Особняк Эрнеста Игеля

9 ноября горел многострадальный особняк Игеля на Каменноостровском проспекте: пожару присвоили повышенный номер сложности, работали 17 единиц техники и 58 человек.

 Больше десяти лет усадьба стоит заброшенной: мародеры вынесли изразцовые печи, осыпалась лепнина, вспучился паркет, стрит-арт-группировки забомбили стены и колонны. «Собака.

ru» рассказывает о прошлом и настоящем роскошной постройки, а также вспоминает съемки лауреатов премии «ТОП 50. Самые знаменитые люди Петербурга», сделанные в этих стенах.

Особняк Эрнеста Игеля

Матильда Шнурова, 2016 год

Особняк Эрнеста Игеля Особняк Эрнеста Игеля

Главный редактор «Собака.ru»

О постепенном разрушении особняка

«Дом Игеля разрушался на моих глазах. Я выросла в доме Лидваля напротив, и в Игеля ходила на странные концерты для юных октябрят. Помню роскошный камин модерн с выпуклыми фаянсовыми цветами – считайте, это был мой фетиш младшего школьного возраста: в доме Лидваля печи были минималистичные, с плиткой бутылочного цвета, а этот с гигантскими лилиеподобными соцветиями! Зависть и восхищение.

Когда я вернулась в Игеля спустя 25 лет, с трудом проникнув в полуразрушенный особняк – по комнатам гулял сквозняк, пол гнил, всюду мусор – я первым делом ломанулась к камину моей мечты. Меня встретила щербатая искореженная стена. Камин вынесли мародеры. 

Особняк Эрнеста Игеля

Дмитрий Озерков, 2017 год

Особняк Эрнеста Игеля Особняк Эрнеста Игеля

Агентство Tann Model Management и Татьяна Азарова, 2017 год

Особняк Эрнеста Игеля

Дмитрий Озерков, 2017 год

Зачем меня туда понесло? Уже пять лет подряд мы снимаем лауреатов премии «ТОП50. Самые знаменитые люди Петербурга» в редких локациях нашего города, в том числе и в разрушающихся памятниках архитектуры. Михайловка, особняк Вене, ну и Игеля, конечно.

Здесь мы портретировать моего учителя и историка Льва Лурье, главного по современному искусству в Эрмитаже Дмитрия Озеркова, идеолога и совладельца любимого книжного «Подписные издания» Михаила Иванова, ресторатора Матильду Шнурову.

По этим фотографиям тоже можно посмотреть, как стремительно ветшал особняк: мы снимали здесь года три подряд, наблюдая, как раз от разу в неизвестном направлении исчезают последние печи, а на колоннах и лепнине оставляют свои автографы стрит-арт-группировки.

Рассказывали про одного известного в городе девелопера, который уже хотел было взяться за особняк и возродить его к лучшей жизни, но быстро сдался, узнав все нюансы, с которыми ему придется столкнуться при реставрации. Памятник архитектуры федерального значения, обычные дела».

Особняк Эрнеста Игеля

Особняк в 2020 году, фото: Никита Мурузин

Особняк Эрнеста Игеля

Особняк в 2020 году, фото: Никита Мурузин

Особняк Эрнеста Игеля

Особняк в 2020 году, фото: Никита Мурузин

Особняк в 2020 году, фото: Никита Мурузин

Особняк в 2020 году, фото: Никита Мурузин

Начальник центра петербурговедения библиотеки Маяковского, автор блога @stadter

Об истории здания

«Чаще всего этот комплекс именуют просто «особняком Игеля», хотя в реальности все немного сложнее. Когда бельгийский ресторатор Эрнест Игель купил эту усадьбу в конце XIX века, здесь стояла небольшая деревянная дача князей Вяземских. К ней Игель пристроил зал для нового заведения, который затем неоднократно расширялся.

В итоге на месте старинной усадьбы вырос целый развлекательный комплекс: ресторан «Вилла Эрнест» с обеденным залом и эстрадой, оранжерея, ледники, кухни, а также жилые помещения для Игеля с семейством, которые тоже перебрались на Петроградскую сторону вслед за своим бизнесом.

До конца 1890-х Игель жил на Большой Конюшенной — рядом со своим первым детищем рестораном «Медведь», в залах которого теперь открыт театр эстрады имени Аркадия Райкина. 

Особняк в 2020 году, фото: Никита Мурузин

Особняк в 2020 году, фото: Никита Мурузин

Особняк в 2020 году, фото: Никита Мурузин

Известно, что в залах ресторана на Каменноостровском, 60 постоянно выступал румынский оркестр, стены были завешаны гобеленами, к шампанскому подавался ароматный жареный миндаль. Со временем посетители сократили имя «Вилла Эрнеста» до просто «Эрнест».

Среди именитых гостей ресторана на Каменноостровском был, например, президент Франции Феликс Фор, посетивший Петербург в 1897 году. Выбор заведения не случаен — у «Эрнеста» потчевали исключительно высококлассной французской кухней. Интересно, что к «Эрнесту» Фор заехал 19 мая, а торжественный обед у «Кюба», в самом именитом французском заведении города был дан только 20-го.

Так что первое впечатление о русско-французском ресторанном деле в Петербурге президент составил именно на Аптекарском острове. 

