Дом фаберже в санкт-петербурге на большой морской, 24

История

                                                                                                       Ювелирторгу — 80 лет.

Этот юбилей говорит о многом: за восемь  десятилетий работы   магазины сети «Ювелирторг» заслужили безоговорочное доверие  покупателей и поставщиков.

Компания  очень дорожит этим доверием и строит свой бизнес так, чтобы соответствовать высокому статусу лидера ювелирной отрасли. В рейтинге бизнес-ценностей  особенно значимы профессионализм, стабильность, надежность.

Обратите внимание

Благодаря такой политике Ювелирторг уверенно занимает ведущие позиции на рынке ювелирной торговли.

Стремясь отвечать ожиданиям клиентов и соответствовать требованиям времени, Ювелирторг постоянно развивает торговую сеть: в Санкт­Петербурге и в Северо­Западном экономическом регионе открываются новые  магазины, проводится реконструкция же существующих, и они предстают перед посетителями в  новом, современном облике.

Маркетинговая стратегия Ювелирторга направлена на то, чтобы предложить широчайший ассортимент ювелирных изделий, предметов роскоши и украшений для интерьера. Работая с лучшими производителями, компания может гарантировать потребителям  качество товаров и сервисное обслуживание на самом высоком уровне.

Мы гордимся сплоченным коллективом. Не случайно клиенты всегда отмечают высочайшую квалификацию, трудолюбие и доброжелательность продавцов. Эти качества — визитная карточка  Ювелирторга.

Опыт, накопленный за прошедшие десятилетия,
и огромный профессиональный потенциал компании позволяют с уверенностью строить планы и работать на долгосрочную перспективу. Надеемся, что эти усилия будут оценены и АО «Ювелирторг» и впредь будет оставаться ведущей торговой сетью.

Генеральный директор

АО «Ювелирторг»

А. М. Царенков

«Ювелирторг»  —  имя, которому доверяют

АО «Ювелирторг» — это розничная сеть специализированных ювелирных магазинов в Санкт­Петербурге и городах Северо­Западного региона.

Оглядываясь на 80­летнюю историю компании, можно без преувеличения сказать:  покупателями магазинов сети «Ювелирторг» за эти годы стали миллионы людей.

И многие из них стали не просто покупателями, а постоянными клиентами, для которых совершать покупки в магазинах Ювелирторга стало доброй семейной традицией – сегодня молодые люди приходят покупать украшения туда, где покупали ювелирные изделия еще их бабушки.

Важно

  И это знак безусловного доверия и заслуженной репутации, которым компания Ювелирторг весьма дорожит. Покупатели приходят в магазины Ювелирторга за особыми, памятными покупками, приуроченными к самым важным, значимым и радостным событиям в жизни.

Поэтому магазин всегда должен соответствовать ожиданиям покупателя, обеспечивать высокий сервис и исчерпывающий ассортимент изделий.  На протяжении всех 80 лет работы Ювелирторг с достоинством выполнял свою миссию, даря людям праздник, делая их жизнь ярче, формируя культуру потребления и использования ювелирных изделий.

История АО «Ювелирторг» — пример постоянного движения вперед. Свою летопись компания начинает с августа 1936 года, когда была создана Всесоюзная контора «Союзювелирторг», объединяющая ряд республиканских и межобластных контор и отделений по оптово­розничной торговле ювелирными изделиями.

Дирекция Ленинградского отделения размещалась по адресу: улица Герцена, 24, в Доме Фаберже, где  помимо этого был  открыт главный ювелирно­антикварный магазин, который и поныне работает на этом месте, более того, сейчас  здесь создан и единственный в России музей Современного Ювелирного Искусства.

В 1960­х годах начался новый этап в развитии ленинградской ювелирной торговли: за четверть века численность населения Ленинграда увеличилась до 5 миллионов человек, что потребовало увеличения торговой сети.

Ювелирные салоны открывались в старых и новых районах Ленинграда и во многих городах Северо­Запада. Вместо традиционных скучных номеров магазины получали новые запоминающиеся названия.

Так, после ремонта в 1963 году главный магазин на улице Герцена, 24 (ныне Большая Морская) получил название «Яхонт».

Развиваясь, торговая сеть сохраняла лучшие традиции обслуживания покупателей и вместе с тем первой внедряла передовые методы торговли, например, организовала два магазина­салона при Дворцах бракосочетания.

Совет

Сегодня «Ювелирторг» творчески использует опыт, накопленный за 80 лет плодотворной работы.

На сегодняшний день торговая сеть насчитывает 54 специализированных ювелирных магазина: 27 в Санкт­Петербурге и 27 в крупнейших городах Северо­Запада.

  С момента акционирования  компании в 1993 году количество магазинов сети увеличилось более, чем в 2 раза. Общее число сотрудников компании —  свыше 700 человек.

Постоянно открываются новые филиалы компании. Каждый из магазинов сети «Ювелирторг», будь то петербургский «Яхонт» или «Яхонт» в Вологде, имеет свое неповторимое лицо. Тем не менее, вся торговая сеть компании объединена единой политикой: идеологической, кадровой, маркетинговой, ценовой,  рекламной.

На сегодняшний день все крупные производители ювелирной продукции России доверяют компании «Ювелирторг» представлять свои изделия на территории обширного Северо­Западного округа. Такое разнообразие деловых партнеров позволяет предложить максимально широкий ассортимент изделий и строить гибкую ценовую политику.

Кроме того, компания не останавливается на достигнутых позициях и продолжает привлекать к сотрудничеству все новых и новых поставщиков, благодаря чему коллекции ювелирных украшений и предметов роскоши в витринах  магазинов сети «Ювелирторг» постоянно обновляются, учитывая все возрастающие требования взыскательных покупателей.

И в центре северной столицы, и на окраине города, и в регионах Северо-Запада каждый  магазин сети представляет своим клиентам широкий диапазон ювелирной продукции — от  классических гарнитуров до авангардных украшений, отличающихся оригинальными дизайнерскими решениями.

Кроме традиционных ювелирных украшений «Ювелирторг» предлагает большой выбор столового серебра, сувенирной продукции, камнерезную пластику, оригинальных изделий детского ассортимента.

Обратите внимание

При этом покупатель всегда может быть уверен в качестве любого вида изделий, приобретаемых в магазинах сети «Ювелирторг».

Высочайшая квалификация персонала, особый стиль обслуживания, который до сих пор считается эталонным в российской ювелирной торговле – визитная карточка компании на протяжении многих десятилетий.

Подводя итоги многолетней работы, можно сказать, что самое главное достижение компании, которым по праву гордится АО «Ювелирторг» — доверие покупателей и партнеров по бизнесу. Формула доверия проста: гарантированное качество изделий, высочайший уровень обслуживания и исчерпывающий ассортимент. Этот фирменный стиль работы позволяет компании «Ювелирторг» с уверенностью смотреть в будущее.

Магазин «Яхонт» — Дом Фаберже

Знаменитый магазин «Яхонт», известный всем ценителям мирового ювелирного  искусства Дом Фаберже, на Большой Морской улице, 24 – был и остается истинным очагом ювелирной культуры России.

Этот дом еще с XVIII века связан с придворными ювелирами: с 1762 года дом более полувека принадлежал семье Адор, глава которой занимался производством солода, а сын Жан Адор служил придворным ювелиром. Уже в это время Большая Морская получила негласное название — «бриллиантовая». Вся последующая история этого уголка Петербурга стала доказательством справедливости драгоценного имени.

В середине XIX века в доме 11 по Большой Морской прожила первые 12 лет семья Фаберже, которой предстояло оставить заметный след в истории ювелирного дела России.

В 1898 году придворный поставщик и оценщик Кабинета, купец 2­й гильдии, потомственный почетный гражданин Карл Густавович Фаберже купил за 407 тыс. руб. дом номер 24 по Большой Морской улице.

Карл Фаберже владел домом всего 20 лет, но этого оказалось достаточно, чтобы здание навеки вошло в российскую и мировую историю под названием «ДОМ ФАБЕРЖЕ».

Важно

Фаберже поручил перестроить дом в соответствии с нуждами фирмы. Фасад дома утверждал сам Николай II. Здесь был предусмотрен главный магазин фирмы.

Магазин на Большой Морской отразил замысел владельца и лучшие мировые образцы предприятий ювелирной торговли.

Аристократичные салоны ювелирных изделий в Лондоне, Нью­Йорке, Париже до сих пор являются продолжателями традиций магазинов начала XX века.

На Пасху 1901 года магазин гостеприимно открыл свои двери для покупателей. Помимо главного торгового зала в 125 квадратных метров здесь было еще несколько особых торговых залов, в том числе так называемый «бриллиантовый зал», куда поднимались по мраморным ступенькам.

Одна лестница служила для входа, другая для выхода, чтобы покупатели не пересекались: процесс покупки бриллиантов — интимное действие.

Витрины красного дерева, зеркальные стекла, паркет, диван, лепнина на потолке, лампы, которые в зимнее время с помощью тросов можно было приблизить к прилавку, — так выглядел зал в те времена.

Великие князья и княгини охотно посещали магазин, подолгу лично выбирая свои покупки. Ежедневно с 4 до 5 часов пополудни там можно было встретить всю петербургскую аристократию: титулованную, чиновную и денежную.

Ассортимент магазина был самым широким в мире! В продаже ежедневно появлялось не менее 20 новых изделий. Средняя цена изделий — 100 рублей. Годовой оборот магазина — более 500 тыс. золотых рублей.

Совет

Золотое обручальное кольцо 56 пробы весом в 1 золотник (4,26 г) стоило 6 рублей, а карат бриллиантов — 60–120 рублей, в зависимости от качества.

Жалование заведующего магазином составляло 300 рублей в месяц, приказчиков — 100–150 рублей.

Организация торговли в магазине Фаберже по праву считалась эталонной. Здесь не было мелочей, потому что любому аспекту придавалось исключительное значение. Приказчики — мужчины в безупречных костюмах, владевшие несколькими европейскими языками.

Такие служащие внушали покупателям безоговорочное доверие. Высокая эстетика вещей Фаберже трансформировалась в высокую этику поведения персонала фирмы. Руководил магазином Михаил Антонович Гурье, швейцарец по происхождению, выросший в России.

Читайте также:  Музей-усадьба народа сето – путешествие в королевство сетомаа

Сам Карл Фаберже сидел в главном торговом зале за зеркальной перегородкой. Его не было видно, но он видел все, что происходило. Когда появлялся важный клиент, он сам выходил для переговоров. Если приходили клиенты с детьми, то Карл Фаберже, отец четырех сыновей и дедушка шести внуков, давал детям поиграть нефритовым бегемотиком или слоником из яшмы.

Если театр начинается с вешалки, то магазин Фаберже начинался со швейцара. Швейцар Сергей, из бывших дворцовых жандармов, обладал профессиональной памятью и помнил покупателей десятилетней давности.

Карл Фаберже покинул собственный дом 24 сентября 1918 года. Он предоставил помещения швейцарской миссии — безвозмездно, но с условием взятия под охрану своего имущества.

Однако в июне 1919 года все имущество дома, в том числе замурованные в подвале и библиотеке ценности, было изъято комиссией ЧК. В 1922–1936­х гг. в доме Фаберже размещался магазин для снабжения продовольственными товарами иностранных моряков и специалистов.

Обратите внимание

Здесь находились представительства акционерного общества англо­русской торговли «АРКОС», Норвежское консульство, правление артели «Ленинградский эмальер» (1930 год).

В августе 1936 года магазин «Инснаб» для снабжения иностранных специалистов был передан в ведение «Союзювелирторга» и вернулся к своему изначальному предназначению — торговле ювелирными изделиями. Позднее в доме разместилась контора Ленинградского отделения Московского Ювелирного Товарищества.

 После ремонта в 1963 году в доме был вновь открыт ювелирный магазин, получивший название «ЯХОНТ». Своим названием магазин обязан старославянскому слову, обозначавшему самоцветы семейства корундов — сапфиры и рубины — излюбленные ювелирные камни в древней Руси. В здании магазина до переезда на Новосмоленскую набережную размещалась дирекция АО «Ювелирторг».

Впоследствии в освободившихся помещениях был проведен ремонт и открыт музей Современного Ювелирного Искусства. Старые стены обрели новую жизнь, открыв следующую страницу истории легендарного здания на Большой Морской улице, ставшего символом успешной ювелирной торговли.

Сегодня магазин «Яхонт» — крупнейшее в Петербурге предприятие системы «Ювелирторг».

Продолжая славные традиции прошлого, магазин, по­прежнему, выделяется среди прочих безупречным сервисом и богатейшим ассортиментом, способным удовлетворить покупателей с самым утонченным вкусом. На фасаде магазина и сейчас можно прочитать надпись «Дом Фаберже».

Как и сто лет назад, здесь можно  приобрести уникальные украшения ручной работы лучших российских ювелиров, отличающиеся точностью линий, мастерством обработки, неповторимостью дизайна.

Ассортимент, представленный сегодня в «Доме Фаберже» на Большой Морской, собрал в себя все лучшее, что составляет в наши дни славу русского ювелирного искусства.

Важно

Дорожа вниманием каждого покупателя, здесь предлагают украшения в широком диапазоне цен и неизменно высокого качества. Украшения на каждый день и для особых случаев, подарки и предметы интерьера, выполненные с исключительным вкусом.

Камнерезная пластика, эксклюзивные украшения интерьера — порадуют любого покупателя.

Для взыскательных клиентов открыт VIP­салон на втором этаже магазина.

Как и при жизни великого Карла Фаберже, когда посетителями его салона были члены царской фамилии, представители европейской аристократии, золотая молодежь и состоятельные покупатели, здесь трепетно сохраняется приятная атмосфера изысканной роскоши.

Продуманный интерьер, красивая мебель, удобные кресла — все подчинено единственной цели — удобству и комфорту клиентов. В спокойной и уютной обстановке посетителям предложат эксклюзивные украшения, расскажут о вековых традициях дома и просто угостят чашечкой отличного кофе.

Коллекция Музея современного ювелирного искусства   удивит даже искушенных знатоков — здесь собраны только лучшие, высокохудожественные произведения современного ювелирного и декоративно­прикладного искусства, изделия мелкой пластики, выполненные в незабвенных традициях Фаберже и достойные украшать собрания лучших музеев и галерей. Любой экспонат уникален, любой способен стать доминантой самого совершенного интерьера и украшением самой изящной ювелирной коллекции, ведь в этом уникальном музее предметами экспозиции можно не только любоваться, но и купить их. По желанию покупателя изделие может быть изготовлено  по оригинальному рисунку, с учетом особых пожеланий. Обладатель хотя бы одного произведения искусства из коллекции музея не только проявляет собственную индивидуальность, но и привносит в свой дом особую ауру роскоши, достатка, безупречного вкуса.

Источник: http://www.juvelirtorg.spb.ru/o-kompanii/istoriya

Усадьба ювелира Фаберже

Петер Карл Фаберже ( 30 мая 1846 – 24 сентября 1920, Лозанна) родился в России в Санкт-Петербурге , российский немец по происхождению. Его отец — Густав Фаберже, происходил из немецкой семьи французских корней и был родом из Эстонии, а его мать — Шарлотта Юнгштедт, была дочерью датского художника. В 1842 году Фаберже-старший основал ювелирную фирму в Санкт-Петербурге.

Густав Фаберже с супругой Шарлоттой Юнгштедт.

В 1882 году на Всероссийской художественно-промышленной выставке в Москве изделия его фирмы привлекли внимание императора Александра III. Петер Карл получил покровительство царской семьи и звание «ювелира Его Императорского Величества и ювелира Императорского Эрмитажа».

Магазин Фаберже на Большой Морской, 24.

В 1900 г. ювелир Карл Фаберже обзавёлся дачей в Левашове, недалеко от Осиновой Рощи. Дом усадебной архитектуры конца XIX в. – в виде английского коттеджа – был построен по проекту арх. Карла Шмидта.

Совет

В 1907 Карл Густович подарил усадьбу своему второму сыну, Агафону Фаберже. В том же году Агафон приступил к её перестройке, которой руководил Иван Гальнбек, работавший в фирме Фаберже художником.

Обновлённый 2-этажный дом в стиле модерн был полностью закончен в 1908 г.

Агафон Фаберже на крыльце своей усадьбы в Левашово.

Современники называли эту дачу «малым Эрмитажем», ибо в ней находились два совершенно уникальных собрания – драгоценных камней и марок (311 447 экземпляров). А украшали её антикварная мебель, старинные ковры и гобелены, фарфор и бронза, гравюры, иконы, миниатюры, скульптурами именитых мастеров.

Февральская революция 1917 года особых хлопот Агафону Карловичу не принесла, а вот октябрьский переворот… Первой ласточкой был донос, поступивший в Петроградское ЧК в апреле 1918-го. Якобы Фаберже похитил из Зимнего дворца мебель и другое царское имущество. Пришлось доказывать, что старинные комоды и бюро, китайские и японские вазы, часы и канделябры были куплены у графа Бенкендорфа, квартировавшего в Зимнем дворце, и вывезены с разрешения дворцового коменданта ещё в начале сентября 1917 г.
Агафон Фаберже с супругой Марией Алексеевной

После убийства председателя Петроградского ЧК товарища Урицкого из колыбели трёх революций во все райсовдепы полетели телеграммы с распоряжением выступить единым фронтом против буржуазии. Реакция местных властей последовала немедленно.

18 сентября 1918 Левашовский военный комиссар Петухов со своим помощником Новиковым и военинструктором Рудольфом Кохом на даче Агафона Фаберже производят троекратный обыск.
Агафон тайно переправляет в Финляндию жену и пятерых сыновей.

Сам же остаётся в Петрограде в надежде отправить за границу наиболее ценную часть своей коллекции, спрятанную в тайнике на даче. Однако уже через полгода по новому доносу Агафона арестовывают по обвинению в спекуляции.

Ему ставят в вину, что, устраивая в голодном Петрограде сытные завтраки для писателя Максима Горького и наркома Луначарского, он пытался продать им драгоценности по завышенной цене.

Карл Фаберже с супругой в Висбадене 1918г.

Вскоре после ареста ювелира до сотрудников Эрмитажа доходит весть о плачевной судьбе его дачи.

Из докладной записки сотрудника отдела охраны памятников и старины Наталии Бараш от 3 июня1919: «31-го минувшего мая в исполнении возложенного на меня поручения я осмотрела совместно с председателем Левашовского исполкома дом Фаберже, находящийся на Дибунском шоссе, об угрожающем положении которого в смысле опасности быть разграбленным получены сведения Эрмитажем.

Обратите внимание

К сожалению, опасения Эрмитажа оказались давно запоздалыми, так как внутренности этого прекрасного дома представляют из себя картину полного разрушения и дикого вандализма.

Всё положительно разграблено, печати все сорваны, всё выворочено, сломано, на части оставшейся мебели срезаны материя и кожа. Словом, охранять там больше нечего.

В течение последних месяцев через дом прошло более двух тысяч красноармейцев, имевших в доме временную стоянку…».

О былом убранстве дачи Фаберже теперь можно узнать лишь из архивных документов Левашовского исполкома. Когда 18 сентября 1919г. особняк подвергся очередному и уже более квалифицированному обыску, сотрудник отдела по охране, учёту и регистрации памятников искусства и старины Б.Н.

Молас отметил в докладной записке: «трудно себе представить, до какой степени жившей на даче Фаберже воинской частью была изуродована и покалечена вся без исключения богатая и высокохудожественная обстановка.

Все картины проткнуты штыками; вся обивка с мебели сорвана; все инкрустированные и мозаичные столы и в особенности многочисленные стилевые (Людовик XVI), комоды, шкафы, шифоньеры и бюро исковерканы; все книги ободраны, то есть без переплётов и иллюстраций, а большинство разодрано на кусочки».

Тогда «кладоискатели» обнаружили за перегородкой изолированную комнату. В присутствии представителей райкома партии и Петроградского укрепрайона она была вскрыта. В ней оказалось большое количество драгоценных камней, медалей, ваз и картин.

Позже в дом явились представители комитета обороны и изъяли ценности без составления акта и без описи. Все вещи были уложены в 10 ящиков и увезены на автобусе. Сверх этого было взято две картины и большая книга-альбом в железном переплёте.

Важно

В числе увезённых предметов – огромная коллекция почтовых марок и свыше 1700 драгоценных камней разных размеров.

Читайте также:  Кондитерская «север»: сладкие подарки из петербурга

После революции Карл Фаберже сбежал в Великобританию, трое его сыновей осели в Европе. И только Агафон остался в Петрограде. Позднее он был арестован.

Известно, что его трижды водили на расстрел, но каждый раз в последний момент оставляли в живых – ведь только Агафон мог рассказать, где спрятаны сокровища.

Доподлинно известно, что все члены семьи Фаберже покинули Россию, не взяв с собой практически ничего – Карл, как и его сыновья, в Европе практически нищенствовали.

В итоге Агафон таки «раскололся» — на даче Фаберже, в одной из стен, большевики нашли встроенный сейф с сокровищами. Часть драгоценностей была найдена в бывшей квартире Карла Фаберже на Большой Морской улице.

Историки сходятся в едином мнении – это лишь малая толика состояния Фаберже. Где находится остальное — сейчас практически невозможно выяснить доподлинно – архив семьи, как известно, был почти полностью уничтожен.

Согласно легенде, существует три места, где до сих пор хранятся сокровища Фаберже. Первое из них находится на территории современной Латвии. По преданию, там спрятал клад бывший бухгалтер фирмы Фаберже Отто Бауэр.

Масса легенд до сих пор рассказывают о втором  — оно где-то на финской границе – говорят, что именно там, под неким «приметным деревом» драгоценности  зарыла супруга Агафона Карловича.

Совет

Границу с тех пор переносили не раз и не два, а уж «приметных деревьев» в ее окрестностях – сколько угодно.

А третье место  — это как раз и есть дача Фаберже в Левашово. Многие исследователи уверены, что, помимо найденного в потайном сейфе, там есть еще один клад. Недаром, любимая поговорка семьи Фаберже звучала так: «Не  стоит хранить все яйца в одной корзине».

Судьба изъятых художественных ценностей до сих пор неизвестна. Вероятно, эта коллекция вошла в состав «алмазного фонда Политбюро», созданного в том же 1919 году на случай свержения советской власти. Известно, например, что у Якова Свердлова дома и на работе хранилась часть этого «фонда» в виде отборных бриллиантов.

Когда страсти по драгоценностям утихли, на бывшей даче Фаберже разместился дом отдыха для работников НКВД. В годы Великой Отечественной войны здесь действовал госпиталь; затем вплоть до 1991 года – оздоровительный детский сад №2021/92.

Тогда планировку особняка несколько изменили. Большие парадные и танцевальные залы совсем не подходили для работы такого учреждения. Тогда же по дому водили экскурсии, которые затем прекратили из-за угрозы обрушений.

В конюшне и каретной при доме Фаберже работала автомастерская, позже сгоревшая.

Ныне дача Фаберже – один из уникальнейших памятников усадебной архитектуры XIX века, памятник федерального значения – на грани обрушения.

От былой роскоши сохранились мраморная лестница с дубовыми перилами внутри огромного здания.

В левом  крыле дома была обустроена оранжерея. По свидетельствам современников Агафона Фаберже, это был дивной красоты зимний сад. Сегодня левое крыло здания представляет собой печальное зрелище – потолок обрушился, под ногами хрустят обломки лепнины.

И каким-то чудом уцелевшая в одной из комнат изразцовая печь.

Вечерами  Агафона Карловича навещали друзья – накрывался стол, растапливался камин. Изразцовая печь с росписью ручной работы сохранилась и по сей день. Правда, не в целости и сохранности – в поисках сокровищ кладоискатели поломали все печи и камины в доме.

Каретная, конюшня, гараж, ледник, 2-этажный корпус для прислуги – всё это нуждается в скорейшей реставрации.

Обратите внимание

Парк при даче был когда-то образцом ландшафтного дизайна. Там еще сохранились «зеленые часы» высаженные по кругу ели с символично умирающим дубом в центре.

Судьба же владельца дачи всё-таки сложилась относительно благополучно. В 1920-х годах Агафон Фаберже вынужден был сотрудничать с большевиками, для которых по иронии судьбы он оценивал художественные ценности, в том числе и ювелирные украшения.

Вместе с тем он беспрестанно готовился к побегу за границу.Через сотрудников Генерального консульства Финляндии в Ленинграде он сумел переправить часть своего имущества и коллекцию марок в Хельсинки. А в 1927 году по льду перешёл Финский залив.

Агафон Фаберже прожил в Финляндии 24 года и умер в 1951 году.

На его могиле на православном кладбище в Хельсинки установлен памятник из чёрного камня: большое пасхальное яйцо венчает вензель с двуглавым орлом из бронзы – знак поставщика царского двора.

Дом стоит заброшенным. А сегодня разрушается такими темпами, что изменения кирпичной кладки и наклона стен можно наблюдать каждый день. В 2007 году дача Фаберже была передана Горному институту.

Сохранившаяся в хорошем состоянии лепнина.
Потолок над лестницей со стеклянной крышей.
Зал с камином и  внутренним балконом.

Что же касается кладов, которые до сих пор усиленно ищут на даче Фаберже, скорее всего их нашли еще в 1920-х гг. В своё время сын Карла Фаберже Евгений,  писал, что «на даче роют». Но в те времена о таких находках не сообщалось.

Сейф размером 2*2 метра с двойной дверью, одна в виде решетки.

Впрочем, известно, что в 1990-х годах в Москве клад Фаберже и в самом деле нашли. Он был спрятан в доме одного из бывших директоров московского филиала фирмы. В жестяной коробочке из-под конфет, замурованной в стену, оказались 17 ценнейших ювелирных изделий из золота и драгоценных камней

Источник: https://kohama-natalia.livejournal.com/25850.html

Дом недели: Дом Фаберже (Большая Морская, 24)

Участок нынешнего дома № 24 по Большой Морской улице изначально принадлежал колокольному мастеру Христофору Ферстеру, которого принял на службу еще сам Петр I в 1720 году для игры в колокола на часах на Петропавловской крепости.С середины XVIII века более 50-ти лет этот дом принадлежал семье Адор, глава которой был фабрикантом солода, а сын — золотых дел мастером.

В особой кладовой Эрмитажа хранятся около 20 вещей работы И. Адора.В начале 1830-х годов владельцем дома стал еще один ювелир — англичанин Дювелл. В 1836 году дом перестраивал архитектор П. Жако. В 1830-е годы здесь находилась лавка книготорговца Луки Диксона, у которого Пушкин покупал иностранные книги, часто в долг.

Наибольшую известность дом на Большой Мрской, 24 получил в связи со знаменитой ювелирной фирмой Фаберже. В 1898 году петербургский потомственный почетный гражданин, купец 2-й гильдии Карл Фаберже купил его за 407 тыс. руб. у владельца — генерал-майора Золотова. Вскоре была произведена перестройка этого дома по проекту архитектора К.К. Шмидта, двоюродного племянника К. Фаберже.

Фасад дома решен в стиле модерн с элементами англо-готического стиля: тяжелые полуколонны из полированного красного гранита первого этажа только подчеркивают легкость и устремленность вверх следующих этажей с зеркальными окнами.

Строительство удалось осуществить всего за два года: 1899-й-1900-й. Дом принадлежал фирме Фаберже вплоть до Октябрьского переворота.

Здесь размещались и магазин, и мастерские, и 15-и комнатная квартира хозяев.

В 1918 году Фаберже уехал в Лозанну.

Тогда же на первом этаже нового дома разместился магазин золотых и бриллиантовых вещей, на остальных этажах и в дворовых корпусах устроили мастерские видных ювелиров, работавших на Фаберже: Михаила Перхина, Августа Хольмстрема, Августа Хольминга и Альфреда Тилемана, оборудованные по последнему слову техники.

Важно

На самом верхнем этаже  находилась художественная студия, где трудились выпускники Училища технического рисования барона Штиглица во главе с  ювелиром  Францем Бирбаумом. В пятнадцатикомнатную квартиру Карла Фаберже перенесли администрацию фирмы.

В апартаментах находилась двухэтажная библиотека, обшитые дубовыми панелями кабинет и рабочая комната, будуар супруги Карла, Августы Богдановны.В 1920-е годы в доме №24 размещалось Норвежское консульство. В советское время на первом этаже располагался «Ювелирторг», а в 1990-е годы — ювелирный магазин «Яхонт». В настоящее время в доме Фаберже продолжает работать ювелирный магазин, в торговом зале которого сохраняются старые дубовые прилавки. Сегодня это здание признано объектом культурного наследия регионального значения.

Подготовлено по материалам сайта: citywalls.ru

Источник: http://Saint-Petersburg.ru/m/culture/old/315951/

Дом Фаберже (Большая Морская, 24)

Большая Морская улица — одна из самых красивых и «парадных» в Петербурге, а дом №24 — один из самых красивых на Большой Морской. Неудивительно — ведь это здание было выстроено по заказу Карла Фаберже, самого знаменитого ювелира России (а то и всего мира).

История компании Фаберже

Основатель знаменитой династии, Карл Фаберже, был потомственным ювелиром — у его отца Густава в Петербурге было свое дело, но весьма скромное.

Первые работы мастерской Фаберже особенного интереса не представляли и почти не отличались от работ прочих ювелиров тех времен. «Неуклюжие золотые браслеты, модные в то время, броши и медальоны с цепочками и застежками…

они украшались камнями и эмалью…» — так описывают раннюю продукцию фирмы.

Но к середине 1880-х годов, когда к Карлу Фаберже присоединился его 20-летний брат Агафон, изделия Фаберже начали трансформироваться в самобытный стиль ювелирного дела. Именно в это время возникает большинство «тем и сюжетов», которые впоследствии прославят Фаберже: знаменитые пасхальные яйца, фигурки животных, цветы…

Читайте также:  Петропавловская крепость - достопримечательность санкт-петербурга

В отличие от большинства ювелиров того времени, братья Фаберже не просто следовали модным тенденциям, но искали вдохновения в античности, в восточном искусстве, в своих многочисленных путешествиях по мировым культурным столицам.

Постоянным источником вдохновения для братьев был и Эрмитаж: они тщательно изучили все представленные там эпохи, копировали старинные украшения и использовали их мотивы в своих новых композициях.

Заграничные антиквары, узнав о способности братьев в точности копировать старинные ювелирные изделия, неоднократно предлагали им исполнить те или иные работы, но без наложения фирменных клейм Фаберже — но братья, разумеется, отказывались от таких сомнительных предложений.

Да им и не было нужды заниматься подобными вещами — в заказах и так не было отбоя.

И какие это были заказы! Так, будущий император Николай II приобрел жемчужное с бриллиантами ожерелье Фаберже ценой 166500 рублей в качестве обручального подарка своей невесте, принцессе Алике Гессен-Дармштадтской; Александр III купил для нее же у Фаберже другое колье, ценой 250000 рублей.

Совет

Императорская семья заказывала у Фаберже сервизы, подарки для заграничных путешествий, несметное количество сувениров для коронации Николая II, а впоследствии и празднования 300-летия Дома Романовых. А после участия во Всемирной выставке в Париже 1900-го года фирма Фаберже стала знаменита и за рубежом. В предреволюционные годы компания Фаберже достигла немыслимых высот. За 10 лет (с 1907 по 1917) в одном только лондонском филиале было продано более 10 тысяч предметов, а во всем мире — более 200 тысяч. Триста ювелиров работали на фирму в Петербурге и еще двести — в Москве. За изделиями Фаберже к берегам Невы приплывали даже из Америки.

Продукция

Ниша, которую заняла фирма Фаберже, касалась не столько ювелирных украшений, сколько «полезных» предметов роскоши — часов, звонков, ламп, рамок для фотографий, ручек для зонтиков и тростей, портсигаров, письменных приборов и прочих вещиц, полезных в быту, но при этом мгновенно узнаваемых и подчеркивающих статус их владельца.

Иногда эти вещицы были сделаны из золота и серебра, иногда — просто из дерева и эмали, но в любом случае они были безупречно элегантны и ценны. Еще одной отличительной особенностью фирмы Фаберже была новизна — представители Фаберже каждый год выпускали в свет новинки, а непроданные вещи, согласно легенде, в конце года отправляли в переплавку. “…

Если сравнить с моим делом такие фирмы, как Тиффани, Бушеран, Картье, то у них, вероятно, найдется драгоценностей больше, чем у меня. У них можно найти готовое колье в 1.500.000 рублей, — говорил Фаберже журналистам. — Но ведь это торговцы, а не ювелиры-художники. Меня мало интересует дорогая вещь, если ее цена только в том, что насажено много бриллиантов или жемчуга.

Пасхальные яйца для императорской семьи

Что касается знаменитых пасхальных яиц Фаберже, то первое из них было изготовлено в 1885-м году по заказу императора Александра III.

С тех пор Фаберже создавал пасхальные яйца для императорской семьи одно за другим: для Александра III, который каждый год дарил их своей жене Марии Федоровне, и для Николая II, который заказывал их в качестве подарков для матери и жены.

В общей сложности по императорским заказам было создано 54 пасхальных яйца Фаберже (10 для Александра III и 44 для Николая II); до наших дней дошли 45 из них. Заказывая Фаберже новые пасхальные яйца, и Николай, и Александр полагались на фантазию ювелира; обязательных условий было лишь три — яйцеобразная форма, отсутствие повторов и «сюрприз».

Последний, как правило, был связан с каким-нибудь событием в жизни императорской семьи: рождением, годовщиной, коронацией, совершеннолетием.

«Сюрпризами» становились миниатюрные модели из драгоценных металлов, ювелирные изделия, изображения людей, событий и мест, значимых для императорской семьи (портреты детей, рисунки резиденций, модели кораблей, на которых плавал Николай II).

Обратите внимание

Некоторые «сюрпризы» можно было увидеть только после извлечения из яйца, некоторые просматривались сквозь прозрачную оболочку яйца. Одним из самых знаменитых «сюрпризов» стал, например, крошечный, но очень точный макет Гатчинского дворца и прилегающих территорий, с крошечными деревьями и фонарями; другим — макет Медного Всадника.

Отдельного упоминания достойна коронационная карета из пасхального яйца «Коронационное»: в этом макете каждая крошечная деталь была действующей: ручки поворачивались, дверцы закрывались, ремешки амортизировали, корпус — покачивался на шасси. То же самое можно сказать и о действующей модели поезда из пасхального яйца «Великий Сибирский путь»: он был точной копией локомотива и вагонов транссибирского экспресса! Над многими из яиц Фаберже работал больше года, но сюрприз при этом сохранялся до последнего момента даже от самого императора. В назначенный срок яйцо преподносилось царю либо лично Карлом Фаберже, либо его сыном Евгением Карловичем — и встречалось всегда с восторгом.

Дом на Большой Морской

Место для постройки дома Фаберже было выбрано не случайно. Большая Морская улица в XIX веке была настоящей Меккой для ювелиров. Здесь находились магазины всех крупнейших конкурентов Фаберже: Болина, Бутца и других. Сам Карл Фаберже много лет жил в доме №16 по Большой Морской: здесь выросли его сыновья, здесь был открыт первый магазин.

Поэтому, решив построить «главный офис» фирмы Фаберже, владелец купил участок именно на Большой Морской. Автором проекта дома, призванного стать и магазином, и мастерской, стал архитектор К.К. Шмидт — сын двоюродной сестры Карла Фаберже.

Главный фасад выполнен в стиле модерн с элементами англо-готического стиля: тяжелые полуколонны из полированного красного гранита первого этажа только подчеркивают легкость и устремленность вверх следующих этажей с зеркальными окнами. Строительство удалось осуществить всего за два года — 1899-1900-й.

На первом этаже открылся магазин золотых и бриллиантовых украшений, на остальных (а также в дворовых флигелях) разместились многочисленные мастерские, оборудованные по последнему слову техники. На последнем же этаже работала собственная художественная студия, где талантливые молодые дизайнеры придумывали новые шедевры.

Административные помещения и 15-комнатная квартира самого Карла Фаберже тоже нашли себе место на Большой Морской, 24. Особое внимание при отделке внутренних помещений дома на Большой Морской уделили безопасности хранящихся в нем ювелирных изделий.

Для них был специально сконструирован уникальный сейф-лифт, изготовленный в Берлине: он находился под током, а на ночь поднимался на второй этаж. Это, впрочем, не помешало его ограбить в 1918-м. Сейчас на первом этаже Дома Фаберже по-прежнему работает ювелирный магазин. Никакого отношения к прежним владельцам он, конечно, не имеет.

Важно

Но, зайдя внутрь, можно увидеть старинные дубовые прилавки — те самые, доставшиеся новым владельцам «в наследство» от Карла Фаберже.

Существует легенда, что друг Карла Фаберже, сахарозаводчик Л.И. Кёниг, однажды отправился на лечение в Африку. Спросив у друга, что ему привезти из далекой страны, он услышал в ответ шуточное «Жирафа!».

Через несколько месяцев на второй этаж дома на Большой Морской, 24 заявился дворник и, оглядев потолок барской квартиры, задумчиво заявил: «Так яму никак не пройтить в ворота!» Подойдя к окну, изумленный ювелир увидел огромную толпу, а в ее центре… самого настоящего жирафа, который действительно никак не проходил в ворота. Похоже, Кёниг был человеком слова…

Подарок пришлось отправить в зоологический сад. А вот более достоверная история из мемуаров Олега Агафоновича Фаберже «Блестки»: «…В обязанности отца входило наносить визиты самым уважаемым клиентам. Последней его поездкой перед первой мировой войной стало путешествие на Цейлон – посещение магараджи, чье имя, к сожалению, в моей памяти не сохранилось.

Пребывание на Цейлоне было достаточно длительным, несколько раз отцу довелось совершать проездки на слонах, и он прямо-таки влюбился в этих добрых и умных животных. Это не осталось незамеченным махараджей, и когда наступил момент прощания, отца пригласили во внутренний двор дворца.

Там стоял большой и красивый слон – подарок хозяина отцу в знак благодарности за всю ту радость, которую наши художественные изделия доставляли царственной семье в течение многих лет! И вот на отца буквально свалился хорошо обученный слон, а он не ведал, с какой стороны к нему подступиться.

Наконец все единодушно пришли к мнению, что он заберет слона в Россию, как только подготовит все у себя в Левашове – построит подходящую «конюшню» и оборудует достаточных размеров загон. Эти работы шли полным ходом, и прервала их лишь разразившаяся в 1914 году мировая война. Так мой отец к своему большому огорчению лишился личного слона. Что же касается слона, то ему повезло: ему удалось избежать жизни в довольно-таки холодной и снежной стране. Он остался в своей естественной среде с ее теплым климатом, и к тому же слону не пришлось испытать на себе всех прелестей российской революции…»

Источник: http://www.iPetersburg.ru/dom-faberzhe-bolshaya-morskaya-24/

Ссылка на основную публикацию