Что было на месте Санкт-Петербурга до Петра Первого

Что было на месте Санкт-Петербурга до Петра Первого

Большинство жителей нашей страны, знают, что Санкт-Петербург был основан Петром I 27 мая 1703 года на берегах реки Нева окружённых болотами с выходом в Финский залив и Балтийское море, тем самым прорубив окно в Европу, но это не совсем так.

Что было на месте Санкт-Петербурга до Петра Первого

Шведская крепость Ниеншанц и город Ниен

Что было на месте Санкт-Петербурга до Петра Первого

Шведская крепость Ниеншанц и город Ниен

Пётр основал город отнюдь не на пустом месте, где «мужики по пояс в ледяной воде вбивали друг-другом сваи в болота», а поставил столицу на весьма доходном, бойком и населённом месте.

Что было на месте Санкт-Петербурга до Петра Первого

Что вы видите на этом снимке? Усталый промышленный район Санкт-Петербурга?А что если мы заглянем немного в глубь допетровской истории Северной пальмиры и увидим здесь шведский город Ниен 17 века и, может быть даже, русское поселение Невский городок 15-16 века?

Действительно, задолго до «основания» Петербурга Петром в будущих Петербуржских землях жили наши предки — предпочитая, правда, территорию, которая не затапливалась во время наводнений — местность у слияния рек Нева и Охта.

Затем, после заключения мирного договора со Шведами в 1617 году, Нева почти на 100 лет отошла к Шведам, которые, не будь дураками, повторили попытку их ассимиляции (первая случилась там же, но в 1300 году, когда шведы поставили просуществовавшую всего год Ландскрону) и основали здесь город Ниен вокруг крепости Ниеншанц (дословно — Невский окоп).

Что было на месте Санкт-Петербурга до Петра Первого

Дорога из Ниена на Нарву, крепость Ниеншанц, автор Эд Якушин

Что было на месте Санкт-Петербурга до Петра Первого

Посмотрим на карту — хорошо видно, что при шведах не пустовала ни Выборгская сторона, ни Васильевский остров

Ниен был крупнейшим городом Нотеборгского лена, намного превосходящим по размерам и богатству административный центр лена — город Нотеборг: в нём было более четырёхсот податных дворов, из чего следует, что количество домов было ещё больше — в число «дворов» не входили казённые здания, дома дворян и духовенства, да и сам «двор» зачастую включал в себя несколько капитальных построек.

Что было на месте Санкт-Петербурга до Петра Первого

Ниен, вид на Охту зимой. Автор Эд Якушин

В городе, население которого к середине XVII в. составляло около 2 тыс. человек, жили шведы, немцы, русские и финны, занимавшиеся торговлей, ремёслами, земледелием, рыболовством, судовождением. В центре его располагались ратуша, две лютеранские кирхи, школа, порт и торговая площадь.

Что было на месте Санкт-Петербурга до Петра Первого

Вид на Охту со стороны села Спасское, автор Эд Якушин

Застройка формировалась вдоль реки Охты (швед. Svartbäcken) и Чёрного ручья, впадавшего в Охту на территории города, а также дорог, ведущих к Выборгу, Кексгольму и Нотеборгу. В окрестностях города размещались госпиталь, кирпичные заводы и предприятия, связанные с судостроением.

Что было на месте Санкт-Петербурга до Петра Первого

Мост через Охту зимой, автор Эд Якушин

Первоначально в городе были две лютеранские кирхи — для шведской и финской (ингерманландской) общин, православное же население окормлялось в селе Спасском, располагавшемся в районе современного Смольного монастыря и населённом русскими и ижорцами.

Что было на месте Санкт-Петербурга до Петра Первого

А вот ещё один любопытный фрагмент, в современных окрестностях Смольного мы наблюдаем вполне себе Спасский собор. Доподлинно известно, что в Ниене был как минимум один православный храм, видимо это именно он. Любопытно и логично, что прибрежная полоса Невы также ярковыраженно заселена.

Свадьба в Ниене, автор Эд Якушин

Ингерманландцы отбивают набег опричников на Ниеншанц, автор Эд Якушин

Однако были времена, когда ещё здесь не было Петербурга, а люди уже активно жили и развивались и вся эта территория от Финляндии до Новгорода и Пскова называлась Ингерманландия.

Символы Ингерманландии

Не совсем правдивый на мой взгляд, в не больших деталях, фильм, что характерно для современного искажения истории, хотя это происходило во все времена, но он дает представление о описанном выше.

Всем отличного воскресения и удачи на дорогах!

Что было раньше на месте Санкт-Петербурга?

27 мая (по н. ст.) 2018 года Санкт-Петербург будет отмечать 315-ю годовщину своего основания. Именно в этот день 1703 года по решению царя Петра I на отвоеванных у шведов землях, которые назывались Ингерманландией, была заложена Петропавловская крепость.

Раньше было принято считать, что земли до основания Санкт-Петербурга представляли собой болотистую местность, практически не заселенную людьми. Так ли это было на самом деле?

Что было на месте Санкт-Петербурга до Петра Первого

В реальности, как установили археологи, уже в VIII–IX веках на берега Невы пришли и заселили их восточные славяне (ильменские словене и кривичи). Эти земли представляли большой интерес и для Швеции, она долгое время боролась за них с Великим Новгородом.

В конце XV века, по данным новгородских источников, эти территории были густо заселены. В низовьях Охты находилось 15 деревень, на современных территориях – Петроградской стороне, Васильевском острове, Адмиралтейской части – было несколько десятков дворов. В 1500 году на месте современного города было уже 21 поселение, насчитывалось 128 дворов.

Что было на месте Санкт-Петербурга до Петра Первого

В начале XVII века, в Смутное время, со шведами был заключен договор, согласно которому они должны были помочь бороться с поляками и за это им передавались земли Корельского уезда.

В 1611 году в устье реки Охты была заложена шведская крепость Ниеншанц, а на другом берегу – город Ниен.

Во время Русско-шведской войны 1656–1658 годов крепость захватили русские войска, но расширения территорий не произошло.

Еще до начала Северной войны шведы активно укрепляли город и крепость. В 1703 году армия соратника Петра Бориса Петровича Шереметева подошла к крепости, и 1 (12) мая 1703 года Ниеншанц был захвачен русскими войсками.

Что было на месте Санкт-Петербурга до Петра Первого

Перед Петром I встала задача защиты новых границ. Он сам обследовал местность для новой столицы и определил местом строительства Заячий остров. Здесь в 1703 году начали строить крепость (фортецию), дату ее заложения принято считать официальной датой рождения города на Неве.

Что было на месте Санкт-Петербурга до Петра Первого

Принято считать, что до основания Санкт-Петербурга Петром Великим эта болотистая местность была не заселена людьми. Однако внимательное изучение исторических артефактов, исследований ученых и анализ поступков Петра I заставляет усомниться в общепринятой исторической версии развития событий.

Что было на месте Санкт-Петербурга до Петра Первого Как же было на самом деле? Давайте попробуем разобраться — без претензий на изложение истины в последней инстанции. Подобные вопросы возникали у многих ученых. Взять хотя бы солидную, почти на 800 страниц, книгу исследований А.М.Шарымова «Предыстория Санкт-Петербурга. 1703 год». Второй раздел второй книги так и озаглавлен — « Был ли Петр I основателем Санкт-Петербурга?». И, этот вопрос по-прежнему остается открытым.

Загадки старинной карты

На шведской карте, датированной 1643 годом, имеются любопытные рисунки и надписи. В частности, на ней нанесена местность, где расположен Петербург — такой, какой она была до Петра I. По берегам Невы (Нуен) изображены каменные строения, подписанные «Камни – фундаменты – руины каменных домов». В месте впадения Охты в Неву на карту нанесен город.

Петр Первый называл его Ниеншанц, то есть крепость на Неве. Возле города подпись: «Horer: staden: til» — «Окрестности города Тиль». Тиль — это имя немецкого или фламандского происхождения. Если верить этой карте, то до строительства Петербурга здесь, среди болот, были развалины древнего города. Какой культуре он принадлежал — можно лишь догадываться.

Напротив устья р. Охта на карте изображен Стасский собор. Удивительно то, что сейчас на этом же месте находится главная духовная святыня города. Речь идет про Александро-Невскую Лавру, построенную в 1710 году. Она же не могла попасть на карту за 60 лет до основания Петром Великим Петербурга?

А что же было еще раньше

В 560 году до Рождества Христова в древних исторических летописях впервые упоминается северный народ — гиперборейцы. Посланец северян по имени Абарид пришел на эллинский остров Делос в год проведения Олимпиады со щедрыми дарами богу Аполлону.

Жил легендарный народ на большом острове в Балтийском море. А в 4 веке до нашей эры в трудах Дионисия Малого говорится о том, что гиперборейцы населяют и Валдайскую возвышенность.

Геродот называл гиперборейцев «тысячелетними», подчеркивая возраст существования этноса. Отняв от периода, когда жил Геродот, тысячу лет, получаем 1500 год до Рождества Христова. Тогда возникла Фатьяновская бронзовая культура. Вполне возможно, что гиперборейцы — потомки ариев, исход которых с севера на юг проходил и по этим местам.

Великие и «очень странные» дела Петра Первого

Допустим, Приневье было когда-то сердцем Страны Блаженных — так называли древние историки эллинский рай гиперборейцев. Вероятно, об этом было известно и Петру Великому:

  • в первый визит на Соловки (1694 г) царь Петр едва не погиб во время шторма на Белом море. В честь спасения он велел заложить часовню на монастырской пристани, а все 3 дня провел в молитвах и беседах с иноками и старцами;
  • 10 августа 1702 г. Петр Алексеевич привел флотилию из 13 кораблей на Соловецкие острова. На Большом Заяцком острове по его приказу установили разборную деревянную церковь. Рядом с ней солдаты выложили из булыжника языческий лабиринт-спираль, означающий у всех древних цивилизаций Вечное Движение Жизни;
  • далее флотилия миновала город-крепость Ниеншанц, вышла во второе устье Невы. На Заячьем острове Петр заложил новую столицу — Санкт-Петербург, названную в честь Апостола Петра.
Читайте также:  Дом Гагариной (Дом композиторов),

Добавим, что заяц был символом Жизни, преодолевшей Смерть. Причем не только у гиперборейцев, а и у древнеегипетской цивилизации Дуап-н-Ба, мистическое Место Первого времени которой тоже, по преданиям, находилось в этих суровых местах.

Похоже, что к сакральному месту, где находится Петербург, тянулись многие древнейшие цивилизации и мета-культуры. Знал ли об этом Петр Первый – история умалчивает. Подтвердить или опровергнуть это могут только историки.

Что было до Петербурга: безлюдное болото или торговые города?

О том, что основателем Санкт-Петербурга стал Пётр I, знает каждый школьник. Однако мы редко задумываемся над тем, что же было на месте блистательной “северной столицы” до появления русского царя.

Согласно мнению обывателей, до Петра там находилось безжизненное болото, но так ли это? Многие историки высказывают сомнения на этот счёт, да и находки археологов указывают, что Петербург до своего появления отнюдь не был пустырём в заболоченной местности.

Если заглянуть в старинные исторические документы, то и вовсе можно обнаружить удивительные сведения. Территория Петербурга не была безлюдным регионом. А Пётр неспроста выбрал именно это место, ведь оно было весьма густо заселено и играло немаловажную роль в торговом сообщении с другими землями. Что же было на месте Петербурга до прибытия русского царя?

Алексей Венецианов «Петр Великий. Основание Санкт-Петербурга»Алексей Венецианов «Петр Великий. Основание Санкт-Петербурга»

Древнейшие времена

Если рассматривать непосредственно места, где сегодня располагаются Санкт-Петербург и окрестные населённые пункты, то ещё миллионы лет тому назад это были обширные лиственные леса.

В периоды глобальных похолоданий эта территория покрывалась ледниками. Приблизительно 10 тысяч лет назад ещё не было Невы, а её долину занимали две небольшие реки. Свой привычный для нас вид река Нева приняла лишь около 2-3 тысячелетий тому назад.

Но теперь давайте взглянем на население этих мест. Первые поселенцы на территории современного Петербурга появились во времена последнего таяния ледника, около 12 тысяч лет тому назад. На территории Приневья археологами было найдено много стоянок древних людей, захоронений и предметов быта, возраст которых насчитывает 9 тысячелетий.

Согласно данным летописей, в VIII-IX веках на этих землях появились первые племена восточных славян — ильменские словене и кривичи. Местные угро-финские племена жили в непосредственной близости к ним. Хочу отметить, что далеко не всегда взаимодействие этих народов было мирным. Периодически между племенами вспыхивали вооружённые противостояния, хотя, в целом, они старались найти компромисс.

Первые столкновения со шведами

В IX веке на территории современного Санкт-Петербурга образовалась Новгородская Русь. Эти земли привлекали внимание русских и шведов, поскольку находились в стратегически выгодном месте.

Близкое расположение реки позволяло наладить торговые пути, развивать отношения с соседями и, конечно, повышать экономический потенциал.

В 1240 году происходит Невская битва, разгоревшаяся между шведами и новгородцами.

Упоминание Невы присутствует во многих старинных документах. Одно из первых — в “Житии Александра Невского”, которое датируют XIII веком:

«И пришёл в Неву, опьяненный безумием, и отправил послов своих, возгордившись, в Новгород к князю Александру, говоря: «Если можешь, защищайся, ибо я уже здесь и разоряю землю твою»».Алексей Кившенко «Бой Александра Невского с ярлом Биргером»Алексей Кившенко «Бой Александра Невского с ярлом Биргером»

Данные о землях у Невы сохранились и в иностранных источниках. В “Хронике Эрика” (1472-1479) есть упоминание о крепости, высокой стене и вале, причём отмечается, что место это крайне удачно выбрано. “Хроника Эрика” так отмечает:

“Между Невою и Чёрной рекою крепости быть с высокой стеною. На мысе, где рек тех сливались пути, лучшего места им не найти”.

Позднее эта крепость была захвачена и уничтожена войсками князя Андрея Александровича. Уже к концу XV века в дельте Невы располагался ряд небольших селений. К 1500 году, когда новгородские земли уже находились во владениях Московского княжества, на них насчитывалось более двадцати поселений.

Невская битва, святые Борис и Глеб в ладье. Фрагмент иконы «Александр Невский со сценами жития» Невская битва, святые Борис и Глеб в ладье. Фрагмент иконы «Александр Невский со сценами жития»

Под властью Швеции

Шведы предпринимали несколько попыток захватить эти земли, однако под их власть они перешли лишь в начале XVII века. В смутные времена по решению царя Василия Шуйского для войны с поляками был заключён договор со шведами. Согласно ему, к Швеции переходил Корельский уезд, однако через несколько лет шведы успешно захватили остальные территории Новгородской земли, включая и Приневье.

В 1611 году Швеция создаёт на левом берегу реки Охты крепость Ниеншанц. Рядом появился город Ниен. Поскольку расположение этих населенных пунктов было крайне выгодно (по Охте проходили многие торговые пути), Ниен и Ниеншанц крайне быстро развиваются, превращаясь в крупные политические и культурные центры.

Но главным направлением деятельности жителей Ниеншанца оставалась торговля. В те времена местные купцы считались самыми богатыми в Швеции.

Успешное развитие торговых дел позволяло ускорить товарооборот и вести постоянное сотрудничество как с русскими, так и с соседними европейскими народами.

Этот успех подтверждает и тот факт, что уже в первой половине XVII века появляется торговый Ниенштадт, который в 1630 году получает статус города.

Николай Добровольский «Здесь будет город заложен»Николай Добровольский «Здесь будет город заложен»

Возвращение к России

Впрочем, несмотря на тесное сотрудничество в торговых делах, русские не оставляли надежды вернуть земли, отобранные шведами. Первую попытку предпринимает царский стольник П. И. Потёмкин, который намеревался взять штурмом Ниеншанц, но так и не сумел осуществить намеченного.

Это стало причиной более серьёзного укрепления крепости. К 1677 году город Ниен были обнесен дополнительным рядом укреплений, а гарнизоны увеличились в несколько раз.

План местности, занятой впоследствии Петербургом, был составлен в 1698 году комендантом крепости Ниеншанц Авраамом КрониортомПлан местности, занятой впоследствии Петербургом, был составлен в 1698 году комендантом крепости Ниеншанц Авраамом Крониортом

Исторические документы указывают, что уже в начале XVIII века за пределами городов были построены шведские и финские усадьбы, причём значительная их часть располагалась на островах и отдалённых ответвлениях Невы.

23 апреля 1703 года в ходе Северной войны благодаря умелым действиям со стороны русской армии крепость Ниеншанц оказалась под властью России. По приказу Петра I он был переименован в Шлотбург.

Приписывается Джейкобу ван Тооренвлите «Основание Петербурга Петром I»Александр Коцебу «Штурм крепости Нотебург 11 октября 1702 года»Приписывается Джейкобу ван Тооренвлите «Основание Петербурга Петром I»

В это время русский царь задумывается о создании собственного города-крепости, что обеспечил бы защиту отвоёванных земель. Взгляд Петра останавливается на землях, называемых Ингерманландией. 16 мая 1703 года был заложен Санкт-Петербург, который в дальнейшем станет новой столицей.

Как видите, места, на которых в XVIII веке появился блистательный Петербург были далеко не безжизненным болотом. Кроме того, Пётр неслучайно выбрал именно эту территорию. Её значимость была оценена ещё задолго до появления знаменитого царя — в далёком прошлом, когда за право обладания этими местами происходили сражения.

Археологические сенсации. Что было на месте Петербурга до его появления

Литориновое море, сохранение наследия и нравы самых первых петербуржцев. Репортаж Натальи Бандуриной о том, что было на месте нашего города задолго до его появления.

Наталья Бандурина, корреспондент: «Петропавловская крепость равно Петербург. Азбука краеведения — азы истории города. Здесь он начинался. Именно такой — одетой в камень — ее знают во всем мире. Открытие, которое сделали археологи переворачивает все представления о крепости. Сенсация таилась на глубине десяти метров».

Земляной вал, укрепленный дерном, отлично сохранился. Именно с него, с Меншикова бастиона, и началось строительство всего сооружения. За три года до того, как Петр заложил здесь первый камень, крепость уже существовала. Петропавловка до Петропавловки.

Наталья Бандурина: «Уникальная возможность прикоснуться к стене, той самой — первой, построенной в 1703 году. Именно отсюда собирались грозить шведу, это самое сердце Петербурга».

Практически она повторяет каменный шестигранник — лишь со стороны Невы чуть выдается. При строительстве кирпичных стен с деревянными перекрытиями не церемонились, выбрасывали, а поэтому особо ценно то, что осталось. Буквально с первого осмотра стало понятно — описание современников сильно разнится с увиденным сегодня. И тогда и сейчас проблемы в строительстве были одинаковые.

Читайте также:  Открытие памятника И.А. Крылову в Летнем саду

Владимир Кильдюшевский, археолог: «Вы прекрасно знаете, как это бывает. Где -то недосыпали где-то не доделали, это такой памятник нашему менталитету, я думаю часть материалов, которую направляли на строительство крепости, перекочевала к нему во дворец».

Невероятная находка — ценнейший памятник. Главная интрига теперь — что с ним делать. Вариант поместить в стеклянный саркофаг и водить к ним экскурсии, кажется даже не предлагается. Реставраторы против. Обрушатся кирпичные стены, их надо сохранить. Но это может стать роковой ошибкой, считают археологи.

Петр Сорокин, археолог: «Сейчас рассматривается вопрос о выемки этих оставшихся земляных валов и фактически, если это будет сделано, а это объект культурного наследия, то он будет уничтожен».

Земляная крепость могла бы стать новым центром притяжения. И это при том, что в Петербурге, несмотря на его молодой возраст, по пальцам можно пересчитать подобные памятники. С каждым десятилетием их становится все меньше.

Наталья Бандурина, корреспондент: «Отыскать в Петербурге артефакты петровской эпохи — задача не из простых, культурный слой в центре города — это полтора метра с учетом газона, но есть места, например, Меншиковский дворец. Мощение, понятно, современное, но именно на этом уровне Александр Данилович заходил к себе во дворец».

А еще так называемое «Сенатское крыльцо» у здания 12-ти коллегий. В 18-м веке оно выходило на канал. Да, по Менделеевской линии ходили баржи, канал, правда, быстро заилился, и его в итоге засыпали.

Елена Михайлова, кандидат исторических наук, заведующая лабораторией археологии СПбГУ: «И там, под кустами, скорее всего, сохранились все эти деревянные набережные облицованные, это все живо».

Важная поправка — живо под землей. И так практически всё, что касается сооружений начала 18-го века. В отличие от Менделеевской, по дну Адмиралтейского канала можно гулять. Он стал сухопутной частью подземного перехода на площади Труда.

Наталья Бандурина: «Темные плиты на Дворцовой площади — не хватило светлых? Версия хорошая, но нет. Этот орнамент в точности повторяет контур Г-образного флигеля третьего по счету Зимнего дворца времен императрицы Елизаветы. Точнее «Дворца молодой четы»».

Вот вы ходили и не знали, а его построили в подарок на венчание Петра III и Екатерины II. Там под землей остались кое-какие фрагменты фундамента. В память о дворце вот так, хотя бы в виде каменного отпечатка, историки археологи и музейные работники пытаются сохранить память о нем.

В самом Эрмитаже хранятся мелкие вещицы — атрибуты того времени. То, что в городе, которому был всего год, не хранили, а пользовались: кружки, мундштуки. Эти вещи рассказывают о нравах первых горожан.

Роксана Реброва, научный сотрудник сектора Археология ГМЗ Эрмитаж: «Петр научил всех пить и курить, но когда я говорю про окурки 18 века, это одна миллионная часть окурков, которую находят в земле. Молодой Петербург очень пьющий и курящий».

Есть мнение, что сам Петр положил начало главному мифу о Петербурге. Будто возник он «на берегах пустынных волн». Якобы намерено приказал строить первый свой дворец из срубленных деревьев, а не перестраивал уже имеющиеся дома. Так или иначе, земли эти были обжитые даже во времена литоринового моря.

Наталья Бандурина: «Да, все мы с вами каждый день ходим по дну древнего моря. И гости города тоже».

Литориновое море раскинулось с севера на юг. Одна его часть проходит по линии Выборгского шоссе, далее по проспекту Тореза и подходит к парку Сосновка. На юге береговая линия идет от проспекта Стачек до Петергофа. Знаменитые фонтаны-каскады стоят на месте древнего уступа.

Наталья Бандурина: «Отдохнуть на берегу литоринового моря можно в Удельном парке. Там, где Верхний парк переходит в Нижний. Это и есть береговая линия. Особенно это заметно летом, там внизу и растительность другая. Больше трав, а наверху деревьев. Высота перепада — примерно 6 метров».

Три тысячи лет до нашей эры. На берегу моря поселение. Люди времен неолита обосновались на земле, которую все сегодня знают как Охтинский мыс. В дальнейшем земли эти будут переходить от нас к шведам и обратно.

Северная Троя — так называют этот многослойный памятник, сохранивший стены трех крепостей. Ланскроны, Ниеншанц 1 и Ниеншанц 2, а также стоянки древних людей. Такого археологического сокровища нет больше нигде в мире.

Сейчас это пустырь — как памятник несостоявшемуся скандальному проекту Охта-Центра.

Петр Сорокин, археолог: «И все те объекты, которые здесь находятся, они связаны с нашей историей и являются такими значимыми страницами, что вырвать их путем снесения, как здесь предлагается, это просто преступление».

Построить здесь дома и подземные паркинги можно, если позволит культурно-историческая экспертиза. Так, последнюю провели почему-то специалисты из Казани, которые, по сути, разрешают застраивать территорию. С этим выводом не согласны в петербургском всероссийском обществе охраны памятников истории и культуры.

В Голландии, недалеко от города Гронинген, восстановлена крепость 16 века. Теперь это музейный центр. И там нет даже одной трети того, что есть у нас в Петербурге.

Удивительно, но «Северная троя» даже не стоит на балансе КГИОП. Петр Сорокин боится, как бы с Петропавловской крепостью не случилось того же.

И если сейчас, в 21-м веке, мы сделаем эту ошибку — не сохраним памятник, навсегда перечеркнем всю трехвековую историю города.

Невоград /Санкт-Петербург/ — античный город, основанный еще в допотопные времена

Писатель Антон Благин озвучил версию, согласно которой Санкт-Петербург вовсе не был основан Петром I.

Его целью было лишь скрыть факт существования на Руси этого древнего античного города…

Скажу сразу, что первый российский император Пётр I (1672-1725) не просто так появился на исторической сцене как реформатор Руси и совершенно не случайно ещё при его жизни многие на Руси поговаривали о

подмене одного Петра (сына второго русского царя из рода Романовых) на другого Петра, иноземного, из неизвестного рода. Подробнее — http://ladstas.livejournal.com/tag/%D0%9F%D0%B5%D1%82%D1%80%20%D0%9F%D0%B5%D1%80%D0%B2%D1%8B%D0%B9

Кстати, споры о родоплеменном происхождении „другого“ Петра I, который вошёл в историю России как «великий реформатор и строитель города Санкт-Петербурга», не утихают до сих пор, потому что действительно непонятно, чья кровь текла в его жилах. Судя по его прижизненным портретам и портретам его семейства, русским по крови Пётр I не был однозначно!

Портреты первого российского императора Петра I, его второй жены Екатерины I и дочерей Елизаветы и Анны:Русов, славян, с такими лицами, как мы видим на этих портретах, не бывает! Чьих же кровей были Пётр I, его вторая супруга Екатерина Первая и их дочери? — этот вопрос остаётся открытым по сей день.

Что касается бурной реформаторской деятельности Петра I, на сегодня нам известно досконально только одно: Петра I подменили буквально на другого человека или его „словно подменили“ (вникайте в значения слов русского языка!) после его пребывания за границей в период с марта 1697 года по август 1698 года.

Современники отмечали, кто видел и знал Петра I прежде, что он очень сильно изменился внешне, но ещё больше, до неузнаваемости, он изменился внутренне.

Ещё до возвращения в Москву из заграничной поездки, прямо из Лондона, 26 летний царь всея Руси отдал письменное распоряжение о заточении в суздальский Покровский монастырь своей законной жены Евдокии Лопухиной, русской по происхождению, на которой он женился в 16-ти летнем возрасте.

В отношении первой супруги Петра I имеется любопытная информация: „Евдокия Лопухина вошла в историю как последняя русская супруга российского царя. И все последующие российские императоры тоже брали себе в жёны только иностранок, почему в жилах их наследников становилось все меньше русской крови“. Очень любопытный штрих в истории государства российского, не правда ли?

Теперь перейдём к рассмотрению наиболее интересных дел Петра и истории Санкт-Петербурга.

Известно, что 31 июля 1698 года, пребывая в Раве (Русской), Пётр I встретился с королём Речи Посполитой Августом II. „Общение двух монархов, бывших почти ровесниками, продолжалось в течение трёх дней.

В результате возникла личная дружба и наметилось создание союза против Швеции. Окончательно тайный договор с саксонским курфюрстом и польским королём был заключён 1 ноября 1699 года.

По нему Август II должен был начать войну против Швеции вторжением в Ливонию“. (Энциклопедическая статья „Великое посольство“).

Справка: впервые в документах Рава-Русская упоминается в XV столетии. Белзский и мазовецкий князь Владислав в 1455 году назвал именем своего мазовецкого владения небольшой населённый пункт на реке Рата, с приложением слова «Русская» для отличия от Равы-Мазовецкой, ныне расположенной на территории Польши.

Читайте также:  Зоопарк в санкт-петербурге: часы работы, цены 2019 года

Иначе говоря, во время той встречи с Августом II Пётр I заключил с ним тайный договор, согласно которому, по возвращению царя всея Руси в Москву, они совместно начнут войну против Швеции, ради достижения в этой войне каких-то своих интересов.

А незадолго до этого, 14 июля 1698 года, произошла встреча 26-летнего Петра I с 58-летним императором Священной римской империи германской нации (также правителем Австрии) Леопольдом I (из рода Габсбургов). О деталях той встречи мы можем только догадываться, но интересны те политические шаги, которые предпринял по возвращению в Москву молодой царь всея Руси.

На коллаже: Леопольд I & Пётр I (в молодости выглядели как братья) и герб Священной Римской империи, ставший впоследствии и гербом Российской империи тоже.

Итак, возвратившись в Москву из заграничного посольства, Пётр I, посчитал важным для себя незамедлительно нанести сокрушительный удар по всему русскому, прежде всего по русской истории и традиции.

Почему и зачем? Ну не любил Пётр I русских, потому и хотел он превратить Россию в подобие европейского государства, а более всего — в подобие Священной Римской империи.

К тому же во время заграничного турне по Европе 26-летнему Петру I объяснили, (скорее всего это сделал Леопольд I), что он имеет все шансы превратиться из „царя всея Руси“ в „императора Российской империи“, если совершит ряд правильных шагов. Каких?Петру I, надо полагать, это объяснили.

К тому моменту на берегу Финского залива, на подконтрольной 18-летнему Шведскому королю Карлу XII территории, уже стоял частично полузатопленный студёными водами небольшой античный город с каменными зданиями, сам факт существования которого не давал покоя сильным мира сего.

Для мировой истории этот античный город, сначала поглощённый водой, а потом освобождённый, был таким же артефактом, который никуда нельзя было спрятать, как и древнеегипетские пирамиды.

Больше всего „сильных мира сего“ беспокоило то, что стоял он на исконно русской земле! Это был античный город, построенный русскими! И своим существованием он доказывал многовековую, а может и многотысячелетнюю русскую историю!

На этих рисунках двухвековой давности изображена часть территории Васильевского острова, прилегающей к набережной Большой Невы (наб. Лейтенанта Шмидта) между 25-й и 19-й линиями.

Судя по всему, рисовальщиком задокументированы не петровские новостройки, а останки древнего каменного города, где наряду с развалившимися зданиями были и относительно целые.

На этой гравюре Зубова Алексея Фёдоровича (1682 – 1751), петровского художника, изображён ввод шведских судов в Неву 9 сентября 1714 года после победы при Гангуте. Надпись на гравюре „Васильевский остров при Санктъ Питербурхе“.

Художник детально прописал на гравюре каменную набережную и многочисленные многоэтажные здания. При этом официальная история утверждает, что всего 11 лет назад на этом месте не было ничего! Это, мол, всё Пётр I построил, который для войны со Швецией имел всего 40-тысячное войско…

А на этой вековой давности фотографии запечатлено здание Эрмитажа, первый этаж которого, несмотря на то, что это постройка, как уверяют историки, совсем недавняя, оказался глубоко под землёй! Вот этих „сильных мира сего“, заинтересованных в том, чтобы все подобные артефакты никогда не заговорили, и посетил в своём заграничном турне 26-летний российский царь Пётр I.

»Интересным фактом является и состав русского посольства, отправившегося в Европу. Численность сопровождающих царя составляла 20 человек, при этом посольство возглавлял Александр Меншиков.

А вернувшееся посольство состояло, за исключением Меншикова, только из подданных Голландии! Причём посольство отправилось в Европу вместе с царем на две недели, как предполагалось, а вернулось только через год с лишним…

Стрельцы – гвардия и элита русской царской армии – заподозрили неладное. Начавшийся стрелецкий бунт был жестоко подавлен Петром. А ведь стрельцы были самыми продвинутыми и боеспособными военными соединениями, верно служившими русским царям. Стрельцами становились по наследству, что свидетельствует о высочайшем уровне этих подразделений.

Характерно, что масштабы уничтожения стрельцов были более глобальны, чем по версии официальных источников.

В то время численность стрельцов достигала 20 тысяч человек, а после усмирения стрелецкого бунта правительством Петра I российская армия осталась без пехоты, после чего был произведен новый набор рекрутов и полное переформирование действующей армии.

Примечательным фактом является и то, что в честь подавления стрелецкого бунта была выпущена памятная медаль с надписями на латинском языке, который до этого никогда не применялся при чеканке монет и медалей на Руси, но применялся в Священной Римской империи».

Слева медаль Петра I «Подавление стрелецкого бунта, 1698 г.», справа для сравнения медаль Леопольда I.

Кстати, ещё одна интересная деталь к истории о бунте стрельцов.

«В марте 1698 года в Москве появились в срочном порядке вызванные царевной Софьей Алексеевной (сестрой Петра I и дочерью царя Алексея Михайловича) 175 стрельцов из 4 стрелецких полков, участвовавших в Азовских походах Петра I в 1695—1696 годах. Софья Алексеевна утверждала, что Пётр I не является её братом…

4 апреля 1698 года против стрельцов были посланы солдаты Семёновского полка, которые при содействии посадских людей «выбили» мятежных стрельцов из столицы. Стрельцы вернулись в свои полки, в которых началось брожение.

6 июня стрельцы сместили своих начальников, избрали по 4 выборных в каждом полку и направились к Москве. Восставшие (2200 человек) намеревались возвести на престол царевну Софью или, в случае её отказа, В. В. Голицына, находившегося в ссылке.

Правительство направило против стрельцов Преображенский, Семёновский, Лефортовский и Бутырский полки (около 4000 человек) и дворянскую конницу под командованием А. С. Шеина, генерала П. Гордона и генерал-поручика князя И. М. Кольцова-Мосальского.

14 июня после смотра на реке Ходынка полки выступили из Москвы. 17 июня, опередив стрельцов, А. И. Репнин занял Новоиерусалимский (Воскресенский) монастырь. 18 июня в 40 верстах к западу от Москвы восставшие были разбиты.

  • В бою у Воскресенского монастыря со стороны Правительства участвовали:
  • Бутырский полк — генерал П. Гордон
  • «Батальон» Преображенского полка — майор Николай фон Зальм

«Батальон» (6 рот) Семёновского полка — полуполковник И. И. Англер

Лефортовский полк — полковник Ю. С. Лим

  1. Артиллерия под командованием полковника де Граге (Гранжа)».
  2. Как видим, фамилии командующих правительственными войсками явно не русские.
  3. Получается, что на тело государствообразующего русского народа была приставлена нерусская голова в виде Петра I и верных ему иноземцев…
  4. После подавления бунта стрельцов, Пётр I посчитал важным сделать реформу русского календаря, которая вылилась в то, что у славян было обрезано 5508 лет их истории и очередное 7208 лето стало 1700 годом.

Пётр I также заменил славянское слово «новолетие» на придуманное им «новогодие» («С новым Годом!»), а древний русский праздник «Рождество Солнца», испокон веков отмечаемый на Руси 25 декабря, через 3 дня после зимнего солнцестояния, он заменил на праздник «Рождество Христа».

Если вдуматься в слова «С новым Годом!», то эти слова поздравления (и написание слова «Год» с большой буквы) есть не что иное, как придуманное специально для славян Петром I кощунственное поздравление «С НОВЫМ БОГОМ!» По-немецки Бог — Gott, по-английски Бог — God, так же и в ряде других языков. Вот и получается, что в широко известное ныне выражение «С Новым Годом!» был изначально вложен кощунственный смысл — «С Новым Богом!» (взамен старого бога, славянского — Ярилы!). Потому и писалось это слово «Год» с большой буквы!

Любопытна и логика такого издевательства над сознанием русского человека. Исконный зимний русский праздник «Рождество Солнца» (рождённого от Богородицы-Неба и духа Святого по древнеславянской мифологии), отмечаемый на Руси испокон веков 22-25 декабря, был заменён на «Рождество Христа» (рождённого от еврейской девы Марии и «духа святого» в виде голубя, по иудейской легенде).

Реформатор или реформаторы, (возможно Пётр I пошёл на этот шаг не один, а с «патриархом всея Руси»), руководствовались при этом следующими соображениями: «Будем считать, что легендарный Христос тоже родился 25 декабря, как раз в тот день, когда славяне отмечают праздник „Рождество Солнца“, но он в тот день ещё не был обрезан по иудейской традиции как подобает еврею! У евреев обрезание делается на 8-й день от рождения. Стало быть, к 25 декабря надо прибавить ещё 7 дней, и тогда днём рождения богочеловека Христа получается аккурат — 1 января!».

8 дней: декабрь — 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, январь — 1. Иудеи так считают. 25 декабря считается первым днём, 1 января — 8 днём.

И стало после петровской реформы так:

А так было (свидетельство 1865 года): ВАЖНОЕ ВИДЕОПРИЛОЖЕНИЕ:

Читать далее — http://esotericnews.ru/sankt-peterburg-antichnyy-gorod.html

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector