Диктатура пролетариата. Внутренняя политика новой власти в области культуры, просвещения и религии. Часть III

Диктатура пролетариата. Внутренняя политика новой власти в области культуры, просвещения и религии. Часть III

Многие товарищи, которых мне доводилось читать, часто сводят все великое многообразие и сложность классовой борьбы огромного класса пролетариата к действиям его небольшой части, авангарду пролетариата, т.е. коммунистической партии. 

Уверена, что этоесть преступно упрощенный подход. Компартия — это авангард великой армии пролетариев. А авангард — это всего лишь небольшая часть армии, пусть и хорошо вооруженная и укомплектованная, но малая часть огромной армии. Авангард идет впереди.

Авангард выявляет наиболее слабые места в рядах противника, начинает бой, захватывает опорные пункты противника. И потом обязательно, всенепременно, авангарду необходим подход основных сил. Ибо не ни удержать временно захваченное, ни, тем паче, выиграть генерального сражения против целого противостоящего класса, авангард, без подхода основных сил армии, не может.

Да и можно ли, авангард, утративший связь с армией, отделившийся от армии, называть «авангардом»?  

Думаю, что во это и случилось с нашей страной СССР.

Утративший связь с главными силами, возомнивший о себе, что его временные и локальные победы достаточны для полной победы над врагом, авангард   занял очередной стратегический пункт классового противника.

Играла торжественная музыка, по захваченному стратегическому пункту, чеканя шаг, шли боевые отряды авангарда, а командиры авангарда с высокой трибуны объявляли о полной и окончательной победе над врагом, но…., но армия не подошла….

2.2. Самое Главное

Что является главным для всей армии класса пролетариата? — ответ тут очевиден. Его дал Ленин в работе «Что делать?», определяя главную задачу РСДРП, как развить политическое сознание рабочих до ступени социал-демократического политического сознания.

Не «завоевать власть», не «совершить революцию и осчастливить трудящееся человечество социализмом», не «уничтожить частную собственность» и т.д., и т.п., всё то, что мы сегодня тысячу раз на дню слышим от различных движений и групп, именующих себя «коммунистическими». Эти задачи не есть задачи авангарда. Одному авангарду без класса они просто не по плечу.

Это сделает только класс пролетариата, если его сознание будет на соответствующем уровне. Партии без класса этих задач не решить: ничего ни завоевать, ни удержать, ни осчастливить и т.п. — невозможно. 

Партия без класса ничто и звать ее никак.

Сознание, знание, миропонимание, материалистическое осознание собственного бытия и объективных законов развития человеческого общества, организуют классовую борьбу пролетариата, развивают ее и постепенно, медленно, «с шишками и кровавыми соплями» превращают его из аморфного стада «класса в себе» в революционный монолит «класса для себя», который завоевывает власть и осчастливливает сам себя, «своею собственной рукой». И свою партию в том числе. 

3. Классовая борьба и классовое сознание пролетариата после отстранения буржуазии от государственной власти.

3.1. Диктатура пролетариата.

И чего только я не начиталась про диктатуру пролетариата у разных товарищей известных и не очень! Это и специальный орган подавления буржуазии, и система органов, опять же подавления.

Это государство пролетариата для все того же подавления буржуинов и строительства социализма с коммунизмом.

И власть в интересах пролетариата, которая опять же буржуинов подавляет и организует пролетариат для строительства светлого будущего….

Товарищи дорогие, диктатура пролетариата — это не орган, не пролетарское государство и не власть в интересах пролетариата. Про государство Ленин в работе «О диктатуре пролетариата» пишет: 

«Государство лишь = орудие пролетариата в его классовой борьбе. Особая дубинка, rien de plus!»

Вот что такое есть государство. Дубинка, инструмент. Такой же инструмент, как молоток. И при диктатуре буржуазии государство тоже — лишь инструмент, все та же дубинка. Главным содержанием является — в чьих она руках и с какой целью этой дубинкой машут…

Не молоток диктатура пролетариата и не пистолет. И не кучка профессиональных чиновников, работающих в интересах пролетариата (это тоже «инструмент»). И не партия высокосознательных коммунистов-альтруистов, работающих круглые сутки ради построения коммунизма (партия — тоже «инструмент»)…

Диктатура пролетариата — беспрерывная (остановка борьбы = капитуляция), продолжающаяся и развивающаяся классовая борьба пролетариата в новых условиях. Все та же самая классовая борьба, но в уже в новых условиях(диктатуры буржуазии нет) и, следовательно, появление новых форм борьбы неизбежно.

Ленин: «Диктатура пролетариата как новые формы классовой борьбы пролетариата (иначе: новая стадия ее, с новыми задачами).» (там же)

Продолжая аналогию с авангардом и армией, ДП — это продолжение наступления всей армии класса пролетариата, но уже не с целью прорыва оборонительных линий классового противника, а в условиях, когда линия обороны рухнула, противник погружается в хаос и аморфность (буржуазия погружается в состояние «класс в себе»). Наступление всей армии широчайшим фронтом, чтобы еще больше рассеять, добить и полностью уничтожить классового врага.

Как же это может сделать армия, т.е. класс пролетариата? — только «развив политическое сознание рабочих до ступени социал-демократического политического сознания», изменить в классовой борьбе самого себя так, чтобы научиться жить при социализме. 

«Формирование нового человека» — именно так называлась эта задача в Программе КПСС.

Думаю, что формирование «нового», социалистического человека и является ключевой задачей. Почему? — потому, что»новый» человек с социал-демократическим классовым сознанием при капитализме жить не захочет

И решению этой ключевой задачи должно быть подчинено ВСЁ остальное….

Сформировать «нового человека» в СССР явно не получилось. 

Диктатура пролетариата. Внутренняя политика новой власти в области культуры, просвещения и религии. Часть III
Диктатура пролетариата. Внутренняя политика новой власти в области культуры, просвещения и религии. Часть III

Почему же так получилось? Почему в СССР не развилось у пролетариата классового, социал-демократического сознания, формирование которого Ленин определял как наиглавнейшую задачу? 

(продолжение следует)

Диктатура пролетариата: что это такое и почему она неактуальна

Понятие «диктатура пролетариата» — одно из ключевых в теории марксизма, и марксистские движения традиционно выступают за установление диктатуры пролетариата.

Однако не менее традиционно они стараются не давать чёткого определения этого термина и вскользь – порой в популистском ключе и подстраиваясь под взгляды слушателя – дают какие-либо пояснения.

Что же такое диктатура пролетариата и как социал-демократу стоит относиться к таким требованиям?

Что такое диктатура пролетариата

Как отмечает Большая российская энциклопедия, термин «Диктатура пролетариата» использовался в марксистско-ленинской идеологии для обозначения формы государственной власти в социалистических государствах на этапе перехода от капитализма к социализму.

Согласно энциклопедии Britannica, это правление пролетариата – экономического и социального класса, состоящего из промышленных рабочих, получающих доход исключительно от своего труда – во время переходного периода между отменой капитализма и установлением коммунизма.

Во время этого перехода пролетариат должен подавить сопротивление социалистической революции со стороны буржуазии, разрушить общественные производственные отношения, лежащие в основе классовой системы, и создать новое бесклассовое общество.

Политический словарь 1940 года отмечает, что диктатура пролетариата — это «государственная власть победившего рабочего класса в переходный период от капитализма к коммунизму… В системе диктатуры пролетариата коммунистическая партия — основная руководящая сила».

Само понятие «диктатура пролетариата» появилось в работе Карла Маркса «Классовая борьба во Франции с 1848 по 1850 годы», в которой сам автор определяет её следующим образом:

…необходимая переходная ступень к уничтожению классовых различий вообще, к уничтожению всех производственных отношений, на которых покоятся эти различия, к уничтожению всех общественных отношений, соответствующих этим производственным отношениям, к перевороту во всех идеях, вытекающих из этих общественных отношений.

Карл Маркс

Второй вариант, который использовался в СССР:

…политическая власть рабочего класса, устанавливаемая им в результате ниспровержения буржуазии, в результате победы социалистической революции; необходима рабочему классу на весь период революционного превращения капитализма в социализм.

Если обобщать имеющиеся определения, диктатура пролетариата — это переходный период от капитализма к социализму, который характеризуется властью широких слоёв рабочих (под руководством партии).

Конкретного определения или системы устройства диктатуры пролетариата классики нам не оставили, создав возможности для вольных трактовок.

Например, Иосиф Сталин дал ей такое определение: «1) неограниченное законом насилие в отношении капиталистов и помещиков, 2) руководство пролетариата в отношении крестьянства, 3) строительство социализма в отношении всего общества.

Ни одна из этих трёх сторон диктатуры не может быть исключена без риска исказить понятие диктатуры пролетариата. Только все эти три стороны, взятые вместе, дают нам полное и законченное понятие диктатуры пролетариата». Поскольку классики (считающиеся первоисточниками термина) точного определения не дали, опровергнуть такое определение довольно проблематично.

Практика диктатуры пролетариата

Первый значительный опыт проведения в жизнь гипотезы Маркса (мы не берём Парижскую коммуну, просуществовавшую недолго на ограниченной территории) состоялся в СССР.

Позже диктатуру пролетариата или её подобие пытались построить и в других государствах, где ко власти пришла коммунистическая партия – Китае, Кубе, Вьетнаме, КНДР, Лаосе, Эфиопии, Камбодже, Мозамбике, Анголе и некоторых других.

В странах Восточной Европы после Второй мировой войны сложились так называемые «народные демократии», которые также являлись переходным этапом от капитализма к социализму. Давайте разберём первый и наиболее наглядный пример воплощения теории – Советский Союз.

Диктатура пролетариата. Внутренняя политика новой власти в области культуры, просвещения и религии. Часть IIIКоммунисты приходили ко власти во многих странах, но власть пролетариата не была реализована ни в одной

Власть одной партии

Идея власти одной партии как выразителя интересов рабочих имеет глубокие корни. В «Манифесте коммунистической партии», как ни удивительно, именно Коммунистическая партия считается самой передовой среди рабочих:

Коммунисты отличаются от остальных пролетарских партий лишь тем, что, с одной стороны, в борьбе пролетариев различных наций они выделяют и отстаивают общие, не зависящие от национальности интересы всего пролетариата; с другой стороны, тем, что на различных ступенях развития, через которые проходит борьба пролетариата с буржуазией, они всегда являются представителями интересов движения в целом.

Коммунисты, следовательно, на практике являются самой решительной, всегда побуждающей к движению вперёд частью рабочих партий всех стран, а в теоретическом отношении у них перед остальной массой пролетариата преимущество в понимании условий, хода и общих результатов пролетарского движения.

Манифест коммунистической партии

Авторами «Манифеста» также была упомянута «организация пролетариев в класс, и тем самым – в политическую партию», из чего вытекает концепция об «авангарде», о которой будет сказано далее.

Если совместить это с высказанными в Манифесте мыслями о «завоевании пролетариатом политической власти», логически следует заключение, что коммунистическая партия завоёвывает власть и устанавливает свою диктатуру.

Идею о ведущей роли коммунистической партии как выразителя интересов пролетариата развил Владимир Ленин: в частности, он считал, что идеи Маркса – это необходимые рабочим знания, из которых вырастет идеологически подкованная сила:

Учение о классовой борьбе, применённое Марксом к вопросу о государстве и о социалистической революции, ведёт необходимо к признанию политического господства пролетариата, его диктатуры, т. е.

власти, не разделяемой ни с кем и опирающейся непосредственно на вооружённую силу масс… Пролетариату необходима государственная власть, централизованная организация силы, организация насилия и для подавления сопротивления эксплуататоров и для руководства громадной массой населения, крестьянством, мелкой буржуазией, полупролетариями в деле «налаживания» социалистического хозяйства…

…Воспитывая рабочую партию, марксизм воспитывает авангард пролетариата, способный взять власть и вести весь народ к социализму, направлять и организовывать новый строй, быть учителем, руководителем, вождём всех трудящихся и эксплуатируемых в деле устройства своей общественной жизни без буржуазии и против буржуазии.

Владимир Ленин

Таким образом, из вышеуказанных идей следовало, что диктатура пролетариата реализуется через «авангард» — партию, власть которой «не разделяется ни с кем», потому что только у неё преимущество в понимании развития пролетарского движения. Другие же партии, очевидно, не обладали этим преимуществом и являлись для марксистов по этой причине либо буржуазными, либо оппортунистическими.

Читайте также:  Музей-усадьба и. репина «пенаты» в санкт-петербурге

В целом диктатура пролетариата является философским, а не научным понятием – оно не имеет чёткого определения (важность которого мы описывали здесь), поэтому под него при доказательстве своей точки зрения можно конечно подогнать и демократию, но с таким же успехом можно подогнать жесточайшие формы диктатуры. А раз это можно сделать, высока вероятность, что это будет сделано, что, собственно, и показывает практика марксистских движений.

Советы и диктатура

Такие органы, как Советы, появились ещё во времена Русской революции 1905-1907 годов как самоорганизованные органы власти рабочих.

Первый из них 8 марта 1905 года появился в городе Алапаевске, но более известным является Совет уполномоченных, организованный 15 мая 1905 года бастующими рабочими текстильных и ткацких предприятий в Иваново-Вознесенске (ныне Иваново) и действовавший в рамках целого города.

После 1907 года они перестают существовать, но обретают второе дыхание во время Февральской революции 1917 года, в результате которой образовался Петроградский совет рабочих и солдатских депутатов, а большевики стали выступать за власть Советов.

Сами Советы чем-то напоминали по устройству парламент, но в отличии от него, они имели следующие черты:

  • Отрицание идеи разделение ветвей власти, то есть Советы обладали исполнительной и законодательной властью: «Коммуна должна была быть не парламентским учреждением, а работающим, в одно и то же время законодательствующим и исполняющим законы»;
  • Они были частью централизованной системы управления (так называемый демократический централизм);
  • Императивный мандат (согласно которому депутат должен был отчитываться перед избирателями, а сами избиратели могли в теории поменять депутата, если он не выполнял их волю);
  • Депутатство не считалось работой как таковой (поскольку депутаты были непосредственно заняты на производстве, то есть исполняли общественные и государственные обязанности наряду со своей производственной деятельностью).

Данные органы характеризовались также отсутствием чёткого распределения полномочий, и при «диктатуре пролетариата» не играли особой роли.

Центрами принятия решений являются не Советы, столь щедро перечисленные в Конституции СССР, а органы, которые в ней не названы. Это партийные комитеты разных уровней: от ЦК до райкома КПСС. Они и только они принимали все до единого политические решения любого масштаба в СССР.

Михаил Восленский

По партийному составу Советы были достаточно разнородными, и включали в себя меньшевиков, эсеров, а также большевиков, но из-за Корниловского мятежа уже с августа по октябрь 1917 года последние стали набирать популярность – благодаря своим идеям, выраженным в резолюции «О власти».

А если конкретнее – требование немедленного предложения всем народам воюющих государств заключить демократический мир, прекращения всяческих репрессий против рабочих и их организаций, немедленной отмены смертной казни на фронте, восстановления полной свободы агитации в армии, конфискации буржуазных газет, выборности комиссаров, осуществления прав наций, живущих в России, на самоопределение и роспуск Государственного совета и Государственной думы.

Диктатура пролетариата

Марксистская концепция, в соответствии с которой после революционного свержения буржуазного режима вся полнота власти должна перейти к классу пролетариата. Его диктатура должна сохраняться вплоть до перехода к коммунизму (социализму как его первой фазе). Диктатура пролетариата по мысли К. Маркса и Ф.

Энгельса должна была быть направлена против эксплуататорских классов и их сопротивления пролетарской революции и переустройству общества.

Демократические и социальные права рабочих должны были быть расширены настолько, что можно будет говорить об отмирании государства, так как его принудительные функции будут направлены против заведомого меньшинства населения.

Для борьбы за коммунизм и диктатуру пролетариата марксисты считали необходимым создание рабочей партии, выражающей интересы пролетариата. Уже первые критики марксизма (А. Герцен, М. Бакунин и др.

) предсказывали, что экономический централизм марксистов в случае их прихода к власти приведет не к отмиранию государства, а к его усилению, к созданию новой диктатуры класса чиновников, а не пролетариата. Даже если государственные посты займут рабочие, то, по выражению Бакунина, это будут только «бывшие рабочие».

По своему социальному положению это тоже будут чиновники. Диктатура будет направлена против остальных рабочих и крестьян. Этот прогноз подтвердился.

Пытаясь решить противоречие между диктаторским характером власти и идеей доступа к власти всего пролетариата, В. Ленин выдвинул идею передачи всей власти Советам рабочих депутатов, то есть на тот момент – органам самоуправления, по существу – самим рабочим массам.

Эта идея стала реализовываться сразу после Октябрьского переворота. Но в то же время после прихода к власти Ленин стал концентрировать верховную власть в руках Совнаркома и ЦК партии большевиков, действовавших от имени рабочих. Созданные ими бюрократические структуры уже в 1918 г.

заменили власть Советов, которые превратились в придатки бюрократический диктатуры. Рабочие выступления против «рабочего» государства жестоко подавлялись. Это официально объяснялось «несознательностью» той части рабочих, которые не поддерживали большевиков.

В конце жизни Ленин признал, что новая власть «чуть-чуть подмазана советским миром».

Несмотря на такую реальность, официально считалось, что диктатура пролетариата сохраняется, партийные и государственные органы действовали именем рабочего класса. В 1937 г.

было объявлено о построении социализма в СССР и, таким образом, о прекращении состояния диктатуры пролетариата.

Политика «диктатуры пролетариата» проводилась коммунистическими режимами и в других странах, в том числе и там, где пролетариат составлял незначительную часть населения.

Источники:

Бакунин М.А. Государственность и анархия. // Бакунин М.А. Философия, социология, политика. М., 1989; Каутский К. Диктатура пролетариата. От демократии к государственному рабству. Большевизм в тупике. М., 2002; Ленин В.И. Государство и революция. // Ленин В.И.

Полное собрание сочинений. Т.33; Ленин В.И. Диктатура пролетариата и ренегат Каутский. // Ленин В.И. Полное собрание сочинений. Т.37. М., 1967; Маркс К., Энгельс Ф. Манифест коммунистической партии. // Маркс К., Энгельс Ф. Собрание сочинений. Т.4. М.

, 1955

Автор статьи: Шубин А.В.

Литература

  • Логинов В.Т. Неизвестный Ленин. М., 2010
  • Шубин А.В. Социализм: «Золотой век» теории. М., 2007

3.4.7 Диктатура пролетариата» в СССР — практическое воплощение теоретических установок

Советское государство официально именовало себя «диктатурой пролетариата» после Октябрьской революции 1917 года.

Первая конституция Советской России, принятая в июле 1918 года и названная «конституцией переходного момента», провозглашала своей основной задачей«установление диктатуры городского и сельского пролетариата и беднейшего крестьянства в виде мощной Всероссийской Советской власти в целях полного подавления буржуазии…».

Первая конституция СССР, принятая в 1924 году, называла образовавшееся союзное государство «диктатурой пролетариата». Тем не менее,Конституция 1936 года (так называемая «Сталинская конституция») провозгласила, что в СССР социализм победил и в основном построен.

Это означало, что в стране официально уничтожена частная собственность на средства производства и эксплуататорские классы, а значит исчез и сам пролетариат, как класс эксплуатируемых и, следовательно, его диктатура, с помощью которой пролетариат удержал власть, — уже пройденный этап.

Заявлялось, что в стране в основном победили социалистические производственные отношения, экономической основой провозглашалась плановая социалистическая система хозяйства, опирающаяся на социалистическую собственность в двух ее формах — государственную и колхозно-кооперативную.

При этом СССР продолжал официально оставаться государством диктатуры пролетариата.

В дальнейшем Конституция 1977 года провозгласила утверждение в СССР «развитое социалистическое общество», в связи с чем определение СССР как государства диктатуры пролетариата была официально заменено на общенародное государство: «ведущей силой которого выступает рабочий класс. Выполнив задачи диктатуры пролетариата, Советское государство стало общенародным». При этом отмечалось, что «возросла руководящая роль Коммунистической партии — авангарда всего народа».

Практическая реализация

Выполнение задач по «разбиванию вдребезги старого государственного аппарата»

Захватив власть, большевики принялись разрушать имеющийся государственный аппарат и уничтожать экономическую основу буржуазного общества, для «подрыва господства, авторитета, влияния буржуазии».

Были национализированы все банки, распущена армия, которая заменялась «вооружением трудящихся», вся земля объявлялась «общенародным достоянием», все «леса, недра и воды общегосударственного значения, а равно и весь живой и мертвый инвентарь, образцовые поместья и сельско-хозяйственные предприятия» национализировались, все «фабрики, заводы, рудники, железные дороги, прочие средства производства» переходили в собственность Советской Рабоче-Крестьянской Республики. Советская власть аннулировала все займы, заключённые старой властью (Текст Конституции РСФСР 1918 года).

Для лишения буржуазии возможности агитации и «уничтожении зависимости печати от капитала» все типографии передавались в руки рабочего класса, все независимые газеты закрывались.

Все пригодные для проведения собраний помещения отбирались у их владельцев и передавались «в распоряжение рабочего класса и крестьянской бедноты».

Вводилась всеобщая трудовая повинность — «не трудящийся да не ест» (Текст Конституции РСФСР 1918 года).

Подавление «бешеного сопротивления» ((В. И. Ленин. Пролетарская революция и ренегат Каутский) буржуазии

  • Считалось, что диктатура пролетариата обрела практическую форму организации во власти Советов. По основному закону РСФСР 1918 года правом избирать и быть избранными в советы (основное право, дающее возможность гражданам принимать участие в управлении государством) лишались следующие категории лиц:
  • 65. Не избирают и не могут быть избранными…:
  • а) лица, прибегающие к наемному труду с целью извлечения прибыли;

б) лица, живущие на нетрудовой доход, как-то проценты с капитала, доходы с предприятий, поступления с имущества и т. п.;

  1. в) частные торговцы, торговые и коммерческие посредники;
  2. г) монахи и духовные служители церквей и религиозных культов;
  3. д) служащие и агенты бывшей полиции, особого корпуса жандармов и охранных отделений, а также члены царствовавшего в России дома;
  4. е) лица, признанные в установленном порядке душевнобольными или умалишенными, а равно лица, состоящие под опекой:
  5. ж) лица, осужденные за корыстные и порочащие преступления на срок, установленный законом или судебным приговором.

— Конституция РСФСР 1918-го года. Раздел четвертый. Активное и пассивное избирательное право

При этом сами выборы в высший орган власти — «Всероссийский Съезд Советов» — оставались, как и в царской России, непрямыми и неравными: корпус его депутатов составлялся из представителей городских советов «по расчету 1 депутат на 25.

000 избирателей, и представителей губернских Съездов Советов, по расчету 1 депутат на 125.000 жителей».( (Текст Конституции РСФСР 1918 года:Cт.25).

То есть городской пролетариат получал преимущество перед сельским населением, имеющим право голоса.

Параграф 23 Конституции гласил:

23. Руководствуясь интересами рабочего класса в целом, Российская Социалистическая Федеративная Советская Республика лишает отдельных лиц и отдельные группы прав, которые пользуются ими в ущерб интересам социалистической революции.

— Конституция РСФСР 1918-го года. Раздел второй. Общие положения

Согласно данным ЦСУ СССР к буржуазным классам в 1913 году относилось 16,3 % от общей численности населения Российской империи, однако, на практике, в крупных промышленных и торговых центрах процент населения, подпадающего под п. 65 конституции, был значительно выше.

Например, в Одессе, крупном коммерческом центре бывшей Российской империи, на выборах в городской совет в 1920 году до 30 % горожан оказались лишёнными права голоса.

Если, несмотря на отсечение «буржуазных элементов» от участия в выборах, результаты выборов не удовлетворяли большевиков, то такие советы распускались и назначались новые выборы, до тех пор, пока их результат казался большевикам приемлемым.

Читайте также:  Приоратский парк в гатчине: фото, режим работы, как добраться

Коль социальное неравенство было прописано основным законом страны, то разнообразные законы более низкого уровня и ведомственные инструкции ставили отдельные социальные группы просто-напросто «вне закона». Так, вскоре после принятия конституции, закрепившей в виде основного закона лозунг «Кто не работает, тот не ест», был издан декрет «О трудовых книжках» (октябрь 1918 года).

Согласно этого декрета, все лица, подпадающие под статью 65 конституции (то есть те, кто был лишён всех прав), обязаны были получить «трудовые книжки». В них не реже одного раза в месяц должны были заноситься данные о выполнении возложенных на них «общественных работ и повинностей» (расчистка улиц от снега, заготовка дров и т. п.).

Те, кто не был занят общественным трудом, обязаны были отмечаться один раз в неделю в милиции. Этим лицам было запрещено перемещаться по стране без этой книжки и, самое главное, без предъявления трудовой книжки с отметкой о произведённых работах невозможно было получить продовольственные карточки, что в условиях военного коммунизма было равносильно голодной смерти.

Продовольственные и иные карточки, являвшиеся исключительным способом получения жизненных припасов для горожан, ввиду полного запрета свободной торговли, так же выдавались гражданам в зависимости от их социальной принадлежности. Население было разбито на три категории: к первой относились рабочие, ко второй — служащие, к третьей — все те, кто по конституции был лишен всех прав.

Размер пайка у первой категории был вчетверо больше, чем у третьей (Валиуллин К.Б., Зарипова Р.К. История России, XX век).

Для экономического уничтожения буржуазии все состоятельные классы были обложены единоразовым «чрезвычайным налогом» — разовой контрибуцией в размере 10 миллиардов рублей. В счет налога изымались деньги, ценности, предметы искусства (Валиуллин К.Б., Зарипова Р.К. История России, XX век).

Созданная Чрезвычайная комиссия наделялась правом внесудебных расправ. ЧК сосредоточила в своих руках арест, следствие, вынесение приговора и его исполнение.

Вскоре был объявлен «красный террор», государство «диктатуры пролетариата» считало допустимым брать заложников из лиц, лишённых прав, которых размещали в концлагерях и, как акты устрашения или мести, могли казнить. Заложничество приняло невиданные масштабы. (Валиуллин К.Б., Зарипова Р.К. История России, XX век).

Даже в 1927 году, уже много позднее окончания гражданской войны, советская власть продолжала казнить заложников «именем диктатуры пролетариата». Сталин, отвечая на протесты западных социал-демократов по этому поводу, писал:

“Что касается расстрела двадцати «сиятельных», то пусть знают враги СССР, враги внутренние, так же как и враги внешние, что пролетарская диктатура в СССР живёт и рука её тверда”. Таким образом диктатура пролетариата породила правовой нигилизм.

Привожу здесь отрывки из книги Вадима Кожинова «Россия век XX (1901 — 1939)»:

“Это хорошо показано в кратком исследовании Дмитрия Галковского «Стучкины дети»-о «правовой» идеологии одного из первых наркомов Юстиции РСФСР, а затем- председателя Верховного суда Петериса Стучки (1865-1932). Стучка недвусмысленно писал: «Так называемая юриспруденция есть последняя крепость буржуазного мира». И чтобы окончательно отменить юриспруденцию, Стучка «отменил» сам её «предмет»-преступность:

«Слово «преступность»- не что иное, как вредная отрыжка буржуазной науки… Возьмем… крестьянина, который напился «вдрызг» и в драке убил случайно того или другого… Если крестьянин совершил убийство по бытовым побуждениям, мы этого убийцу могли бы отпустить на свободу с предупреждением…

И наоборот, кулак, эксплуататор, даже если он формально и не совершал никаких преступлений, уже самим фактом своего существования в социалистическом обществе является вредным элементом и подлежит изоляции». «Разбитый компас. Журнал Дмитрия Галковского». М., 1996, январь-февраль. Это «теоретизирование» вполне адекватно отражало практик того времени.

Совершенно очевидно, например, что преобладающее большинство казней в 1918-1922 годах совершалось вообще без хоть какого-либо «разбирательства». Так, точно известно, что в 1921 году был вынесен лишь 9701 смертный приговор, но совершенно нелепо было бы полагать, что мы имеем тем самым сведения о количестве расстрелянных в этом году.

Поэт Эдуард Багрицкий, который отлично знал, что происходило на Украине в 1919-1921годах, ибо сам побывал инструктором политотдела отряда красных, описывает «практику» воспеваемого им комиссара подотряда:

  • » Выгребайте из канавы
  • спрятанное жито!»
  • Ну, а кто подымет бучу
  • Не шуми, братишка:
  • Усом в мусорную кучу,
  • Расстрелять- и крышка!”
  • Естественно, при этом ровно никакие юридические акции не предпринимались и «приговор» нигде не фиксировался. “
  • В 1922 году за границу выслали более двухсот крупнейших представителей российской философской мысли лишь за то, что они не скрывали своего несогласия с советским строем — эта мера вошла в историю под названием «Философский пароход».
  • Начиная с тридцатых годов в Советском Союзе правовой нигилизм стал замещаться системной юриспруденции. Привожу здесь отрывки из книги Вадима Кожинова «Россия век XX (1901 — 1939)»

Между тем в 1930-х годах юриспруденция так или иначе начинает восстанавливаться. Это, между прочим, убедительно показано в переведенном на русский и изданном в Москве в 1993 году исследовании американского правоведа Юджина Хаски «Российская адвокатура и Советское государство» (1986).

Характерны названия разделов этого трактата: «Гражданская война и расцвет правового нигилизма» и «Конец правового нигилизма». Этот «конец» автор усматривает уже в событиях начала 1930-х годов, хотя тут же отмечает, что другой американский исследователь истории советской юриспруденции, П.

Джувилер, в своей книге «Революционный правопорядок» (1976) «датирует начало поворота в правовой политике 1934-1935 годами»  , — то есть временем многостороннего поворота, о котором подробно говорилось выше.

П.Джуливер, несомненно, датирует вернее, да и сам Ю.Хаски исходит только из того, что до указанной даты имели место лишь отдельные выступления в «защиту» юриспруденции, и сообщает, что «в начале 1930-х годов нарком юстиции РСФСР Н.Крыленко и некоторые другие оставались приверженцами нигилистического подхода к праву» (там же, с. 140).

Точно так же, пишет Хаски, «известный как «совесть партии» Аарон Сольц отказался отступить от революционных принципов» (с. 115). Итак, и нарком, и влиятельнейший член Президиума Центральной контрольной комиссии ВКП(б), осуществлявший верховный партийный надзор за судебной практикой, были против утверждения правовых норм.

Но к середине 1930-х годов этого рода сопротивление было сломлено.

Диктатура пролетариата

Диктатура пролетариата. Приход большевиков к власти в 1917, их планы и иллюзии связаны с марксистской идеей «диктатуры пролетариата».

Эту идею большевики безоговорочно восприняли, превратив ее в постулат своего социал-демократического течения. Диктатура пролетариата – это, по В.И.

Ленину, совершенно новая форма власти, она «есть самая беззаветная и самая беспощадная война нового класса против буржуазии, сопротивление которой удесятерено ее свержением».

У Ленина мы находим множество определений «диктатуры пролетариата».

Все они в зависимости от периода, когда он о ней писал (до прихода к власти в период гражданской войны, в период НЭПа) повторяют мысль: что диктатура является орудием партии, советской власти в достижении главной цели революции – построения социалистического общества.

«Диктатура пролетариата» не связана, не считается с «формальными» законами – следовательно, исключалось понятие «гражданское общество», которое было объявлено атрибутом буржуазного общества.

Этот термин – «диктатуры пролетариата» – определял классовый характер социалистической революции и власть меньшинства над большинством населения страны. Предполагалось, что диктаторская власть господствующего класса – пролетариата – понадобится только на время проведения социалистических преобразований в стране, а после установления социализма «диктатура пролетариата» будет отменена, конституция СССР 1937 провозгласила победу социализма и отмену «диктатуры пролетариата».

Руководство партии во главе со Сталиным продолжало говорить от имени рабочего класса, заменив термин «диктатура пролетариата» на положение о «ведущей роли рабочего класса в строительстве коммунизма».

Логика социального противоборства, заложенная в идее «диктатуры пролетариата», привела к выдвижению И.В.

Сталиным тезиса об обострении классовой борьбы по мере продвижения к социализму, ставшего обоснованием  репрессий в 1930-е годы.

После Второй мировой войны с изменением международной обстановки и установлением коммунистических режимов в ряде стран положение о пролетарской диктатуре было заменено тезисом об общенародном государстве, что также потребовало «поправки» тезиса о «диктатуре пролетариата».

В действительности главенствующая роль правящей партии, проводившаяся под лозунгом о ведущей роли рабочего класса, продолжалась в Советском Союзе до  начала 1990.

Литература:

Ленин В.И. Экономика и политика в эпоху диктатуры пролетариата.Политические процессы 30–50-х годов. М., 1991

Проверь себя!
Ответь на вопросы викторины «Знаменитые речи»

Какой римский политик каждую свою речь в сенате заканчивал словами «Карфаген должен быть разрушен»?

Наука, Образование

«Полностью развитый коммунизм – это гуманизм…»

Карл Маркс

«Насилие необходимо и полезно»

В. И. Ленин

«Нас упрекают за границей, что у нас режим одной партии.

Это неверно. У нас много партий. Но в отличие от заграницы

у нас одна партия у власти, а остальные – в тюрьме»

Михаил Томский, член Политбюро РКП(б), XI съезд, 1922 год

Теория классовой борьбы по Марксу скрывает реальную структуру общества, скрывает систему управления обществом и уровни этого управления.

Коммунисты скрывают тот факт, что при свержении старого управленческого аппарата функции управления всё равно должны кем-то выполняться. Кто бы кого ни свергал, функции управления всё равно остаются на месте.

Возьмите любое общество при любом режиме, и Вы обнаружите, что в таком обществе все равно существуют многоуровневые ступени управления. На заводе рабочий – это исполнительская функция, а начальник сектора – это управленческая функция.

Но начальник сектора – это в то же время и исполнительская функция при начальнике отдела. А начальник отдела – это исполнительская функция при директоре завода. А директор завода перед кем-то тоже отчитывается. И так везде и всюду.

Диктатура пролетариата! Основополагающий принцип коммунистов в борьбе за власть. Что же это за ерунда такая? Что такое пролетарий и что такое диктатура? Пролетарий, по словарю Владимира Даля, это – «бобыль, бездомок или безземельный, безприютный захребетник».

А диктатура, по определению Ленина – это «ничем не ограниченная, не стесненная никакими законами, опирающаяся на силу власть».

Складываем и получается, что диктатура пролетариата – это ничем не ограниченная, не стесненная никакими законами власть бездомков, безземельных, безприютных захребетников. Идиотизм, да и только. Диктатура пролетариата – безсмысленный набор слов.

Коммунисты пропагандируют, что власть должна принадлежать рабочим и крестьянам. Более лживых лозунгов придумать невозможно. И вот почему это ложь.

Не может власть принадлежать рабочему или крестьянину. Рабочий – это одна функция, директор завода – это уже другая функция, руководитель министерства – это третья функция. Рабочий не может быть директором фабрики или начальником отдела. Если он становится начальником отдела, он автоматически перестает быть рабочим и превращается в директора.

Не может весь рабочий класс быть ни диктатором ни управленцем вообще. Этот марксистский бред о «диктатуре пролетариата» элементарно опровергается. Не может пролетарий ничем управлять. Не может толпа ничем управлять. И не могла она управлять никогда. Всё равно придется свою власть осуществлять через своих представителей.

То есть – придется довериться небольшой, в несколько тысяч человек группе людей, ими же выбранных (или «выбранных»). То, что Маркс называет «диктатурой пролетариата» – на самом деле зовется властью кучки привилегированных избранных, точнее, «богоизбранных».

Читайте также:  Концерт дидье маруани и "спэйс" в санкт-петербурге

Диктатура пролетариата на практике – это диктатура жидов при помощи пролетариата.

О диктатуре пролетариата Маркс и Энгельс писали еще в своём Манифесте коммунистической партии. Не раз эту идею повторял и Ленин.

Чего, например, стоит положение IX пункта «Проекта программы Российской социал-демократической рабочей партии»: «Чтобы совершить… социальную революцию, пролетариат должен завоевать политическую власть, которая сделает его господином положения и позволит ему устранить все препятствия, стоящие на пути его великой цели. В этом смысле диктатура пролетариата составляет необходимое политическое условие социальной революции». Прекрасный образец демагогии!

Что же касается пролетариата, то он никогда не был «господином положения» и не обладал властью. Фактически она всегда была в руках партийной верхушки. Как тут не вспомнить слова Плеханова, который писал: «Диктатура одной партии кончится диктатурой одного человека«.

Сделав ставку на низы общества, на пролетариат, Маркс и все его последыши выиграли ситуацию, но показали себя жуликами и научным ворьем (если весь коммунистический маразм, высосанный из пальца, вообще попадает под определение науки). Отбросы общества – самый безперспективный класс. Пролетарий не способен создавать что-то новое и грамотно управлять. В принципе не способен, генетика такая. Уроки коммунизма у нас перед глазами.

Маркс со своими еврейскими идеями насчет этой самой «диктатуры пролетариата» сознательно формирует толпу дураков, которая понесется за любым лозунгом. Пролетариат, толпа – это лишь таран для захвата власти, пушечное мясо, расходный материал. Маркс в конце своего Манифеста пишет «Коммунисты считают презренным делом скрывать свои цели и намерения.

Они открыто заявляют, что их цели могут быть достигнуты лишь путем насильственного ниспровержения существующего общественного строя. Пусть господствующие классы содрогаются перед Коммунистической Революцией. Пролетариям нечего в ней терять кроме своих цепей. Приобретут же они весь мир».

Кто был ничем, тот станет всем! И последние станут первыми!

Чудес в кадровой специфике не бывает. Приятные исключения – да, но только как исключения. Не может человек, вчера работавший на уровне среднего звена городского масштаба, сегодня заниматься делами государственного масштаба. Дров наломает таких, что мало не покажется. История – штука повторяющаяся.

Мы уже достаточно насмотрелись и на себе испытали дебильную кадровую политику Ельцина, когда завлабов, которым даже последний кретин не доверил бы руководить и районом, сажали в кресла министров России и выше, не только марая сам статус высокой должности, но и нанося огромный ущерб стране и всему народу.

Решающее значение имел принцип: рынок всё отладит сам по себе и в области экономики, и в социальной сфере. Отсюда был сделан вывод: на ответственный пост, где требуется элитарное мышление, мог быть назначен любой придурок. Главное, чтобы он был преданным холуем режима.

Кроме того, квалификация государственных деятелей существенной роли не играла.

Вся действительная (а не пропагандируемая) цель еврейского марксизма-коммунизма проста до неприличия.

Погрузить людей в лживое информационное поле коммунизма, за счет этой идеологии разжечь низменные инстинкты отбросов общества и «полезных идиотов», их зависть к национальной элите, разжечь гражданскую войну, бросить одну часть нации на другую, бросить толпу на элиту, свергнуть эту элиту чужими руками, и на спине стада придурков въехать на место национальной элиты. А потом управлять народом как вздумается. Это – квинтэссенция любого коммунизма. Хоть советского, хоть китайского, хоть камбоджийского, хоть какого-нибудь ещё. Везде сценарий один и тот же.

После свержения «буржуазии» руками пролетариев и уничтожения национальной элиты («эксплуататоров») кто оказался у власти в России? Пролетариат? Рабочие? Крестьяне?

Диктатором и вождем мирового пролетариата становится жидокалмык Ульянов-Бланк по кличке Ленин. Человек, который никогда не был пролетарием и вдобавок ко всему никогда не занимался никаким созидательным трудом.

Кроме того, этот Ленин имел к России такое же отношение, какое к ней имела, скажем, китайская династия Инь.

За Лениным идут всякие прочие «пролетарии» типа Свердлова, Зиновьева, Троцкого, Каменева, Дзержинского, Молотова, Чичерина, Лурье, Урицкого, Луначарского, Володарского и все прочие. И все либо евреи, либо с примесью еврейской крови.

Вот такие «пролетарии» пришли к власти в России в 1917 году. 85% всех руководящих должностей после 1917 года занимали евреи, остальные 15% – еврейские прислужники и приспособленцы всех мастей. Это и есть истинная «диктатура пролетариата».

Что касается ленинской «пролетарской» морали, то на память приходит долголетняя единомышленница Ленина, секретарь Коминтерна Анжелика Барабанова. В беседе с ним она услышала фразу: «В борьбе за власть все средства хороши». «Даже обман?» – спросила она. «Порядочно всё, что совершается в интересах пролетарского дела» – раздражённо ответил Ленин.

Дальнейшие десятки и сотни фамилий Совнаркома, Военного комиссариата, Комиссариата внутренних дел, членов Чрезвычайной Комиссии (Дзержинский, Петерс, Шкловский, Кнейфис, Цейстис, Размирович, Кронберг, Хайкин и так далее) перечислять можно устать.

Что они все – от станка, от сохи или из забоя? Полноте вам, ни один! Ну да, был бывший рабочий – Михаил Калинин. Да и то его держали для вывески под названием “Всенародный староста”. Понадобился единственный русский дурачок, который и так был женат на еврейке Екатерине Ивановне Лобберг.

Его нашли, посадили в кресло, откуда этот «Всенародный староста» безучастно наблюдал за любыми преступлениями коммунистов.

После Ленина выдвинулся ещё один «пролетарий» – Иосиф Виссарионович Сталин. Он никогда нигде не работал. Он не разбирался в экономике, но осуществил единственную в истории России промышленную революцию.

Он только к сорока годам научился относительно свободно изъясняться по-русски, что не помешало ему быть главным редактором и главным цензором у лучших русских писателей ХХ века. Он никогда не жил в сельской местности, но со своей братией загнал крестьян в колхозы.

То есть, он обратно ввёл крепостное право, только на этот раз не частное, а общегосударственное. Он ни дня не прослужил в армии, но готовил вторжение в Европу, причем преуспел в этом так, как никто до него не преуспевал.

Сталин, «сын сапожника», непонятно на какие деньги учится в семинарии 12 лет. В те времена в подобных заведениях могли учиться только дети из престижных семей. Вот такие «пролетарии» захватывали власть.

Коммунары явно издевались, утверждая, что построили безклассовое общество. Коммунистический маразм о возможности построения безклассового общества был и остается маразмом, рассчитанным на людей недалекого ума.

Кто бы что ни говорил, надо четко запомнить и уяснить, что в любом государстве всегда существовало и будут существовать многоклассовое общество.

Кто бы кого ни свергал, а функции у разных групп людей всегда разные.

Идея безклассового общества была нужна коммунистам для борьбы с оппозицией в лице национальной элиты. Этой идеей очень удобно запудрить мозги. Элита видела всю пагубность и утопию коммунизма.

Только она и понимала всю бредовость и варварскую сущность жидокоммунизма, поэтому была непримиримым врагом уголовников и отбросов общества. Первоочередной задачей коммунистов на пути захвата и удержания своей власти было уничтожение этнически родственной с народом элиты.

Под этими дурацкими, но действенными лозунгами происходил настоящий грабёж собственности у людей. И закономерно, что отобранная собственность поступала в основном евреям.

После захвата власти «пролетариями» вся ключевая информация, способная осветить реальное положение вещей, фальсифицируется и закрывается. Создаётся громадный индекс запрещённых книг (как и у христиан). Тут же издаются законы, запрещающие эту информацию вскрывать.

Такими законами у коммунистов были законы против антисемитизма и разжигании межнациональной розни (для жидовской мафии это самый главный закон) и против антикоммунистической деятельности.

Тех, кто осознавал всю еврейскую ложь, которой кормили народ, уничтожали или сажали в тюрьму лет так на 25.

В 20-е и 30-е годы в СССР действовало Еврейское Телеграфное Агентство (ЕТА), независимо (!) от официального ТАСС, распространявшее по всему миру свою информацию об СССР. Этому ЕТА в 1931 году Сталин дал интервью по вопросу об «антисемитизме».

Он сказал: «Национальный и расовый шовинизм есть пережиток человеконенавистнических нравов, свойственных периоду каннибализма. Антисемитизм как крайняя форма расового шовинизма является наиболее опасным пережитком каннибализма… В СССР строжайше преследуются законом антисемитизм как явление глубоко враждебное Советскому строю.

Активные антисемиты караются по законам СССР смертной казнью» (И. Р. Шафаревич, «Трёхтысячелетняя загадка», стр. 233).

Закрытие информации происходило не только в СССР. Это происходило и происходит во всех странах. Везде и всюду закон о борьбе с «разжиганием межнациональной розни» – один из главных законов.

Статья 130 УК Германии говорит об уголовной ответственности за «разжигание межнациональной розни» (естественно, имеются в виду евреи). Аналогичный закон Луи был принят во Франции в 1990 году, а в 1992 году – в Австрии, в Швейцарии и в других странах, подконтрольных жидам.

Вы можете критиковать и пренебрежительно отзываться о любом народе планеты. Критикуйте кого угодно. Этот закон не будет действовать.

Вы хоть раз слышали, чтобы судили русского за «разжигание межнациональной розни», например, к украинцам, чеченцам, латвийцам? А ведь отношение многих русских к ним колеблется от обычной подозрительности до лютой ненависти. И есть за что.

А вот за «разжигание межнациональной розни» к жидам сажают в тюрьмы («Русский Хозяин», N-3, стр. 51-52). Этот жидовский закон действует только в интересах жидовского кагала. Еврейская мафия не любит, когда её методы и действия освещаются и ее в чем-то обвиняют. Подобные обвинения автоматически нарываются на «оголтелый антисемитизм» и «разжигание межнациональной розни». Очень избирательно действуют эти жидовские законы.

Из личной переписки Маркса с Энгельсом следуют интересные вещи. Тут им особо не надо было прикидываться защитниками рабочих и крестьян. Из нижеприведенных коротеньких фрагментов писем выглядывает все их истинное мурло (неизвестный автор, «Тайна коммунизма»).

Маркс – Энгельсу (о пролетариате): “Он (пролетариат) вынужден меня защищать от той бешеной ненависти, которую питают ко мне рабочие, то есть болваны” (13 февраля 1851 года).

Энгельс – Марксу (о народе): “Любить нас никогда не будет демократическая, красная или коммунистическая чернь” (25 февраля 1859 года).

Маркс – Энгельсу: “У меня ни одна душа не бывает. И это меня радует. Ибо долбаное человечество может меня задолбать, сволочь. Привет. Твой Карл Маркс” (без даты).

Энгельс – Марксу: “Какое значение имеет партия, то есть банда ослов слепо верящих в нас? Воистину, мы ничего не потеряем оттого, что нас перестанут считать адекватным выражением тех ограниченных собак, с которыми нас свели вместе последние годы” (10 августа 1869 года).

Маркс – Энгельсу (о «Капитале»): «Я сильно увеличиваю этот том, так как немецкие собаки измеряют ценность книги её объёмом» (18 июня 1862 год).

Энгельс – Марксу: «Будь хоть раз менее добросовестен по отношению к своей собственной работе. Для этой паршивой публики она всё еще слишком хороша. Главное, чтобы вещь была написана и вышла в свет, а слабые стороны, которые тебе бросаются в глаза, ослы не заметят» (31 января 1869 год).

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector