Опера «лючия ди ламмермур» в мариинском театре

«Лючия ди Ламмермур» в Мариинском: Музыка и талант против «пятидесяти оттенков серого»

В нынешнем варианте, который создавала итальянская команда, главную партию исполнила Альбина Шагимуратова — звезда не менее яркая, чем Нетребко, и даже внешне на нее похожая. Она и блистала на премьере, благодаря чему общая невыразительность сценической концепции не так бросалась в глаза.

Хотя режиссер Андреа Де Роза, уже ставивший оперы в Мариинке, на этот раз и собирался продемонстрировать нечто «концептуально новое», всё новаторство ограничилось переносом действия из Шотландии шестнадцатого века примерно в начало века двадцатого.

На что указывали костюмы и предметы интерьера: вместо кринолинов и камзолов — платья и военные мундиры, вместо свечей — электричество, вместо шпаг — пистолеты.

Обратите внимание

В принципе, такая картинка могла соответствовать и концу девятнадцатого века или середине двадцатого — сами по себе внешние атрибуты, без заложенной в них идеи, всего лишь мертвые атрибуты. Будь то хоть шпаги, хоть пистолеты.

Да и художник-постановщик Симоне Маннино не слишком озаботился построением сценического пространства — на заднем плане крашенные в серый цвет березки, как будто взятые напрокат из какой-нибудь русской оперы, на переднем — небольшое возвышение, тоже серое. А ведь обещал Маннино отсылки к фильмам Хичкока и к итальянской живописи первой половины двадцатого века — получились же какие-то «пятьдесят оттенков серого».

К костюмам, придуманными Алессандро Лаи, тоже есть вопросы. Особенно к костюмам главных персонажей. Нет, понятно, что свадебное платье Лючии должно было вызывать ассоциации со смирительной рубахой.

Но при этом оно же должно было оставаться и свадебным платьем, украшающим героиню, а не подчеркивающим то, что не надо подчеркивать, и всё время криво сползающим набок, так же как фата. То же касается и военного мундира возлюбленного Лючии — Эдгара, партию которого на премьере исполнил Евгений Акимов.

Ну не может бравый да еще и влюбленный герой так выглядеть в военной форме. Но художники почему-то решили не учитывать все эти нюансы и упорно хотели видеть Эдгара в мундире, естественно — сером.

Еще один вызывающий недоумение момент — когда Эдгар обращается к умершему отцу. Оказывается, для этого надо просто открыть дверь в возвышении на сцене, больше похожую на дверцу от кладовки на кухне, а там, судя по всему, — склеп или могилка. Вроде как «тень отца Эдгара» поселилась в кладовке.

В общем, при таком постановочном решении можно было рассчитывать только на музыку и исполнителей.

И вот дирижировавший премьерой Валерий Гергиев берет на себя функции режиссера — его оркестр добавляет глубины и искренности непритязательному зрелищу, солисты, поначалу не слишком уверенно, но по ходу действия все более и более гармонично эту искренность подхватывают, и в знаменитой сцене сумасшествия Лючии зрители уже забывают о «кладовке» и «кривом» платье и понимают, что не зря пришли.

Важно

Голос Альбины Шагимуратовой с его необычными каденциями, кажется, слился со звуками флейты, а лунный свет, о котором она поет, наконец перестал быть серым, а стал таким, как и положено, — серебристым. И всё это благодаря волшебной музыке и волшебным голосам, которые вполне могли обойтись и без итальянских «режиссерских новаций».

Анна ТАРАСОВА,

интернет-журнал «Интересант»

Фотографии предоставлены пресс-службой Мариинского театра. Авторы фото — Наташа Разина и Валентин Барановский

Источник: http://www.interessant.ru/culture/liuchiia-di-lammiermur

Лишь смерть нас разлучит: «Лючия ди Ламмермур» в Мариинском театре

“Лючия ди Ламмермур” в Мариинском театре. Фото – Наташа Разина

Премьера оперы Доницетти — последняя новая постановка театра в 2018 году.

И третье обращение к “Лючии” за 18 лет, что свидетельствует о принципиальной важности этой музыки для этой сцены. Трагическую историю из шотландской “истории” осмысливал итальянский режиссер Андреа де Роза.

За дирижёрским пультом стоял Валерий Гергиев.

По результатам прослушиваний можно сказать, что композиторы у Гергиева встретились как бы посередине: Вагнер у него был нетороплив и почти назидателен, изобиловал почти мучительными паузами и растекался могучей рекой, но при этом не без”аффектов” и”водоворотов”.

А Доницетти, конечно, не избежал очевидных (и необходимых) романтических взлетов и падений, но превратился в нечто большее, чем эффектная кровавая баня на любовной почве. Оркестр как бы задумался над причинами и следствиями, вскрыл внеисторическую, вечную подоплеку, и задышал глубинной искренностью, столь же органичной в романтической трагедии, как музыкальная рассудительность – у Вагнера.

Собственно говоря, режиссером этого, постановочно непритязательного, спектакля стал дирижёр. Ведь опера Доницетти только кажется простой: мол, что такого, всё ясно, Мелодрама Мелодрамовна, если герои поют “лишь смерть нас разлучит” — значит, скоро кончина. С носовыми платками в зале.

На самом деле выстроить драматургию переменчивых страстей “Лючии” без ухода в наивность и упрощение, но со сложностью, как историю-архетип о сломанных судьбах, не так-то просто. В оркестре Мариинского театра это сумели. А что певцы на первом спектакле иной раз расходились с музыкантами — вопрос репетиций.

Де Роза не в первый раз ставит оперу на этой сцене, до “Лючии” были два Верди: “Симон Бокканегра” и “Фальстаф”. С этим режиссером никакой дирекции не нужно волноваться на тему”как оно выйдет?”. Выйдет – умеренно и аккуратно. Удобно для пения, но не”искристо” для восприятия. Иногда добротно – как в”Симоне”, иногда — невнятно, как в нынешней премьере.

В любом случае Де Роза если и делает что-то актуальное с оригинальным либретто, слово”актуальность” нужно брать в кавычки.

Совет

В этой “Лючии” концепция почти полностью ограничена сменой костюмов. Они взяты из девятнадцатого и начала двадцатого веков. На вопрос”зачем?” действие ответа не дает. Вы тщетно будете придумывать причины, по которым кринолин и камзол заменены юбкой и сюртуком. А то и пуловером.

Типовые мизансцены, диктуемые движением фабулы, могли бы запросто разыгрываться в платьях шестнадцатого века (время действия романа Вальтера Скотта, по которому создано либретто). Правда, картинка тяготеет к монохромности.

Как поведал сценограф Алессандро Лаи,

На самом деле на сцене больше всего серого — во всех смыслах, начиная с буквального. Потому что новый спектакль театра – часть могучей кучки мировых постановок, которые, что называется, ни шатко, ни валко, а просто – большими кусками – иллюстративны без сюрпризов. Потому скучноваты. И вопрос”что художник хотел сказать своим произведением” встает во всей мощи.

История девушки, которая стала сумасшедшей убийцей в брачную ночь, потому что была насильно выдана замуж жестокосердым братом, желающим за счет этого стать накоротке с нужными людьми – такая история, конечно, могла случиться когда угодно. Как и подложные письма. И кровная вражда брата с возлюбленным девушки. Мы-то знаем, как часто дикие нравы снаружи как бы и не дикие уже, но внутри — то же самое. Всё решает грубая сила: “кто смел, тот и съел”.

Но реалии поздних времен — военная сабля кадрового офицера вместо общепринятых в старину шпаг, пистолет, направленный на врага, электричество вместо свечей и светский наставник-резонер вместо замкового священника (в чем он, интересно, наставляет по будням, когда ненавистных свадеб нет?) – все это должно работать на концепцию. (Какую?). А не красоваться на сцене само по себе.

И тот факт, что публика , по замыслу, должна узнать отсылки к живописи де Кирико или к Хичкоку, не меняет ничего. Не все в публике знают де Кирико. Но каждый может отозваться на внятный образ. На удачную метафору.

А если действие отчего-то происходит не в шотландском замке, а в итальянском доме почти что из эпохи конструктивизма, само по себе это не ответ на вопрос “зачем”. Потому что иные визуальные реалии требуют иных режиссерских решений.

А не трафарета на все времена.

Отдельные эпизоды и детали вообще ставят в тупик. Часто упоминаемые в опере могилы предков расположены в поддоне сценической конструкции, под голым зимним лесом и под жилищем Лючии. При вокальном обращении героев к усопшим родственникам из отверстий в поддоне выезжают реально лежащие покойники. Чтобы по окончании арии наглядно уехать обратно.

Обратите внимание

В грозе в начале последнего действия виртуальный дождь хлещет внутрь предполагаемого сценографией дома, как будто в нем нет крыши. Условность (типа”дождь смывает всё”) или недомыслие в работе с эффектами? Ну, пусть будет первое. Брат с самого начала окружает вполне еще разумную сестру зловещими санитарами, которые пытаются ей что- то вколоть, но в финале искренне удивляется ее безумию.

Толпа гостей на свадьбе внезапно превращается в мистические силы рока, которые коллективно обмазывают спятившую Лючию то ли символической, то ли реальной кровью с ладоней, массово и долго хватая ее за платье. Ну, чтоб были красные пятна. Нам, видимо, растолковывают выражение”запятнана кровью”.

Самое захватывающее, наряду с оркестром — вокал Лючии и ее брата Генри. Альбина Шагимуратова и Владислав Сулимский впечатлили по-разному, но сильно. Она – льющейся пластикой кантилены, волшебными каденциями и серебристо-сияющим тембром (как лунный свет, о котором тут поют), он – ровным”суровым” баритоном, исполненным если не “белькантовой”, то объективной вокальной мощи.

Возлюбленный героини Эдгар (Евгений Акимов) пел очень жалобно и не очень гибко – для белькантового тенора, но если герой очень злился на проклятую судьбу, то голос начинал звучать без тембровой”истерики”. С достоинством.

Но самоубийство несчастного в финале прошло почти незамеченным. Потому что перед этим Шагимуратова соревновалась в трепете тембров с солирующей флейтой. Она делала это прежде десятки раз и, безусловно, всё тут давно отработано. Умом это понимаешь. Сердцем — нет.

С легкостью убедить публику, что вот это вокальное волнение неповторимо, что оно – плоть от плоти здесь и сейчас переживаемого театрального катарсиса, может только великая певица. Так что на премьеру Мариинского театра стоило идти. Чтобы услышать, как негодяй-брат врачует непомерные амбиции и злобную трусость кровавыми слезами сестры. Красавица и чудовище — в версии Доницетти.

https://www.youtube.com/watch?v=2SB22kd1-g8

Майя Крылова, “Ревизор”

Источник: https://www.classicalmusicnews.ru/reports/lish-smert-nas-razluchit-ljuchija-di-lammermur-v-mariinskom-teatre/

Опера «Лючия ди Ламмермур»: содержание, видео, интересные факты, история

Г. Доницетти опера «Лючия ди Ламмермур»

За двадцать семь лет творчества Гаэтано Доницетти написал более 70 опер. Их судьба была разной – некоторые оказались забытыми сразу после премьерных исполнений, а некоторые обеспечили себе жизнь в веках. Среди последних — «Лючия ди Ламмермур», ставшая эталоном эпохи бельканто и входящая в тридцатку самых исполняемых опер мира.

Действующие лица Голос Описание
Лорд Энрико Эштон баритон дворянин из Ламмермура
Лючия сопрано его сестра
Сэр Эдгардо Равенсвуд тенор возлюбленный Лючии, заклятый враг Эштона
Лорд Артуро Баклоу тенор влиятельный человек, жених Лючии
Раймондо Бидебент бас священник и учитель Лючии
Норманно тенор начальник охраны замка Равенсвуд
Алиса меццо-сопрано компаньонка Лючии

Краткое содержание

Шотландия, конец 17 века.

Замок Равенсвуд, веками принадлежавший семье Эдгардо, теперь захвачен лордом Эштоном. Норманно узнал, что в сад прокрался незнакомец, и занялся его поисками.

Эштон жалуется Бидебенту, что его финансовые дела нынче совсем плохи, и он планирует поправить их посредством брака Лючии с лордом Барклоу, однако девушка упорно сопротивляется замужеству.

Гвардейцы сообщают, что незнакомец бежал, но они его узнали – то был Эдгардо, который, как добавляет Норманно, каждое утро приходит на свидание к Лючии. Эштон понимает причину неповиновения сестры и полон решимости жестко пресечь эти отношения.

Важно

Лючия идет с Алисой на прогулку и рассказывает ей легенду о том, что в этом саду когда-то один из Равенсвудов убил свою возлюбленную. Лючия видела призрак этой девушки и кровавую воду в фонтане. Алиса считает, что это – плохие предзнаменования. Появляется Эдгардо, он вынужден уехать, поэтому прощается с Лючией, заверяя ее в своей любви. Пара обменивается кольцами в знак верности друг другу.

Эштон организовал торжество по случаю свадьбы Лючии и лорда Баклоу. Гости уже на пороге, но девушка до сих пор не согласилась на брак.

Тогда брат демонстрирует ей поддельное письмо, в котором Эдгардо уличается в измене. Потрясенная предательством любимого, Лючия соглашается выйти замуж.

В момент подписания брачного контракта врывается Эдгардо. Он обвиняет девушку в нарушении клятвы и возвращает ей кольцо.

Свадебная публика еще не разъехалась, когда к ним вышел потрясенный Бидебент. Он сообщил, что Лючия сошла с ума и зарезала своего мужа. Вскоре появляется она сама – в окровавленной рубашке с кинжалом в руке.

Читайте также:  «небылица» запашных – новогодняя сказка

Она бредит и разговаривает с воображаемым Эдгардо, то грезя, что вышла за него замуж, то называя брата его именем, то прося у него прощения за то, что её вынудили стать женой другого. Эдгардо еще не успел покинуть замок.

Узнав о произошедшем, он бросается к возлюбленной, но та умирает на руках у Бидебента. От отчаяния Эдгардо вонзает в себя кинжал.

Продолжительность спектакля
I Акт II Акт III Акт
40 мин. 40 мин. 55 мин.

Фото

Интересные факты

  • Доницетти работал очень быстро, некоторые оперы он полностью заканчивал за 10 дней. От предыдущей работы, «Марино Фальеро», «Лючию де Ламмермур» отделяют всего полгода.
  • Сальваторе Каммарано написал либретто к еще семи операм Доницетти, среди которых «Роберто Деверо» (1837) и «Полиевкт» (1840), а также был одним из постоянных соавторов Джузеппе Верди, ими созданы 4 оперы: «Альзира» (1845), «Битва при Леньяно» (1849), «Луиза Миллер» (1849) и «Трубадур» (1853). Каммарано писал для Верди также либретто «Король Лир», музыка к которому так никогда и не была написана. А. Руайе и Г. Ваэз, работавшие над французской версией «Лючии ди Ламмермур», впоследствии создали тексты «Фаворитки» (1840) и «Дона Паскуале» (1843). Удалось им поработать и с Верди над его дебютной парижской оперой «Иерусалим» (1847), которая представляла собой переделку «Ломбардцев в первом крестовом походе», выпущенных в Ла Скала четырьмя годами ранее.
  • Роман В. Скотта основан на реальных событиях.
  • В 19 веке романы Вальтера Скотта были очень популярны в качестве сюжетов для опер – в них были исторические сюжеты, полные азарта, приключений и любовных интриг. До Доницетти «Ламмермурская невеста», написанная в 1819 году, была использована для создания как минимум 6 опер.
  • Именно «Лючия де Ламмермур» утвердила Доницетти ведущим композитором итальянской оперы – Д. Россини к тому моменту отошел от музыкальной деятельности, а В. Беллини незадолго до премьеры скончался. Несмотря на то, что в годы своего триумфа (1835-1844) маэстро жил преимущественно в Париже, он никому не уступил свое лидерство, и только с его уходом из музыки это место занял набирающий творческую силу Д. Верди.
  • В сцене безумия Лючии оригинальная партитура Доницетти предусматривает аккомпанемент такого редкого инструмента, как стеклянная гармоника. Из-за того, что далеко не каждый оркестр может обеспечить её наличие, партию гармоники чаще всего исполняет флейта.
  • В январе 2009 года с партией Лючии, исполненной в Мариинском театре, Анна Нетребко вернулась на сцену после перерыва, связанного с рождением сына. Через несколько недель возвращение состоялось и на спектакле в Метрополитан-опера. Но сенсацией того вечера стала не столько премьера Нетребко (которую, кстати, критика и публика оценили весьма сдержанно), а проблемы с голосом её партнера, Роландо Вильясона. Это также был его первый оперный сезон после полуторагодового молчания из-за болезни. И вот уже на первой «Лючии» голос снова его подвел – певец сорвал арию, зашелся кашлем и с трудом довел сцену до конца. Несмотря на свое состояние, после антракта Вильясон не воспользовался помощью дублера, а достойно допел свою партию, чем расположил к себе всех собравшихся в зале.
  • В наши дни «Лючия ди Ламмермур» — вторая по исполняемости опера Доницетти после «Любовного напитка». На мировых сценах она звучит вдвое чаще, чем «Пиковая дама» Чайковского или «Лоэнгрин» Вагнера.
  • Мария Каллас исполняла сцену безумия Лючии так, как она была написана – в тональности фа-мажор, добавляя минимальную орнаментальность в интерпретацию. В то время как многие сопрано стараются показать все свои вокальные возможности в этой партии — так, как это было принято в эпоху бельканто.

Лучшие номера оперы

«Il dolce suono… Spargi d'amaro pianto» – сцена безумия Лючии (слушать)

«Tu che a Dio spiegasti l'ali» — ария Эдгардо (слушать)

«Regnava nel silenzio… Quando rapito in estasi» — ария Лючии (слушать)

История создания и постановок

Начало 1830-х стало успешным периодом для Доницетти – им были написаны лучшие оперы: «Анна Болейн» (1830), «Любовный напиток» (1832), «Лукреция Борджия» (1833), «Мария Стюарт» (1934). Их славу была призвана упрочить новая работа мастера – «Лючия ди Ламмермур».

За основу был взят сюжет популярного в то время романа В. Скотта «Ламмермурская невеста». Писать текст композитор доверил неаполитанцу Сальваторе Каммарано.

Он значительно переработал первоисточник, отбросив многие сюжетные детали — фокус внимания сосредоточен исключительно на любовной линии.

Герои оперы – типичны для произведения романтической эпохи бельканто. В центре – невинно страдающая героиня, партия которой написана для виртуозного исполнения колоратурным сопрано, рядом — её пылкий возлюбленный, непременно лирический тенор. А также баритон и бас, выступающие в ролях недоброжелателя и старшего союзника.

Премьера состоялась 26 сентября 1835 года в главном театре Неаполя — Сан Карло. Невероятный успех был обусловлен не только великолепным музыкальным материалом и захватывающим сюжетом, но и блестящим составом исполнителей – знаменитой примадонной Фанни Такинарди-Персиани, известным тенором и другом композитора Жильбером Дюпре, баритоном Доменико Косселли.

Первая исполнительница роли Лючии внесла в нее изменения, которые в последующих постановках стали использоваться повсеместно.

Совет

Например, благодаря транспонированию вокальной партии в сцене безумия на тон ниже, Такинарди-Персиани добилась большего эффекта в исполнении высоких нот, тем самым превратив не только этот драматический эпизод, но и всю роль в эмоциональный центр оперы, потеснивший даже финальную сцену – самоубийство Эдгардо. Отчасти это оправдано тем, что условия белькантовой оперы диктуют именно такую концовку – грандиозную сцену безумия и смерть заглавной героини. Доницетти решил уклониться от следования этой традиции, благодаря чему персонаж Эдгардо приобрел новые качества. Страстный и порывистый юный герой в своей финальной арии вырастает из романтического шаблона, переживая истинную трагедию, предвосхищающую патетику и достоинство лучших героев Верди.

В 1839 опера была поставлена в Париже с новым либретто на французском языке. Это был не просто перевод, а иная редакция, созданная драматургами А. Руайе и Г. Ваэзом.

Лючия стала еще более одинокой – Алису из сюжета изъяли, Бидебент стал не столь сочувствующим девушке персонажем. Роль Баклоу, напротив, увеличилась, появился также новый герой, Гилберт, продающий за деньги чужие тайны – как Эштону, так и Равенсвуду.

Французская «Лючия» не забыта и в наши дни. Аудиозапись лионского спектакля 2002 года с Н. Дессей и Р. Аланьей облетела весь мир

В 1838 состоялась лондонская премьера. В 1841 году «Лючия ди Ламмермур» отправилась покорять США. В России опера впервые прозвучала в исполнении итальянской труппы в 1838 году. Петербургский Большой театр поставил ее в 1840.

Музыка «Лючии ди Ламмермур» в кино

Несомненно, самым известным фильмом, где звучит музыка из оперы, является «Пятый элемент» Люка Бессона (1995). В одной из сцен межгалактическая Дива Плавалагуна исполняет арию Лючии «Il dolce suono».

Вокальный образ персонажа создала албанское сопрано Инва Мула. Благодаря компьютерной обработке голоса певицы, Плавалагуна демонстрирует поистине выдающиеся певческие способности.

Обработкой музыки Доницетти занимался композитор картины Э. Серра.

Среди других картин, в которых можно услышать отрывки из оперы:

  • «Стражи галактики» Д. Ганна, 2014;
  • «Отступники» М. Скорсезе, 2006;
  • «Мадам Бовари» К. Шаброля, 1991;
  • «Куда боятся ступить ангелы» Ч. Старриджа, 1991;
  • «Майские дни» З. Леонарда, 1937.

«Лючия ди Ламмермур» выдержала множество экранизаций, в которых участвовали ведущие мастера оперной сцены:

  • Спектакль Метрополитан-опера, 2009, режиссер Г. Халворсон, в главных партиях: А. Нетребко, П. Бечала, М. Квечень;
  • Спектакль Оперы Сан-Франциско, 2009, режиссер Ф. Замакона, в главных партиях: Н. Дессей, Д. Филианоти, Г.Вивани;
  • Спектакль Метрополитан-опера, 1983, режиссер К. Броунинг, в главных партиях: Д. Сазерленд, А. Краус, П. Эльвира;
  • Фильм М. Ланфранки, 1971, в главных ролях: А. Моффо, Л. Козма, Д. Фиораванти;
  • Фильм П. Баллерини, 1946, в главных ролях: Н. Корради, М. Филиппески, А. Поли.

Эпоха бельканто осталась далеко позади, и в наши дни звучит лишь малое число опер той поры. «Лючия ди Ламмермур» — один из лучших таких примеров. Её драматический сюжет и впечатляющая, запоминающаяся музыка вот уже без малого два столетия обретают новых почитателей, причем в обеих версиях – как итальянской, так и французской.

Понравилась страница? Поделитесь с друзьями:

Видео: смотреть оперу «Лючия ди Ламмермур»

Мы рады вам предложить оперных певцов и симфонический оркестр для исполнения арий и отрывков из оперы «Лючия ди Ламмермур» на вашем мероприятии.

Источник: https://soundtimes.ru/opera/spektakli/lyuchiya-di-lammermur

Лючия ди Ламмермур

Часть первая. «Расставание»
Действие первое
Сцена первая. Начальник стражи Норман приказывает своим людям осмотреть окрестности: недавно здесь снова видели таинственного незнакомца.

Лорд Генри Эштон признается Раймонду Байдбенду, духовнику и наставнику его сестры Лючии, что благополучие семьи под угрозой: Эдгар Рейвенсвуд, сын прежнего владельца замка, может вернуть себе свою собственность и политическое влияние, если Лючия не поправит положение дел выгодным замужеством. Однако та, похоже, не намерена на него соглашаться. Раймонд полагает, что Лючия все еще скорбит о скончавшейся матери, но Норман рассказывает, что девушка влюблена в незнакомца, который недавно спас ее от разъяренного быка, и тайно встречается с ним. Вернувшиеся стражники сообщают имя незнакомца: Эдгар Рейвенсвуд. Генри в ярости.

https://www.youtube.com/watch?v=ALr8d2oREF8

Сцена вторая. В сопровождении своей служанки Алисы Лючия приходит на тайное свидание с Эдгаром к заброшенному фонтану. Это место страшит ее тем, что здесь бродит призрак жены одного из Рейвенсвудов, убитой мужем из ревности.

Недавно призрак явился Лючии и позвал ее за собой. Когда видение исчезло, вода в фонтане обагрилась кровью.
Появляется Эдгар. Он объявляет, что покидает Шотландию и отправляется с политическим поручением во Францию.

Перед тем юноша намерен просить у Генри руки возлюбленной, однако Лючия в страхе умоляет сохранить их любовь в тайне. Эдгар говорит о своей глубокой обиде на Эштонов и рассказывает, что когда-то поклялся навеки быть их врагом.

Обратите внимание

Но после встречи с Лючией его сердца заполнило совсем другое чувство. Молодые люди дают клятву верности друг другу и обмениваются кольцами.

Часть вторая. «Брачный контракт»
Действие II
Сцена первая. Гости съезжаются на свадьбу Лючии с лордом Артуром Бакло. Генри все еще опасается, что сестра откажет жениху.

Норман успокаивает его: все письма Эдгара к Лючии перехвачены и приготовлено подложное письмо, в котором Эдгар якобы сообщает ей о своей новой страсти. Увидев сестру, Генри упрекает ее за печальный вид в день свадьбы. Девушка отвечает, что причина грусти – его жестокость.

Брат уговаривает ее забыть преступную любовь и вручает подложное письмо. Лючия потрясена: все ее слезы, тоска, надежда – ради неверного! Уговоры Раймонда довершают дело, и Лючия в конце концов сдается.

Сцена вторая. Гости приветствуют сэра Артура Бакло. Он заверяет Генри в своей дружбе и обещает поддержку, однако осведомляется, правдивы ли дошедшие до него слухи, что к его невесте проявляет интерес Эдгар Рейвенсвуд. В этот момент появляется Лючия.
Девушку насильно подводят к столу, где лежит брачный контракт.

Снаружи доносится шум: в зал врывается Эдгар, только что вернувшийся из Франции. Противники обнажают мечи, Лючия падает в обморок. Раймонд пытается восстановить спокойствие и показывает Эдгару брачный контракт.

Лючия признается, что подпись под контрактом – ее, тогда Эдгар в ярости возвращает ей кольцо, требуя назад свое.

Действие III
Сцена первая. Во время страшной грозы к Эдгару в башню Вулфкрэг приходит Генри. Он вызывает Эдгара на дуэль. Противники договариваются встретиться утром на фамильном кладбище Рейвенсвудов.

Сцена вторая. Праздник в замке продолжается, но вскоре его прерывает Раймонд, сообщая ужасную весть: Лючия лишилась рассудка и заколола своего мужа. Входит Лючия в обагренной кровью ночной рубашке.

Ей кажется, что она снова ждет свидания с Эдгаром, но радость сменяется ужасом: ей чудится призрак. Девушка умоляет Эдгара спрятаться и ведет его к алтарю, усыпанному розами.

Важно

Лючии видится обряд венчания, только жених не Артур, а Эдгар. Она падает без чувств.

Сцена третья. Эдгар приходит на кладбище , где должен состояться его поединок с Генри. Жизнь без любимой ему не нужна, он жаждет быть убитым. Процессия из замка приносит ему печальные вести: Лючия потеряла рассудок и умирает. Удары колокола возвещают ее кончину. Эдгар лишает себя жизни.

Источник: https://www.mariinsky.ru/playbill/playbill/2018/12/29/2_1930

Краткое содержание оперы Лючия ди Ламмермур Доницетти

Обитатели замка вместе с начальником стражи каждый день осматривают весь замок, а также обходят его со всех сторон.

Читайте также:  Кафе с живыми кошками в спб: soulmate

На сегодняшний день теперь не он считается самым богатым человеком и, наверное, данный статус он себе никогда уже не вернет.

Конечно, у него есть родная сестра, которая бы могла выйти замуж выгодно и за богатого человека, вот только она не хочет и сказала, что выйдет только по любви и никак больше.

Лорд Эштон много раз появлялся на пороге их дома и просил руки его сестры, но в ответ всегда получал только отказ и ничего больше. А недавно у Лючии умерла мать и от такого горя она отойти никак не может, да и без нее ей очень плохо. Она каждый день вспоминает мать и очень долго плачет в подушку, пока не уснет. Днем становится немного полегче, а ночью боль возвращается.

И вот однажды девушка гуляла по городу и вдруг увидела разъяренного быка, который на всей скорости несся к ней. непонятно, чем бы это все закончилось, но тут вдруг появился Генри и спас девушку в последнюю минуту. И девушка, как только его увидела, то сразу же влюбилась в него, и это оказалось взаимным.

Вот только их любовь никогда не одобрит брат Лючии, ведь с Эдгаром они враги.

Вместе со своей служанкой Лючия ходит прогуливаться перед сном, а тут как раз встретился на пути Эдгар, и девушка была очень рада этой встречи. Они немного погуляли и договорились здесь же встретиться завтра. Лючия не очень-то любит это место, а все потому что недавно на этом же месте мужчина поднял руку на свою любимую.

А теперь та самая убитая девушка приходит к Лючии и зовет с собой. Частенько бывает, что вода в фонтане превращается в кровь. И служанка очень опасается, что все это может повториться и поэтому уговаривает свою госпожу навсегда отказаться от своей любви. Но Лючия слишком сильно любит своего Эдгара, и отказываться от него не собирается.

Совет

Эдгар рассказывает о том, что ему нужно будет уехать ненадолго в другую страну для того чтобы решить проблемы с Шотландией, но он совсем скоро вернется к ней. И ради своей любви к Лючии он готов пойти к своему врагу на примирение и сделать так чтобы он одобрил их союз с сестрой.

Но девушка отговаривает его от этой идее, и они обмениваются кольцами и клянутся в любви.

Эдгар написал своей любимой очень много писем, вот только ни одно из них не дошло до девушки, и она очень сильно переживала, поэтому поводу.

А в ответ они решили написать ей о том, что у него вдруг появилась другая и все что обещал, он не собирается выполнять. А брат уже подготовил все необходимое для свадьбы сестры с другим мужчиной.

И начал уговаривать свою сестру просмотреть другие варианты мужчин, а про этого навсегда забыть, и девушка соглашается.

В замке появляется Артур, а в руках у него свадебный договор, который должна подписать невеста, прочитав тщательно договор, она подписывает его и соглашается на свадьбу. Неожиданно появляется Эдгар и просит вернуть кольцо, девушка возвращает и забирает свое.

Немного позже в спальне, она убивает своего новоиспеченного мужа. После этого девушка начинает сходить с ума и ей видятся другие покойники. Когда Эдгар узнал об этом, то скорее кидается к ней, но брат девушки не пускает его в замок и говорит о том, что она умерла.

Можете использовать этот текст для читательского дневника

  • Краткое содержание Тургенев НищийРассказ И.С. Тургенева Нищий написан в феврале 1878 года и повествует о некоторой неловкой, но жизненной ситуации между двумя людьми, которая встречается очень часто и в современном мире.
  • Краткое содержание Вольтер Кандид, или оптимизмКандид – добрый и искренний молодой человек, который живет в замке вестфальского барона. В замке проживают сын и дочь барона, а также доктор и учитель Панглосс. Кандид был влюблен в дочь барона – Кунигунду. За это барон выгнал его.
  • Краткое содержание Брэдбери И грянул громВ неоспоримом шедевре от маэстро жанра фантастики раскрывается тема неразрывности времени и материи. Впоследствии данное явление именуют «эффектом бабочки».
  • Краткое содержание Казаков Никишкины тайныСветловолосый мальчик Никишка живёт со своей мамой в небольшой деревне рядом с морем. Он очень добрый и спокойный мальчуган. Любит оставаться один и мечтать о будущем. За это его не любят все деревенские дети.
  • Краткое содержание Постойко Мамин-СибирякПостойко был самым обычным беспородным псом. Он попал в город из деревни вместе с мальчиком Борей. Тот поначалу играл с ним, а потом пресытился новой игрушкой, и о собаке забыли все, кроме кухарки.

Источник: https://2minutki.ru/kratkie-soderzhaniya/opery-i-balety/lyuchiya-di-lammermur-donicetti-pereskaz

В мариинском театре представили новую «лючию ди ламмермур»

владимир дудин

Первой оперной премьерой сезона в Мариинском театре стала «Лючия ди Ламмермур» Доницетти в постановке итальянского режиссера Андреа Де Роза. Сумрачная режиссура ярко высветила двух виртуозных сопрано в заглавной партии — Ольгу Пудову и Альбину Шагимуратову.

Фото: Мариинский театр / Наташа Разина. 2018 г.

В Мариинском театре в последние годы появляется мало режиссерски содержательных постановок. А потому радоваться приходится премьерам, хотя бы отдаленно напоминающим настоящий полнокровный театр. Вот при поднятии занавеса одной из картин взору предстал в меру подробно меблированный кабинет с подобием обоев — и публика взорвалась аплодисментами, будто ей явили творение нового Дзеффирелли…

Нынешняя «Лючия» новыми смыслами не приросла и визуальной роскошью не очаровала, раздосадовав множеством смысловых швов.

Но она по крайней мере предоставила шанс убедиться в том, что если с певцами немного поработает даже режиссер средней руки, они будут способны не только намного выразительнее петь, но еще и увлеченно и осмысленно играть. А «Лючия ди Ламмермур» дает щедрый повод для раскрытия артистических способностей певца.

Обратите внимание

В отсутствие кино и мюзикла в XIX веке произведения Доницетти, среди которых были и исторические драмы («Анна Болейн» и «Мария Стюарт»), и комедии («Дон Паскуале» и «Любовный напиток»), успешно заполняли нишу массовой культуры.

В Мариинском театре давняя история постановок «Лючии ди Ламмермур», ее можно рассматривать как время той или иной примадонны, на которых и ходили слушать эту кровавую мелодраму. Здесь творила Галина Ковалева, чью феноменальную мировую карьеру помешал сделать железный занавес.

Сегодня можно видеть и слышать в Интернете большой фрагмент из «Лючии», поставленной в свое время на Ленинградском телевидении, и понять, как Галина Александровна создавала этот психологически сложный образ.

Свою лепту в историю петербургской Лючии внесла и Анна Нетребко, причем в двух разных постановках, которые не слишком соответствовали высоким стандартам художественного качества.

Одну заливал ядовитый зеленый свет и тени, мешавшие разглядывать лица певцов, а другая, предпоследняя, и вовсе, как нарочно, загоняла во тьму исполнительницу главной партии, словно нечто постыдное.

В новом спектакле лица не просто можно было рассматривать, а даже без специального увеличительного прибора видеть, как все исполнители главных ролей старались передать переживание. Андреа Де Роза ярко заявил о своих режиссерских возможностях в дебютной здесь постановке — опере «Симон Бокканегра».

Одев певцов в исторические костюмы той поры, о которой написано у Верди, режиссер заставил их выдать максимум психологии и эмоций, не изменив эпохе сюжета. Свою роль сыграла тогда и декорация-трансформер, реагировавшая на ключевые точки в драматургии целого.

В финале распахивались окна с видом на бескрайнее море как символ свободы духа. В «Лючии» декорации Симоне Маннино оказались куда более традиционными.

Важно

И когда из нижней части декорации, связанной с мотивом «могильного склепа», слишком уж нарочито, словно в допотопном фильме ужасов, выезжал мини-катафалк сначала с трупом матери, а потом и Лючии, — ценность декорации сильно понижалась.

Головоломной для публики оказалась и чересчур символичная сцена: после преступления обезумевшей Лючии серый хор в масках вымазывал ее кровью. Вероятнее всего, постановщики решили таким образом показать, что у самого общества руки по локоть в крови…

https://www.youtube.com/watch?v=LjsuLEIwAh0

Режиссер перенес сюжет романа Вальтера Скотта «Ламмермурская невеста», переработанного в либретто Сальваторе Каммарано, куда-то в военные годы начала ХХ века, если судить прежде всего по шинелям мужского хора, рыщущего в поисках врагов. Сиделки у психически не очень уравновешенной Лючии тоже напомнили сестер милосердия.

Судя по двум премьерным показам, режиссер трепетно отнесся к индивидуальностям исполнителей, в результате чего получилось два разных спектакля.

На разницу восприятия повлияли и две разные дирижерские индивидуальности — маэстро Валерий Гергиев и дебютант Федерико Санти, который зарекомендовал себя прежде в многочисленных концертных исполнениях в Мариинском-3. Первый премьерный спектакль прошел очень нервно.

Слишком яркие индивидуальности маэстро и сопрано Альбины Шагимуратовой периодически схлестывались в несогласованности темпов, которыми певица (на днях объявленная солисткой Мариинского театра) бесстрашно норовила управлять.

Альбина показала высший пилотаж инструментального пения, делавшего ее героиню несколько холодной и надменной. Ее коллега во втором спектакле Ольга Пудова подкупила иным уровнем взаимодействия с режиссером и дирижером, в результате большинство ансамблей выглядело куда более слаженно, по-доницеттиевски динамично и стильно.

Мягкость трактовки партии Лючии не позволила Ольге издать истошный вопль в момент обострения сумасшествия: певица это попросту пропела. Альбина же прокричала, как, собственно, и предполагает традиция, хотя художественно кричать получается далеко не у каждой исполнительницы.

Но обе — и Альбина, и Ольга — захватывали слушателей темпераментом, раскрывавшим тему хрупкой женской судьбы в агрессивном мужском мире.

Совет

С Лючией в этой опере все мужчины обращаются, как с разменной монетой. Это и брат Генри Эштон, и наставник пастор Байдбент, и даже возлюбленный Эдгар. Лючия всю оперу жила как на вулкане, пока не сошла с ума, убив нелюбимого жениха, и своим безумием не остановила эту жестокую историю.

Под стать двум драматически привлекательным Лючиям были их партнеры — исполнители роли брата героини Владислав Сулимский и Владимир Мороз.

Возлюбленные же вышли неравнозначные: маститый тенор Евгений Акимов был на коне в отличие от вокально небезынтересного, но технически, артистически и стилистически небезупречного в партии Эдгара молодого Александра Михайлова.

#Мариинский театр #опера #премьера

Материал опубликован в газете «Санкт-Петербургские ведомости» № 007 (6360) от 17.01.2019 под заголовком «Бедная, бедная Лючия».

Источник: https://spbvedomosti.ru/news/culture/bednaya_bednaya_lyuchiya/

Опера Доницетти «Лючия ди Ламмермур» (Lucia di Lammermoor)

Опера в трех действиях Гаэтано Доницетти на либретто (по-итальянски) Сальваторе Каммарано, основанное на романе Вальтера Скотта «Ламмермурская невеста».

Действующие лица:

ЛОРД ЭНРИКО АШТОН ЛАММЕРМУРСКИЙ (баритон) ЛЮЧИЯ, его сестра (сопрано) АЛИСА, компаньонка Лючии (сопрано или меццо-сопрано) ЭДГАРДО, владелец Равенсвуда (тенор) ЛОРД АРТУРО БАКЛОУ (тенор) РАЙМОНДО, капеллан Ламмермура, воспитателе Лючии (бас)

НОРМАН, начальник равенсвудского гарнизона (тенор)

Время действия: 1669 год. Место действия: Шотландия.

Первое исполнение: Неаполь, театр «Сан-Карло», 26 сентября 1835 года.

Роман Вальтера Cкoттa «Ламмермурская невеста» в наше время редко читают, поскольку он не принадлежит к числу лучших его творений. Тем не менее он привлекал к себе внимание оперных композиторов как богатый возможностями сюжет.

И три композитора — Бредаль, Карафа и Маззукато — воспользовались им еще до Доницетти.

Ни одна из ранних оперных версий не сохранилась на театральных подмостках, а из всех произведений самого Доницетти эта опера оказалась самой часто исполняемой.

Доницетти особенно мог привлекать этот сюжет, поскольку один из его дедушек, Доналд Айзетт, был шотландцем. Тем не менее, для целей оперы имена скоттовских персонажей были благоразумно изменены на их более благозвучные итальянские эквиваленты.

Так, Люси стала Лючией, Генри — Энрико, Эдгар — Эдгардо; но названия мест, где происходит деиствие оперы, остались прежними. Были сделаны и еще некоторые изменения, помимо необходимых сокращений. Например, скоттовский Эдгар кончает жизнь в высшей степени не по-оперному — он дико мчится на своей лошади в зыбучих песках.

Обратите внимание

Ни один тенор не смог бы спеть две длинные арии, заканчивающиеся верхним ре бемолем, в подобных обстоятельствах. Эдгардо у Доницетти, таким образом, вместо скачки на лошади вполне разумно наносит себе удар кинжалом. При таком исходе итальянский тенор имеет значительное преимущество.

Заключительная ария, кстати, одна из лучших, написанных Доницетти, была наскоро сочинена и записана всего за полтора часа, когда композитор ужасно страдал от головной боли.

Но в первую очередь эта опера — превосходное средство продемонстрировать талант не столько тенора, сколько сопрано, и мнoгиe великие певицы выбирали ее для своего дебюта в Нью-Иорке.

Читайте также:  Кемпински мойка 22 - отель в спб 5 звезд с окнами на эрмитаж

Среди них Аделина Патти, Марчелла Зембрих, Нелли Мелба, Мария Баррьентос и Лили Понс.

Две из них — Понс И Зембрих — также выбрали эту роль, чтобы отметить свои юбилеи двадцатипятилетия своих дебютов в «Метрополитен-опера».

ДЕЙСТВИЕ I
ОТЪЕЗД

Сцена 1. В саду замка Равенсвуд, ныне захваченного лордом Энрико Аштоном, отряд гвардейцев под командованием Нормана ищет прокравшегося сюда человека.

Пока идет этот поиск и осмотр каждого куста и грота, сам Энрико рассказывает Норману, а также воспитателю Лючии капелану Раймондо о сложных обстоятельствах, в которых он теперь находится.

Он надеется поправить их, устроив брак своей сестры Лючии с богатым и могущественным лордом Артуро Баклоу, которому весьма благоволит монарх. К несчастью, Лючия не желает участвовать в этом.

Норман, у которого имеется подозрение о причине этого нежелания Лючии, с насмешкой говорит, что оно кроется в любви Лючии к другому. И он рассказывает, как однажды какой-то незнакомец спас ее от взбесившегося быка и что с тех пор она тайно встречается со своим спасителем каждое утро в этом саду. Незнакомец, о котором говорил Норман, — не кто иной, как Эдгардо Равенсвудский, заклятый враг Энрико.

В этот момент возвращается отряд стражи. Стражники заметили незнакомца, но не смогли его задержать. Однако они со всей определенностью подтверждают, что это именно Эдгардо.

Энрико обуревает жажда мести («Cruda funesta smania» — «Дикая жажда мщения»).

Важно

Со всей злобой он выражает свою ненависть к человеку, являющемуся заклятым врагом его семьи, который угрожает разрушить его планы выгодного брака Лючии.

Сцена 2 предваряется совершенно восхитительным соло арфы — возможно, рисующим парк, где происходит эта сцена, а возможно, двух прелестных женщин, сидящих у фонтана и поглощенных откровенным разговором.

Лючия ди Ламмермур рассказывает своей подруге Алисе таинственную историю об этом фонтане, а та, в свою очередь, настоятельно советует ей прекратить видеться с ее возлюбленным Эдгардо, которого она встречает в этом саду. Но Лючия отстаивает свою любвь к Эдгардо и восторженно воспевает его.

История фонтана рассказывается в нежно льющейся мелодии («Regnava nel silenzio» — «Тихая ночь царила вокруг»), ее любовь воспевается в арии («Quando rapita in estasi»).

Когда входит сам Эдгардо, чтобы встретиться со своей возлюбленной, Алиса тактично удаляется. Он обязан, говорит он Лючии, уехать во Францию; но прежде, чем отправиться в путь, он хотел бы помириться с Энрико, сказать ему о своей любви к Лючии и просить ее руки. Этот план пугает Лючию, и она молит своего возлюбленного не делать этого.

Эдгардо с горечью перечисляет причины, которые у него имеются, чтобы ненавидеть Аштона, но сцена завершается чудесным прощальным любовным дуэтом («Verrando a te sull'aure» — «К тебе на крыльях ветра»), в котором сначала Лючия, затем Эдгардо и наконец они вместе поют одну из самых чудесных мелодий в этой необычайно мелодичной опере.

Влюбленные обмениваются кольцами и расстаются.

ДЕЙСТВИЕ II
БРАЧНЫЙ КОНТРАКТ

Сцена 1. Из беседы между Энрико и Норманом, которая происходит в холле замка Ламмермур, мы узнаем, что все письма Эдгардо к Лючии были перехвачены. К тому же одно письмо было сфальсифицировано, чтобы показать ей, что Эдгардо изменил ей и теперь женат на другой женщине.

Когда Норман уходит, Энрико использует все доводы, чтобы убедить свою сестру выйти замуж за лорда Артуро Баклоу. Он совершенно разбивает ее сердце, когда показывает ей фальшивое письмо, и добавляет, что ее долг перед семьей жениться на этом влиятельном человеке, который ее так любит.

Бедная Лючия никогда не давала согласия на это замужество, но теперь она настолько подавлена, что у нее нет сил противиться.

Сцена 2. Собственно говоря, лорд Артуро уже в замке, и следующая сцена происходит в большом зале. Поет праздничный хор, Артуро клянется в верности, и, когда появляется Лючия (она еще в слезах), брачный контракт подписывается.

Именно в этот момент в зал врывается плотно закутанный в плащ чужестранец. Это Эдгардо, вернувшийся из Франции. Он пытается заявить о своих правах на Лючию, но Раймондо показывает ему подписанный брачный контракт.

Совет

В ярости он не видит ничего, кроме этого контракта, не слышит никаких объяснений Лючии. Его враги обнажают шпаги. И только благодаря вмешательству преданного старого воспитателя Лючии, капеллана Раймондо, удается избежать кровопролития на свадебном торжестве.

В порыве ярости Эдгардо швыряет и топчет кольцо («Maledetto sia istante» — «Проклят будь, тот день злосчастный»). В секстете все главные персонажи, не говоря о свадебном хоре гостей, выражают свои противоречивые эмоции.

Этот ансамбль производит оглушительное впечатление. В конце концов разъяренный Эдгардо покидает зал.

ДЕЙСТВИЕ III

Сцена 1. Сразу после бракосочетания.

Энрико посещает Эдгардо в его уединенной комнате в башне Вольфскраг, чтобы очернить и унизить его и чтобы специально вызвать у него приступ ярости рассказом о подробностях свадебной церемонии.

Эти двое мужчин открыто бросают обвинения друг другу и в заключительном дуэте этой сцены договариваются о дуэли, которая назначается на кладбище среди надгробий Равенсвуда. При исполнении оперы эта сцена обычно опускается.

Сцена 2. Собравшиеся на бракосочетание гости все еще пируют в парадном зале замка, когда Раймондо, наставник Лючии, прерывает общее веселье. Лючия, объявляет он надломленным от ужаса голосом, обезумев, заколола мужа его же шпагой («Dalle stanze ove Lucia» — «Из покоев, куда супруги»).

В следующее мгновение появляется сама Лючия. Объятые ужасом гости расступаются. Она еще в белых подвенечных одеждах, смертельно бледная, почти как призрак. В руке у нее шпага.

Следует знаменитая «Сцена сумасшествия» («II dolce suono mi colpi di sua voce» — «Я слыхал дорогой его голос»). Лючии грезится, что она все еще с Эдгардо; она вспоминает о прежних счастливейших днях, представляет себе, что выходит за него замуж.

И в конце этой сцены, понимая, что смерть близка, она обещает ждать его.

Сцена 3 переносит нас за пределы замка, где среди надгробий своих предков бродит Эдгардо. Он безутешен. Приближающаяся траурная процессия прерывает его мрачное философствование. Он спрашивает, кого хоронят, и узнает, какие ужасные события произошли. Звонят погребальны колокола. Это звон по Лючии.

Только теперь он осознает, что она всегда была ему верна. Он поет свое заключительное «Прощай!» («Tu che a Dio spiegasti l'ali» — «Ты, на небо отлетая») и затем, прежде чем Раймондо сможет остановить его, вонзает кинжал себе в сердце.

Обратите внимание

Вместе с виолончелью, исполняющей мелодию, он на последнем вздохе поет свои последние слова прощания.

Postscriptum по поводу исторических обстоятельств этого сюжета. Роман Вальтера Скотта «Ламмермурская невеста» основан на обстоятельствах действительно имевшего место свадебного контракта, приведшего к трагедии, которая произошла в Шотландии в 1669 году.

Жанет Далримпл (Лючия) убила своего нового мужа, Дэвида Данбара (Артуро), за которого она была насильно выдана замуж ее отцом виконтом Стэром (Энрико), вместо того чтобы быть отданной за любимого ею лорда Резерфорда (Эдгардо).

В реальной жизни неудачливый поклонник приходился невесте дядей.

Генри У. Саймон (в переводе А. Майкапара)

Когда думаешь о «Лючии», вспоминается ее стопятидесятилетний возраст: так много для этой хрупкой девушки с длинными белокурыми волосами, наверное, значительно поседевшими после потрясения, вызванного убийством мужа.

Подобно Офелии, это самый смутный и зыбкий из всех образов героинь, подаренных нам музыкальным театром до наступления нашего века, то есть до того времени, когда невозможность любить стала пугающей загадкой.

Что же дают нам эти светлые видения раннего романтизма, эти едва развившиеся девушки, жаждущие смерти? Кто они? Плод идеализации или мучительного стремления к несуществующему идеалу? В случае Доницетти, быть может, не следует затруднять себя символическими толкованиями, вспоминать дантовскую Беатриче, земное, смертоносное сияние ее красоты.

Быть может, это только сладостные грезы, порожденные неудовлетворенной страстью, «простодушный бред», по выражению одного из критиков. Вместе с тем в плаче Лючии есть что-то такое безутешное, наивное и непостижимое, что даже современный зритель чувствует себя почти виноватым и не находит слов, чтобы искупить свою вину.

Это искупление берет на себя сама Лючия, являя в вокальном и драматическом отношении образ высокий, божественный. Это замечательная партия для лирико- драматического или колоратурного сопрано: она учит акробатической виртуозности, но не пренебрегает и текстом, ее меланхолия и настойчивое подчеркивание акцентов придают жизненность и конкретность голосу, который иначе казался бы бесплотным.

Вокальная партия Лючии контрастирует с другими партиями — реалистическими, драматическими. Вот Эдгар, ее партнер.

Его партия делает решительный шаг к утверждению мужественной партии тенора, с изменениями и колебаниями от героического порыва до нежности, от страсти до элегичности. Он — главный герой финала оперы, как будто затмевающий образ божественной.

Важно

А вот ее брат, лорд Генри, тоже значительный образ, в партии которого необузданная сила компенсируется изяществом украшений, и ясно, что этот герой с трудом сдерживает бушующую в нем силу, не может раскрыться до конца по причине своего положения.

Вокальные характеристики этих персонажей чередуются с небольшими инструментальными прелюдиями редкостной действенности и лаконичности, с пластичным, полнокровным хором, изображает ли он бесчувственность или сочувствие толпы.

Текст Каммарано, пылкий и горестный, придает романтический колорит сюжету и без того в высшей степени романтическому. Либретто темпераментного неаполитанца содействовало успеху музыки Доницетти на родине либреттиста. Сам же композитор ставил успех и в заслугу составу труппы, которая включала сопрано Таккинарди-Персиани, тенора Дюпре и баритона Косселли.

Опера быстро снискала благосклонность также в других итальянских театрах и в Париже (где партия тенора была исполнена другим светилом — Наполеоне Мориани).

За исключением нескольких лет охлаждения интереса к опере, она всегда считалась шедевром мастера из Бергамо в серьезном жанре, хотя в наши дни и другие его произведения в этом жанре несомненно могли бы быть поставлены с нею рядом.

Драматическими узлами оперы, ее высшими точками являются: нежный дуэт тайных обрученных в первой части, бурная сцена во время брачного празднества, сцена безумия героини и финальное самоубийство Эдгара.

Особой впечатляющей силой отличается сцена безумия, отмеченная такой четкостью и интенсивностью бреда, которая волнует и пугает.

Воспоминания прошлого, нежные и лиричные, бессвязность образов, раздробленных под тяжестью обрушившейся трагедии, состязания голоса с флейтой вплоть до его полной отстраненности от всего, отрешенного плетения виртуозных узоров, уже никак не связанных с реальностью,— все вместе являет пример того, как большая вокальная сложность, почти самодовлеющая, может сочетаться с самым высоким трагизмом.

Совет

Этому предшествует сцена с брачным контрактом, в которой Эдгар бросает знаменитое обвинение возлюбленной.

Этот эпизод представляет собой нечто уникальное в истории музыкальной драмы как по напряженности и внезапности поворотов действия, так и по великолепной последовательности вокальных выпадов, начиная с секстета «Что меня остановило?» Яростная речитация Эдгара (которая составит школу) столь безудержна, безутешна, лихорадочна, почти разрушительна, что толкает Лючию на крайность. Она убьет мужа, но во время этой встречи со своей большой любовью она сама уже мертва, как очень хорошо заметил Гульельмо Барблан.

Г. Маркези (в переводе Е. Гречаной)

Наиболее известная и, пожалуй, лучшая опера Доницетти. Замечательный мелодический дар композитора здесь проявился в полной мере. Такие эпизоды оперы, как секстет из 2 д. (Chi mi frena) или ария безумной Лючии из 3 д. (Il dolce suono), являются изумительными образцами оперного искусства. Партия Лючии входит в репертуар ведущих певиц мира.

По традиции английские имена переиначены композитором на итальянский лад.

В России сочинение впервые поставлено итальянской труппой в Одессе (1839), русская премьера состоялась в 1840 (Петербург, в заглавной партии А. Соловьёва). Из современных постановок отметим работу реж. Дзеффирелли в Ковент-Гардене (1959, в заглавной партии Сазерленд). В 1996 поставлена в Большом театре (концертое исполнение).

Среди лучших исполнителей заглавной партии Моффо, Силс, Скотто и др.

Дискография: CD — Decca. Дир. Бонинг, Лючия (Сазерленд), Эдгар (Паваротти), Энрико (Милнс), Раймонд (Гяуров) — EMI. Дир. Караян, Лючия (Каллас), Эдгар (Ди Стефано), Раймонд (Дзаккариа) — Philips. Дир. Лопес-Кобос, Лючия (Кабалье), Эдгар (Каррерас), Энрико (Сардинеро), Раймонд (Рэми).

Е. Цодоков, 1999

Публикации

Главы из книг

Источник: https://www.belcanto.ru/lucia.html

Ссылка на основную публикацию