Дом А.Г. Лаваль

В 1970-1980-х годах в книжных магазинах города можно было приобрести небольшие книжечки, выходившие в серии «Прогулки по Ленинграду» и «Туристу о Ленинграде». Стоили они недорого, были интересно и увлекательно написаны, содержали в себе очень подробную информацию по истории города и пользовались огромной популярностью. Их и сегодня можно увидеть во многих петербургских семьях.

Дом А.Г. Лаваль

Одна из таких книжек называлась «Аптекарский остров», авторы В. И. Грибанов и Л. Я. Лурье. Книга стала настоящим путеводителем по Аптекарскому острову. Приятно было, совершая прогулки, находить то или иное заповедное место, строение, подробно описанное в ней.

Прошло 25 лет и многое из того, о чем писали авторы, не существует. Горят, разрушаются старые дома, исчезает природный ландшафт, меняется география берегов Аптекарского острова, остается все меньше материальных свидетельств.

С трудом, но еще можно найти исторически сложившиеся кварталы, места, где когда-то стояла блестящая дача, особняк или просто хозяйственные постройки, ощутить очарование не городского прошлого этой части Петербурга.

Тема городских окраин всегда привлекательна для исследователей. Большую помощь в этом вопросе оказывают архивные документы.

Каменноостровский проспект делил Аптекарский остров на западную и восточную половину. Восточная оконечность острова более ста лет была обращена в себя, закрыта для посторонних.

Виновниками такой «конспирации» были казенные учреждения, существовавшие на острове практически с его зарождения: аптекарский огород, инструментальная изба.

Это была слобода, со своими строгими правилами, режимом, островной печатью и должностью смотрителя слободы, упраздненной в 1862 году.

Западная оконечность – любимое место прогулок жителей всего Петербурга. Именно эта низменная часть острова дала толчок к развитию дачной культуры Петербурга. Желание находиться как можно ближе к природе погнало петербуржцев за город.

Аптекарский остров как дачная местность стал популярен в начале XIX века, в царствование императора Александра I и за несколько лет буквально преобразился. На острове царили тишина и порядок, великосветские дачи Малой Невки своим внешним видом напоминали дворянские усадьбы.

«Сезонные» обитатели Аптекарского острова с восторгом и завистью смотрели на дачные участки своих знаменитых соседей – графини А. Г. Лаваль, князя П. В. Лопухина, пытаясь во многом им подражать. Дача гр. Лаваль становится эталоном, мечтой и впечатляет своим масштабом.

Хозяева – граф Иван Степанович Лаваль (1761–1846) и его супруга Александра Григорьевна (1772–1850) радушны и гостеприимны.

Благодаря архивным документам и планам, дающим описание участка и строений, сегодня можно мысленно представить, как все это выглядело, наполнить помещения дачи мебелью и произведениями искусства, понять, почему весь просвещенный Петербург стремился попасть на приемы знаменитого семейства.

Дом А.Г. Лаваль Александра Григорьевна Лаваль

В начале XIX века в моду входят английские пейзажные парки и сады, естественные и свободные, не похожие на регулярные «зашнурованные». Новые владельцы участков на Аптекарском острове старались максимально использовать существующий ландшафт, не вторгаясь активно в среду обитания, не искажая того, что уже было создано природой.

Графиня Александра Григорьевна Лаваль 10 августа 1803 года оформила купчую крепость на приобретение пустопорожнего участка земли в северо-западной оконечности Аптекарского острова, принадлежавшего гардеробмейстеру двора Его Императорского Высочества Ивану Федоровичу Геслеру.

В этом месте, где Карповка сливалась с Малой Невкой, начиналась история знаменитой дачи, воспетой поэтами «золотого века русской литературы». Рядом границы старого временного Карповского кладбища и территория порохового завода, к этому времени уже прекратившего свое существование.

Лавали становятся владельцами практически всей западной оконечности острова, купив у казны земли между Карповкой и Малой Невкой (по современным границам территория Аптекарского острова между Песочной набережной, улицей Грота и набережной реки Карповки).

Новые владельцы решили немного облагородить и одухотворить эту низменную местность, вдохнуть в нее новую жизнь. Проект дачи, а возможно и планировка сада, были заказаны архитектору Тома де Томону, работавшему над строительством знаменитого особняка Лавалей на Английской набережной.

Дом А.Г. Лаваль Дача Лавалей на плане Шуберта, 1828 год

На плане Шуберта участок Лавалей изображен достаточно четко и дает представление о том, как выглядел сад при знаменитых владельцах. Был прорублен лес, проложена «лавалева дорога» (ныне ул. Грота), прорыт извилистый канал (река Лавалей), живописный и уводивший любителей одиночных прогулок в дальние уголки сада.

Так как сад разбивался как пейзажный, в нем не предполагалось строгих геометрических прудов и каналов, а только такой змеевидный. Через канал были перекинуты три мостика: деревянный в сельском стиле, каменный и чугунный. При впадении в Малую Невку на небольшом островке устроили рыбную тоню.

На остров можно было попасть по воде и по небольшому четвертому мосту, перекинутому через Карповку. Канал, возможно, выполнял функции болотного сада, образованного по его краям. Создавались благоприятные условия для роста влаголюбивых растений. Извилистые тропинки петляли вдоль открытых лужаек и деревьев.

Неспешные прогулки по саду были очень популярны, давая возможность горожанину почувствовать себя ближе к природе. Деревья были высажены и плотно, и на расстоянии друг от друга. Что-то подсаживалось заново, оставляли и старые деревья. Встречающиеся поляны создавали эффект неожиданности и служили островками отдыха.

Их украшали садовые диваны, тумбы с вазами, детская площадка с небольшим деревянным домиком, трое качелей, гимнастическая площадка, беседки, гроты. На берегу Малой Невки устроили пристань, летом ставили купальню.

Дом А.Г. Лаваль Дача Лавалей, 1810-е годы

Главный дом Лавалей, так восхищавший современников, был построен архитектором Тома де Томоном в 1810-м году. Расположенный на небольшом склоне, на берегу Малой Невки, утопающий в зелени деревьев, он своим видом напоминал живописное полотно.

Великолепно смотрелся с противоположного берега реки, служил своеобразной фокусной точкой. Деревянная двухэтажная дача, благодаря штукатурному покрытию фасада, воспринималась как каменное здание.

Летом на даче Лавали вели тот же образ жизни, что и в доме на набережной: держали дом широко, собирая на свои приемы высшее общество и людей искусства.

Главный деревянный дом ввиду частых наводнений и его местоположения решено было построить на каменном фундаменте. Дача строилась в соответствии с канонами XVIII века в стиле классицизма. К главному зданию примыкал шестиколонный портик ионического ордера с треугольным фронтоном. Идентичный фасад выходил в сад. Основной объем венчал купол, поддерживаемый колоннами.

Дом был вместительным, имел двадцать пять комнат с богатой и изысканной отделкой. Круглый парадный зал был решен в виде ротонды с четырьмя полуциркульными просветами и стеклянным куполом. Простенки между колоннами украшала мебель красного дерева, на кронштейнах были установлены мраморные бюсты.

В убранстве парадных и жилых помещений использовались мраморные камины, паркетные полы, бронзовые светильники и люстры, живопись и скульптура. Гостиный гарнитур красного дерева имел безукоризненные формы. Изящные изогнутые спинки стульев в форме «корытца» подчеркивали красоту дерева.

В кабинете имелся беломраморный камин с бронзовыми украшениями, мягкие угловые диваны и кушетки-канапе тет-а-тет. В бильярдной мужчины играли в бикс (вариант бильярда с наклонной доской), шахматы и в сам бильярд. Превосходная библиотека с редчайшим собранием книг и гравюр восхищала всех гостей, приезжавших на дачу.

По своему внутреннему убранству дача не уступала дому Лавалей на Английской набережной.

К главному дому примыкал одноэтажный деревянный флигель, с кухней и жилыми комнатами для прислуги. При въезде на дачу со стороны «лавалевой дороги» был устроен обширный конюшенный двор, с двумя деревянными жилыми флигелями, каретными сараями и конюшней на тридцать два стойла. Все постройки были выполнены в едином стиле.

В 1835-1837 годах в южной удаленной оконечности участка на Карповке молодыми архитекторами Г. Боссе и К. Реймерсом создается другой ансамбль – неоготический. К. И.

Реймерс в 1833 году утвержден Императорской Академией художеств в звании «свободного художника» («неклассного»), на подданство России принял присягу 4-го января 1835 года и был назначен на службу в Строительно-технический комитет Министерства внутренних дел. С 1838 года Академик архитектуры.

В этот период в застройке загородных усадеб и дач наблюдался отказ от строгих канонов, предпочтения отдавались свободному выбору форм и стилей, не всегда связанных с местными культурными традициями. Архитекторов привлекало средневековье, готическое искусство.

Участок у Карповки был плохо освоен, территория низменная, малопривлекательная. Поэтому именно в этой части Лавали расположили хозяйственные службы. Здесь царила рабочая атмосфера. Но все выглядело эстетично и опрятно. Декоративный огород у Карповки давал урожай, оранжереи впечатляли своей красотой.

Их было немало: померанцевые и виноградные, камелиевые и розовые, в парниках и теплицах выращивали прихотливые растения. Оранжереи имелись у всех обитателей Аптекарского острова, это было модно. Их использовали не только по прямому назначению.

В летнее время, когда деревья в кадках выносили на свежий воздух, оранжереи превращались в театральные, танцевальные, прогулочные площадки.

Новый ансамбль выглядел уютно и симпатично. Создавая его, архитекторы ломают одну из старых оранжерей, перестраивая ее в жилой каменный двухэтажный флигель. Все строения, жилые и хозяйственные, напоминали изящные английские сельские домики.

Построенные в неоготическом стиле, они составляли очень живописный силуэт. Окна обрамляли простые квадратные наличники, сандрики над окнами имели выступающий трехсторонний профиль с декоративными окончаниями, тем самым предохраняя стекло от дождя.

В качестве декоративных элементов использовались фасонные дымовые трубы, остроконечные щипцы.

Хозяйский домик, несмотря на свой камерный вид, был большой и вместительный, имел 22 комнаты, некоторые интерьеры создавались в готическом стиле. Применялись ширмы для зонирования пространства. Мебель обивалась такой же тканью, как и шторы.

Широко использовались недорогие хлопчатобумажные ткани (коленкоровые, миткалевые, кисейные). В некоторых комнатах мебель была цвета темного тонированного ореха. Живописные полотна в дорогих золоченых и черных рамах, бронзовые люстры и жирандоли украшали почти все покои. Полы покрывали больших размеров ковры.

В ансамбль входили домик садовника, молочная ферма и коровник.

Все высшее петербургское общество съезжалось на дачу к А. Г. Лаваль на ее блестящие праздники. Среди гостей – видные дипломаты, представители известных дворянских фамилий, модные поэты и писатели. А. С. Пушкин стал бывать у Лавалей вскоре после окончания лицея, сначала в особняке на Английской набережной, позже и на даче.

Дом А.Г. Лаваль Софья Ивановна Борх

После кончины родителей дача по наследству перешла их дочери Софье Ивановне, в замужестве Борх (1809–1871). Ее муж граф Александр Михайлович Борх (1804–1867), дипломат, действительный тайный советник, камергер, обер-церемониймейстер, директор Императорских театров в 1863–1867 годах. Начинал свою службу в министерстве внешних сношений под начальством И. С.

Читайте также:  Новый планетарий в спб на обводном канале

Лаваля. Брак был заключен 30 апреля 1833 года. С. И. Борх активно занималась благотворительной деятельностью, состояла членом совета Патриотического дамского общества, слыла женщиной доброй и сострадательной и была признана современниками одной из выдающихся русских женщин. В течение всей ссылки князя С. Трубецкого, мужа ее сестры, помогала им постоянно.

Видимо Борхи ничего не меняли на участке, все оставалось по-прежнему. Все постройки были прочны и содержались опрятно, продолжала существовать ферма для коров и конюшня. Обширный парк включал в себя ряд оранжерей, в которых только камелий насчитывалось более шестисот сортов.

Часть земли была занята в лугах, часть в болотах и прудах. Не было только того ощущения праздника, того великолепия и духа просвещения, которые царили при А. Г. Лаваль.

Супруги больше внимания уделяли своим многочисленным усадьбам, чем даче, решили попробовать сдавать ее в аренду, но желающих снимать такие большие помещения не было, да и слишком дорого они стоили.

Решено было разбить территорию на сорок пять мелких участков, провести воду, чтобы заинтересовать потенциальных дачников в приобретении участков. Часть территории с островком С. И. Борх выставила на продажу в 1868 году, после кончины мужа. В 1871 году не стало и Софьи Ивановны.

Имущество приобрел инженер Людвиг Викторович Соболевский, построивший на участке несколько небольших домиков-дач. Постройки Боссе и Реймерса были перестроены и приспособлены под дачи.

Но через три года в 1874 году все выставляется на торги.

Покупатель нашелся только в 1877 году в лице Маврикия Осиповича Вольфа (1825–1883), купца 2-й гильдии, известного книгоиздателя, ранее снимавшего один из дачных домов.

Дом А.Г. Лаваль Маврикий Осипович Вольф

Огромная территория (50 000 квадратных саженей) была малопригодна для эксплуатации, приносила небольшой доход и в дальнейшем предназначалась для перепродажи. В 1908 году, наследники М.О. Вольфа обратились в Городскую Думу с предложением о прокладке шести новых улиц на доставшемся им в наследство участке.

Предложение наследников рассматривалось в Думе в течение двух лет. Высказывались различные варианты наименований.

Наследники предлагали дать улицам наименования по населенным пунктам царства Польского: Келецкая, Радомская, Варшавская, Каминская, Круговая (планировали разбить круглую площадь). Песочную улицу решено было выпрямить, продлить до Карповки и не переименовывать.

Дума в свою очередь выступила с предложением именовать улицы в честь российских писателей, чья литературная деятельность была связана с Петербургом: Писемского, Даля, Лажечникова, Достоевского, Песочная, Круговая. Того же желали и наследники.

Это предложение временно было отклонено, но члены комиссии попытались внести еще один вариант наименований, а именно, назвать новые улицы по южным российским городам: Севастопольская, Симферопольская, Ялтинская, Евпаторийская, Песочная и… проспект Кольцова.

Дом А.Г. Лаваль

Территория бывшей дачи Лавалей на плане 1929 года

Больше всех против последнего наименования протестовали наследники Вольфа. К единому мнению стороны не пришли, участки по берегу Малой Невки стали продаваться под частную застройку, часть территории ушла под строительство трамвайного парка на Барочной улице, а из всех предложенных улиц проложили только улицу Даля в 1912 году.

В 1913–1914 годах на Песочной набережной вырос новый неоклассический ансамбль. Своей элегантностью и строгостью окружающих впечатляли особняки Л. И. Новинской, К. К. Неллиса, архитектора Л. А. Ильина. Еще существовала «лавалева речка», не полностью засыпанная, заросшая и запущенная.

Давно не было в живых знаменитых владельцев некогда самой блистательной дачи Аптекарского острова, да и сама дача к этому времени сильно обветшала. Полностью зарос парк, потеряв свою пейзажную планировку. Доживали свой век старые оранжереи.

Некоторые оранжереи Аптекарского острова надолго пережили своих первых владельцев (последняя, принадлежавшая некогда братьям Тарасовым, была разобрана при строительстве скульптурной мастерской М. К. Аникушина в 1968 году).

Сегодня и следов не найти от дачи Лавалей-Борхов, не найти даже того свободного пространства, существовавшего в этой части острова еще совсем недавно. Эта территория кардинально изменилась в последние годы.

Крупными элитными комплексами застроена Песочная набережная.

И только три небольших упомянутых особняка, стоящих на Песочной набережной 10, 22 и 24, своим камерным видом напоминают о далеком дачном прошлом Аптекарского острова.

Дом Лаваль

Дом А.Г. Лаваль

Английская наб., 4

Этот участок на Нижней (Английской) набережной с 1710-х годов принадлежал князю Александру Даниловичу Меншикову, равно как и соседний с ним, выходящий на гласис перед Адмиралтейством. Здесь князем был построен каменный дом.

В 1727 году после ссылки Меншикова оба участка находились во владении конторы конфискаций, а в 1732 году были отданы барону Андрею Ивановичу Остерману. Для нового владельца каменный дом был перестроен архитектором П. М.

Еропкиным. Им здесь был сооружён каменный двухэтажный дом на высоком цоколе, шириной, равной ризалиту (выступающей части) существующего сейчас здесь дома. В то время здание имело 24 жилых помещения.

Оно принадлежало барону до 1741 года.

С 1743 года хозяином особняка был генерал-полицмейстер Санкт-Петербурга Василий Фёдорович Салтыков [3, с. 97]. В 1751 году хозяйкой числилась его вдова, а после её смерти владельцем стал их сын Сергей Васильевич Салтыков.

В 1760-х годах здание принадлежало сенатору, рижскому генерал-губернатору Николаю Ерофеевичу Муравьёву. В 1770 году, уже после смерти генерала, его вдова Анна Андреевна сдала дом в наём английскому трактирщику Фразеру. Выйдя вновь замуж (за князя Александра Васильевича Урусова), Анна Андреевна в 1779 году продала дом барону Александру Николаевичу Строганову.

В 1789 году барон отдал дом своему сыну Г. А. Строганову, чьё высокое положение в обществе и женитьба на княжне А. С. Трубецкой привели к решению о перестройке здания. Этим в 1791-1793 годах активно занимался архитектор семьи Строгановых Андрей Никифорович Воронихин.

Он полностью изменил фасад дома, создал анфиладу гостиных вдоль Невы на втором этаже. На первом этаже были размещены жилые помещения хозяев. Здание было надстроено третьим этажом и стало значительно шире.

Тогда же были существенно перестроены дворовые флигели, за счёт чего план дома приобрёл форму четырёхугольника с замкнутым внутренним двором. В новом особняке было спроектировано 50 помещений.

Широкий ризалит здания Воронихиным был украшен четырьмя пилястрами, а парадный подъезд — четырёхколонным портиком и балконом над ним. Войти в здание можно было в том числе через боковые входы, позже превратившиеся в окна.

По каким-то причинам Строганов не стал жить в доме на набережной. 14 июля 1800 года он продал его Александре Григорьевне Лаваль. Именно с её фамилией и связан этот знаменитый петербургский особняк.

Александра Григорьевна была замужем за французом Степаном Ивановичем Лавалем, не имевшим знатного происхождения. Добро на их брак, вопреки воле тёщи, дал лично Павел I. Понимая, что место в высшем обществе было получено отнюдь не родовитостью, Лавали стали активно завоёвывать в нём положение устраивая пышные празднества.

Дом А.Г. Лаваль

Интерьер зала в доме графини Лаваль

Для переделки дома Лавали пригласили французского архитектора Тома де Томона. Он во многом продолжил проект Воронихина, впоследствии не считая важным свой вклад в строительство. В 1806-1809 годах французом был переоформлен фасад со стороны Невы. Именно тогда здесь были сооружены десять трёхчетвертных ионических колонн и ступенчатый аттик.

Было изменёно оформление помещений. На втором этаже появился зал для празднеств и гостиная. Вход в здание был украшен фигурами львов, выполненными, вероятно, по рисункам Воронихина. Главную лестницу архитектор оформил в виде ротонды. Это помещение считалось одним из лучших творений Тома де Томона.

Окна третьего этажа стали ложными — залы второго этажа невской анфилады повысили, сделали двусветными.

Александра Григорьевна Лаваль хранила в своём доме богатейшую коллекцию предметов искусства.

Кроме всего прочего, здесь находились древнегреческие и древнеримские ценности, среди которых был и мраморный пол I века нашей эры, украшавший когда-то дворец римского императора Тиберия.

На стенах залов висели картины Рембрандта, Рубенса, Рейсдаля, Лоррена, Альбани, Гверчино и других. Библиотека Лавалей насчитывала примерно 5000 книг. В 1852 году античная коллекция была приобретена Эрмитажем, где хранится и сейчас.

Дом Лавалей принимал балы, на которых бывали и царские особы. Для них хозяева дома устраивали специальные торжественные праздники. Благодаря Александре Григорьевне, а также связям её мужа, служившем в министерстве иностранных дел и имевшем доступ к заграничным журналам без цензуры, гостями дома Лавалей были Н. И. Гнедич, И. А. Крылов, В. А.

Жуковский, П. А. Вяземский, Адам Мицкевич, Н. М. Карамзин. Гости активно обсуждали европейские новости, пользовались библиотекой. 10 марта 1816 года Н. М. Карамзин читал здесь неопубликованные главы «Истории государства Российского», рассчитывая, что посетители салона Лавалей смогут содействовать в их издании.

С 1817 года здесь бывал и Александр Сергеевич Пушкин. В 1819 году он читал здесь оду «Вольность». Впечатления от балов в доме Лавалей Пушкин выразил при описании бала в романе «Евгений Онегин». На музыкальных вечерах Лавалей выступали знаменитые в то время исполнители Рубини, Тамбурини.

Устраивались здесь и «картинные рауты» — показы живых картин, в которых принимали участие как гости, так и хозяева дома.

Старшая дочь Лавалей Екатерина была замужем за князем Сергеем Петровичем Трубецким, одним из организаторов готовившего восстание Северного общества. В доме Лавалей часто встречались члены тайного общества, а Александра Григорьевна вышивали их знамя шелками. В марте 1824 года с Трубецким здесь дважды встречался П. И.

Пестель, а 13 декабря 1825 года предстоящее восстание обсуждали К. Ф. Рылеев и Е. П. Оболенский. За несколько часов до его начала тут совещались К. Ф. Рылеев и. И. Пущин. Трубецкой, избранный руководителем восстания, считал выступление преждевременным.

Поэтому, когда утром 14 декабря восставшие вышли на Сенатскую площадь, он не явился туда, зашедший за ним В. Кюхельбекер не застал его дома. В тот же день после знаменитых событий на Сенатской площади в доме Лавалей произошёл обыск.

Жандармы обнаружили здесь конспект «Манифеста к русскому народу», проект конституции Н. Муравьёва, а в ванной комнате — разобранный печатный станок.

24 июля 1826 года покинула свой дом и вслед за мужем отправилась в Сибирь Екатерина Степановна. За ней последовали и другие жены декабристов. В декабре 1826 года перед отъездом в Сибирь в доме Лавалей была М. Н. Волконская. П. А. Анненкова получила здесь маршрут следования до Иркутска. Отсюда увозила письма к ссыльным Е. П. Нарышкина.

Читайте также:  Majestic Boutique Hotel Deluxe - стильный бутик-отель в центре города на Неве

Дом А.Г. Лаваль

Парадная лестница

1 мая 1828 года в доме Лавалей А. С. Пушкин читал трагедию «Борис Годунов». В числе слушателей были П. А. Вяземский, А. С. Грибоедов, И. А. Крылов, Адам Мицкевич, сыновья Карамзина.

Грибоедов читал гостям отрывки из своей трагедии «Грузинская ночь». Литературный салон стал также и местом связи ссыльных декабристов и их родственников и близких в Петербурге. Здесь читали письма из Сибири. В 1832 году П. А.

Вяземский читал гостям дома неопубликованную 8-ю главу «Евгения Онегина».

16 февраля 1840 года на балу в доме Лавалей состоялся знаменитый разговор между Михаилом Юрьевичем Лермонтовым и сыном французского посла Эрнестом де Барантом. Здесь де Барант вызвал поэта на дуэль, из-за которой Лермонтов был выслан из Петербурга на Кавказ.

Иван Степанович Лаваль скончался 19 апреля 1846 года. После его смерти дом продолжал принимать гостей, но чаще это уже были не творческие вечера, а игры в карты. Из воспоминаний современников того времени:

«… это был ещё чисто барский дом, в котором проживала великая чудиха, безобразная старуха графиня Лаваль, та самая, про которую ходят слухи, что будто бы она вышивала знамя для декабристов, за что, говорят, её в Третьем отделении не похвалили.

Там я увидела в первый раз известного игрока того времени, одноногого генерала Сухозанета, который сидел весь вечер, не вставая, как приклеенный, просидел за карточным столом и то и дело придвигал к себе по зелёному сукну груды червонцев и империалов …

Государь Николай Павлович тоже не раз подходил к этому столу, внимательно следил за игрою Сухозанета, и видно было, что он им не очень-то доволен» [Цит. по: 1, с. 40].

Светская жизнь дома Лавалей прекратилась со смертью его хозяйки в 1850 году. Особняк перешёл средней дочери Лавалей Софии. После отмены крепостного права дела её семьи резко ухудшились.

Софья, со своим мужем тайным советников Александром Михайловичем Борхом, пытались исправить положение постройкой со стороны Галерной улицы доходного дома. Но это не помогло и весь участок в 1880-х годах был продан миллионеру «железнодорожнику» Самуилу Соломоновичу Полякову.

Новый хозяин старался ничего не менять в великолепном убранстве. Была изменена отделка лишь некоторых помещений. Эти работы проводил Г. Э. Боссе.

После отъезда из Петербурга в Париж Поляков заложил дом Московскому земельному банку за 450 000 рублей сроком на 31 год, а затем продал его. В 1909 году дом Лавалей был приобретён в казну для расширения соседнего здания Сената.

Из-за значительной художественной и исторической ценности особняка для его приспособления под новые нужны была создана специальная комиссия, возглавляемая архитектором В. А. Пруссаковым. Проект реконструкции разработал К. К. Шмидт. При реконструкции здания вся отделка помещений была сохранена.

Все изменения проводились лишь для освещения тёмных помещений, устройства удобных переходов для посетителей, увеличения количества служебных помещений. Также была переделана и парадная лестница, где соорудили обходную галерею.

Все эти работы начались в 1912 году с создания светового фонаря, а закончились в марте 1914 года.

В 1917 году дом Лавалей был передан Комиссариату юстиции, от которого особняк перешёл Главному архивному управлению. Во время блокады Ленинграда дом был значительно повреждён.

Реставрационные работы проводились в 1945-1947 годах под руководством архитектора А. Л. Ротача.

Во время размещения здесь Российского государственного исторического архива в помещениях дома Лавалей располагались читальный зал, библиотека, дирекция, кабинеты сотрудников и другие служебные помещения.

После переезда архива на другую площадку дом Лавалей был отреставрирован, и в 2008 году вместе со зданием Сената передан Конституционному суду РФ.

1 Соловьёва Т. А.: «Английская набережная». Издательство «Бельведер», 2004 — 336 стр.

2 Столпянский П. Н.: «Петропавловская крепость и другие историко-художественные очерки». Издательство «Центрполиграф», 2011 — 331 стр.

3 Шуйский В. К.: «Тома де Томон». Издательство «Лениздат», 1981 — 160 стр.

Петербургский дом Лавалей… Лермонтов и декабристы

?

Предыдущий пост | Следующий пост

Особняк Лавалей долгие годы считался одним из самых известных в Петербурге.

Этот гармоничный дом с декорированным колоннадой фасадом и грустными фигурами вислоухих львов у входа имеет наиболее богатую историю, среди других зданий на петербургской Английской набережной.

Свой нынешний облик он приобрел в результате перестройки, произведенной в 1805–1810 годах архитектором Ж. Тома де Томоном, однако само здание намного старше.

В 1730-е годы на этом участке был сооружен дворец графа А. И. Остермана, могущественного приближенного императрицы Анны Иоанновны. С восшествием на престол Елизаветы Петровны Остерман попал в опалу и был сослан, дворец перешел в собственность генерал-полицмейстера Петербурга В. Ф. Салтыкова, затем принадлежал сенатору Н. Е.

Муравьеву, а в конце XVIII века перешел в собственность баронов Строгановых и был перестроен А. Н. Воронихиным.Александра Григорьевна долго не выходила замуж (она не была красавицей) и лишь в возрасте 27 лет нашла своего избранника. Им стал французский эмигрант, покинувший родину во время Великой Французской революции, Жан-Шарль-Франсуа де Лаваль (в России его называли Иваном Степановичем), служивший в кадетском корпусе (он стоял окна в окна на той стороне Невы). Родные воспротивилась неравному браку, и тогда молодые обратились за помощью к Павлу I.По семейной легенде, император потребовал выяснить, почему отказано Лавалю. Мать девушки, Е. И. Козицкая, заявила, что «француз чужой веры, никто его не знает, и чин у него больно мал», на что Павел отрезал: «Он христианин. Для Козицкой чин весьма достаточный. Я его знаю. Обвенчать!».Приданое невесты составили Воскресенский завод на Урале, множество угодий и часть Аптекарского острова в Петербурге с великолепной дачей на берегу Невы, а также 20 миллионов рублей. Из этих денег И. С. Лаваль выдал ссуду находившемуся в изгнании будущему французскому королю Людовику XVIII, за что был пожалован в графское достоинство. Позднее он стал камергером, действительным тайным советником, видным чиновником Министерства иностранных дел.

«Богатство, блеск! Высокий дом на берегу Невы, обита лестница ковром, перед подъездом львы…», – так описал в поэме «Русские женщины» поэт Николай Алексеевич Некрасов знаменитый дом Лавалей, расположенный на Английской набережной.Частыми гостями музыкально-литературного салона Лавалей были писатели, художники, общественные деятели. Так, дом со львами-философами видел в своих стенах таких известных литераторов, как Н. М. Карамзин, И. А. Крылов, В. А. Жуковский, А. С. Грибоедов, А. С. Пушкин, М. Ю. Лермонтов.Именно здесь 16 февраля 1840 года на балу у графини Лаваль Лермонтов поссорился с сыном французского посла Э. Барантом. Ссора закончилась дуэлью и высылкой Лермонтова из Петербурга.В гостеприимном доме Лавалей можно было не только вести расслабленные светские беседы в приятной компании, но и также узнавать последние новости из области политики, науки и культуры…Весной 1816 года Н.М. Карамзин читал завсегдатаям салона Лавалей главы из «Истории государства российского» в надежде, что их поддержка поможет получить ему разрешение на публикацию книги. А.С Пушкин также неоднократно декламировал местной публике свои произведения – так, например, именно в доме Лавалей впервые прозвучали ода «Вольность» и трагедия «Борис Годунов». прославился не только как один из самых ярких салонов Петербурга XIX века.Мало кто знает, что именно в нем совещались накануне своего восстания декабристы, а после – здесь их родные собирались для чтения писем, пришедших из далекой сибирской каторги.Старшая дочь Лавалей Екатерина Ивановна вышла замуж за одного из руководителей Северного тайного общества декабристов, полковника Сергея Петровича Трубецкого. И в доме Лавалей неоднократно стали устраиваться встречи участников будущего восстания. К. Ф. Рылеев, Е. П. Оболенский, И. Пущин, В. Кюхельбекер и другие участники заговора были частыми посетителями кабинета Трубецкого.Восстание 14 декабря 1825 года полностью изменило жизнь обитателей прославленного дома. Трубецкого и других декабристов сослали на каторжные работы в Сибирь. Екатерина Ивановна Трубецкая, единственная из жен осужденных знавшая о планах мужа, незамедлительно собрала вещи и отправилась вслед за супругом в далекий холодный край. Её примеру последовали и другие жены декабристов, а в доме Лавалей с тех пор к светским беседам и обсуждению актуальных вопросов добавилось чтение писем, пришедших с сибирской каторги. Дом стал своеобразным «штабом связи» между осужденными декабристами и их родными.Приемы, балы, литературные вечера, концерты продолжались, пока были живы супруги Лаваль. В 1846 году умер граф, в 1850-м – графиня. Дом перешел в собственность их дочери Софьи, бывшей замужем за графом А. М. Борхом.В 1912 году для размещения аппарата и документов Кассационного и Апелляционного департаментов Сената был выкуплен в казну и присоединен к комплексу правительственных зданий соседний трехэтажный особняк на Английской набережной. До сих пор его называют именем прежних хозяев – домом Лаваль.Этих львов еще называют «философскими».Основа инфы (С) в Вики, вКонтакте и др. интернет. Фото частично с инета.

Метки блога:

Английская наб. ⇒ Санкт-Петербург

дата события историческая справка источник
Смотрите также: Галерная ул., дом 3
1710-1720-е Дом А. Д. МеншиковаПервым владельцем участка был светлейший князь Александр Данилович Меншиков (1673-1729), хозяин Меншиковского дворца, который уже в 1715 году имел здесь мазанковые палаты. После того как князь попал в немилость и был сослан, его владение в 1727 году конфисковали.
Начало 1730-х Здесь намечалась постройка «аптеки и почтового двора».
1735-1737 Дом А. И. ОстерманаЗатем место отдали всесильному вице-канцлеру графу Андрею Ивановичу Остерману (1686-1747), который выстроил на участке типовой двухэтажный на подвалах дом в девять осей по фасаду в стиле барокко. Автором считается известный зодчий П. М. Еропкин.архитектор П. М. Еропкин
1743 Дом В. Ф. СалтыковаС воцарением в ноябре 1741 года императрицы Елизаветы Петровны Остерман был арестован, предан суду и приговорен к смертной казни. Больного, его на носилках взнесли на эшафот, где был зачитан указ императрицы о замене казни ссылкой в Сибирь. В связи с этим его резиденция перешла к генерал-аншефу Василию Федоровичу Салтыкову (1675–1753) из старинного боярского рода, дяде императрицы Анны Иоанновны. Целых семь лет (1734–1740) энергичный вельможа управлял Петербургом и много для него сделал. Разделил город на пять частей, утвердил название площадей, улиц и каналов, учредил Комиссию о городском строении и т. п. В 1742 году он оставил дела и удалился в частную жизнь. Годы жизни В. Ф. Салтыкова в различных источниках даются по-разному. Так о нем пишет сайт Института Русской Цивилизации: Василий Федорович Салтыков (1675( ?)-1755), сын боярина Федора Петровича и младший брат царицы Прасковьи, жены Ивана Алексеевича. Оставался стольником до 1730 года, предпочитая это звание петровским чинам по Табели о рангах. Императрица Анна Иоанновна, племянница Салтыкова , пожаловала его генерал-майором и генерал-полицмейстером, в 1734 году — генерал-адъютантом и позже генерал-аншефом. Он помогал Елизавете Петровне взойти на престол, а затем удалился от двора. В. Ф. Салтыков был женат на княжне Марии Алексеевне Голицыной.
1750-1760-е Дом С. В. СалтыковаПосле смерти В. Ф. Салтыкова особняк по семейному разделу был передан его третьему сыну – Сергею Васильевичу (1726–1765), молодому придворному цесаревны Екатерины Алексеевны, которая так писала о нем: «Он был прекрасен, как день, и, конечно, никто не мог с ним равняться даже при большом дворе, не говоря уже про наш. Он был довольно умен и обладал тою прелестью обращения, теми мягкими манерами, какие приобретаются жизнью в большом свете, особенно при дворе. В 1752 ему было 26 лет. Вообще, и по рождению, и по многим другим качествам, это была выдающаяся личность. У него были недостатки, но он умел скрывать их; величайшие его недостатки заключались в склонности к интриге и в отсутствии строгих правил, но все это было мне неизвестно тогда». С. В. Салтыков в 1750 году женился на фрейлине императрицы Елизаветы Петровны Матрене Павловне Балк (ок. 1730-1813), дочери П. Ф. Балка-Полева от брака с М. Ф. Полевой, сестре Марии Павловны Нарышкиной (1728-1793).
На набережной камергер почти не жил, ибо пребывал дипломатом в Европе. В октябре 1754 года С. В. Салтыков был послан к шведскому двору с извещением о рождении цесаревича Павла Петровича. Весной 1755 года Сергей Васильевич отправился в Гамбург в качестве русского представителя. Летом 1762 года, менее чем через месяц после вступления Екатерины II на престол, Высочайшим указом сенату повелевается выдать Салтыкову 10000 руб. для выезда его из Петербурга в Париж, куда он назначен полномочным министром. Салтыков оказался по легкомысленности и беспечности своего характера не на высоте этого назначения. Он наделал долгов в Париже и возбудил против себя многие жалобы. (частично, по информации сайта rusdiplomats.narod.ru)
1763 Дом И. Ю. Фридрихса (Фредерикса)С. В. Салтыков поручил доверенному лицу продать дом за 14 тыс. руб. Иоганну (Ивану Юрьевичу) Фридрихсу (Фредерикс, 1723–1779) – богатому английскому купцу и придворному банкиру. И. Ю. Фредерикс позже приобрел еще один дом на набережной.
Лето 1767 Дом Н. Е. МуравьеваДом перешел к генерал-инженеру Николаю Ерофеевичу Муравьеву (1724-1770). Н. Е. Муравьев принимал участие в Семилетней войне, а с 1764 года возглавлял Канцелярию строений государственных дорог. В 1766 году Муравьев участвовал в составлении инструкции о генеральном межевании, однако более известен он как автор первого русского пособия по алгебре «Начальное основание математики». Последние годы жизни он провел в Риге в должности генерал-губернатора.
Овдовев, его жена Анна Андреевна (урожд. Волкова) (ум. после 1801 года) в 1778 году вышла замуж за князя Александра Васильевича Урусова (1729-1813), вельможу и коллекционера. В статье В. Антонова допущена опечатка. По утверждению автора, владение перешло к Н. Е. Муравьеву летом 1767 года.
1779 Дом А. Н. СтрогановаА. А. Урусова переехала в Москву и за 22 тыс. руб. продала дом генерал-аншефу барону Александру Николаевичу Строганову (1740-1789). А. Н. Строганов — на службе с 1752 года, с 1782 года — генерал-поручик. Состоял при 1-й армии (1774), дивизиях: С.-Петербургской (1782-1783), 1-й (1784) и дивизии в северных губерниях (1788). Был женат на Елизавете Александровне Загряжской (1745-1831).
1789 Дом Г. А. СтрогановаПосле смерти А. Н. Строганова дом был унаследован его сыном – бароном Григорием Александровичем (1770-1857), впоследствии видным дипломатом и библиоманом. В 1787 году Г. А. Строганов вместе с кузеном Павлом Александровичем Строгановым (1772-1818), сыном А. С. Строганова, хозяина Строгановского дворца, и его воспитателем Ж. Роммом отправился в заграничное путешествие с целью продолжить образование. В 1787-1788 годах находился в Женеве, где посещал занятия по химии, физике и астрономии; в 1789 году прибыл во Францию, где вскоре получил известие о смерти отца и вынужден был выехать в Россию. В 1796 году пожалован в действительные камергеры и назначен присутствующим в Берг коллегии. (частично, по информации wikipedia.org)
1791-1793 Особняк Г. А. СтрогановаБарон Г. А. Строганов поручил перестроить особняк своему незаконнорожденному двоюродному брату архитектору Андрею Никифоровичу Воронихину (1759-1814). Здание расширили (в нем стало 50 комнат) и заново оформили внутри и снаружи. Фасад украсил портик из пилястр и портал с четырьмя колоннами и балконом.архитектор А. Н. Воронихин
Июль 1800-1850 Особняк А. Г. ЛавальВ июле 1800 года Г. А. Строганов продал свое владение графине Александре Григорьевне Лаваль (урожд. Козицкой) (1772-1850), которая владела им до своей смерти. А. Г. Лаваль получила от матери очень богатое наследство. Ее отец, энергичный просветитель и статс-секретарь Г. В. Козицкий, позаботился о разностороннем образовании дочери. Александра Григорьевна поздно вышла замуж за Ивана Степановича Лаваля (Jean Francois de la Valle, 1761–1846) – французского эмигранта, который графский титул получил от короля Людовика XVIII, жившего в изгнании в Митаве. Как гласит предание – в награду за крупную ссуду из капиталов жены-миллионерши. Новоиспеченный граф, по отзыву Дениса Давыдова, «некрасивый, с брюшком и на тонких ножках», служил по Министерству иностранных дел, был церемонимейстером и редактором столичной газеты на французском языке. А. Г. Лаваль собирала в своем салоне известнейших литераторов Золотого века русской литературы – от А. С. Пушкина и М. Ю. Лермонтова до В. А. Жуковского и П. А. Вяземского. На званых вечерах выступали приезжие и отечественные певцы и певицы. Светскую жизнь в особняке нарушило восстание декабристов, в котором был замешан князь С. П. Трубецкой, муж Екатерины – дочери Лавалей, последовавшей за ним в Сибирь. Спустя некоторое время приемы возобновились, но интересными были недолго. Супруги собрали отличную коллекцию античного и этрусского искусства, картин, которая в основном была приобретена Эрмитажем. В 1830 году супруги Лаваль приобрели еще один особняк на Английской набережной.
1806-1809 Особняк А. Г. ЛавальНовая хозяйка поручила известному зодчему Тома де Томону новую перестройку особняка. Фасад получил нынешний классицистический вид (ионическая колоннада, завершенная ступенчатым аттиком), в том же стиле отделали и интерьеры. Из их числа до наших дней сохранились парадная лестница с ротондой, столовая с гризайльной росписью, «музеум», библиотека с плафоном и декоративными портретами знаменитых поэтов и философов. Вся художественная отделка отличается хорошим вкусом и качеством.архитектор Ж. Ф. Тома де Томон
1818 Особняк А. Г. ЛавальОгромный Белоколонный зал особняка, потолок и падуги которого были расписаны в 1818 году по эскизам автора – модного французского архитектора Т. Шарпантье, служил местом проведения балов.архитектор Т. Шарпантье
1840-е Особняк ЛавалейОтделка Голубого зала. Две гостиные, отделанные Г. А. Боссе в 1843 году в стиле неорококо использовались для приемов. (по материалам статьи Виктора Антонова, опубликованной в газете «Санкт-Петербургские ведомости». Выпуск № 105 от 10.06.2011)архитектор Г. А. Боссе «Архитекторы-строители Санкт-Петербурга середины XIX-начала XX века».Справочник.Под общей редакцией Кирикова Б.М.«Пилигрим» 1996 год стр. 55Добавил: GradPetra
1851 Особняк С. И. БорхПосле смерти матери родительский особняк унаследовала средняя дочь Лавалей София Ивановна Борх (1809–1871), проживавшая ранее по соседству. В 14 лет она влюбилась в польского графа Александра Михайловича Борха (1805-1867), но тот женился на ней ради карьеры. Графиня за свой счет содержала в городе Лавалевский детский приют.
1872 Особняк С. С. ПоляковаПосле смерти графини С. И. Борх, опека продала особняк за 280 тыс. руб. коммерции советнику Самуилу Соломоновичу Полякову (1837-1888), железнодорожному магнату и крупному банкиру, который более 2 млн руб. пожертвовал на благотворительность. Братья-миллионеры С. С. Полякова тоже имели дома на фешенебельной набережной: Яков владел домами 62 и 22, Лазарь — домом 12.
1888 Особняк Д. С. ПоляковаОт С. С. Полякова особняк унаследовал его сын Даниил Самуилович, служивший в Министерстве внутренних дел. В Павловске у него имелась прекрасная дача, но на ней и в особняке Поляков жил наездами, предпочитая воздух Парижа.
1911 Здание Правительствующего СенатаВ конце 1911 года особняк у владельца приобрело Министерство юстиции для расширения Сената. Архитектор министерства К. К. Шмидт бережно приспособил его к новому использованию.архитектор К. К. Шмидт
1918-2000-е Центральный Государственный исторический архивПосле революции здания занимал Центральный Государственный исторический архив, в постсоветское время — Российский Государственный исторический архив.
2008 Здание Конституционного суда Российской ФедерацииОсобняк и корпус по Галерной улице передали Конституционному суду РФ. Этому предшествовала крупная реконструкция. К сожалению, после размещения Конституционного суда здания стали фактически не доступными для петербуржцев.
Читайте также:  День народного единства 2019 в санкт-петербурге
Всего фото(19)
Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector