Фото Мариинского театра (69 фото)

Интерьер фотоателье в помещении Мариинского театра (1898г)

Фото Мариинского театра (69 фото)

==========

Декорационная мастерская Мариинского театра (1902г)

Фото Мариинского театра (69 фото)

==========

Бутафорская мастерская Императорского Мариинского театра (1902г)

Фото Мариинского театра (69 фото)

==========

Декорационная мастерская Императорского Мариинского театра (1903г)

Фото Мариинского театра (69 фото)

==========

Солистка Мариинского театра певица Медея Фигнер (1903г)

Фото Мариинского театра (69 фото)

==========

Мастерская по пошиву женских костюмов Императорского Мариинского театра (1903г)

Фото Мариинского театра (69 фото)

  • ==========
  • Мария Славина в опере «Пиковая дама»,
  • постановка Императорского Мариинского театра (1903г)

Фото Мариинского театра (69 фото)

==========

Художник Александр Головин в своей мастерской в Мариинском театре (1903г)

Фото Мариинского театра (69 фото)

  1. ==========
  2. Иван Васильевич Ершов исполняет главную партию
  3. в опере «Зигфрид» Рихарда Вагнера, Мариинский театр (1909г)

Фото Мариинского театра (69 фото)

  • ==========
  • Русские сезоны в Лондоне.
  • Танцовщики Императорского Мариинского театра (1909г)

Фото Мариинского театра (69 фото)

  1. ==========
  2. Перед спектаклем «Хованщина». Федор Шаляпин и Исай Дворищин
  3. за игрой в карты в гримерной Мариинского театра (1916г)

==========

Травиата. Мариинский театр (1927г)

==========

Фото для открытки. Мариинский театр (1937г)

Мариинский театр в санкт-петербурге

«Раймонда» – балет непростой. В нем много слоев. Буквальный пересказ сюжета не дает ничего, лишь вскроет несообразности балетного «средневекового» колорита. Зато метафорический подход срабатывает.

Это, как и «Спящая красавица», символ пробуждения души в ожидании любви. А все прочее – венгерские рыцари и буйные сарацины, графиня из Прованса и трубадуры – надлежащая театральная рамка и повод для разнообразия танцев.

Стилизация средневековья в музыке и хореографии минимальна, большей частью ее вообще нет. Но есть, начиная с увертюры, неоромантическое томление в теме выбора.

Мария Хорева и Мария Ильюшкина – открытие последних лет, балерины высокого класса и почти ровесницы, их негласное творческое соперничество многим навевает воспоминания о временах, не столь уж и давних, когда любители балета не знали, куда в Мариинке бежать, на Ульяну Лопаткину или на Диану Вишневу. Впрочем, эстетическая разница между примами была столь велика, что балетоманы выбирали то, что им ближе.

Фото Мариинского театра (69 фото) Фото Мариинского театра (69 фото) Фото Мариинского театра (69 фото) Фото Мариинского театра (69 фото) Фото Мариинского театра (69 фото) Фото Мариинского театра (69 фото) Фото Мариинского театра (69 фото) Фото Мариинского театра (69 фото) Фото Мариинского театра (69 фото) Фото Мариинского театра (69 фото)

Самые мудрые не входили ни в какие партии, но стремились понять, как преображается балетная партия в трактовке интроверта или экстраверта.

В нынешнем случае речь скорее может идти о двух подходах к образу Раймонды – она или решительная и сильная духом, делающая выбор сразу, или нежный цветок, колеблющийся и распускающийся сообразно обстоятельствам.

Хоревой ближе первый подход, Ильюшкиной – второй. При этом техника первой Марии уверенней и отчетливее, но она уже давно танцует Раймонду.

Вторая Мария только что вошла в балет, и некоторая «размазанность» отдельных па – видимо, признак волнения в дебюте. Хотя…

Мария Хорева. Фото – Александр Нефф

Хорева вносит в партию нестандартную смесь подростковой решительности и лирической шаловливости: ее четко очерченный танец основан на определенности психологических и пластических мотивов, и рельефный отталкивающий жест рукой у лица, отвергающий любовные атаки шейха, недвусмысленно означает «нет».

Что и вызывает дальнейшие события (похищение и прочее). Ильюшкина же словно «гасит» графику академической выучки в поэтической «дымке»: ее жесты исподволь наполнены трепетом и маревом, поэтому непонимание женского отказа шейхом в ее случае более мотивировано. Ведь она завлекает неведомо для себя.

В общем, Хорева – как бы Раймонда-Одиллия, а Ильюшкина – Раймонда-Одетта. При этом туры в обе стороны, плавная легкость и умение взмахнуть ногой так, что мало не покажется, у обеих прекрасны. Как и сочетание венгерского танца с классическим в последней картине.

Мария Ильюшкина. Фото – Наташа Разина

И тут мы возвращаемся к идее «Раймонды». К ее средневековому посылу.

Я бы так сказала: сравнение выступлений Хоревой и Ильюшкиной в таком, казалось бы, насквозь условном жанре псевдоисторического балета, претерпевшего к тому же множество редакций (в Мариинке идет версия Константина Сергеева, тоже ставшая классической) позволяет подумать о феномене куртуазности не меньше, чем ее «аутентичная» стилизация в каких-нибудь реконструкциях средневековых церемоний. Такова уж природа классического балетного спектакля, построенного на культе женского образа и преклонении перед балериной.

Кстати, о преклонении. Партнеры обеих Раймонд (маститый Владимир Шкляров и дебютант Никита Корнеев) весьма в этом преуспели. Учитывая, что собственно танца этим рыцарям без страха и упрека в «Раймонде» дано мало.

На этом, поскольку в мою задачу не входит анализ исполнения «Раймонды» труппой Мариинского театра, я закончу. Скажу только, что артисты хорошо выдерживают и ярко подают заложенный в хореографии баланс между танцем и жестом, между танцами на каблуках и на пуантах, между строгостью классики и относительной свободой характерного танца.

В памяти останутся «пророческие» танцы сна Раймонды, Сарацинский танец и Панадерос, Мазурка и Венгерский, и некоторые вариации финального Гран па.

Мариинка-2. Сцена раздора

Фото Мариинского театра (69 фото)

Специалисты на просьбу дать оценку зданию обычно с глубоким вздохом отвечают, что обсуждать нечего, поскольку архитектура тут просто отсутствует. Так считает и архитектор, реставратор Рафаэль Даянов: «Эту  архитектуру  никто не обсуждал, никакой дискуссии не было, это, так сказать, принятое решение. Другое дело, что если бы был реализован победивший на конкурсе проект Перро, то вряд ли бы он сюда вписался. Здесь само по себе сложное место: снесенное в свое время строение работы Кваренги, построенное после этого в 30-е годы сооружение тоже по-своему страшненькое… Тут все время идет смена одного другим, и не самым удачным. Это какое-то роковое место».

Проектировщик Новой сцены Мариинского театра – канадский архитектор, автор целого ряда крупных проектов в Канаде, США, Израиле и нескольких других странах Джек Даймонд в эксклюзивном интервью Радио Свобода так объясняет свою концепцию Мариинки-2:

– Проблема состояла в том, чтобы вписать современную постройку в потрясающую классическую архитектуру Петербурга. Это невероятно сложно, особенно учитывая, что постройка должна стоять по соседству со старым зданием Мариинского театра, перед которым все благоговеют.

  Кроме того, в новом здании, занимающем целый квартал, должны были быть размещены все вспомогательные службы для обеих сцен – это очень сложная структура. В первую очередь было решено вписать здание в очертания Петербурга, удивительного по красоте города.

Этот подход, безусловно, был принят далеко не всеми, потому что многие хотели увидеть отдельно стоящее экстравагантное, суперсовременное здание, подобное тем, что были построены в некоторых городах Европы. Но мы решили, что для Петербурга это неправильно. Еще одним  важным нашим решением было сделать фасады достаточно скромными.

Это позволило объединить пространство, в котором находятся два известнейших здания – Консерватории и Мариинского театра. То есть Мариинка-2 создает фон для исторического здания театра, поскольку новое здание продолжает очертания улицы, вписываясь в урбанистическую ткань Петербурга. Не все это еще осознали.

Фото Мариинского театра (69 фото)

Джека Даймонда совершенно не удивляет резко негативная реакция на построенное им здание:

– Абсолютно такая же реакция была на новое здание оперы в Торонто.  Люди хотели красного бархата и позолоты. Им нужен был классический стиль, и они пошли войной против модерна. Но когда опера открылась, все изменилось.

Я не хочу хвалить сам себя, но за шесть лет, которые с тех пор прошли, еще не было спектаклей, на которых я присутствовал (а я очень часто бываю и на балетах, и на операх), чтобы ко мне не подошли несколько совершенно незнакомых мне людей и не поблагодарили тепло за мою работу. Это совсем не лесть, они говорят искренне.

Теперь самые разные люди критикуют новое здание Мариинского театра. У кого-то есть личная заинтересованность. Другие уверены, что классическая архитектура должна повторяться раз за разом. Мой ответ: классическая архитектура не отражает дух нашего времени. А художник должен соответствовать духу своего времени.

И новое здание Мариинского театра отвечает этому принципу. Людям не нравятся перемены. Они любят свой старый Петербург. Я его тоже, кстати, люблю. И проявил уважение к любви петербуржцев, сделав фасад достаточно скромным, но построив, надеюсь, одно из лучших оперных зданий в мире.

Оно не может понравиться всем, но, я вас уверяю, после открытия будет гораздо больше людей, которым оно нравится, чем наоборот.

Читайте также:  Стереолето 2019: всё о главном музыкальном фестивале города

Архитектор Джек Даймонд знаком с критикой в свой адрес, но удивляется, почему она раздавалась еще до того, как новая сцена была открыта:

– Один критик сказал, что в фойе очень мало места, там будет не протолкнуться. Я же боялся, что места в фойе будет слишком много.

Другой критик сказал: прохожие же будут разглядывать с улицы пришедших в театр зрителей! Я не воспринимаю это замечание как критику, поскольку одним из важных факторов успеха здания оперы в Торонто была как раз прозрачность.

То есть прохожие или водители проезжающих мимо машин видят тех, кто пришел на спектакль, и у них возникает чувство, что внутри происходит что-то важное. Это очень захватывающе. В газете Saint-Petersburg Times была заметка под заголовком «Незамысловатый фасад прячет за собой ослепительный интерьер». Вот это, на мой взгляд, близко к истине.

Джек Даймонд сетует, что не все из задуманного удалось реализовать:

– Мы разработали генеральный план для этого района, в котором делался акцент на необходимости создания своеобразной пешеходной зоны перед Консерваторией и сбоку от старого здания Мариинского театра. А затем мы спроектировали стеклянный мост через Крюков канал, ведущий к входу в новое здание театра.

Таким образом, вход в Мариинский-2 становился концом перспективы этой зоны, соединяющей исторические здания. Мост не построили. И меня это очень огорчает. Разрешение на строительство моста выдавалось отдельно от разрешения на строительство самого здания. То же самое касается и финансирования.

Поэтому, к сожалению,  строительство моста и театра не было скоординировано.
И меня будут очень сильно критиковать за узость тротуара на улице Декабристов. Как раз из-за него я разместил вход в театр в правом углу здания, выходящем на улицу Декабристов.

И оставил возможность для того, чтобы вход завершал перспективу пешеходной аллеи от Консерватории, мимо старого здания Мариинки к новому зданию театра. Но мост так и не был построен.

Стоит отметить, что, говоря о стеклянном мосте, Джек Даймонд имеет в виду не ту, все-таки построенную, соединяющую новое и старое здания прозрачную конструкцию, которая перегораживает перспективу Крюкова канала.

Нарушение этой перспективы тоже вызвало возмущение со стороны специалистов и простых петербуржцев.

Мнение же по поводу качеств внутреннего устройства новой сцены Мариинского театра – акустики, удобства и красоты зала, убранства фойе – еще предстоит услышать.

Мариинку-2 построили из природных материалов: юрского известняка, подсвеченного оникса на стенах зрительного зала и древесины, которой обшиты места вокруг сцены. Всё – для наилучшей акустики.

Гергиев говорит, что верит: новый театр станет достопримечательностью Петербурга и поможет продлить в будущее наследие российской культуры.

Ведь в Мариинском театре проходили премьеры произведений Чайковского, Рахманинова, Мусоргского и Римского-Корсакова. Не говоря уже о богатейших балетных традициях.

Что касается старого здания, то оно страдает от своего возраста, и скоро будет закрыто на капремонт».

«Джек Даймонд поднимается в поэтические выси, когда говорит об ониксе, — продолжает тему канадская Toronto Star.

Массивная облицовка из этого камня янтарного цвета покрывает залы Мариинки-2, построенной за 700 миллионов долларов в Петербурге. Архитектор Джек Даймонд – один из двух руководителей спроектировавшей новый театр компании Diamond Schmitt Architects. И эта компания – из нашего города [Торонто].

Когда 2 мая на этой сцене состоится первое гала-представление, в зале будут главные политические и культурные фигуры страны, потому что Петербург – исторически сложившаяся витрина российской культуры. Главным в огромной VIP-ложе станет президент Владимир Путин. Управлять оркестром будет Валерий Гергиев, а на сцену выйдут многие прославленные певцы и танцоры.

И зрителей, если Даймонд прав, очарует эффект оникса. Подобно плавучему маяку, который светится изнутри, декоративная отделка, украшенная свечами в холле, даст гостям понять: они попали в храм культурного богатства.

Мы выбрали оникс из-за его богатого и тёплого медового цвета, — объяснил Даймонд в интервью, данном всего за несколько дней до поездки в культурную мекку России. Этот вечер наверняка станет для него самым важным в жизни. – Весь зал сияет, когда вы смотрите через большие фасадные окна. Он выглядит как сгустившийся солнечный свет днём, а ночью подсвечен».

А вот Euronews (цитируя материал агентства Reuters) не столь радужно описывает новый зал – но, в основном, его внешнюю сторону.

«Его называли и изящным образчиком модернизма, и убогим торговым центром. Но что бы ни думали россияне о внешнем облике новой сцены петербургского Мариинского театра, в четверг они смогут наконец-то увидеть, что у спорного здания внутри. По крайней мере, некоторые.

Президент Владимир Путин будет во главе избранных гостей, которые придут на первый концерт в Мариинском-2 – зал которого рассчитан на 2000 мест. При цене в 700 миллионов долларов это и один из самых дорогостоящих культурных проектов в истории.

Новое здание стоит совсем рядом с первой, исторической Мариинкой: это здание XIX века – одно из величайших средоточий российской культуры. Оперная и балетная труппы прославились по всему миру ещё в советское время, когда театр назывался Кировским.

Но новинка расколола общественное мнение в родном городе Путина: критики прозвали здание из стекла и известняка «ТЦ Мариинский», указывая на несоответствие его облика элегантным зданиям XIX века, стоящим вокруг, и изящно украшенному историческому зданию Мариинского театра.

Фото Мариинского театра (69 фото)

Глава проекта Валерий Гергиев – которого многие считают одним из самых выдающихся дирижёров современности – десять лет добивался завершения строительства, пользуясь желанием Путина показать, что Россия более не отстаёт от Запада. Худрук пообещал, что сомневающиеся возьмут свои слова обратно, когда увидят интерьеры здания (его общая площадь, кстати, 7400 квадратных метров).

Открытие Мариинки-2 подтвердит и укрепит великие традиции театра, открыв дорогу в будущее, когда будет возможно создавать ультрасовременные произведения искусства и новаторские постановки, о которых мы раньше не могли даже мечтать, — сказал Гергиев.

– Я уверен в том, что через 25 лет Мариинский-2 будет считаться в Петербурге самоценной достопримечательностью, признанной за свою великолепную акустику, превосходные производственные мощности и непревзойдённый уровень комфортности для аудитории.

Новый театр – один из плеяды мегапроектов, призванных подчеркнуть возможности России. Главный в их ряду – Олимпиада-2014 в Сочи, один из личных проектов Путина.

Благодаря последним достижениям техники (пусть даже в VIP-ложе и есть канделябры, чтобы видные гости чувствовали себя как дома) Мариинка-2 на световые годы отстоит от Мариинки изначальной, зал которой роскошно убран в алое и золотое.

Снаружи построенное в 1860 году здание выкрашено в бледно-зелёный цвет.

Именно в этих стенах десятилетиями была сосредоточена культурная жизнь Петербурга: здесь в 1892 году впервые показали «Щелкунчика» Чайковского, а за 18 лет до этого Мусоргский продемонстрировал переполненному залу своего «Бориса Годунова».

Но Гергиев – которому, кстати, в день концерта как раз исполняется 60 лет – решил, что старого зала для его творческих планов недостаточно. Его огромной культурной империи понадобился новый дом.

Затея не обошлась без трудностей – цена взлетела до небес после того, как один проект зарубили уже в процессе реализации, и строительством занимались не менее трёх [архитектурных] компаний.

В прошлом году Гергиев опроверг информацию о том, что в рядах балетной труппы существует серьёзное недовольство по поводу зарплат и условий труда – после того, как группа танцоров выпустила открытое письмо с жалобой.

При этом можно сказать, что Мариинский театр избежал столь же серьёзных потрясений, как московский Большой: там, напомним, не только напали на худрука балетной труппы (в результате чего он практически потерял зрение), но и вскрыли скандалы в ходе реставрации, продолжавшейся шесть лет.

Читайте также:  Английская набережная в Санкт-Петербурге — подробная информация с фото

Балерина Виктория Краснокутская, как и некоторые другие исполнители, говорит, что новое техническое оснащение в Мариинском оказалось очень кстати, позволив быстро и легко менять декорации.

Зрительный зал очень красив. Там очень светло и просторно, — сказала она».

Тем не менее, сообщает издание, не все остались довольны строением.

«Две сцены театра отличаются во всём. Новое здание выбивается из ряда окружающих его строений конца XIX века – и из ландшафта города, увековеченного в работах Гоголя и Достоевского.

[Ещё до начала строительства] опасались, что оно будет выглядеть как жилой дом или торговый центр. Люди не понимают, что это здание собой представляет, — говорит петербурженка Ирина Варго.

Строители снесли ради нового театра целый квартал, уничтожив конструктивистское здание ДК Первой пятилетки, остатки Литовского рынка и построенную в 1930 году школу. Глава петербургского отделения Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры Александр Марголис заявил, что была разрушена охраняемая в качестве части Всемирного наследия ЮНЕСКО зона в самом сердце города.

Я считаю, что это не только градостроительная ошибка – это градостроительное преступление, потому что случилось вторжение в один из самых уникальных уголков исторического центра Санкт-Петербурга, — сказал он.

А депутат петербургского ЗС Алексей Ковалёв выразился просто: «Это омерзительно!»

По моему мнению, это [здание] следует снести, — сказал он. – Мне всё равно, что у него внутри. А Гергиева нужно уволить».

[источники]

источники

http://www.svoboda.org/

Интервью Агентство Диалог

Оригинал статьи находится на сайте ИнфоГлаз.рф Ссылка на статью, с которой сделана эта копия — http://infoglaz.ru/?p=22130

Афиша Город: Как устроен новый театр и почему он такой – Архив

Сумма, в которую обошлась новая сцена (ре­конструкция Большого театра стоила 35,4 мил­лиарда).

В 2006 году новую Мариинку обещали построить за 5 лет, бюджет оценивали в 9,5 миллиарда и объясняли, что отказ от проекта архитектора Доминика Перро, придумавшего накрыть театр фантастическим золотым куполом, все еще сильнее удешевит.

В итоге Мариинка открывается с опозданием — 2 мая 2013 года, в день, когда худрук театра Валерий Гергиев отметит свой 60-летний юбилей.

Количество недочетов, которые Главгосэкспер­тиза нашла в проекте отправленного в отставку архитектора Доминика Перро. Француз обошел в архитектурном конкурсе сильных конкурентов (среди них — Эрик ван Эгерат, Ханс Холляйн, Арато Исодзаки) и заключил с Мариинкой контракт, который оценивают в 20 миллионов евро.

Через 5 лет его отстранили, но замдиректора его бюро в России Людмила Лихачева считает, что проект не понравился Гергиеву сразу, как и сам архитектор: «Две звезды не договорились». По мнению других экспертов, Перро предупреждали, что он должен нанять правильных российских субподрядчиков, но он этого не сделал.

Зато по его проекту успели снести целый квартал — в том числе одну школу и конструктивистский ДК имени Первой пятилетки.

Общая длина новой сцены — фактически размер футбольного поля. Друг за другом расположились три пространства: основная сцена, арьерсцена и репетиционная сцена. Они разделены звуко­непроницаемыми занавесами.

Соответственно, пока идет один спектакль, можно монтировать декорации к следующему и репетировать третий.

Это станет действительно важно через три года, когда основную сцену Мариинки закроют на реконструкцию и все оперы и балеты будут ставить только на новой сцене.

По выражению Валерия Гергиева, «наша палочка-выручалочка». Имеется в виду не слишком амбициозное канадское бюро Diamond Schmitt Architects, специализирующееся на функциональных стеклянных параллелепипедах. От Перро решили оставить начинку: подземные этажи, фойе, атриум, общую планировку, а на отделку фасада объявили новый тендер.

Его выиграло созданное по этому случаю петербургское Конструкторское бюро высотных и подземных сооружений — а канадцы выступили в качестве консультантов на удобных русской стороне условиях.

Хотя проект бюро оказался самым дорогим (около 155 долларов за квадратный метр против средней российской цены 50 долларов за метр), а о фасаде не сказал доброго слова ни один из архитектурных критиков или разгневанных горожан, сроки исполнения и связи со Смольным оказались важнее.

Член тендерной комиссии, ректор МАРХИ Дмитрий Швидковский сказал, что у него канадцы за такую дипломную работу получили бы удовлетворительно. А карьера конструкторского бюро пошла в гору: они также выиграли тендеры на реконструкцию БДТ и Консерватории, участвуют в строительстве «Лахта-центра» и стадиона «Зенит-Арена».

Сделанный в форме подковы зал на 2000 мест — рациональное пространство без лишних украшений. Здесь нет «слепых мест» — всю сцену видно даже с самой высокой точки.

Стены отделаны специальными акустическими гипсовыми панелями, ярусы разделены панелями из бука и дуба, кресла серые, в меру удобные — вот, собственно, и все. Кроме главного зала есть еще площадки ­поменьше — для камерных концертов, лекций и выставок.

Летом обещают задействовать тер­расу на крыше — но пускать полюбоваться на ­город будут, кажется, не всех подряд.

Одно из народных прозвищ театра, среди прочих — «Мариинская впадина», «Универмаг ­«Мариинский», «Маразминка». Директор Эрмитажа Михаил Пиотровский назвал здание «градостроительной ошибкой».

Самый первый и по-своему эффектный проект новой Мариинки, который предложил лос-анджелесский архитектор Эрик Мосс — абстрактные объемы из матового стекла.

Он же придумал выражение «брошенные на землю мешки с мусором».

Гергиеву проект очень нравился, но «Мешки» не соответствовали российским техническим нормам, поэтому в 2003 году и решили объявить злополучный международный конкурс больших архитекторов (см. «400 замечаний»).

Слоистый минерал, который любят использо­вать в интерьере дорогие азиатские отели. В фойе новой Мариинки — гигантские панели из оникса, подсвеченные светодиодами изнутри. По мнению Валерия Гергиева, благодаря желтому сиянию невзрачный стеклянный фасад заиграет совершенно другими красками.

  • Фото Мариинского театра (69 фото) Фотография: Юрий Молодковец
  • Фото Мариинского театра (69 фото) Фотография: Юрий Молодковец

Характеристика звуковых возможностей новой сцены, которую дал Валерий Гергиев. С ним согласны оперная прима Анна Нетребко и балерина Майя Плисецкая, которая считает, что деревянная отделка зала — залог хорошего звука.

Однако один из побывавших на акустическом тесте музыковедов, просивший не называть своего имени, утверждает: «В восторге от акустики журналисты новостных изданий, которые записали все, что им сказал Гергиев.

Но почему так резко, грубо звучит знаменитая мариинская медь, которая славится своей мягкостью и округлым звуком? Почему проваливается хор, почему солистка лучше звучит из глубины сцены?» Представители Мариинского поясняют, что зал — тоже инструмент, к которому еще надо приноровиться.

Мостик, брошенный через Крюков канал между старым и новым зданиями театра. Самый спорный архитектурный элемент, к тому же упирающийся в глухую стену старой Мариинки: пройти через него нельзя.

«Переход между двумя зданиями откроют после реконструкции исторического здания. У Перро он в проекте был, а у Diamond Schmitt Architects его не было.

Поскольку историческое здание под охраной, разрешение будет, только когда пройдет реконструкция, — фасад разбирать надо», — поясняет парадокс главный инженер новой сцены Михаил Новиков.

Одна из люстр «Сваровски» украшает Царскую ложу на 30 мест и имеет 6 режимов работы: сотрудники театра считают самым красивым эффект «Рой мотыльков». Хрустальными бусами освещено и фойе театра. Вообще, продумав игру отражений, архитекторы не позаботились о дамах, которые будут подниматься из фойе на второй этаж: лестница прозрачная.

  • Фото Мариинского театра (69 фото) Фотография: Юрий Молодковец
  • Фотография: Юрий Молодковец

Мариинский-2, Петербург, Декабристов, 34а, (812) 326 41 41, м. Садовая, Сенная площадь
mariinsky.ru

Рассказываю про свой поход в старую Мариинку в Санкт-Петербурге. Испытал трепет и легкий шок. "Дон Кихот" тут ни при чём

Сегодня я опять ходил в Мариинку. Старую. Или, как говорят в кассе, купил «билет на историческую сцену».

Кассир от всей души пыталась нам помочь. Бороться с ней, как с ветряными мельницами, нам не пришлось. К ней была единственная просьба: денег нет, но нужны лучшие билеты. Напоминаю, что это происходит в день спектакля. Билетов было о-очень много. Партер нам не по карману — это было ожидаемо.

Читайте также:  «Тяжёлое наследие социализма»: экономическая и социальная ситуация, настроения, события. Возрождение некоторых дореволюционных традиций и институтов. Часть III

Вы спросите, сколько стоит партер в старом Мариинском театре? Цена доходила до 6 тысяч. И это еще не царская ложа. Как выяснилось, не только партер. Вероятно, мы были такие не одни, потому что кассир начала предлагать множество вариантов. Предложенные варианты начинались от 2600 на верхнем ярусе на человека. А нас двое.

Предыдущий опыт посещения старой Мариинки напомнил мне посиделки в «спортивном зале» родной школы на низких и очень длинных скамьях. Именно скамьях, покрашенных масляной краской с номерками, обозначенными краской. Выше — только нимфы на расписном голубом потолке. В прошлый раз они нам шептали весь спектакль: «Не нужно экономить на местах».

Поэтому в этот раз наш выбор пал на бельэтаж, ложа № 15, второй ряд, места 2 и 4.

Заветные «золотые» билетики.Заветные «золотые» билетики.

Сегодня на сцене давал жару «Дон Кихот». Если что, это балет. Не новый. На входе, как обычно, очередь. Испуганные этой очередью работницы театра (как никак пандемия) скользя по запястьям градусником, гнали волну в направлении фойе.

Далее потоки «реки» из платьев в пол, рукавов-«фонариками», смокингов и коротких шорт разбивалась на ручейки, где их ожидал металлоискатель.

В холле расположен макет зрительного зала. Демонстрирую:

Это макет. Вид со сцены.

Холл не очень большой, сдержанно красив.

Холл первого этажа. Именно его видят зрители, заходя в театр. Холл первого этажа. Именно его видят зрители, заходя в театр.

Далее — лабиринты лестниц и коридоров.

Лестница в желто-зеленоватых тонах.Лестница в желто-зеленоватых тонах.Лестницы расположены симметрично, справа и слева.Лестницы расположены симметрично, справа и слева.Светильники на лестнице.

Очень красивый пол в стиле итальянской мозаики:

Люди в смокингах и шортах, цепляясь головами за низкие потолки бельэтажа и ярусов, задевая сталактитообразные плафоны, оказывались в зрительном зале.

Берегите Ваши головы!Осторожность в театре — главное.Осторожность в театре — главное.

В нашей ложе было три ряда. Первые два — несвежие стулья, третий ряд — такие же стулья на подиумах. Людям, сидящим на последнем ряду в нашей ложе, в затылки смотрели симпатичные мордочки барельефов на стене.

Мордахи. Вид снизу.

Восхищенные красотой и обескураженные микроскопическими размерами места будущего трехчасового пребывания мы рассаживались по местам. Прямо над нашими лбами, закрывая половину зала (благо, хоть не сцены), висели красивые хрустальные бра.

Зрители занимают места.Занавес.Хрусталь, золото, росписи. Почти все очень красиво.Хрусталь, золото, росписи. Почти все очень красиво.

Второй ряд бельэтажа был самый неудачный наш выбор. Но об этом мы узнали позднее. Было душно. Плечом к плечу, шаркая стульями, мы пытались рассесться.

Естественно, легкая рекогносцировка посадочных мест показала, что второму ряду не будет видно ничего. Радовало только то, что слышно всем будет одинаково. В преимуществе оказались лица третьего ряда бельэтажа, потому что из-за подиума они оказались на голову выше.

Была неплохая видимость на бельэтаж противоположной стороны, откуда нам также передавали приветы. Уже было душно снова. В соседней ложе бельэтажа не прекращались попытки выпасть со стороны длинноногих «короткоюбщиц» — инстаграмщиц. Мы держали в голове номер скорой помощи и наготове включенными камеры телефонов. Но они пока не пригодились.

Особенность питерских театров — и хороших, и плохих — неуважение к зрителю. В среднем, задержка начала спектаклей — пятнадцать минут. Кто-нибудь объяснит, почему так происходит?

Оркестр готов. Мы, наконец, расселись на свободные места, расположив наши головы в мозаичном порядке, как листики деревьев, подставленные солнечным лучам. Очень красивый занавес, изображающий симметрично развешенные драпировки в фирменных золотисто-серебристо-голубовато-коричневых цветах. Занавес поднимается. Начался спектакль.

Содержание «Дон Кихота» все знают. А те, кто не знают, из балета все равно ничего не поймут. Испания. Веселье и танцы. Балерины. Кастаньеты и тореадоры. Снова балерины. Много балерин. Снова много балерин со сменой костюмов. Костюмы великолепны. Лошадь и осел великолепны.

Да, действительно, в этом балете участвовали живые животные. Нет, конечно, они не танцевали, но свою порцию аплодисментов они получили. Декорации: в первом действии задний фон — вид моря с парусниками, общий вид которых напоминал детскую раскраску.

Передний и боковые планы — вид старого города. Декорации были несложными. Особых эффектов не было.

По очереди меняли себя — виды мельниц при луне, сказочные фантазии Дон Кихота, осенний лес, снова виды города и таверны, красивая нарисованная лестница, уходящая вдаль с нарисованными и «живыми» фонариками. Было 3 действия с двумя антрактами.

Музыка, оркестр — были просто великолепны. Все балетные партии были также просто восхитительны , сопровождались овациями.

В антракте я рассмотрел фойе второго этажа. Он был великолепен!

фойе второго этажа.Элементы декора.Наверное, вход в царскую ложу.Наверное, вход в царскую ложу.Второй свет фойе второго этажа.Второй свет фойе второго этажа.

В холле театра на втором этаже Мариинка «вспоминает» былое. Представлена выставка к 60 — летию постановки спектакля «Легенда о любви».

Этот балет был поставлен Юрием Григоровичем. Балет был основан на старинной персидской поэме. Это история о любви, рассказывающая о гордой царице, отдавшей свою красоту за исцеление умирающей сестры.

На этой выставке представлена часть костюмов, фотографии декораций и первых исполнителей, печатные издания.

Выставка.Выставка.Выставка.Выставка.Костюмы с выставки.Фрагмент костюма с выставки.Фрагмент костюма с выставки.

Есть фойе на третьем этаже — большое чуть менее помпезное пространство, украшенное бюстами великих людей и двумя картинами.

Фойе третьего этажа.Бюсты великих людей.Живопись третьего этажа в фойе.Живопись третьего этажа в фойе.

Затем я посетил «тайную комнату». Неожиданно, но я вынужден об этом написать.

Путешествуя на автобусах между городами в свое время, я видел много тайных комнат. Я, наивный, думал, что больше этого не увижу. Мне больно об этом писать, но здесь была одна из худших в моей жизни «тайных комнат».

Зритель, отдавший три двести, не должен видеть такое.

Это можно было бы назвать современным искусством. Только нужно оформить в рамку.Это можно было бы назвать современным искусством. Только нужно оформить в рамку.Трубы как искусство.Умиляет кран. В нем наша все….Умиляет кран. В нем наша все….Дверь еще куда-то….

Находясь в кабинках, вы можете общаться с соседями и справа, и слева, совершенно не стесняясь. Сантехника как в пионерлагере, а такую раковину я видел последний раз в квартире моей прабабушки — ржавую и грязную.

Может быть во времена «Дон Кихота» это бы прокатило, но в двадцать первом веке, боюсь, что «пипл это уже не схавает».

В итоге, прекрасный спектакль, прекрасный балет и оркестр, старый душный театр, отвратительные санузлы и совершенно неадекватные цены. Такие же неадекватные цены в Мариинке-2, но в новом здании прекрасная видимость со всех мест, огромные пространства, прекрасная вентиляция и роскошные «тайные комнаты», а также интересные постановки, в том числе и очень современные.

Надеюсь, Вам понравилась эта статья! Ставьте лайк, подписывайтесь. Это мотивирует писать лучше). С лучшими пожеланиями, Ваш Алекс Маком! До встречи.

Вам также будет интересно почитать:

  1. В Мариинке 2 премьера. Смотрю «Сказки Гофмана» и удивляюсь.
  2. Неожиданно самый красивый театр Санкт-Петербурга. И это не Мариинский. История театра в Пассаже.
  3. Воронцовский дворец, украденный у людей.
  4. Клеопатра, Маска, Чумной доктор, Гладиатор, Зена стали на сапсерфы. Фестиваль-маскарад на воде в Санкт-Петербурге Фонтанка-SUP
  5. Украшения самой легендарной женщины Австрии
  6. Дворец на Фонтанке Шереметьевых. Почему в нем до сих пор висит пальто третьего мужа Ахматовой?
  7. Четыре яйца Фаберже и королева Англии.
  8. Главное сокровище Габсбургов — это не коронационная корона, скипетр или мантии. Агатовая чаша в королевской сокровищнице.
  9. Самые странные королевские украшения Англии, или зачем Александр Макуин вшивал свои волосы в этикетки.
Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector