморной лестницы, посетители экскурсии с восхищением рассматривают копии скульптур Кановы и огромные пейзажи Неаполитанского залива, изумляясь роскоши и блеску любой и каждой детали интерьера.
    • Особняк А.Ф. Кельха Особняк А.Ф. Кельха Особняк А.Ф. Кельха
    • В интерьерах анфилады второго этажа — обилие позолоченных элементов

    Золото и мрамор буквально ослепляют гостей в фойе и на площадке второго этажа, и тем более неожиданным и неординарным предстает оформление Готической столовой: будто из Европы времен Ренессанса посетители внезапно попадают в пиршественный зал средневекового замка или лютеранский храм. Обилие орехового дерева, огромный камин со скульптурами рыцаря и его Прекрасной Дамы, щиты на стенах, витражи, буфет, напоминающий орган… Темные тона не делают наполненный множеством деталей интерьер тяжелым благодаря преобладанию изящных готических форм.

    1. Особняк А.Ф. Кельха Особняк А.Ф. Кельха
    2. Декор из орехового дерева повторяет украшения готических храмов Европы
    3. Торжественная музыка все же звучала в этом величественном зале: винтовая лестница ведет на антресоли — небольшое помещение, где располагался настоящий орган.

    Из столовой также можно попасть в кабинет хозяина дома, к которому примыкает бильярдная. Эти комнаты обставлены более сдержанно, но не менее богато: в отделке использованы ореховое дерево и лабрадорит, а роскошный камин с трехуровневым фигурным обрамлением создан по мотивам камина, находящегося в ратуше в Брюгге.

    • В кабинете, в отличие от столовой, нет витражей на окнах, и гости могут рассмотреть расположенный во дворе флигель, который выполнен в готическом стиле и напоминает замок.
    • Особняк А.Ф. Кельха Особняк А.Ф. Кельха
    • Искусная резьба украшает камин и потолок кабинета Александра Кельха

    Демонстрируют экскурсантам и еще один уникальный камин — он украшает Белый, или танцевальный, зал, блеск и великолепие которого может соперничать с роскошью интерьеров императорских дворцов.

    Золотые розы увивают белоснежные стены, разнообразный орнамент потолка поражает воображение, и гости не сразу замечают расположенную слева скульптурную композицию «Пробуждение весны» авторства Марии Диллон — первого в России профессионального женщины-скульптора.

    1. Зал украшают многочисленные фигурки амуров и скульптурные изображения женских и мужских лиц
    2. Белый зал чудом уцелел во время Великой отечественной войны: в смежную с ним Золотую гостиную попала бомба, после реставрации убранство этой комнаты не было восстановлено, и сейчас экскурсанты не посещают это помещение, где при Кельхах выставлялись яйца Фаберже, которые Александр заказывал у знаменитого ювелира в подарок для своей жены.

    У особняка сложилась путанная и замысловатая судьба. Варвара и Александр жили здесь недолго: она вскоре покинула страну, а он из-за ухудшения материального положения заложил, а затем был вынужден продать дом в 1910 году.

    Во время Первой мировой войны здесь был устроен лазарет для офицерских чинов, который, правда, не имел даже операционной и принимал исключительно легкораненых. С 1920 года особняк занимала Школа экранного искусства, позже переквалифицированная в институт.

    В советское время помещения занимал райком партии, а в девяностые годы XX века в кабинете Александра Кельха расположился кабинет мэра Санкт-Петербурга Анатолия Собчака.

    На рубеже XX и XXI столетий здание отдали юридическому факультету Санкт-Петербургского университета, вследствие чего и родилось название «Дом Юриста». Всего на век особняка пришлось три периода реставрационных работ: послевоенный, глобальный в 80-х годах, и текущий, начавшийся в 2010 году.

    В ближайшее время реставрация, затронувшая двор, фасады и внутренние помещения, завершится, и особняк будет передан в аренду. Исследователи, интересующиеся его историей, надеются, что новый арендатор будет так же предоставлять гражданам возможность посещать Особняк Кельха с экскурсиями.

    Напоминаем, что увидеть уникальные объекты культурного наследия Санкт-Петербурга можно в рамках проекта «Открытый город», поддерживаемого « Триколор ТВ». Для этого достаточно зарегистрироваться на сайте открытыйгород.рф и оставить заявку на посещение мероприятия.

    Что скрывает особняк Кельха

    Этим домом хотели владеть все, но никто не мог удержать его в своих руках надолго: так и перебрасывали друг другу особняк, полный художественных и вполне материальных сокровищ – будто это был раскаленный кусок угля. Пресс-служба Главгосэкспертизы России рассказывает историю одного из самых прекрасных и закрытых зданий Санкт-Петербурга – особняка Кельха.

    Особняк А.Ф. Кельха

    В центре Санкт-Петербурга, между Летним и Таврическим садами, расположено историческое здание XIX века, известное как особняк Кельха.

    Вообще-то в этом районе северной столицы — на улице Чайковского, бывшей Сергиевской – богатые особняки составляют подавляющее большинство зданий.

    Читайте также:  Крейсер Аврора в Санкт-Петербурге — подробная информация с фото

    Так, слева от дома Кельха красуется особняк князя Кочубея, похожий на итальянский палаццо, напротив – классический особняк Шобера, а левее – нарядный дом Фадеева. Но дом Кельха имеет среди них самую большую художественную и историческую ценность.

    Особняк А.Ф. Кельха

    Построил здание вовсе не немец Кельх, а грек Кондоянаки. Греческий консул в Петербурге Иван Егорович Кондоянаки заказал проект дома академику архитектуры Императорской Академии художеств Александру Кольману.

    В 1859 году тот построил двухэтажное здание в стиле «второго барокко» — так часто называли необарокко, которое в России в целом, а в Петербурге в частности приобрело собственные уникальные черты, особый сплав элементов классицизма, маньеризма, барокко, французского рококо и неоренессанса. Семья Кондонояки владела домом дольше всех, но в 1896-м продала его.

    О семье покупателей стоит рассказать подробно. В конце XIX века в России появился новый мультимиллионер – сибирский золотопромышленник Петр Иванович Базанов. В 1892 году он умер, оставив состояние жене Юлии и двадцатилетней дочери Варваре.

    Те решили добавить к деньгам семьи дворянский титул, – Варвара вышла замуж за Николая Кельха, старшего сына барона Фердинанда Кельха, который занимался в Петербурге народным образованием. Однако Николай через два года умер, а молодой вдове сделал предложение средний сын Кельха, Александр.

    Вот тогда-то, уже во втором браке, Варвара Петровна за 300 000 рублей купила у Кондоянаки дом и записала его на свое имя.

    Особняк А.Ф. Кельха

    Ее муж Александр Кельх, занятый на военной службе, тут же погрузился в перестройку дома, для чего пригласил архитекторов – Василия Шене и одного из ярчайших представителей отечественного модерна Владимира Чагина.

    В 1903 году к проекту присоединился и приглашенный Варварой Кельх автор здания фирмы «Фаберже» Карл Шмидт: он построил готический дворовый корпус и конюшни в стиле модерн, а также выполнил решения по внутренней отделке дома.

    Хозяева распорядились использовать только натуральные и дорогие материалы, при этом архитекторам была дана полная финансовая свобода. Александр Кельх практически не глядя подписывал колоссальные счета, – впрочем, деньгами в семье распоряжалась супруга, так что это было и ее решением.

    Особняк приобрел черты эклектики, стал сочетать в себе стили готического замка, рококо, французского ренессанса, барокко и ар-деко: это касалось и внешнего облика, и интерьеров. Цоколь главного фасада дома был облицован розовым песчаником, а верхние этажи – желтым.

    Первый этаж оформили рустом, на втором между арочными окнами расположили пилястры ионического ордера. Здание получило еще один этаж и роскошные эркеры.

    Но главную ценность представляли интерьеры особняка. Оформление его помещений содержало множество прекрасных деталей, каждый зал был выдержан в определенном стиле и поражал богатством отделки. Вестибюль украшали четыре романтических пейзажа конца XIX века.

    Перила парадной лестницы из белого мрамора были покрыты мастерской резьбой. В нишах стояли мраморные скульптуры – статуя Венеры и аллегория Пробуждения. Потолок вестибюля имел световой фонарь с красочным витражом.

    В особняке Кельха можно было увидеть изысканную лепнину, сложнейшие резные орнаменты на камне и дереве, роскошные камины.

    Особняк А.Ф. Кельха Особняк А.Ф. Кельха

    Один из них, оформленный фигурной композицией первой в России профессиональной женщины-скульптора Марии Деллон, размещался в Белом зале, названном так по своей облицовке из светлого мрамора. Здесь было много больших зеркал и позолоченных светильников, а на потолке располагалось живописное панно под названием «Истина, Слава, Миролюбие и Правосудие, изгоняющие зависть».

    Второй зал особняка уместно было бы именовать Темным, но он получил название «Готическая столовая». Потолок здесь был разбит на пять арок, каждая из которых поддержана консолями с пышной лепниной.

    Оконные проемы заполняли витражи, заказанные в Риге и изготовленные в мастерской Эрнеста Тоде. В углу высился трехъярусный камин. Стены, оформленные резными деревянными панелями, гармонировали с ореховой мебелью.

    На стол, украшенный резными фигурами львов и орлов, ставили роскошный сервиз, а серебряные столовые приборы были выполнены мастерами фирмы Фаберже.

    Особняк А.Ф. Кельха Особняк А.Ф. Кельха Особняк А.Ф. Кельха

    Надо сказать, что Варвара Петровна была большой поклонницей этого ювелира. Она собрала богатейшую коллекцию работ Фаберже, уступавшую только той, что принадлежала царской семье. Сокровища хранились в доме в специальной бронированной комнате площадью 30 кв.м. со стенами метровой толщины и сейфовыми замками на дверях.

    Все это время брак Кельхов был скорее гостевым: Варвара Петровна жила в Москве, а ее муж – в Петербурге. Когда перестройка особняка была наконец-то закончена, супруги обосновались в нем вместе, но гармония длилась недолго.

    В 1904-м в семье произошел разлад. Варвара Петровна сняла со счетов деньги и, прихватив также семь яиц Фаберже, уехала в Париж, оставив особняк мужу и дочери.

    Со следующего года добыча золота на приисках Кельхов, а, значит, и доходы семьи начали резко сокращаться.

    Особняк А.Ф. Кельха Особняк А.Ф. Кельха

    Александр Кельх продолжал заниматься делами жены и по ее доверенности заложил особняк за 700 000 рублей, но вернуть дом он так и не смог.

    В 1914-м особняк достался члену совета Торгового общества взаимного кредита Ивану Михайловичу Александрову. К тому времени Кельхи были уже четыре года в официальном разводе.

    Варвара Петровна осталась во Франции, а Кельх принял православие и поменял отчество «Фердинандович» на «Федорович».

    Как вы понимаете, Иван Александров владел роскошным особняком недолго. После революции здание национализировали, в нем открылась Школа экранного искусства. Во время войны дом потерял один из трех своих прекрасных эркеров, восстанавливать его не стали.

    Помещения особняка занимали райком КПСС Дзержинского района, затем — офис ЮНЕСКО. В 1998 году особняк был передан Санкт-Петербургскому государственному университету. Через год в нем открылся Дом юриста, организованный Юридическим факультетом университета и Ассоциацией юристов Санкт-Петербурга и Ленинградской области.

    В 2010-х годах в особняке прошли реставрационные работы и были усилены фундаменты здания.

    Сегодня интерьеры особняка Кельха, признанного объектом культурного наследия федерального значения, находятся в превосходном состоянии, но побывать внутри здания и осмотреть их не так просто.

    Это можно сделать только во время экскурсии, организованной «Открытым городом».

    Так называется совместный проект Санкт-Петербургского городского отделения Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры и Комитета по государственному контролю, использованию и охране памятников истории и культуры, реализуемый при поддержке Правительства Санкт-Петербурга. Цель проекта — познакомить горожан с уникальным культурным наследием Санкт-Петербурга — великокняжескими дворцами, особняками, усадьбами и промышленными зданиями, которые в обычное время по разным причинам недоступны для широкой публики.

    peterburg.center, zen.yandex.ru, kulturologia.ru

    Особняк Кельха

    Особняк барона А.Ф. Кельха считается выдающимся образцом архитектуры поздней эклектики. Он сочетает в себя несколько стилей — готику, барокко, рококо, модерн и неоренессанс.

    В 1858–1859 годы на этом месте был возведен двухэтажный особняк по проекту архитектора Александра Кольмана для греческого консула И.Е. Кондоянаки. На протяжении второй половины XIX века дом неоднократно менял владельцев, пока в 1896 году его не приобрела Варвара Петровна Кельх из семьи богатых сибирских промышленников, единственная наследница Ленских золотых приисков.

    Для семьи Кельх особняк был перестроен по проекту архитекторов В.И. Шене и В.И. Чагина. За два года они возвели лицевой корпус в стиле французского ренессанса, но Варвару Кельх их работа не удовлетворила, и строительство продолжил Карл Шмидт. В 1903 году он построил дворовый флигель, который удивляет неожиданными готическими чертами, напоминая средневековый замок.

    Со стороны улицы особняк двухэтажный, со стороны двора – трехэтажный. Лицевой фасад на уровне цокольного этажа облицован розоватым песчаником, а верхние этажи — светло-желтым. Кровля оформлена в виде высокого шатра.

    Внутренние интерьеры отличаются богатством и сложностью. Наряду с ренессансом и готикой используется мотивы стиля рококо. Столовая украшена богатой готической отделкой. В кабинете установлен огромный камин со скульптурами. Интересна парадная лестница с мраморными перилами.

    В 1919 году в особняке открылась Школа экранного искусства — первое в мире кинематографическое учебное заведение. Затем здесь располагались различные официальные учреждения, в том числе кабинет первого мэра Санкт-Петербурга Анатолия Собчака. В 1998 году здание передали юридическому факультету СПбГУ. Именно тогда и родилось название «Дом Юриста».

    ***

    Особняк Кельха входит в экскурсионную программу городского проекта «Открытый город».

    Это совместный проект Санкт-Петербургского городского отделения Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры и Комитета по государственному контролю, использованию и охране памятников истории и культуры. Реализуется при поддержке Правительства Санкт-Петербурга, благодаря чему все участники могут посещать мероприятия бесплатно.

    Миссия проекта «Открытый город» — познакомить жителей и гостей Санкт-Петербурга с уникальным культурным наследием нашего города, открыть двери самых красивых особняков, дворцов, усадеб, знаковых сооружений промышленной архитектуры, которые раньше были недоступны для широкого посещения.

    Посещать мероприятия «Открытого города» может любой гражданин России, записавшийся на сайте проекта. В число мероприятий входят разные виды экскурсий (пешеходные, автобусные, велосипедные), прогулки на ретротранспорте, исторические квесты, лекции по истории, архитектуре и культуре Санкт-Петербурга, мастер-классы для детей и взрослых.

    Особняк барона Кельха на ул. Чайковского, 28 — Санкт-Петербург

    посмотреть на карте Google Наследнице сибирских миллионов Построил дом её супруг, барон, И блеском интерьеров эталонныx Был Петербург державный ослеплён.

    Там готика соседствует с модерном, А классицизм оправлен в рококо. И белой ночью в сумраке неверном В реальность проникают сны легко. История владельцев позабыта – Ни встреч, ни расставаний нет следов.

    Но особняк блистает знаменитый,

    Не замечая грузный xод веков.

    Лика Янич

    специально для droogie.ru

    Казалось бы, всё правильно: раз здание пребывает в ведении Министерства юстиции, то имя ему «Дом юриста» — в самый раз и в самое то.

    И что с того, что раньше, да часто и теперь этот дом помнят и знают как особняк барона Кельха? Бывший барон давно, ещё при Сталине арестован, отправлен в лагерь, а потом, скорее всего и умерщвлён как приспешник бывшей жены, бежавшей в первую российскую революцию от гнева пролетариев в парижскую глушь.

    Супруги Кельхи, в чьём владении пребывал особняк Кельха, развелись в далёком 1905 г., особняк заложили, а вскорости и вовсе продали. Толком Александр Фёдорович и Варвара Петровна в буквально только что построенном здании и не пожили. Хотя и вложили в то, чтобы особняк Кельха Спб получился именно таким, каким они жаждали его видеть, и деньги, и нервы.

    К слову сказать, будущий особняк барона Кельха, точнее место для его возведения за 300 тысяч рублей в 1896 г. приобрела супруга барона. И имела на то право, поскольку получила в наследство знаменитые Ленские золотые прииски, а также Ленско-Витимское пароходство. Ибо происходила из клана богатых сибирских промышленников.

    Читайте также:  Летний сад в санкт-петербурге: фото скульптур и решетки

    Так что вполне ожидаемо название «особняк Кельха» Санкт-Петербург, а потом и Петербург с Петроградом и Ленинградом фактически отвергли, по крайней мере, на официальном уровне.

    Особняк Кельха и кинематограф

    После большевистского переворота, к примеру, особняк Кельха стал пристанищем для студентов-кинематографистов. С марта 1919 г. здесь обосновалась Школа экранного искусства, повышенная в 1922 г. до ранга института. В числе его выпускников был С.Д.

    Васильев, один из создателей «Чапаева», легендарной советской киноленты, а также многие другие знамениты кинематографисты.

    И вот они, пионеры важнейшего из всех искусств Страны Советов, «окрестили» особняк барона Кельха «Ледяным домом», более чем прозрачно намекая на полное отсутствие в учебном заведении централизованного отопления.

    Особняк барона Кельха и большевики

    В 1936 г., с образованием Дзержинского района Ленинграда особняк Кельха по ул.

    Чайковского захватили большевики-коммунисты, утверждая под его крышей и в его кабинетах руководителей предприятий и учреждений района, принимая новых членов в ряды ВКП(б).

    Понятное дело, что дух кинематографического познания действительности из здания напрочь выветрился, зато наверняка в помещениях даже зимой было тепло.

    В первые месяцы Великой Отечественной войны район попал под бомбёжки, и одна из фугасных бомб угодила в левый эркер здания, который при реставрации после прорыва блокады восстанавливать не стали. Как не стали восстанавливать и богатые интерьеры в левой части особняка.

    Особняк Кельха сейчас

    В новой постсоветской России особняк Кельха, ул. Чайковского, 28 пустовал вплоть до 1998 г., когда его передали в ведение юридического факультета Санкт-Петербургского университета. С 2011 г. «Дом юриста» пребывает на баланса Минюста РФ.

    Чем на фоне остальных архитектурных достопримечательностей выделяется особняк Кельха — Дом юриста? Особняк барона Кельха — это богато и весьма оригинально оформленный фасад и всё ещё предельно роскошнее убранство, в котором готика изумительно сочетается с мотивами из ренессанса и рококо. В любом случае, посмотреть здесь есть на что.

    • Как заказать экскурсию на русском языке в любом городе мира. Обзор сервисов
    • Поделиться в социальных сетях
    • Вам понравится

    Пока что нет комментариев. Будьте первыми!

    Отзывы:

    Оставить отзыв к Особняк барона Кельха

    Дом с семейной историей

    Судьбы старых особняков тесно связаны с судьбами своих хозяев. И в далеком прошлом дома Кельхов на улице Чайковского, 28 (ныне Дом юриста) тоже есть семейная драма.

    Альбина Самойлова

    По данным некоторых источников, участок, где расположен этот дом, в середине XVIII века принадлежал дочери купца Ивана Бротера. Затем хозяевами участка были разные люди, и до середины XIX века здесь, на Сергиевской улице (сегодня — Чайковского), стоял двухэтажный дом с каменным первым этажом и деревянным вторым.

    В 1858 году участок приобрел греческий консул Григорий Кондоянаки. Для его сына Ивана архитектор Александр Кольман в 1858-1859 годах построил двухэтажный особняк в стиле барокко.

    Надо сказать, что архитектор «отметился» на Сергиевской еще двумя зданиями — на нынешней улице Чайковского, 55, до сих пор высится его собственный доходный дом, к которому примыкает бывший личный особняк архитектора (дом 53). Академик архитектуры Александр Кольман (1812-1869) был представителем известной талантливой семьи.

    Его брат Карл также был архитектором, а их отец — Карл Иванович (1786-1846 или 1847) — замечательным акварелистом-пейзажистом и жанровым бытописателем.

    В 1896 году дом Кондоянаки покупает семья Кельхов за 300 тыс. рублей. Вернее особняк приобретает Варвара Кельх, урожденная Базанова.

    Она принадлежала к семье сибирских промышленников и унаследовала громадное состояние, в которое входили Ленские золотые прииски и Ленско-Витимское пароходство. Дом до самой его продажи числился именно за ней.

    Историки предполагают, что брак Варвары Петровны Базановой был скорее формальным и представлял собой привычный в то время союз капитала и дворянского статуса.

    Сначала Варвара Базанова вышла замуж за Николая Кельха, но вскоре овдовела и в 1894 году стала женой младшего брата, Александра. Первые годы замужества они даже не жили под одной крышей, и Александр Кельх все годы своего брака с Варварой Петровной был управляющим ее делами — ее долей в сибирских предприятиях и петербургской недвижимостью.

    Бывший дом Кондоянаки новые владельцы решают перестроить. Для реконструкции здания были приглашены два известных петербургских архитектора: Василий Шене и Владимир Чагин. В это время, как утверждают некоторые исследователи, супруги продолжают жить врозь, она — в Москве, он — в Петербурге.

    За два года архитекторы строят новый корпус, фасадом выходящий на улицу, в стиле французского Ренессанса. На уровне цокольного этажа фасад облицовывается розоватым песчаником, верхние этажи — светло-желтым. Кровля оформляется в виде высокого шатра.

    Но дальнейшие работы по реконструкции здания и дворов Варвара Петровна поручает другому архитектору — Карлу Шмидту, известному мастеру, сочетавшему в своих работах стиль модерн с псевдославянскими мотивами. К 1903 году по проекту Шмидта были построены дворовой корпус и конюшни.

    Внутренний дворик получился довольно необычным. Перспективу неоштукатуренных стен из кирпича замыкает ажурный готический павильон-флигель. А вот мраморная скульптура была здесь установлена позже.

    Конюшни же выполнены в стиле модерн (по мнению некоторых исследователей, к этим работам мог быть привлечен другой архитектор). Со стороны улицы особняк остается двухэтажным, а со стороны двора становится трехэтажным.

    Интерьеры дома оформлены богато, здесь сочетаются разные стили: Ренессанс, готика, мотивы рококо. Столовая украшена готическим декором, в кабинете установлен огромный камин со скульптурами.

    Парадная лестница с мраморными перилами впечатляет своим великолепием. Кстати, семья Кельх была клиентом фирмы Фаберже — заказывала пасхальные яйца, столовые приборы, украшения.

    Именно фамилия Кельх связана со второй по величине коллекцией пасхальных яиц (первая была в собрании императорской семьи).

    Но семейная жизнь Кельхов не складывается. В 1905 году Александр Кельх закладывает дом на Сергиевской за 700 тыс. рублей, по доверенности жены, которая в то время уезжает жить в Париж. Согласно архивным документам, в 1907 году Кельх оказывается не в состоянии выплатить долг.

    Кредитор, потомственный почетный гражданин Гинсбург, дает ему отсрочку до марта 1908 года под залог собственности жены, то есть дома на Сергиевской вместе со всей его обстановкой. Но в 1914 году Александр Кельх все-таки продает особняк некоему Ивану Александрову, члену совета Торгового общества взаимного кредита.

    Варвара Петровна живет в Париже, и через десять лет раздельного проживания, к 1915 году, их брак с Александром Кельхом, по православной традиции, считается аннулированным.

    После революции, в марте 1919 года в национализированном особняке открылась Школа экранного искусства — первое кинематографическое учебное заведение. Здесь учили режиссуре и актерскому мастерству.

    С 1922 года школа стала институтом, а в 1924 году одним из ее выпускников был Сергей Васильев — создатель знаменитого советского фильма «Чапаев». В здании тогда не работало отопление, приходилось разжигать камины. Студенты даже стали называть особняк «ледяным домом».

    А один из самых известных бывших владельцев особняка Александр Кельх в то время буквально бедствовал. Выпускник Московского университета, Четвертого московского кадетского корпуса, он не может найти себе применения в условиях нового режима.

    Он женится во второй раз на портнихе, у которой была десятилетняя дочь, и пытается начать новую жизнь. Продает сигареты, потом устраивается на работу конторщиком. Его новая жена и подросшая падчерица работают на заводе чернорабочими.

    Тем временем Варвара Петровна в Париже узнает о бедственном положении бывшего мужа и в 1920-х годах начинает с ним переписку.

    Несмотря на собственные стесненные обстоятельства (капиталы остались в Москве и национализированы, коллекцию яиц Фаберже приходится продать), она вплоть до 1928 года каждые два-три месяца присылает Кельху деньги и убеждает приехать в Париж.

    Но он остается в Петрограде — Ленинграде. В 1930 году, во время репрессий, его арестовывают, ссылают в сталинские лагеря — там Александр Кельх бесследно сгинул.

    А в его бывшем особняке после переезда Института экранного искусства обосновался дом престарелых. В 1936 году в Ленинграде появился Дзержинский район, и особняк передают районному комитету ВКП(б).

    В 1941 году часть здания с левым эркером была разрушена фугасной бомбой. Восстанавливали здание в 1944-1945 годах, но эркер воссоздавать не стали. Утрачены были также интерьеры, находившиеся в левой части особняка.

    В декабре 1991 года дом передали двум организациям — петербургскому центру в поддержку ЮНЕСКО и Оргкомитету по подготовке банковского конгресса 1992 года.

    Позже эти две организации спорили между собой за владение особняком. До 1998 года особняк пустовал, затем его передали юридическому факультету Петербургского университета в безвозмездное пользование.

    С тех пор здание получило имя Дома юриста.

    В 2010 году дом Кельхов был закрыт на реставрацию. В 2011 году было принято решение о его передаче Министерству юстиции. Здание включено в Единый государственный реестр объектов культурного наследия (памятников истории и культуры) народов Российской Федерации в качестве объекта культурного наследия федерального значения.

    По материалам www.citywalls.ru, www.walkspb.ru и других открытых источников

    Ссылка на основную публикацию
    Adblock
    detector