Особняк в 2016 году, фото: Никита Мурузин

Особняк в 2016 году, фото: Никита Мурузин

Особняк в 2016 году, фото: Никита Мурузин

Особняк в 2016 году, фото: Никита Мурузин

Особняк в 2016 году, фото: Никита Мурузин

Дела у «Эрнеста» шли хорошо. Он располагался на ключевом «барном маршруте» города начала ХХ века: центр-Каменноостровский проспект-Каменный остров-Елагин-Сестрорецкая дорога-Лахта. В 1903 году уже после смерти Эрнеста Игеля его наследники еще раз расширили заведение, а заодно разбили перед фасадом сад с фонтаном. 

Слава ресторана померкла уже вскоре после революции. В отличие от ряда других заведений имперской эпохи (например, «Донона» на набережной Мойки) «Эрнесту» не было суждено повторно открыться в годы НЭПа. Вместо этого в нем устроили дом пролетарской культуры, а затем клуб «Металлист».

Какое-то время бывший ресторан и особняк занимал штаб ПВО, педагогический институт и «различные организации». Но наибольшим переделкам здание подверглось тогда, когда в него въехала районная администрация — Райсовет и Райком КПСС Ждановского (Петроградского) района.

Она располагалась «У Эрнеста» до рубежа 1970-1980-х годов, после чего переехала в новое здание на Большой Монетной улице, 17-19к, специально возведенное для нужд партийных чиновников. 

И после особняк и ресторан Игеля занимали «различные организации», но новой ключевой функции для роскошного когда-то здания так пока и не придумали». 

Особняк в конце 2016 года, фото: Никита Мурузин

Особняк в конце 2016 года, фото: Никита Мурузин

Особняк в конце 2016 года, фото: Никита Мурузин

Особняк в конце 2016 года, фото: Никита Мурузин

Краевед, автор блога @mettlachtile

О том, как охранялся особняк в последние годы

«В особняк Игеля мы с мужем нелегально залезли в июле 2018 года по пути домой от врача. Тогда дом стоял в сетке, входы были заколочены, но одно окно выбили — попасть не составило труда.

В актовом зале уже не было красных советских кресел — их себе на показ забрал Гоша Рубчинский, не было витража, печей, но оставалась лепнина, деревянные двери и напольная метлахская плитка. Металлические ограждения главной лестницы лежали срезанными. Мне показалось, что их подготовили к вывозу, так что я написала об этом в КГИОП.

Какова их судьба нынче — не знаю. Из особняка мне удалось пробраться на чердак соседнего здания и среди мертвых голубей и бытового современного мусора найти часть письменного прибора конца ХIХ века. 

Из особняка мы с мужем выбрались ровно за две минуты до того, как его окружил наряд полиции. На втором этаже стояли датчики движения — только заметив их, мы сразу рванули к выходу.

Полиция приехала меньше, чем за 10 минут, но нас — милых ребят в голубых рубашках, с невинным видом стоящих рядом — ни в чем не заподозрили.

Больше к Игелю я не ходила, а осколок от письменного прибора теперь живет у меня дома».  

В феврале этого года Смольный заключил концессионное соглашение с компанией «Асгард», которая обязалась восстановить заброшенный особняк. После ремонта в нем должна была открыться гостиница. Концессия была заключена на 49 лет. По условиям соглашения, инвестор привлечет на реализацию проекта не менее 302 млн рублей. Право собственности на здание город сохранил за собой.

Бедный, бедный Игель

За семь лет «инвестор» довел памятник до такого состояния, что теперь власти готовы сдать его за рубль

Город затеял с Группой ЛСР странную систему взаимозачетов. Власти изыскивают свыше 400 миллионов на «компенсацию» за отмененный проект апарт-отеля на месте блокадной подстанции.

И в то же время не имеют никаких претензий к этой компании, бросившей на произвол судьбы другой памятник – комплекс зданий бывшей усадьбы Вяземского, – который так и не был отреставрирован и утратил значительную часть ценных интерьеров.

Молодое поколение уже и не знает, как доподлинно выглядят эти исторические здания на Каменноостровском, 58–60, – который год фасады скрыты зеленой сеткой.

Над ними нависают стеклянные громады так называемой «Каменноостровской коллекции» – жилого комплекса от компании ЛСР, взявшего низкорослые дома-старожилы в плотное полукольцо.

Опасения в том, что кольцо это может замкнуться, а памятник «Усадьба Э. Г. Игеля: особняк, службы, флигели» будет разжеван и выплюнут, высказывались давно.

«Под «Каменноостровскую коллекцию», – отмечает депутат Алексей Ковалев, – были сняты с госохраны и снесены несколько памятников и уничтожены зеленые насаждения.

Некоторые из вновь построенных зданий расположены на участках, исключенных из границ территорий объектов культурного наследия.

Новые строения возводились с нарушением законодательства: по отступам стен зданий от границ земельных участков, по способам их формирования, сопровождавшегося захватом территорий общего пользования и т. д., а также с нарушением условий инвестиционных договоров».

С начала 1990-х в стенах особняка Игеля квартировал гуманитарный деловой центр «Юна», созданный с благородной целью организации досуга детей-сирот и инвалидов, для которых тут работали десятки кружков.

В 2003-м «Юна» стала стопроцентной «дочкой» Группы ЛСР и от гуманитарной составляющей не осталось и следа: профиль организации сменился на «производство строительных и отделочных работ» и «операции с недвижимостью».

Читайте также:  Михайловский замок в санкт-петербурге: экскурсии, выставки сейчас

Обновленная структура получает в 2008-м право на реконструкцию и реставрацию этого памятника, в том же году мастерская Татьяны Славиной своей экспертизой обосновывает снятие с охраны служебных флигелей.

Особняк Эрнеста Игеля

Так выглядел памятник архитектуры, пока его не затянули строительной сеткой

Согласно постановлению правительства Петербурга, «Юне» предоставлялись здания под литерами А и В на участке площадью свыше 8 тысяч кв.

м – «в целях осуществления работ по приспособлению объектов для современного использования (реконструкции) под многофункциональный административный центр с гостиницей без изменения предметов охраны».

Инвестору предписывалось за счет собственных средств провести ремонтно-реставрационные работы – по согласованной с КГИОП смете и на сумму не менее 16 589 125 руб. Реализовать проект надлежало до 25.08.2011.

Смольный раз за разом продлевал действие инвестдоговора, не налагая при этом на инвестора никаких штрафов. Хотя все эти годы исторические здания не только не ремонтировались и не реставрировались, но и не были законсервированы должным образом, стояли с отключенными коммуникациями, не отапливались и разрушались.

Более того, ЛСР не платил вовремя за аренду. КУГИ приходилось взыскивать плату через суд (так, решением суда в 2015 г. инвестор обязывался погасить задолженность за 15 месяцев в размере 14,4 млн руб. плюс 4,7 млн пени).

Имущественный блок Смольного в суде требовал расторгнуть инвестдоговор, а другая рука городской администрации тем временем готовила постановление об очередном продлении срока реализации проекта, теперь до сентября 2017-го, которое и было принято 04.02.2015.

Как следует из материалов дела, еще за два месяца до выхода этого постановления Управление инвестиций Комитета по строительству обнадеживало ЛСР в своем письме: проект о продлении срока без применения штрафных санкций одобрен.

Мол, вся необходимая для выполнения работ по сохранению памятника проектная документация выполнена инвестором и согласована КГИОП. Еще в апреле 2010 г. КГА издал распоряжение «О предоставлении разрешения на отклонение от предельных параметров разрешенного строительства», а в августе того же года утвердил градостроительный план земельного участка.

Притом что вице-губернатор признает в этом же письме (от 12.02.2016): проект планировки и межевания территории «не разработан, распоряжений на разработку данной документации не издано».

Но если утвержденного ППТ нет до сих пор, КГА не должен был издавать перечисленные чиновником распоряжения. Так же как и КГИОП не имел права согласовывать документацию – потому что она должна, в частности, соответствовать задаче сохранения в неизменном виде предмета охраны. Но и его нет! Во всяком случае, КГИОП в своем письме от 11 апреля с. г.

признавал, что комитет согласовал разработанную инвестором документацию, но «предмет охраны не определен, в настоящее время ведется его разработка». Стоит напомнить, что недавно прокуратура признала незаконным согласование Минкультом проекта реконструкции дворов Михайловского дворца именно потому, что отсутствовал утвержденный предмет охраны.

  • Как говорится, знакомый почерк – аналогичным образом продвигался и проект строительства на месте блокадной подстанции, за обнуление которого теперь изыскивают в бюджете 400 с лишним миллионов той же Группе ЛСР.
  • В случае с особняком Игеля компания отказалась от проекта сама – как говорят, потому что не смогли добиться получения права собственности на результаты его реализации.
  • А долгосрочная аренда их не устраивала.

Теперь доведенный до грани гибели памятник вернули в собственность Петербурга. С 28 января текущего года действие инвестиционного договора прекращено. При этом подписан допдоговор о том, что в течение еще трех месяцев (то есть до конца апреля) ЛСР обеспечивает сохранность объекта – пока не принято решения о дальнейшем его использовании.

Но и эти обязательства оказались не исполнены.

Во всяком случае, неравнодушные граждане то и дело сигнализировали, что здание брошено без присмотра, ценные предметы интерьера подвергаются разграблению и уничтожению. Так, петербургский ВООПИиК обращался с соответствующим письмом в КГИОП 11 апреля. Комитет – поразмыслив над ним полтора месяца – отвечал, что «не располагает сведениями о текущих собственниках и пользователях здания».

Писали и в прокуратуру – и депутат Ковалев, и рядовые петербуржцы. Результат – нулевой. Пока в конце октября не разразился уже публичный скандал, когда в сети были выложены фотографии, фиксирующие утраты каминов, витража и других элементов убранства.

КГИОП потребуется еще неделя, чтобы выехать на место. Званые для участия в проверке представители КИО не явились. Доступ, как информирует Игорь Албин, «был осуществлен только в литеру А путем вскрытия укрепленной двери силами аварийной службы».

Где, как обнаружила комиссия, «присутствовали неустановленные третьи лица».

  1. Особняк Эрнеста Игеля

    Одна из художественно декорированных печей «Усадьбы Игеля» (фото Валерия
    Иванова). Утрата этой печи зафиксирована Олегом Еверзовым 30 сентября,
    им же тогда же произведена фотофиксация и других потерь

  2. Особняк Эрнеста Игеля

    Витраж

  3. Особняк Эрнеста Игеля

    Украденный камин

  4. Особняк Эрнеста Игеля

    Еще одна украденная печь

Вызвать тотчас полицию и установить этих самых лиц (быть может, имеющих отношение к уничтожению и расхищению интерьеров) комиссия не удосужилась.

Предпочли еще через неделю направить в полицию обращение с просьбой «принять меры».

А в акте констатировали: «Помещения захламлены строительным и бытовым мусором, интерьеры находятся в крайне неудовлетворительном состоянии; зафиксированы факты утраты ценных предметов декоративно-прикладного искусства…»

Кто за это ответит? Почему при расторжении инвестдоговора не была проведена полная сверка и опись состояния памятника, наличия-отсутствия всех элементов убранства, не оценено, насколько ухудшилось состояние конструкций за те годы, что объект находился в ведении ЛСР?

Решили просто переложить ответственность на районную администрацию, ей теперь и обеспечивать сохранность объекта – вот только средства на это в Петроградском районе едва ли есть.

В августе она попала в перечень объектов, предлагаемых на условиях концессии для создания гостиниц.

А 24 ноября на совете по инвестициям глава КИО Ирина Бабюк сообщила о включении данного адреса в список объектов, предлагаемых в аренду за условный рубль – при условии, что не менее 70 процентов площадей должны занимать работающие в творческом секторе структуры (дизайн, медиа, культура и искусство, цифровые технологии). Воссоздавать же то, что украдено и разбито, будут теперь либо за счет нас, налогоплательщиков, либо за счет нового владельца – если сыщется.

Не прошло и полгода: горевший особняк Игеля заставят отремонтировать через суд

Петербург — город, в котором сохранилось немало исторических построек. В Центральном, Петроградском, Адмиралтейском районах их особенно много. Здания, построенные в разных стилях, привлекают туристов, вдохновляют творческих людей и радуют местных жителей.

Однако далеко не всегда даже объекты культурного наследия находятся в нормальном состоянии. К сожалению, порой время и другие факторы серьезно влияют на внешний облик построек. В результате зачастую они долгое время остаются в полуразрушенном состоянии, кажутся заброшенными.

У особняка Эрнеста Игеля на Каменноостровском, 58–60, литера А, оказалась примерно такая судьба: в начале ноября прошлого года при капремонте там произошел пожар. Огонь повредил стропильную систему крыши, деревянные перекрытия и межкомнатные перегородки флигеля южной части. При тушении пожара помещения залили водой и частично демонтировали кровлю.

Особняк Эрнеста Игеля

Возле полуразрушенного объекта культурного наследия регионального значения побывал мобильный корреспондент НЕВСКИХ НОВОСТЕЙ. На данный момент здание завешано сеткой. На его стенах — надписи, оставленные вандалами.

На территории усадьбы мобильный корреспондент издания заметил бытовку. Ему удалось пообщаться с охранником, который там находился. На вопрос, часто ли кто-то пытается проникнуть в здание, мужчина ответил: «Тут только я и больше никого». Когда разговор зашел о восстановлении памятника, собеседник лишь многозначительно пожал плечами.

Особняк Эрнеста Игеля

Невские Новости / Петр Мелихов

НЕВСКИЕ НОВОСТИ решили узнать про ремонт особняка Игеля у комитета по государственному контролю, использованию и охране памятников истории и культуры. Пресс-служба рассказала изданию подробности.

Сразу после пожара КГИОП подал в полицию заявление о возбуждении уголовного дела. 19 ноября пользователю строения направили предписание, что в течение трех месяцев нужно сделать комплекс первоочередных противоаварийных работ. Однако, как показала февральская проверка, ООО «Асгард» этого не сделало.

Особняк Эрнеста Игеля

Невские Новости / Петр Мелихов

  • Также КГИОП направил обращения в комитет имущественных отношений и комитет по инвестициям о том, что нужно принять срочные меры по устранению последствий ноябрьского пожара, законсервировать усадьбу.
  • 5 февраля комитет составил протокол об административном правонарушении и направил его в Петроградский районный суд.

«КГИОП подготовлено исковое заявление об обязании ООО „Асгард“ в течение трех месяцев со дня вступления решения суда в законную силу в установленном законом порядке провести комплекс первоочередных противоаварийных работ в отношении объекта», — заключила пресс-служба.

Особняк Эрнеста Игеля

Невские Новости / Петр Мелихов

Особняк Игеля пережил 9 ноября пожар, которому был присвоен повышенный номер сложности, в тушении были задействованы 17 единиц техники и 58 человек. Более десяти лет усадьба стоит заброшенной: мародеры вынесли изразцовые печи, осыпалась лепнина, вспучился паркет, стены и колонны изрисовали вандалы.

Французский купец Эрнест Игель в 1894 году приобрел участок земли на Каменноостровском проспекте вместе с деревянным домом и оранжереей. По его указанию строение воплотили уже в камне. Здесь он открыл ставший знаменитым ресторан французской кухни, назвав его незамысловато — «Эрнест», где бывали Федор Шаляпин, Антон Чехов, Максим Горький.

Недавно стало известно, что Почту России заставили отремонтировать бывший ДК работников связи на Мойке. Так как объект культурного наследия на Большой Морской не восстановили в назначенный судом срок, пристав инициировал исполнительное производство.

Новый проект НЕВСКИХ НОВОСТЕЙ «Мобильные корреспонденты» создан специально для того, чтобы помочь петербуржцам пробиться сквозь стены безразличия чиновников — работников комитетов Смольного, районных администраций и муниципалитетов.

Если у вас есть замечания к работе чиновников, если представители администраций районов и муниципальные депутаты не выполняют свои обещания, пишите нам на problems@nevnov.ru, во «ВКонтакте», в Telegram или звоните по телефону +7 (981) 722-50-48.

Мобильные корреспонденты приедут в ваш микрорайон, чтобы привлечь внимание общественности к вашей проблеме.

Заброшенные особняки Петербурга

Опубликовано пользователем сайта

Особняк Эрнеста Игеля

на фото выше Особняк Г.И. Веге, превью — доходный дом Г.И. Веге.

Особняк Г.И. Веге (м. Улица Дыбенко, Октябрьская наб., 38с)

Георгий Веге был промышленником, основавшим ультрамариновый завод (ныне НПО «Пигмент»). Особняк при заводе построен в 1890-м году неизвестным автором.

Особняк примечателен как образец стиля эклектики. Он был украшен богатой лепниной и литьем, настенными и потолочными росписями, множеством зеркал и позолоты. Еще здесь были известные на весь город своей красотой витражи, которые теперь хранятся отдельно от рам.

На второй этаж ведет лестница, украшенная лепниной и различными картинами. Наверху можно найти просторное помещение, которое, очевидно, служило хозяевам гостиной. Стены в этой комнате расписаны узорами в виде роз, на потолку — лепные розетки.

К сожалению, сейчас особняк погибает. Сырость и грибок внутри губят отделку, снаружи до 80 см. булыжника — культурный слой 20 века.

Восстановлению он уже не подлежит, хотя городские активисты считают, что это не так, просто никто не хочет сильно тратиться. В любом случае, будьте аккуратны, собираясь туда на фотопрогулку — особняк находится в аварийном состоянии.

Особняк Брусницыных (м. Приморская, Василеостровская, Кожевенная линия, д. 27)

Любители мистики знают наверняка, что знаменитое зеркало, по легенде связанное с самим графом Дракулой, до сих пор находится в здании особняка Брусницыных.

Судя по сохранившимся историческим документам, в конце XVIII века на Васильевском острове (на пересечении Косой и Кожевенной линий) было возведено каменное здание, фасадом выходившее на прибрежную сторону.

Позже в это место были переведены кожевенные заводы Санкт-Петербурга, руководить которыми была назначена некая госпожа Фишер, вдова европейского купца. Через полвека предприятие и здание вместе с ним приобрёл купец Николай Брусницын. Под его чутким руководством и по проекту архитектора А. С.

Андреева особняк был коренным образом перестроен, расширен, были достроены дополнительные помещения и верхние этажи.

В конце XIX столетия поместье перешло по наследству сыновьям Николая Брусницына, которые также внесли свои коррективы в его архитектуру: потолки стали более высокими, был возведён зимний сад и изменена отделка интерьеров.

С высоты птичьего полёта особняк стал напоминать правильную букву «ш» (три отдельные крыла для каждого из троих братьев).

Что касается архитектуры, особняк Брусницыных является одним из ярких примеров эклектики – своеобразного коллажа из разнообразных архитектурных веяний разных эпох и народов: неовизантийского, неорусского, неоготического, индо-сарацинского, неомавританского и неоренессанса.

Чтобы придать своему жилищу солидный и модный заграничный вид, владельцы самого крупного в Северной Пальмире кожевенного предприятия денег явно не пожалели.

Однако до сих пор остаётся странным тот факт, что Брусницыны предпочли обустроить своё шикарное жилище в непосредственной близости от собственных кожевенных заводов и потому вынуждены были «наслаждаться» запахами, которые те постоянно источали.

С другой стороны, для России XVIII-XIX столетий это было вполне нормальной практикой – богачи часто селились на окраине городов, неподалёку от своих предприятий, чтобы иметь возможность постоянно контролировать производство.

В наши дни особняк Брусницыных больше известен не как жилище успешных русских предпринимателей, а как место, где в начале XX столетия хранилось магическое зеркало, которое, если верить городским легендам, в своё время принадлежало кровопийце графу Дракуле и было настоящим проклятием для каждого, кто осмелился в него посмотреть.

Особняк Эрнеста Игеля

Особняк Струка (м. Лесная, Красногвардейский пер., 23А)

Один из представителей редчайшего типа достопримечательностей — особняков при промышленных предприятиях.

Особняк Струка — одна из немногих построек в стиле модерн в дереве. Особняк являлся частью завода имени Ильича. Вместе с домом Экваля на той же улице, он принадлежит к редкому виду построек — особняк при промышленном предприятии.

Другая отличительная черта этого здания в том, что выполнен он в так называемом усадебном стиле, внешне этот маленький городской особняк очень напоминает загородную усадьбу. Окнами он выходит в тихий переулок, где можно прогуляться, как по спокойной сельской улочке.

  1. Сейчас здание пустует, туда можно попасть с экскурсией.

Особняк Экваля (м.Лесная, Красногвардейский пер., 15)

Карл Экваль был владельцем Чугунолитейного и механического завода в Петербурге. При заводе был сооружен и особняк для семьи его владельца.

Здание является образцом стиля модерн, только набиравшего силу в то время. Примечательно, что двухэтажный особняк выполнен из дерева, что не характерно для этого стиля, дом Экваля — один из очень немногих представителей деревянного модерна в Петербурге.

Хозяин будущего особняка заказал проект никому не известному на тот момент архитектору Лидвалю. Позже Лидваль станет одним из известнейших мастеров модерна в империи, а особняк Экваля до сих пор популярен у профессионалов как первое творение этого зодчего.

  • Характерные для стиля черты присущи и особняку — широкие окна, растительный орнамент, фактурная штукатурка.
  • Дача Гаусвальд (м.  Крестовский Остров, Каменный остров, 2-я Берёзовая аллея, 32)
  • В Санкт-Петербурге, на Каменном острове, расположено впервые построенное в России деревянное здание в стиле модерн – дача Гаусвальд, названная так в честь семейства булочного мастера Гаусвальда.

Этот дом был построен в 1898 году по заказу булочного мастера Гаусвальда для его супруги Евгении Карловны. Проект создавался известными архитекторами В. И. Чагиным и В. И. Шёне.

Владимир Иванович Чагин получил образование в академии художеств, и к моменту начала работы над дачей Гаусвальд уже участвовал в нескольких крупных проектах, а после Октябрьской революции занимался реконструкцией и восстановлением многих памятников архитектуры.

Именно он одним из первых стал строить в Петербурге здания в стиле модерн, большинство из которых создавал совместно с Василием Ивановичем Шёне.

Каменный остров уже в те годы был привилегированным районом Санкт-Петербурга, где жили многие известные и состоятельные люди: купец Елисеев, крупный промышленник Путилов, выдающиеся учёные.

Дача Гаусвальд является первым в России зданием в стиле модерн, большая часть которого построена из дерева. При этом соблюдены характерные для этого архитектурного стиля асимметрия, изломанные линии крыши и некоторые другие детали.

Центральная двухэтажная часть постройки деревянная, к ней прилегает одноэтажное строение, имеющее полукруглый портал. Цокольная часть облицована бутовой плитой, использовавшейся при строительстве большинства коттеджей на Каменном острове.

На первом этаже были расположены жилые хозяйские комнаты, а на втором – кабинет и апартаменты для гостей.

Некоторые специалисты придерживаются мнения, что очень многое при создании дачи Гаусвальд было взято из классической английской коттеджной архитектуры, а другие утверждают, что в чертах здания прослеживается «баварский» стиль.

В первые годы после Октябрьской революции Каменный остров, к тому моменту переименованный в остров Трудящихся, стал пустовать, и в его элитных домах поселились беспризорники, которых со временем становилось всё больше.

Тогда по решению властей в даче Гаусвальда разместилась детская колония.

Беспризорные дети проживали здесь до 1923 года и растаскивали всё, до чего могли добраться — цветные витражные стёкла с изящными свинцовыми вставками разбирались питомцами колонии на грузила для удочек и прочие надобности.

В середине 1920-х годов в даче Гаусвальд разместился профилакторий Ленинградского металлического завода, а сам Остров Трудящихся стал местом сосредоточения дач крупных чиновников.

На протяжении советской эпохи внешний вид дачи Гаусвальд привлекал внимание создателей многих известных кинофильмов.

В этом доме Ян Фрид снимал свои «Дон Сезар де Базан» и «Летучую мышь», а в «Приключениях Шерлока Холмса и доктора Ватсона» Игоря Масленникова дача Гаусвальд превратилась в особняк Ирен Адлер.

После распада Советского Союза для дачи наступили тяжёлые дни. Это здание было приобретено частной фирмой, которая на протяжении двадцати лет никак его не использовала, и дом пришёл в полное запустение. После проведения исследования выяснилось, что более 80% деревянных построек практически разрушено плесенью.

Ознакомившись с заключением специалистов, власти решили снести все пострадавшие деревянные конструкции. Впрочем, этого так и не произошло.

Ещё через несколько лет была осуществлена новая проверка аварийности, в результате которой окончательно было принято решение разобрать все деревянные части здания, а впоследствии на их месте установить постройку, созданную по проекту архитектора Рафаэля Даянова… Но и сейчас дача Гаусвальд по-прежнему находится в плачевном состоянии.

    Особняк Эрнеста Игеля (м. Петроградская, Каменноостровский пр., 60)

    В 1894 году французский купец Эрнест Игель приобрел участок земли на Петроградской стороне вместе с деревянным домом и оранжереей.

    Здесь он открыл блестящий ресторан французской кухни, назвав его незамысловато — «Эрнест». Три года спустя дом был перестроен в камне, и Петербург получил еще один характерный образец архитектурной эклектики.

    Источником вдохновения для архитекторов Ковшарова и Зонна, занимавшихся проектом дома для Игеля, служил стиль Людовика XVI. Помимо самоого особняка, на участке выстроили еще несколько каменных сооружений, объединенных общими архитектурными чертами.

    После революции дом занимал Дом пролетарской культуры, райсовет и прочие чиновники. Фасад старинного особняка находится в аварийном состоянии, зато интерьеры хорошо сохранились.

    Дом Фолленвейдера (м. Черная речка, Большая аллея, д. 13)

    Здание, открывшее в России эпоху северного модерна и едва не погубившее принца Флоризеля и господина Оформителя.

    Среди многочисленных аллей парка «Тихий отдых», который занимает весь Каменный остров Петербурга, можно увидеть несколько зданий начала двадцатого века, невольно обращающих на себя внимание. Среди них особняк, построенный в 1905 году для модного швейцарского портного Э. Г. Фолленвейдера российским придворным архитектором Робертом-Фридрихом Мельцером.

    На фоне парковых деревьев в водной глади отражается белоснежный домик с крышей из красной черепицы. Весь он как бы составлен из различных частей: многогранных и четырехгранных башенок, выступающих балкончиков с навесами, высоких и плоских кирпичных труб на скатах крыши, расположенных под разными углами. Такое разнообразие дополняется окнами десяти видов.

    Подобное сочетание белых стен и красной черепичной крыши чаще можно увидеть в Финляндии или Скандинавии, чем в России. Специалисты называют этот особняк первым образцом архитектуры северного модерна в Петербурге. А в народе дом чаще называют Теремком, уж очень он напоминает сказочное строение.

    В годы советской власти здесь располагался санаторий, затем по 2009 год включительно в здании размещалось Генеральное Консульство Дании. Сейчас это частное домовладение и дальнейшая его судьба неизвестна. Поговаривают, что здесь будет гостиница.

    1. Информация для киноманов: в этом особняке проходили съёмки таких прекрасных советских фильмов, как «Господин оформитель» (дом Грильо) и «Приключения принца Флоризеля» (Клуб самоубийц), а на лужайке перед зданием произошел финальный поединок принца Флоризеля и Председателя.
    2. кудагоу.ком

    Глава КГИОП Санкт-Петербурга Сергей Макаров: Я памятник себе нашел!

    В Санкт-Петербурге на Каменноостровском проспекте, 58, в Петроградском районе в очередной раз горел особняк Эрнеста Игеля. Памятник культуры XIX века.

    Под бдительным присмотром Комитета по государственному контролю, использованию и охране памятников истории и культуры (КГИОП) города и его председателя Сергея Макарова здание уже несколько лет приходит в упадок и растаскивается.

    Можно подумать, что это какая-то персональная месть Макарова находящемуся под его «охраной» памятнику архитектуры. Но на самом деле — обычная история коммерческого освоения города…

    «Здание-конфетка, дом-игрушка. Затейливая, эффектная. Знавала эта „игрушка“ большую роскошь: в её стенах очень богатые люди кутили и проматывали большие деньги. Видели эти стены и властную чопорность, и чиновный холод: позже комнаты и залы занимала власть.

    Но не так давно власть здесь взяли бомжи, и пока её держат», — писали еще три года назад градозащитники, рассказывая о том, что особняк Игеля пережил большевиков, которые особняк не разграбили, а передали под симфонические концерты и выступления коллектива Музыкальной драмы.

    Уже при новой власти особняк пережил принадлежность группе «ЛСР», как считается, одного из самых опасных застройщиков Петербурга, готового снести любой памятник ради выгодного коммерческого строительства.

    Но то, что пощадил «ЛСР», по всей видимости, не щадит «охранитель» Макаров. В начале 2016 года договор с инвестором был расторгнут и с тех пор здание перешло под контроль бомжей. «Ценнейший объект был вырван из рук опасного инвестора. Вырвали, но не удержали.

    Не законсервировали. И познал шикарный особняк все беды участи расселёнки. Сюда потянулись наркоманы, алкоголики, мародёры и бездомные в поисках ночлега. Последние даже пытались зарабатывать: пускали внутрь особняка за деньги», — рассказывают градозащитники.

    Парадоксально, но инвестора реконструкции особняка нашли лишь четыре года спустя. Только зимой 2020 года Смольный передал особняк Игеля компании «Асгард», которая по сути должна будет сделать по документам тоже самое, что и «ЛСР» — восстановить здание и открыть там гостиницу. Вот только не спешит, видимо, ждет, когда город передаст ей землю под особняком в аренду.

    Почему не спешит Смольный? Почему инвестор ждет, когда здание окончательно придет в упадок? Создается впечатление, что и чиновники, и девелоперы заинтересованы не в реконструкции памятника, а в его скорейшем уничтожении, чтобы минимизировать затраты на реконструкцию. И тогда понятно почему главное для «Асгарда» получить землю.

    Фокусы Сергея Макарова с памятниками в Санкт-Петербурге градозащитников давно не удивляют. Так, например, они считают, что ранее он прилагал значительные усилия, чтобы «уничтожить последнюю в Петербурге мемориальную квартиру Лермонтова».

    В своем ответе на имя депутата Законодательного Собрания Алексея Ковалёва он написал, что «объёмно-планировочное решение и точное расположение комнат, в которых проживал Лермонтов, не конкретизированы», хотя ранее, как считают градозащитники, они были хорошо известны.

    Но здание, похоже, потребовалось под очередную гостиницу.

    Аналогичная беда уже этим летом постигла дом Басевича 1912 года, когда рабочая группа КГИОП вопреки мнению местных жителей, градозащитников и депутатов Законодательного собрания одобрила практически полный снос памятника. Примечательно, что еще в 2016 году дом исключили из программы капремонта, а решение о сносе требует общественного обсуждения.

    Впрочем, тот наделенный властью деятель, кто способен памятник потерять, так же легко может найти другой.

    Что и случилось с Сергеем Макаровым, который вдруг нашел купеческую усадьбу XIX века на студенческой спортивной базе знаменитого Гуманитарного университета профсоюзов, там, где до него был лишь полусгоревший рабочий барак времен начала советской власти. И ведь опять главной ценностью «новоприобретенного памятника» является престижная земля под ним.

    Особняк Эрнеста Игеля

    На фото: барак СПБГУП советского периода, который экстренно признали памятником XIX века ( пресс-служба СПбГУП)

    Парадоксально, но еще шесть лет назад Макаров вынужден был отказаться, как оказалось временно, от претензий к бараку, так как даже не знал его точный адрес. Хотя, как теперь заявляется, якобы имел на руках экспертизу «памятника». Правда, известно о ней стало лишь два года спустя.

    Примечательно, что на барак, который Макаров решил считать памятником архитектуры, еще в 2013 году было выдано государственное свидетельство о собственности, с четким обозначением «отсутствия обременений».

    Перечисление же нарушений, допущенных КГИОП в борьбе только за этот барак, думается, хватит для расформирования ведомства за поголовную некомпетентность. Одна только пресловутая экспертиза чего стоит.

    Не случайно в нарушение закона она так и не была представлена на общественное обсуждение.

    Макаров, похоже, вообще не любит общественность и особенно что-то с ней обсуждать. Там могут оказаться люди лучше образованные, более профессиональные, любящие и знающие город, а главное не разделяющие и не понимающие коммерческих интересов разного рода застройщиков так, как разделяет их глава питерского КГИОП.

    Есть мнение, что Сергей Макаров посажен в кресло главы КГИОП не случайно. Ведь на протяжении всей предшествующей биографии он не имел никакого отношения ни к культуре вообще, ни к ее памятникам в частности. Получив диплом юриста, работал в канцелярии местного губернатора.

    Потом поднимался по карьерным ступенькам в юридическом комитете городской администрации. Где, как полагают градозащитники, установил тесные контакты с горсудом, что позволяет теперь осенять высокими печатями юстиции даже самые странные решения в пользу сильных мира сего.

    Суды кладут в основу своих решений фальшивки, сформированные «охранниками культуры», а когда пострадавшие жалуются городскому начальству на Макарова, получают ответ: «Все по закону». Получается, «закон — что дышло»?

    Вот и теперь солидные ученые, ссылаясь на исследования объявленного памятником барака с помощью самых современных методов, буквально носом тычут КГИОП в нелепость сделанной за один день (!) экспертизы, но «охранители» закусили удила. И есть за что бороться.

    Когда барак перейдет в ведение, скажем, какого-нибудь очередного «Асгарда», он быстренько сгорит окончательно, а на его месте можно будет безболезненно построить либо отель, либо элитный жилой комплекс.

    Ну, а Сергей Макаров наверняка разделит с застройщиком горечь утраты новоприобретенного памятника…

    Маршрут пешей прогулки по 10 заброшенным особнякам Петербурга | Санкт-Петербург Центр

    Санкт-Петербург считают очень загадочным городом, окутанным многочисленными легендами, мифами и тайнами. Большую лепту в мистичность города на Неве вносят заброшенные особняки.

    Представьте, в них когда-то жили люди со своими сокровищами и светскими буднями, мыслями и мечтами. Мистики полагают, что ничего не проходит бесследно.

    А, значит, что-то да и осталось в покинутых людьми покоях, в смысле, нематериального, недосказанного, недореального… 

    И паломничество к ним течет нескончаемыми туристическими ручьями, и каждому воочию сейчас хочется посмотреть на некогда культовые дворцы и богатые дома, бывшие роскошные особняки и интересные усадьбы. Ведь с каждым новым днём они все ближе становятся к той черте, за которой наступает забвение, и они канут в лету.  

    Увидеть прямо сейчас заброшенные особняки Петербурга мечтают многие туристы. Но не всем выдаётся возможность это сделать Некоторые не могут выкроить время и посетить с этой целью Северную столицу.

     Среди занятых людей есть те, которые фанатеют от подобного прелестного «захолустья». Их цепляют руины, но больше всего, что каждый осколок особняка хранит частичку ускользающей истории. Каждый кирпичик дышит прошлым и может о многом рассказать.

    Каждый обломок способен передать энергетику своих владельцев.  

    Вам повезло, и вы в Санкт-Петербурге, тогда ничего не мешает вам отправиться на такую пикантную прогулку по заброшенным домам, если, конечно, вас это интересует. Если да, то поторопитесь, в следующую поездку, возможно, некоторые из них совсем придут в упадок, они разрушатся, развалятся до последнего камня, или их снесут, уберут как груды мусора, сравняют с землей, и т.д.

    А вы, когда всё увидите, будете показывать фотографии и рассказывать о том, как вы застали историю. Приготовьтесь, мы начинаем путешествие по маршруту заброшенных особняков. Вас ждут захватывающие виды и загадочные архитектурные памятники прошлого, да и другое, что не может не трогать за душу.

    Вашему вниманию — маршрут, состоящий из 10 чарующих и красивых пустующих особняков Санкт-Петербурга. Сразу предупредим, что не во все здания можно попасть, у некоторых есть владельцы, даже у тех, которые давно заброшены. Но стоит хотя бы взглянуть со стороны и узнать их необыкновенные истории, о чем мы вам охотно поведаем. 

    vk.com/event56153505
    vk.com/wall-49684148_846173
    citywalls.ru
    vk.com/wall51084361_11366
    vk.com/dachagromova

    nau-spb.livejournal.com

    Ссылка на основную публикацию
    Adblock
    detector