Санкт-Петербургский государственный Академический театр Балета под руководством Бориса Эйфмана

Создателя своего театра, своей танцующей галактики, которого критики называют «классиком современного балета», «театральным волшебником», «хореографом будущего», однажды в детстве спасла судьба, когда он случайно остался один на саночках среди снежных сибирских степей. Уже засыпанный с головой колкими хлопьями, он кричал так, что его услышали. По жизни ему также придется «кричать», пробивать глухую, холодную стену непонимания и неприятия. Судьба – это еще и ты сам, это внутренняя сила, которая творит биографию.

Санкт-Петербургский государственный Академический театр Балета под руководством Бориса Эйфмана

Борис Эйфман родился в Алтайском крае, в послевоенном 1946 году в семье, не связанной ни с балетом, ни с театром. И вдруг возникла в нем непреодолимая любовь к танцу.

В 6 лет ему уже хотелось пересказать движениями «Руслана и Людмилу», в 13 он завел тетрадь для записей своих «первых постановок», а в 1959-м, поступив на хореографическое отделение Кишиневского училища, вскоре сам начал руководить небольшой балетной труппой. Но юному Эйфману не давал покоя вопрос – рожден ли он для сочинения танца?

И вот лет в 16, впервые приехав в Петербург и, пораженный его таинственной красотой, он дал себе клятву, что будет здесь жить и работать и обязательно станет хореографом. Исполнение этой мечты потребовало огромного труда, силы воли, характера, целеустремленности и той «силы голоса», которая спасла его в снежной вьюге.

Санкт-Петербургский государственный Академический театр Балета под руководством Бориса Эйфмана ГАСТРОЛЬНАЯ КАРТА ТЕАТРА БАЛЕТА БОРИСА ЭЙФМАНА

В 1966 году Борис Эйфман поступил на балетмейстерское отделение Ленинградской государственной консерватории им. Н. А. Римского-Корсакова. Герой этого рассказа был бы, наверное, совсем другим, не окажись он в Петербурге. И этот город, в свою очередь, сегодня тоже был бы иным, если бы в нем не жил и не творил Борис Эйфман, недавно заслуженно ставший его почетным гражданином.

Санкт-Петербургский государственный Академический театр Балета под руководством Бориса Эйфмана Санкт-Петербургский государственный Академический театр Балета под руководством Бориса Эйфмана Санкт-Петербургский государственный Академический театр Балета под руководством Бориса Эйфмана

Борис Эйфман на съемках фильма-балета «Вариации на тему рококо»

За время учебы Эйфман начал ставить свои первые балеты с выпускниками Ленинградского академического хореографического училища им. А. Я. Вагановой: «Жизни навстречу» Д. Кабалевского и «Икар» на музыку А. Чернова, В.

Арзуманова (1970), «Блестящий дивертисмент» (1971) на музыку М. Глинки и другие. На втором курсе он уже получил от телевидения заказ на постановку балета «Вариации на тему рококо» П. Чайковского. А на экзамене по специальности его «Колыбельную» на музыку Д.

Шостаковича комиссия и критика оценили как «явление в хореографии».

И, наконец, выпускник консерватории ставит свою дипломную работу – «Гаянэ» (1972) на музыку А. Хачатуряна, показанную на сцене Малого театра оперы и балета в Ленинграде. Для этой постановки он написал новое либретто, выступив в роли драматурга, что впоследствии станет художественным кредо Бориса Эйфмана, для которого «драматургия балета – это не сюита танцевальных сцен, а пластическое действие, где всё подчинено мысли».

Так подводился итог 6-летней жизни в Ленинграде и профессионального становления. С этого момента, по признанию хореографа, он «обрек себя на вечные мытарства этой ужасной неблагодарной, изнуряющей, но самой прекрасной театральной профессии».

С успехом окончив Ленинградскую консерваторию, Борис Эйфман уходит на годичную службу в армию (ансамблю песни и танца ЛВО требовался балетмейстер), о чем вспоминает с неожиданной теплотой и юмором. После армии он продолжает работу в ЛАХУ им. А. Я.

Вагановой, осуществляя постановки на сцене Ленинградского театра оперы и балета им. С. М. Кирова: «Русская симфония» (1973) В. Калинникова, «Встречи» (1975) на музыку Р. Щедрина, «Прерванная песня» (1976) на музыку И. Калныньша и другие.

Он становится автором фильмов-балетов «Три сочинения», «Кровавое солнце» и целого ряда других.

Он «вернулся в свой город»

Санкт-Петербургский государственный Академический театр Балета под руководством Бориса Эйфмана

Борис Эйфман И ЛЕОНИД ЯКОБСОН

Санкт-Петербургский государственный Академический театр Балета под руководством Бориса Эйфмана

Уже эти ранние постановки были открытием для балетной публики. Эйфман обнажал иную выразительность движения, усложняя и преобразуя классическую основу элементами модерна.

В его постановках ощущалась та свобода хореографического мышления, которая вела к оригинальности пластических находок. На счету Эйфмана появляются победы на различных конкурсах и немало успешных балетов: «Жар-птица» И.

Стравинского (1975) в Кировском театре, показанная также на гастролях в Москве и Японии. «Гаянэ» – балет в 3-х действиях на музыку А. Хачатуряна, поставленный не только в Ленинградском Малом театре оперы и балета, но и в Большом театре г.

Лодзь, (Польша, 1975) и в Театре оперы и балета Риги, (Латвия, 1976). К этим первым большим успехам его вел упорный каждодневный труд, требовавший полной самоотдачи и осознания своего предназначения.

Творческий дар Эйфмана становился все заметнее, и неудивительно, что именно ему в 1977 году предложили возглавить хореографический коллектив при Ленконцерте. Художественному руководителю пришлось приложить немало усилий, чтобы создать ансамбль, способный творить искусство.

Он пригласил талантливых артистов – легендарную балерину, народную артистку РСФСР Аллу Осипенко, ее партнера по Кировскому театру Джона Марковского — и увидел перспективы творческого роста молодых талантов – Валерия Михайловского, который уже через несколько лет получит звание Заслуженного артиста РСФСР, и Валентины Морозовой, ставшей народной артисткой России.

И вместе со всем коллективом он начал создавать профессиональную труппу своего авторского театра.

Санкт-Петербургский государственный Академический театр Балета под руководством Бориса Эйфмана Санкт-Петербургский государственный Академический театр Балета под руководством Бориса Эйфмана

Борис Эйфман на репетиции балета «Жар-птица»

Хореограф-психолог, хореограф-драматург

«Он обогатил наше духовное пространство»

О Борисе Эйфмане, его искусстве написаны тысячи статей, сняты фильмы, издаются книги. Его постановки не раз с триумфом обошли планету.

Но движение к совершенному спектаклю заставляет его идти вперед, экспериментировать, дарить зрителю незабываемые чувства, что-то новое, доселе неведомое.

В период постановки «Чайки», размышляя об одном чеховском герое, Эйфман заметил: «…он внес свою тему, свои страдания в нашу картину мира… он обогатил наше духовное пространство».

Это можно отнести и к самому хореографу. Да, наше духовное пространство становится богаче с появлением каждого нового спектакля гениального хореографа.

Создатель авторской формулы современной хореографии – «театр балета» – всякий раз свершает открытия не только в области новой балетной эстетики, но и театральной драматургии, в основе которой – проникновение в бесконечность внутреннего мира человека.

Именно поэтому постановки Эйфмана всегда волнуют душу, всегда интересны, ведь нет ничего интереснее в искусстве, чем сам человек.

БОРИС ЭЙФМАН В ПЕРИОД СЛУЖБЫ В АРМИИ

Символично, одним из первых спектаклей стал балет на музыку Р. Щедрина «Только любовь» (1977). В самом деле, только любовь — к новому искусству, к творчеству, друг к другу – могла поднимать тогда людей, творивших в условиях безденежья, отсутствия репетиционных залов, во времена жесткой цензуры.

Преодолевая сопротивление властей, Эйфман формировал новую эстетику и новый тип балетного театра.

В каждой постановке он воплощал свою главную идею: «Сложнейшая тема человеческих отношений, вскрытие глубинных тайников души может быть проанализирована тончайшим из инструментов – пластикой человеческого тела».

Это, прежде всего, относилось к шедевру – не раз в те годы запрещаемому цензурой – «Двухголосие» (1977) на музыку Pink Floyd и к балету «Идиот» (1980) на музыку П. Чайковского по роману Ф. Достоевского.

Афиша дебютных выступлений труппы Бориса Эйфмана

Первое десятилетие проходило под знаком изнурительной борьбы за право быть не таким, как все. Эйфман отразил это в миниатюре «Познание» (1981) на музыку Т. Альбинони, где человек ищет выхода, мучительно стараясь вырваться, отделиться от безликой толпы.

Переломным моментом в отношении к своему театру Эйфман считает 1987 год, когда он поставил «Мастера и Маргариту» по мотивам романа М. Булгакова. Он решил забыть о цензуре, не надеясь даже, что его постановку вообще пропустят. Но времена изменились. И, по его воспоминаниям, в глазах комиссии он «вдруг из «диссидента» превратился в лидера искусства новой России. С 1987 года линия судьбы пошла вверх». Театр получает свою репетиционную базу, звание государственного, а художественный руководитель – первую серьезную награду. У труппы постепенно появляется возможность показать свое искусство на ведущих площадках мира.

Наступала новая эра – свободы от диктата идеологии и несвободы от диктата рынка. Теперь хореографу приходилось бороться за свои идеи, за свое право на мысль уже в других обстоятельствах.

Это было время изломов, что отразилось в хореографии изломанных линий балетов тех лет, особенно в редакции «Реквиема» на музыку В. А. Моцарта после 1991 года.

Балет Эйфмана становился «электрокардиограммой эпохи».

Мотив «Реквиема» проступает и в балете «Чайковский» (1993), поставленном в год 100-летия со дня смерти композитора на музыку самого Петра Ильича. И, что характерно для Эйфмана, здесь воплотилась очень личная для него тема: «…тип художника, олицетворяемый Чайковским, очень близок мне. По сути, вся его жизнь – это борьба за возможность творить».

БАЛЕТ «МАСТЕР И МАРГАРИТА»

Борис Эйфман часто обращается к произведениям классической литературы, каждый раз открывая «неизвестное в известном», прочитывая то, что таится между строк.

Так он прочитал «Анну Каренину», передав в танце не схему романа, а его тайну, воплощая на сцене всю глубину психоанализа Толстого. «Онегин» также раскрыл хореографу самые закодированные свои страницы.

Вглядываясь в сны героев Пушкина, Эйфман проникает в сокровенный мир души, лишний раз доказывая, что эпитет «психологический» в отношении его Театра – не пустой звук.

В балете «По ту сторону греха» поражает постижение философии Достоевского, актуальных вопросов свободы, тяжелого исторического наследия.

Читайте также:  Парад время перемен в санкт-петербурге 2019

Обращение к литературным источникам стало визитной карточкой Театра. Однако довольно часто Эйфман сам «источник» сюжетов своих балетов, где он как драматург размышляет о выдающихся людях, о том, как жизнь художника, его переживания, страсти, переплетаются с образами, им создаваемыми.

В постановке «Роден, ее вечный идол» он пластически говорит о тайнах ремесла скульптора, столь похожего на его собственное искусство. Его «Красная Жизель» – не о Жизели, а о драме балерины, ее исполнявшей. Его новый балет «Страсти по Мольеру, или Маска Дон Жуана» – это авторская драматургия о трагическом столкновении комедиографа и его героя.

Балет «Русский Гамлет» – не сюжет Шекспира, а сюжет Эйфмана, увидевшего историю русского принца через призму великой трагедии.

БАЛЕТ «РОДЕН, ЕЕ ВЕЧНЫЙ ИДОЛ»

Современный балет: театр Бориса Эйфмана

Если очень коротко попытаться описать состояние балета конца 20-21 вв., то надо сказать, что сегодня есть академический балет, народный танец и всё остальное, что следует называть – современный балет. И вот здесь, в современном балете, царит такое разнообразие, что можно и потеряться.

Санкт-Петербургский государственный Академический театр Балета под руководством Бориса Эйфмана

Чтобы найтись, можно поговорить о балете разных стран, вспомнить современных исполнителей, но, пожалуй, лучший подход – это начать разговор о балетмейстерах, тех людях в мире балета, кто собственно его всегда и создаёт.

А особенно интересны будут те, кто реализует свои собственные хореографические идеи.

Таким балетмейстером является петербуржец Борис Эйфман, 69ти лет от роду, народный артист РФ, лауреат нескольких российских премий, кавалер ордена «За заслуги перед отечеством» разных степеней, руководитель Театра балета (г. Санкт-Петербург). И на этом с биографией Эйфмана можно и закончить, потому что, то, что он делал и делает – гораздо интересней.

О личных мотивах

Есть известное выражение о том, что архитектура – это застывшая музыка, но тогда балет – это звуки музыки в объёме, движении и пластике. Или ещё – парящая архитектура, или танцующая живопись. В общем, это к тому, что увлечься и полюбить балет – легко, а вот потом разлюбить – вряд ли.

И хорошо, когда можно написать о явлении, в данном случае о балете, с позиций дилетанта. Потому что, чтобы прослыть знатоком надо будет пользоваться профессиональным языком, терминами (поддержки, па-де-де, па-де-труа и проч.), аргументировать оценки, проявить балетный кругозор и т.п.

Иное дело – дилетант, который может показать свежий взгляд на явление, а при недостаточной обоснованности заметить: ну, хорошо, ещё подучусь. И, что важно – говорить о личных впечатлениях, но главное – чтобы не было смешно.

Автор впервые встретился с балетами Бориса Эйфмана в середине 80х гг. прошлого века в тогдашнем Ленинграде, и с тех пор, что называется, это стало «любовью на всю оставшуюся жизнь».

Санкт-Петербургский государственный Академический театр Балета под руководством Бориса Эйфмана

Что есть у Эйфмана, и чего нет у других?

Ещё когда он называл свой Театр просто ансамблем балета п/у Б.Эйфмана (конец 70х г.) всё равно его постановки выделялись.

Музыку молодой хореограф для своих спектаклей выбирал исключительно первоклассную: высокая классика, из современной – та, что была художественно привлекательной и убедительной.

По жанрам – симфоническая, оперная, инструментальная, камерная, по именам – Моцарт, Россини, Чайковский, Шостакович, Бах, Шнитке, Петров, «Пинк Флойд», Маклафлин – и это далеко не всё.

Балеты Эйфмана – глубоко содержательны, очень часто для своих постановок хореограф берёт сюжеты классической литературы, среди имён – Куприн, Бомарше, Шекспир, Булгаков, Мольер, Достоевский или это могут быть творческие и биографические события, скажем, связанные со скульптором Роденом, балериной Ольгой Спесивцевой, композитором Чайковским.

Эйфман любит контрасты, у него в одном спектакле может звучать музыка разных композиторов, эпох и стилей (Чайковский-Бизе-Шнитке, Рахманинов-Вагнер-Мусоргский). Или известный литературный сюжет может истолковываться другой музыкой («Женитьба Фигаро» – Россини, «Гамлет» – Брамс, «Поединок» – Гаврилин).

Касаясь содержания спектаклей Эйфмана, нужно обязательно говорить о высокой духовности, эмоциях и страсти, философском начале. Во многих спектаклях Театра балета присутствует сюжетность, но это не «драмбалет» образца 60-70гг., это скорее события, насыщенные глубокими чувствами и имеющие пластическое истолкование.

О стилевом начале у Эйфмана

Интересная особенность биографии Эйфмана – он никогда не был танцовщиком, не выступал на сцене, свою творческую деятельность он начал сразу в качестве хореографа (первые постановки в 16 лет в детском хореографическом ансамбле), а потом была работа в хореографическом училище им. А.Вагановой (г. Ленинград). Это к тому, что академическая база у Эйфмана есть, другое дело, что в своём Театре балета он начал искать что-то другое.

О пластике и хореографии эйфмановских балетов невозможно говорить в отрыве от музыки и сценического содержания спектаклей. Это некое единство духа, звука, жеста, движения и события.

Поэтому бесполезно искать какие-то привычные балетные па, всё время сохраняется ощущение, что любое балетное движение у Эйфмана – единственное и неповторимое.

Если сказать, что это пластическое истолкование музыки, то это будет обидно для Эйфмана и его танцовщиков, а если выразиться, что это «перевод» движения и пластики в музыку, то так, пожалуй, будет точнее. А ещё точнее: балеты маэстро – это некое триединство музыки, танца и театрального действа.

Санкт-Петербургский государственный Академический театр Балета под руководством Бориса Эйфмана Чего пока ещё нет у Эйфмана?

В Санкт-Петербурге у Театра балета ещё нет собственного помещения, хотя репетиционная база уже появилась. Спектакли идут на сценах лучших петербургских театров, надо просто следить за афишами.

У Театра балета Эйфмана нет собственного симфонического оркестра, спектакли идут под фонограмму, но это художественный принцип: высококлассная запись в исполнении лучших оркестров или звучание специально созданных аранжировок. Хотя однажды в Москве один из спектаклей озвучивал симфонический оркестр п/у Ю.Башмета.

У Эйфмана пока ещё нет всеобщего мирового признания (как, скажем у Петипа, Фокина, Баланчина), но мировая известность – уже есть. Авторитетный критик New York Times написал, что балетный мир может прекратить поиски хореографа номер один, потому что он уже есть: это Борис Эйфман.

У танцоров Эйфмана – тоже нет мирового признания, но они могут в жанре балета делать всё, в этом легко убедится, попав на спектакль театра балета. Вот имена 5 ведущих танцовщиков театра: Вера Арбузова, Елена Кузьмина, Юрий Ананян, Альберт Галичанин и Игорь Марков.

У Эйфмана нет самоуспокоенности, желания заканчивать карьеру хореографа, а значит, будут ещё новые спектакли и новые художественные потрясения.

А пока надо пытаться попасть на спектакли Театра балета в Санкт-Петербурге, пытаться искать в сети фильмы, снятые по балетам Б.Эйфмана, заглянуть, в конце концов, на сайт театра.

И даже по фрагментам спектаклей становится ясно, что Борис Эйфман – это настоящее явление в мире современного, нет, не балета, а – искусства, где музыка, литература, драма посредством пластики и жеста говорят о высоких духовных началах.

Сайт Театра балета Бориса Эйфмана – http://www.eifmanballet.ru/ru/schedule/

  • Автор – Александр Бычков

Санкт-Петербургский государственный Академический театр Балета под руководством Бориса Эйфмана

Театр балета Бориса Эйфмана

Санкт-Петербургский государственный Академический театр Балета под руководством Бориса Эйфмана

Этот коллектив был основан в 1977 году и носил различные названия («Новый балет», «Ленинградский ансамбль балета», «Ленинградский театр современного балета»). Первоначально его задача заключалась в том, чтобы привлечь к современному балету интерес молодого зрителя. Возможно, поэтому и руководить новым коллективом поручили Б. Эйфману — молодому хореографу, едва перешагнувшему свое тридцатилетие.

В период конца 70-х — начала 80-х годов в театре Эйфмана вырабатывается собственный подход к формированию репертуара. В афише театра появляется всё больше балетов, драматургической основой которых становятся произведения мировой классической литературы.

Обращаясь к сюжетам классики, хореограф осваивает все новые жанры.

Он создает спектакли, отличающиеся остротой хореографического рисунка, передававшего предельный накал страстей героев — такие, как балеты «Безумный день, или Женитьба Фигаро», «Двенадцатая ночь», «Легенда», «Тереза Ракен», «Идиот», «Поединок», «Мастер и Маргарита» и другие.

Эйфман-режиссер сумел заставить зрителя не просто любоваться красотой танцевальной ткани своих спектаклей, но активно сопереживать действию. Помимо творческих поисков, театр под руководством Бориса Эйфмана одним из первых в России разработал собственную модель организации и планирования театрального дела на принципах государственного и частного партнерства.

Сегодня Театр балета Бориса Эйфмана известен любителям танцевального искусства Северной и Южной Америки, Европы, Азии своими спектаклями «Чайковский», «Я — Дон Кихот», «Красная Жизель», «Русский Гамлет», «Анна Каренина», «Чайка», «Онегин». 22 ноября 2011 г. на сцене Александринкого театра в Петербурге состоялась мировая премьера балета «Роден», посвященного судьбе и творчеству великих скульпторов Огюста Родена и его ученицы, возлюбленной и музы Камиллы Клодель.

Автор более сорока спектаклей, Борис Эйфман определяет жанр, в котором он работает, как «психологический балет». Языком танца художник откровенно говорит со зрителем о самых сложных и волнующих сторонах человеческого бытия: о поисках смысла жизни, о столкновении духовного и плотского в интимном мире человека, о познании истины.

Читайте также:  Где находится Зимний дворец. Местоположение Зимнего дворца на карте Санкт-Петербурга и описание

Важный этап в жизни театра начался в 2009 году, когда Правительством Петербурга было принято решение о начале строительства Академии танца Бориса Эйфмана, инициатором создания которой выступил хореограф.

В настоящее время возведение зданий этого уникального учебного заведения инновационного типа практически завершено, и в сентябре 2013 года оно должно будет принять первых учеников.

Также летом 2009 года были подведены итоги конкурса на лучший архитектурный проект «Дворца танца Бориса Эйфмана» на Набережной Европы.

По замыслу Бориса Эйфмана, Дворец танца призван стать не просто театром балета, но международным центром танцевального искусства. В его стенах будут творчески сосуществовать три балетные труппы, представляющие три века отечественного хореографического искусства.

Борис Эйфман

Борис Эйфман — знаменитый советский и российский хореограф, народный артист России, многогранный постановщик классических и академических спектаклей, а также настоящий новатор в балетном искусстве. Знаменитого балетмейстера даже называют основателем современного русского балета. Сейчас мастер продолжает восхищать и удивлять зрителей новыми проектами.

Детство и юность

Борис родился в Алтайском крае, в поселке Рубцовск, куда во время Великой Отечественной войны был отправлен отец артиста Янкель Эйфман.

Как талантливый профессиональный инженер Янкель Эйфман участвовал в строительстве завода по производству танковых двигателей. Пригодились там и знания матери будущего хореографа, Клары Курис, врача по образованию.

Также у Бориса есть родной брат Леонид, который, повзрослев, эмигрировал в Калифорнию.

Борис Эйфман. Репетиция. (90-е)
Boris Eifman. Rehearsal.
(1990s.)
Eifman Ballet

Posted by Eifman Ballet on Friday, April 25, 2014Борис Эйфман в молодости в молодости

Когда Боре было 5 лет, семья вернулась в родную Бессарабию, точнее в столицу Молдовы, Кишинев. Там мальчик учился в средней школе, позднее начал работать, а старшие классы параллельно оканчивал на вечернем отделении.

В подростковом возрасте Эйфман заинтересовался танцами, что и предопределило дальнейшую биографию творческого юноши.

Борис стал посещать балетную студию при Дворце пионеров, которой руководила заслуженный педагог Рашель Бромберг.

Затем юноша поступил на впервые организованный факультет хореографии при Кишиневском музыкальном училище и уже в 17 лет получил в детской студии место преподавателя.

Проработав в Молдове, Эйфман отправился в Северную столицу и поступил в Ленинградскую государственную консерваторию имени Н. А. Римского-Корсакова на хореографическое отделение.

С тех пор город на Неве стал для Бориса Янкелевича родным.

Балет

Дипломированным балетмейстером Борис Эйфман стал в 1972 году, но еще за два года до того артист сделал первые профессиональные постановки на сцене Малого театра оперы и балета в Ленинграде. Дебютными постановками стали классические спектакли «Жизни навстречу», «Гаянэ», «Блестящий дивертисмент» и другие.

После окончания консерватории хореограф стал постановщиком Ленинградского государственного академического театра оперы и балета имени С. М. Кирова, где впервые поставил балет «Русская симфония». Параллельно молодой человек преподавал в Академии русского балета имени А. Я. Вагановой.

Всесоюзная слава пришла к Борису Эйфману после того, как артист взялся поставить сложнейший спектакль «Жар-птица» на музыку композитора Игоря Стравинского и успешно реализовал задуманное. С этим балетом хореограф гастролировал и по Советскому Союзу, и по другим странам. Спектакль произвел фурор среди японской публики.

Но вряд ли Эйфман стал бы культовой личностью, если бы ограничивался стандартным классическим подходом к балетному искусству. Борис Янкелевич в душе всегда оставался новатором. Артист придумал снимать фильмы-балеты на манер фильмов-спектаклей. Но главное достижение Эйфмана — создание собственного театра «Новый балет» в 1977 году.

Борис Эйфман на репетиции

Для СССР авторский театр являлся совершенно уникальным явлением, тем более что хореограф не ограничивался академическими элементами в своих постановках. Собственная сцена открыла артисту путь к еще более экспериментальному подходу в творчестве.

Например, мастер первым предложил публике «беспуантовый балет», танцевальные рок-спектакли, детские постановки под аккомпанемент современной музыки.

С 1990-х годов детище балетмейстера стало носить иное название — Санкт-Петербургский государственный академический театр балета под руководством Бориса Эйфмана.

В 2005 году в репертуаре театра появилась постановка «Анна Каренина», в основу которой лег одноименный роман Льва Толстого. В качестве музыкального оформления использовались сочинения П. И. Чайковского.

Эйфман убрал второстепенные сюжетные линии произведения русской классики, сосредоточив внимание зрителей на любовном треугольнике Анна — Вронский — Каренин.

По идее режиссера страсть стала камнем преткновения для главной героини, породила драму.

Через 4 года на сцене театр представил проект «Евгений Онегин», очередную отсылку к русской литературе. Хореографическая версия пушкинского романа в стихах в концепции Бориса Яковлевича соединила прошлое и настоящее. Герои книги превращаются в знаковых персонажей нашего времени, а музыка Чайковского органично соседствует с рок-композициями Александра Ситковецкого.

Хореограф Борис Эйфман

В 2011 году состоялась премьера оригинального спектакля «Роден, ее вечный идол».

Пластический проект стал данью памяти великого французского скульптора Огюста Родена и возлюбленной мастера, Камиллы Клодель.

Через хореографию постановщик сумел передать не только тему трагической любви между автором «Поцелуя» и его ученицей, но и затронуть мотивы творчества, вдохновения, владеющего душами творцов.

Важный этап в жизни театра начался в 2011 году, когда правительством Санкт-Петербурга приняло решение о начале строительства Академии танца Бориса Эйфмана, инициатором создания которой выступил хореограф. В сентябре 2013 года академия начала первый учебный год.

В 2019 году рядом с академией открыли Детский театр танца — уникальную городскую сцену для проведения фестивалей, конкурсов, спектаклей.

В 2015 году у театра появился официальный сайт, где размещена информация о труппе и репертуаре, фотографии и новости, а также контактная информация.

А в 2019 году постановка Бориса Яковлевича «Эффект Пигмалиона» вошла в репертуар Большого театра. В основу проекта легла популярная пьеса Бернарда Шоу о перерождении. В интерпретации балетмейстера история обрела новые детали: профессор лингвистики превратился в преподавателя бальных танцев, а героиня — в его ученицу.

Личная жизнь

Из личной жизни хореограф не делает большой тайны. В молодости артисту приписывали огромное количество романов со знаменитыми женщинами.

Ничего удивительного в этом нет: артист долгое время вел холостяцкий образ жизни, при этом являясь импозантным, привлекательным и к тому же успешным человеком.

Громкие романтические отношения связывали хореографа с красавицей-актрисой Анастасией Вертинской.

Борис Эйфман и Анастасия Вертинская

Posted by Аркадий Ридевский on Monday, July 2, 2012Борис Эйфман и Анастасия Вертинская в молодости

Но женился Борис Эйфман гораздо позже и на другой женщине. Супругой хореографа стала балерина Валентина Морозова.

Артисты долгое время работали вместе, да и сегодня Валентина Николаевна оказывает мужу неоценимую помощь, только уже не как танцовщица, а как педагог хореографии.

Борис и Валентина были уже в зрелом возрасте, когда решились стать родителями: в 1995 году на свет появился сын Александр.

Борис Эйфман сейчас

В 2021 году Борис Яковлевич продолжил творческую деятельность. В апреле театр представил новый спектакль — «Страсти по Мольеру, или Маска Дон Жуана». Этот проект стал вторым обращением балетмейстера к личности великого французского драматурга (постановка «Дон Жуан и Мольер» увидела свет в 2001 году). Сам Эйфман назвал Жана-Батиста Поклена наиболее близким для себя художником.

Перед зрителями хореограф приоткрыл завесу театрального закулисья, показав через язык танца, в каких терзаниях и душевных муках рождаются на свет великие комедии. С помощью декораций и световой партитуры мастеру и труппе удалось передать контраст между ярким, обманчивым миром сцены и повседневностью театральной жизни.

Мария Абашова в проекте Бориса Эйфмана «Анна Каренина»

После снятия ограничений, связанных с распространением Covid-19, труппа Эйфмана смогла наконец выехать на гастроли.

В частности, в Новосибирске артисты представили два балета: «По ту сторону греха», созданный по мотивам романа Федора Достоевского «Братья Карамазовы», и «Анна Каренина». В каждом из проектов в главной роли выступила прима-балерина театра Мария Абашова.

В первом спектакле танцовщица предстала в образе Грушеньки, во втором — самой Карениной.

А в июле в Александринском театре прошел торжественный гала-концерт, посвященный 75-летнему юбилею мастера. В программе вошли фрагменты из популярных постановок Бориса Яковлевича, а также эпизоды из проекта «Чайка. Балетная история» — нового видения бессмертной пьесы Антона Павловича Чехова.

Проекты

  • 1980 — «Поединок»
  • 1981 — «Покорение стихии»
  • 1982 — «Безумный день, или Женитьба Фигаро»
  • 1984 — «Двенадцатая ночь, или Что угодно»
  • 1986 — «Интриги любви»
  • 1987 — «Мастер и Маргарита»
  • 1990 — «Человеческие страсти»
  • 1994 — «Дон Кихот, или Фантазии безумца»
  • 1997 — «Красная Жизель»
  • 1998 — «Мой Иерусалим»
  • 1999 — «Русский Гамлет» («Сын Екатерины Великой»)
  • 2001 — «Дон Жуан, или Страсти по Мольеру»
  • 2005 — «Анна Каренина»
  • 2009 — «Онегин»
  • 2013 — «По ту сторону греха»
  • 2017 — «Вчера, сегодня, завтра»
  • 2019 — «Эффект Пигмалиона»

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ АКАДЕМИЧЕСКИЙ ТЕАТР БАЛЕТА БОРИСА ЭЙФМАНА

Санкт-Петербургский государственный академический театр балета создан Борисом Эйфманом в 1977 году (первоначальное название труппы — Ленинградский «Новый балет»). Концепция коллектива была достаточно смелой: он создавался как авторский, режиссерский театр, экспериментальная лаборатория одного хореографа.

Читайте также:  Гостиница Амбассадор / Ambassador hotel (Васильевский остров)

Уже первые спектакли труппы – «Двухголосие» и «Бумеранг» – принесли театру зрительский успех и заставили критиков говорить о новых тенденциях в российском балетном искусстве.

Однако последователи традиционной школы не спешили признавать авторитет молодого хореографа.

Новаторство в выборе драматургического материала и музыки, смелость пластических решений надолго закрепили за Борисом Эйфманом репутацию «хореографического диссидента».

В период конца 1970-х — начала 1980-х годов в театре Эйфмана вырабатывается собственный подход к формированию репертуара. В афише появляется всё больше балетов, драматургической основой которых становятся произведения мировой классической литературы.

Хореограф и его характеризующаяся особым пластическим мышлением труппа осваивают новые жанры.

Создаются спектакли, отличающиеся остротой хореографического рисунка, который передавал предельный накал страстей героев: «Поединок», «Идиот», «Безумный день, или Женитьба Фигаро», «Легенда», «Двенадцатая ночь», «Мастер и Маргарита», «Убийцы» и другие.

Сегодня Театр балета Бориса Эйфмана известен любителям танцевального искусства Северной и Южной Америки, Европы, Азии, Австралии своими спектаклями «Чайковский», «Я — Дон Кихот», «Красная Жизель», «Русский Гамлет», «Анна Каренина», «Чайка», «Онегин», «Роден», «По ту сторону греха», «Реквием». Эти снискавшие всеобщее признание работы не только представляют на самом высоком художественном уровне достижения современного российского балета, но и приобщают аудиторию к бессмертному духовному наследию отечественной и мировой культуры, вдохновляющему хореографа и его артистов.

Стремление труппы Бориса Эйфмана вовлечь своих зрителей в неисчерпаемый мир человеческих страстей, установить с публикой живые духовные связи, ошеломить ее яркостью и динамизмом пластического языка — все это определило тот успех, который на протяжении уже нескольких десятилетий сопровождает выступления театра на ведущих сценических площадках мира.

Эйфман — хореограф-философ. Его волнуют проблемы современности и тайны творчества.

Художник откровенно говорит со зрителем о самых сложных и волнующих сторонах человеческого бытия, определяя жанр, в котором он работает, как «психологический балет».

Газета The New York Times называет Бориса Эйфмана лидером среди ныне живущих балетмейстеров: «Балетный мир, находящийся в поиске главного хореографа, может прекратить поиск. Он найден, и это – Борис Эйфман».

Труппа театра отличается безупречным исполнительским мастерством, уникальной самоотдачей и высоким сценическим интеллектом.

Сегодня замыслы Бориса Эйфмана реализуют прекрасные артисты — лауреаты международных конкурсов, престижных театральных премий «Золотая Маска» и «Золотой софит», премии Правительства РФ в области культуры: О.

Габышев, Д. Фишер, Н. Змиевец, Л. Андреева, А. Ситникова, С. Волобуев и другие.

Важный этап в жизни театра начался в 2011 году, когда Правительством Санкт-Петербурга было принято решение о начале строительства Академии танца Бориса Эйфмана, инициатором создания которой выступил хореограф. В сентябре 2013 года Академия начала свой первый учебный год.

Также в ближайшем будущем в Санкт-Петербурге должен появиться Дворец танца Бориса Эйфмана, который призван стать одним из мировых центров танцевальных искусств.

Создание оригинального балетного репертуара современной России на базе традиций отечественного психологического театра, поиск и развитие новых форм хореографического искусства XXI века – основные составляющие творческой миссии Бориса Эйфмана и его труппы.

театр Бориса Эйфмана

Санкт-Петербургский государственный академический Театра балета Бориса Эйфмана – уникальное явление в мировой театральной жизни. Он выходит за рамки традиционного представления о балетном театре. Купить билет в театр балета Эйфмана стоит хотя бы для того, чтобы понять, что такое балетный модерн.

Искусство на пересечении жанров

Борис Эйфман – один из ведущих мировых хореографов. Народный артист России, лауреат Государственной премии России, заслуженный деятель искусств РСФСР, он удостоен многочисленных премий, награжден орденами «За заслуги перед Отечеством» за вклад в развитие отечественной культуры и искусства.

Эйфман-хореограф – выдающийся новатор, искатель и экспериментатор, изобретатель нового балетного словаря. Вот как он сам говорит о своем искусстве: «Я вижу балет 21 века.

Он абсолютно свободен от всяких традиционных систем, от всяких навязчивых форм.

Это мир, в котором могут появляться движения из классического танца, из танца модерн, движения спортсменов-гимнастов и инструкторов у-шу, движения мальчика, старика, беременной женщины, движения дерева или камня».

Его балетный стиль отличается от танцевальной классики новыми движениями, сложными пластическими композициями, элементами акробатики и даже цирковых трюков. Эйфман все спектакли ставит сам: сочиняет либретто и хореографию, готовит партитуру, вникает во все детали работы с артистами.

Балетный театр Эйфмана создан еще в далеком в 1977 году: тогда он назывался «Новый балет».

В 1990-е годы он был переименован в Санкт-Петербургский государственный академический Театр балета под руководством Бориса Эйфмана.

Сегодня кроме театра работает и Академия танца Бориса Эйфмана – творческая лаборатория, экспериментальная площадка, где отрабатываются инновационные методы подготовки и воспитания танцовщиков 21 века.

Философия и психология, переданные через танец

В репертуаре театра Эйфмана более сорока произведений: балеты-притчи, балеты-романы, балеты-легенды, балеты-биографии, балеты-драмы… Часто сюжеты основаны на произведениях классической литературы: Шекспир, Мольер, Бомарше, Куприн, Достоевский, Булгаков. Попытки экранизации известных произведений всегда интересны: сравнение собственных впечатлений с чужими само по себе захватывает. И уж тем более, если речь идет о попытке изобразить известный сюжет через танец.

Каждый сюжет – это событие, насыщенное чувствами. В этом смысле театр Эйфмана – в большей степени драматический, чем хореографический. Непростая задача – посредством танца показать разрушение сознания и души, деградацию и падение.

А Эйфману удается не только описать хореографическим языком психологическую драму, но и наполнить ее философской глубиной и духовностью. Так получается новый вид искусства – художественное кино без слов. Все балеты театра Эйфмана – как живописные полотна, на которых можно любоваться каждой деталью.

При этом важным критерием отбора артистов в труппу Эйфмана служат эстетическая привлекательность и внешние данные.

Еще одна характерная черта стиля – выбор музыки. Высокая классика (симфоническая, оперная, инструментальная, камерная) здесь смело сочетается с современной музыкой, например композициями Pink Floyd.

Санкт-Петербургский государственный Академический Театр Балета Бориса Эйфмана ул. Лизы Чайкиной, д. 2 в Санкт-Петербурге

Санкт-Петербургский государственный Академический Театр Балета под руководством Бориса Эйфмана, созданный в 1977 году, изначально возник как авторский, театр одного хореографа, что для тех лет было явлением уникальным.

Не имея ни сцены, ни постоянных репетиционных помещений, с маленькой труппой, он сумел первой же программой произвести сильнейшее впечатление: видевшие его спектакль «Двухголосие» с Аллой Осипенко до сих пор вспоминают этот камерный балет как потрясение.

Первые спектакли коллектива были обращены к молодежной аудитории. Смелым экспериментом стал балет «Бумеранг», о котором «Нью-Йорк Таймс» опубликовала статью под заголовком «Борис Эйфман — человек, который осмелился». Само обращение к музыке “Pink Floyd”, Д.Маклафлина, Р.

Уэйкмана (“Yes”) было равносильно бунту, а соединение этих композиций с ошеломляюще эмоциональной, свободной от академических клише хореографией принесло Эйфману репутацию «хореографического диссидента». Целое поколение выросло с памятью об этих спектаклях. Творчество хореографа соединило широкую массу людей с балетным театром.

Можно сказать, что становление театра связано с духовным воспитанием целого поколения российского зрителя.

За годы своей плодотворной деятельности Б.Я.Эйфман создал около 50 балетов, по его спектаклям создан ряд телевизионных фильмов-балетов, а также многие телевизионные передачи, посвященные его творчеству.

На репертуаре театра оформилась балетная труппа с особым пластическим мышлением. Артисты, блистательно владея классическим и современным танцами, обладают даром перевоплощения. Эйфман, являясь создателем новой актерской школы, определяет искусство балета прежде всего как духовный процесс.

Ныне театр, возглавляемый Б.Я.Эйфманом — это коллектив, пользующийся неизменным успехом в стране и за рубежом; он завоевал мировое признание, постоянно гастролируя по странам Европы, Азии, Америки, Африки.

В театре в разное время работали выдающиеся танцовщики: В.Ганнибалова, Н.Долгушин, М.Лиепа, Дж.Марковский, В.Михайловский, В.Морозова, А.Осипенко. Сегодня замыслы хореографа реализуют прекрасные танцовщики: лауреат Международных конкурсов М.

Абашова, лауреат Международных конкурсов Н.Змиевец, лауреат Международных конкурсов Е.Козаченко, заслуженная артистка России Е.Кузьмина, Н.Поворознюк, А.Ситникова, заслуженный артист России Ю.Ананян, О.Габышев, О.Марков, И.Осипов, Ю.Смекалов, А.Турко, Д.

Фишер и другие.

Эйфману чужда концепция “искусства для искусства”, его не вдохновляет игра рисунка и форм сама по себе. “Мне всегда было важно, что выражает движение – просто бессознательный поток танца казался проявлением физической, а не духовной деятельности человека, — говорит Эйфман. – Хореография – это особый вид искусства, способный материализовать эмоциональную жизнь духа”.

В своих спектаклях Борис Эйфман обращается к важнейшим вопросам человеческого бытия, стремится проникнуть в тайны человеческой психики.

Его тревожат проблемы современности; он взволнован тайнами творчества и магией гениев, которые раскрываются в его интерпретации судеб Чайковского, Мольера, Баланчина, Ольги Спесивцевой. Погружаясь в такую темную и страшную сферу, как человеческая психика (балеты «Идиот», «Убийцы», «Чайковский.

Тайна любви и смерти», «Дон Кихот, или Фантазии безумца», «Красная Жизель», «Русский Гамлет», «Анна Каренина», «Чайка»), Эйфман создает образцы сценического психоанализа. Он стремится показать экстремальное состояние человека, считая безумие своих героев не болезнью, а способностью проникновения в другие миры.

Это помогает балетмейстеру раздвинуть рамки собственного воображения за счет фантазий своих героев, углубиться в наиболее интересующие его вопросы духовной и философской жизни человечества.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector